Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- А почему вы думаете, что человек не может меняться? - спросила Ольга. -
Какое-то жизненное потрясение может полностью перевернуть человека.
- Полноте, Ольга Васильевна, это происходит только в книгах и в кино.
Вспомните-ка хоть один убедительный пример из реальной жизни?
- Ну, - Ольга вспомнила свою тетку, - люди становятся с возрастом
скаредными, у них портится характер... Кстати, многие прекращают научную
деятельность. Я где-то читала, что после сорока от науки отходят чуть ли не
пятьдесят процентов ученых.
- Я бы не стал их называть учеными, - усмехнулся Петр. - Образованщина,
лица, защитившие кандидатские диссертации. До докторской не дотянуть, а
иначе стоит ли стараться. Они с самого начала не были учеными, а лишь хотели
получить степень, так что никаких особых изменений я тут не вижу.
Скраредность, как вы изволили изящно выразиться, тоже не с потолка взялась.
Она и раньше была, только не так замечалась. С годами черты характера
обостряются. Но не изменяются. А вы можете припомнить случай, чтобы
вспыльчивый и властный стал кротким и безропотным как овечка? Причем не на
время, не в качестве какого-нибудь там покаяния, а всерьез и навсегда? Вы
верите в то, что это возможно?
- А как же люди, которые раздавали землю своим крестьянам, а сами
оставались босы и голы? - спросила Ольга.
- Так ведь его сущность, кажется, не особенно изменилась. Жизненные цели
и задачи поменялись, это да, но не свойства его как личности. Он раздал свое
имение с той же истовостью, с которой прежде накапливал. Я знавал одну
комсомольскую богиню, которая стала верующей, причем настоящей,
воцерковленной. Так ведь она как была заводилой, так и осталась. Только
теперь она всех ведет не шефствовать над отстающими, а креститься. Но пыл
тот же. Черты характера, энергетика - все осталось прежним.
- Что же, по-твоему, получается, что научить человека хорошему
невозможно? Перевоспитать? Да и вообще воспитать. По твоей теории, что было
в человеке в три года, то и будет по гроб жизни? Как-то это грустно.
- Ну не в три. Личность формируется позже. Я же говорю - воспитать можно,
перевоспитать очень трудно. Проще всего сменить жизненные ориентиры: свято
верил в идеалы партии, теперь так же свято верит в непогрешимость Патриарха,
и если Патриарх сказал, что не считает убедительной научную экспертизу
царских останков, то так оно и есть. Так переориентировать личность
возможно. Но просто ли будет научить такого человека мыслить самостоятельно?
После определенного возраста, кажется, это совсем бессмысленная задача.
- В чем-то мне придется с тобой согласиться, - кивнула Ольга. - Хотя
соглашаться не хочется. Все-таки хочется верить в свои силы, в то, что можно
сделать людей лучше.
- А ты вспомни кого-нибудь противного, - посоветовал Петя, - очень
неприятного для тебя человека. Если не вспомнишь, возьми для примера хотя бы
этого Домашнева.
Ольга хотела было сказать, что Домашнев ей вовсе не так уж отвратителен,
но тут ей вспомнилась старший методист Нина Евгеньевна Кредина. Вслед за ней
по какой-то странной ассоциации возникли трое бандитов.
- Ну, вспомнила, - сказала она.
- Ну а теперь представь, что ты или кто-то другой поставил перед собой
благородную задачу этого человека перевоспитать. Я не спрашиваю тебя,
возможно ли это, потому что ты - законченная идеалистка, и мне тебя не
перевоспитать, поэтому я спрошу тебя: легко ли это будет?
Ольга вспомнила поджатые в ироничной усмешке губы, колкий взгляд из-за
очков. Да, сделать из этой мымры доброжелательное, умное, веселое существо
трудненько. Но ведь можно. Можно ли? Вспомнился "малиновый пиджак" и его
подручные. А легко ли будет перевоспитать их, этих настырных и безжалостных
парней, которых она не просто не любит, а еще и панически боится.
- Конечно, ты во многом прав, - сказала Ольга. - Но вот ты же сам сказал:
Леня Казанцев очень изменился. Значит, это иногда случается.
Ольга сказала и тут же прикусила губу. Она вспомнила о том, что Леня в
тот день посидел на той же скамейке, что и она, и, скорее всего,
разговаривал с этим Саввой. Но ведь и она тоже говорила с ним. Ольга
вспомнила то его мимолетное прикосновение. Оно действительно обожгло, но
совсем не так, как обжигает касание любимого. Ничего похожего на
влюбленность к Савве Ольга не почувствовала, это было что-то совершенно
другое.
- А я, по-твоему, тоже не меняюсь? - по возможности легкомысленно
спросила она Петю.
- Ты читаешь мои мысли, - ответил Петя, - Я как раз хотел сказать, что ты
тоже в последние дни как-то неуловимо изменилась. Увереннее стала, что ли?
Трудно объяснить. Но что изменилась. - это точно. Всех убедила согласиться
на этого домашнего монстра, и тебе поверили, хотя кто его знает, правильный
ли это был шаг.
- Ну, если перевоспитать его не получится, мы заставим его дрейфовать в
нужную нам сторону, - заметила Ольга. - В конце концов, он сам заинтересован
в том, чтобы руководить хорошей школой, а не плохой.


- Вот об этом я и говорил, - продолжал Петя. - В прежнее время прежняя
Ольга никогда бы так не сказала. Разнервничалась бы или, наоборот, напустила
бы на себя неприступность. Словами это трудно объяснить, это все на уровне
ощущения от человека. Раньше бы тебя никто и слушать не стал, а теперь
прислушиваются.
- Понятно, - только и сказала Ольга.
Они дошли до остановки. Собирался дождь. Даже маршрутки шли полностью
набитые.
- Кстати, - вовсе некстати спросила Ольга, - а кто такой был, в сущности,
этот Савва Морозов?
- Савва Морозов? - изумился Петр. - Что это ты его вспомнила? Ну был
такой миллионер-заводчик, происходил из староверской семьи. В Москве в его
особняке сейчас расположен или располагался до недавнего времени Дом дружбы.
Помнишь такое здание на Калининском проспекте весьма странной архитектуры,
то ли средневековый замок, то ли мусульманский дворец? Пирожное в
псевдоромантическом стиле, одним словом. Вот его бывший дом. Весьма хорошо
характеризует его странные фантазии, не правда ли? Типичный для России
богатей-самодур. Большевикам с какой-то радости деньги давал. Собственно,
вот и все в общих чертах. А что это он тебя вдруг заинтересовал?
- Недавно что-то о нем говорили, вот и вспомнился. А может быть, это был
вовсе не он, а Павлик Морозов, - отшутилась Ольга.
- Действительно интересно, - кивнул Петр. - Морозовы - старообрядческая
фамилия. Вспомни знаменитую боярыню. Был ли этот Павлик из семьи староверов,
надо бы выяснить.
В это время к остановке подкатил Ольгин трамвай, и беседа была закончена.
Ольга смотрела на проплывающие за окном трамвая красоты родного города,
но не видела их. Тревожные мысли набегали одна на другую, как волны
разбушевавшегося моря.
"Петя прав - люди не меняются в одночасье. Всерьез сложившийся характер
вообще изменить если и возможно, то очень трудно. Но Леня изменился на
глазах. И я... Я и сама это чувствую. Я стала другой. И я уверена, что это
сделал он, тот странный человек в шляпе. Савва Морозов, Наверняка это
псевдоним или, лучше сказать, кличка", Ольгой внезапно овладел гнев. "Как он
смел?! Какое он имел право вмешиваться в структуру моей личности без моего
на то ведома? Это равносильно грабежу, да какой там грабеж - это убийство!
Он убил прежнюю меня, прежнего Леню Казанцева!"
Внезапно ее взгляд упал на рекламный блок в газете, которую читал сосед
справа. "Решаем ваши психологические проблемы!", "Опытный психотерапевт
проводит сеансы психоанализа. Успех гарантирован". И чуть дальше:
"Приворожу, сниму сглаз, порчу". "Муся, внучка бабы Нюры! Помощь во всех
жизненных ситуациях".
Ольга усмехнулась и пожала плечами. Она была уверена, что Савва не дает
объявлений в газетах. "Потому что он настоящий" - подумалось Ольге. И вдруг
весь гнев на него прошел. Конечно, он поступил неэтично, что говорить, но
надо смотреть правде в глаза, лично ей стало жить легче, да, пожалуй, и тем,
кто ее окружает. Наверное, то же самое может сказать и Леня Казанцев. Но
если бы несколько дней назад их спросили, готовы ли они к постороннему
воздействию на свою психику, они бы скорее всего отказались. "Но ведь
невменяемых лечат без их согласия", - подумала Ольга и сама себе
возмутилась: "Какая же я невменяемая?" Нет, тут какое-то колдовство. И
оправдания этому Савве Морозову нет никакого. Жаль, что он исчез, она бы ему
высказала все, что о нем думает...
Ольга подняла голову и увидела в толпе, где-то в самом начале вагона,
старомодную черную шляпу. Второй такой не существовало на свете. Ольга
поспешно поднялась с места и стала протискиваться вперед.
- Извините, вы сейчас не выходите? Давайте с вами поменяемся...
Простите...
Она была в самой середине вагона, далеко от обеих дверей, когда трамвай
остановился и открыл двери. Ольга подалась вперед, потом назад, но пассажиры
плотно взяли ее в тиски, и она застряла. В последний момент, повернув голову
и взглянув в окно через головы пассажиров, она увидела оставшуюся на
тротуаре фигуру в зеленой куртке и черной шляпе. Это был Савва.
Но трамвай покатил дальше, человек в зеленой куртке и черной шляпе исчез
за поворотом, и Ольга начала сомневаться, да точно ли она его видела, не
показалось ли ей. Да и вообще, был ли на свете такой человек или он только
ей померещился.
Ольга вернулась домой. Сыновей еще не было, и она спокойно сняла плащ. Но
что-то ее насторожило. В квартире витал какой-то чужой неприятный запах.
Ольга, как зверь, потянула носом. Вроде бы показалось. Она огляделась
вокруг: все как будто было на своих местах и в то же время неуловимо
изменилось. Ольга чувствовала шестым чувством: здесь были чужие.
Она прошла на кухню, и тут ее мозг пронзила ужасная мысль: где же кошка?
Где Пунечка? Почему она не встретила хозяйку в прихожей, как обычно? Прежняя
Ольга сейчас бы в панике заметалась по квартире, выскочила на балкон,
побежала во двор звать родную животину. Нынешняя Ольга остановилась и стала


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Перумов Ник - Война мага. Эндшпиль
Перумов Ник
Война мага. Эндшпиль


Андреев Николай - Третий уровень. Тени прошлого
Андреев Николай
Третий уровень. Тени прошлого


Шилова Юлия - Замуж за иностранца, или Русские жены за рубежом
Шилова Юлия
Замуж за иностранца, или Русские жены за рубежом


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека