Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Смирнов обвязался толстой нейлоновой веревкой, вдвоем проверили узлы
на растяжку, намертво закрепили конец. Смирнов, кряхтя, вылез через
слуховое окно.
- Вы там поосторожнее с вашей-то ногой, Александр Иванович, -
присоветовал Махов.
- Ты, главное, страхуй меня внимательно, а то повисну над бездной,
как парашютист, на смех остоженской общественности.
И покарабкался вверх, внимательно осматривая кровельные доски. Махов,
высунувшись из окна и неудобно вывернув голову, следил за ним. Пробыл
Смирнов на крыше недолго. Судорожно цепляясь за что придется, вернулся,
неловко спрыгнул в окно, развязал веревку, отдышался и признался:
- А страшно.
- Нашли что-нибудь? - ревниво полюбопытствовал Махов. Сам ведь там
был, ничего не нашел.
- Грамотно сработано, - непонятно ответил Смирнов.
- Что именно?
- Все, Леонид, все. Последний раз кровельное железо вокруг окна клали
не кровельщики, а халтурщики-алкоголики. Вместо того, чтобы крепить листы
по-настоящему, просто приколачивали гвоздями с прокладкой.
- А какое отношение кровельщики имеют к нашему делу? Из-за них разве
сорвался Трындин?
- Не из-за них, просто они кое-кому облегчили работу. Гвозди, Леонид,
вбиты по шляпку, за исключением одного. И все - без прокладок.
- Ну и что?
- А то, что должен быть зазор на толщину железа и прокладки. Его нет,
Леонид. Кто-то сорвал прокладки и вбил все гвозди, кроме одного, до конца.
После этого лист железа держался на соплях, на одном гвозде. Стоило
ступить на этот лист... Как тебе известно, Трындин ступил на него. Хочешь
проверить?
- Хочу, - ответил Махов и полез на крышу без страховки.
- Ленька, не балуй! - заорал Смирнов.
Махов не откликнулся, баловал. Побаловал, побаловал и вернулся
обратно. Вернувшись, высморкался в чистый платок цвета электрик и признал
свое поражение:
- Я проморгал это, вы правы, Александр Иванович. На шляпках гвоздей
ржавчина сбита ударами молотка.
- Не казнись, Леонид. Если бы не разговор с Трындиным о "Привале
странников", и для меня твой ход размышлений был бы единственным.
- Что делать, Александр Иванович?
- Пойдем к нам, там побеседуем.
Они вернулись в спиридоновскую квартиру. Алик ждал их, готовый к
выходу.
- Я пошел, Саня, а вы располагайтесь. Ромку дождись обязательно, он
звонил, через полчаса будет. Когда я вернусь, пойдем к нотариусу
доверенность оформлять. Там до двадцати часов.
И ушел. Смирнов остался за хозяина.
- В кабинете посидим, поговорим? - решил он и, обняв Махова за плечи,
направил его в кабинет. Усадив его за стол, сам сел в кресло и объяснил
эту мизансцену тем, что: - Тебе писать надо будет.
- Что? - осведомился Махов, взглядом отыскивая на столе ручку и
бумагу.
- Пока ничего. Пока ты мне на несколько вопросов, сделай
снисхождение, ответь.
- С удовольствием, Александр Иванович.
- Вопрос первый: ты сунул нос в записную книжку Трындина?
- При нем не было никакой записной книжки.
- То есть как не было? Я ее своими глазами видел. Он по ней мне
назвал ФИО одного гражданина. А потом положил в левый карман форменной
рубашки.
- Я осматривал все вещи Трындина. - Махов надавил на слово "все". - И
те, что были при нем, и те, что находились в общежитии, где он жил.
Записной книжки среди его вещей не было.
- Такие пироги. - Смирнов потрогал себя за нос, за ухо, провел
ладошкой по волосам. - Порядок вопросов несколько меняется. Ты опрашивал
свидетелей, которые видели, как Трындин сорвался с крыши?
- Опрашивал.
- Кто первым подбежал к телу?
- Это осталось невыясненным, свидетели говорят, что подбежало сразу
несколько человек.
- И всех этих подбежавших ты опросил? - Смирнов давил на слово
"всех".
- Всех, кого удалось прихватить на месте. Вы же сами знаете, как люди
рвутся в свидетели.
- С этим вопросом покончено. Теперь второй. Ты сгоревший "Привал
странников" осматривал тщательно?


- Я его вообще не осматривал. Зачем мне это нужно было? Я наркотиками
занимался.
- Ты там у себя какую-нибудь официальную бумажку спроворь, и завтра
мы этим "Привалом" займемся. Договорились?
- После того, как вы меня умыли, Александр Иванович, я у вас, как
бычок на веревочке.
- Тогда пиши, что нам нужно сделать.
- Пишу, - Махов щелкнул паркеровской шариковой ручкой Алика.
- Первое, - диктовал Смирнов, - переопросить свидетелей. Что делал
каждый из подбежавших первыми. Что делал он сам, какие действия других ему
запомнились. Второе. Еще раз опросить ребят из отделения. Когда они в
последний раз видели записную книжку Трындина. Особое внимание обрати на
Ночевкина. Он с Трындиным последним общался. Третье. Поищи, через кого
была передана Трындину записка.
- Ну, уж вы меня совсем за недоумка держите! - возмутился Махов. -
Нашел я этого пацаненка, который за рубль Трындину записку передал.
- И кто же на такое крупное вознаграждение расщедрился?
- Гражданин лет тридцати. Без особых примет.
- И ничего, ничего, никакой зацепочки?
- Наколка на правой руке. Спасательный круг с якорем.
- Уже ничего. И что ты с этим гражданином думаешь делать?
- Я не думаю. Я ищу.
- Тоже дело, - Смирнов не выдержал, вырвался из финского кресла,
подошел к столу и заглянул в листок, на котором писал Махов. - А теперь у
меня к тебе, Леонид, личная просьба, вроде бы и не относящаяся к нашему
делу. Справочка мне нужна из ваших архивов.
- Если не под тремя крестами, добуду, Александр Иванович.
- Узнай, пожалуйста, где находится Андрей Глотов, бомбардир,
осужденный в восемьдесят втором году на двенадцать лет.
- Будет сделано. - Махов старательно записал фамилию и даты.
- А в подмосковном Калининграде у тебя случаем знакомых нет?
- Найдутся.
- Тогда вот что. Наведи справки у них о деятеле по кличке Паленый.
Личность заметная, они его наверняка знают - у него сильно обожжено лицо.
- Все? - с надеждой спросил Махов.
- Все. Может, чайку попьем после трудов праведных?
- Нет, Александр Иванович, теперь я пойду. Дел у меня теперь -
невпроворот.
Капитан милиции Махов убыл, и тут же явился кинорежиссер Казарян. С
ходу, обильно потея, выдул три чашки и платочком промокнул взмокшее, с
легким багровым отливом свое лицо, сообщил без предисловий:
- Денис твой - шестерка у Мини Мосина.
- Вот бы не подумал! Так это коренным образом меняет дело! Кстати, а
кто такой этот Миня Мосин?
- Ты иронию оставь. Ирония - не лучший способ общения с больным
человеком.
- Я ж тебя хотел полечить, но ты отказался. Так кто такой этот Миня
Мосин?
- Миня Мосин - юристконсульт Министерства культуры. И вполне
официальный советский милиционер.
- Это каким же образом?
- Самым простым. Все гениальное - просто. Сразу же после войны он
стал собирать живопись начала века и двадцатых годов. За бесценок
приобретал. А теперь представляешь, сколько это стоит? Да ты должен его
помнить! Он у меня в пятьдесят третьем году очень приличного Лентулова
выманил.
- Выманил за эскиз Добужинского, который у тебя в коридоре висит.
Вспомнил я твоего Миню.
- Ну и память у тебя, начальник! Как помойная яма.
- Дело давай, армянин.
- Не груби. Договорился я по телефону с Миней. Сегодня вечером
встречаемся в Доме кино. Порасспрошаю его по твоему вопроснику,
посоветуюсь с ним, как лучше к Денису подойти.
- Так он тебе и посоветует!
- Посоветует. Он вокруг моего Филонова давно кругами ходит. У него
петербуржцев мало.
- А ты Филонова отдашь?
- Отдам. За услуги и еще за что-нибудь.
- Напился? - Смирнов встал из-за стола. - Пойдем в кабинет, там
удобнее. Нам с тобой поразмышлять вслух надобно.
- Совещание у меня в кабинете! - очень похоже передразнил его
Казарян. - Совещание у меня в кабинете! Сколько раз слышал я в МУРе от
тебя эту фразу. Но отобрали там у тебя кабинет, и совещания теперь
приходится проводить в Алькином.
- Нет в тебе, Рома, благородства, - понял все про Казаряна Смирнов,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Особый почтовый
Пехов Алексей
Особый почтовый


Майер Стефани - Рассвет
Майер Стефани
Рассвет


Маккарти Кормак - Дорога
Маккарти Кормак
Дорога


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека