Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Предполагаю, что расплавились подшипники коленчатого вала. В связи с
отсутствием видимости данное происшествие для экипажа поезда осталось
неизвестным. Нахожусь в кабине, которая быстро охлаждается и на исходе
примерно часа сравняется температурой с наружным воздухом минус
семьдесят один градус (такая температура отмечена сегодня на начало
движения в 21 час по местному времени).
Принял возможные меры для предотвращения утечки тепла: забил щели в
кабине ветошью и укутался чехлом. После окончательного охлаждения кабины
буду разогреваться работой, а также зажгу костер из горбыля и двух-трех
досок.
Учитывая, однако, что принятые меры могут оказаться лично для меня
недостаточными, прошу не винить за последствия экипаж поезда, так как
идущий впереди Савостиков никак не мог видеть, что тягач • 36 заглох,
так как на 23.30 видимость стала ноль из-за пороши.
Алексей Григорьевич! Синицын не подготовил топливо, отсюда все наши
беды..."
Зачеркнул как следует последнюю фразу. Сами разберутся, кто виноват,
а то получается, что он, Гаврилов, жалобу сочиняет, а не деловую
докладную записку.
И продолжил:
"Григорьич! Начальником поезда назначь Никитина, заместителем Игната
Мазура. Если что, друг, не поминай лихом.
Твой Иван".
В кабине стало заметно холоднее. Паста из шариковой ручки не
выдавливалась, и Гаврилов достал карандаш.
"И. О. начальника поезда тов. Никитину В. А.
Валера! Поставь Давида замыкающим. Мой тягач брось, сними с него, что
надо, а сани пусть подцепит Савостиков. Учти, на сотом километре у зоны
трещин вехи занесло, в пургу ни шагу, стой, пока Маслов не проложит
курс. Характеристики на всех пиши с Игнатом и обсуди на коллективе. Если
никто не вылезет из оглоблей, дай всем положительные. Если на Пионерской
сумеете забраться в дом, то на камбузе есть соль и десяток мороженых
гусей, точно помню. Ну, бывай.
Гаврилов И. Т.
Сынки! Держитесь друг за дружку - и черту рога обломаете.
Батя".
Все, отписался. Самое трудное осталось...
По тому, как замерзли руки, державшие карандаш и записную книжку,
понял, что температура в кабине опустилась много ниже нуля. Наверно,
каждую минуту холодает на градус, а то и на два. Последние, самые
трудные строчки - и пора выходить, жечь дерево. Растер кисть, погрел ее
в рукавице и стал медленно выводить:
"Катюша, сыночки! Уж такая случилась неудача..."
Глухо заныло сердце, горький спазм перехватил дыхание.
Смерти Гаврилов не боялся, слишком часто за пятьдесят лет она
подкарауливала его, и он привык к мысли о том, что рано или поздно
звезда перестанет светить. Как и все старые полярники, он никогда не
говорил об этом, но знал, что не опозорит свой последний час излишней
суетливостью, которая, бывает, перечеркивает все хорошее, что было в
человеке при жизни, и надолго оставляет у живых неприятный осадок.
"Веселиться в жизни всякий умеет, - говорил комбриг, - а ты сумей весело
отдать концы! Умирать, братцы, нужно с достоинством, с улыбкой".
Ну, с улыбкой - это слишком сильно сказано, а с достоинством он
умереть сумеет. Не в этом дело. Умереть - это больше не знать и больше
не увидеть: не знать, дойдет ли поезд, не увидеть Катю и мальчишек.
И письмо его - последнее!
Осознав этот факт, Гаврилов решил, что писать письмо не станет. Он не
любил возвышенных слов, какими говорят в театре, считал их неискренними
и сентиментальными, а именно такие слова и просились на бумагу. К тому
же пальцы уже не гнулись, буквы получались корявые, и Катя подумает, что
писал он в судорогах. Ни к чему травмировать бедняжку, и без того
слезами изойдет.
Вспомнил, как провожали его пять месяцев назад на причале
Васильевского острова. Было ветрено и сыро, ребятишки озябли, и Катюша
отправила их в помещение, а сама стояла внизу и неотрывно смотрела на
него, печальная, гордая, все еще красивая. "Королева у тебя жена,
Ваня",- с уважением сказал Макаров. И Гаврилов вздрогнул тогда от этих
слов, потому что про себя всегда называл ее королевой, владычицей своей
жизни, счастьем своим незаслуженным.
И оттого, что никогда, быть может, не увидит больше Катюшу и ею
рожденных для него сыновей, и заныло у Гаврилова сердце, перехватило
дыхание.
"Эх ты, слюнтяй, - обругал он себя, - нашел время размагничиваться"!



Пососал валидол, но боль не унималась. Разжевал одну таблетку, другую,
прислушался - вроде отпускает. Взглянул на часы: прошло сорок минут. И
мороз в кабине градусов под пятьдесят, наверное. Нужно выходить, пока не
окончательно сковало суставы и не потеряло чувствительности тело.
Вышел, захлопнул дверцы кабины. Ветришко резанул лицо холодным огнем,
пробил подшлемник и шарф, словно бумагу. Но дует, однако, слабее, метра
три в секунду, не больше. И видимость кое-какая появилась, снежную пыль
прижимает вниз. Это хорошо, но недостаточно. Совсем бы уложило пыль на
поверхность - Ленька, обернувшись, заметил бы, что за ним никого нет.
Стремясь не делать резких движений, полез на обрешеченные стальными
трубами сани, стал собирать горбыль. Его оказалось немного, минут на
десять горения. Горбыль длинный, но тонкий, пилить его, пожалуй, не
обязательно, можно и разломать. А вот с досками вышла ошибка, нет здесь
полутора кубометров, в лучшем случае кубометр с четвертью. Так что досок
трогать никак нельзя. Впрочем, утешил себя Гаврилов, все равно распилить
бы их он не смог. Влез на сани, горбыля наломал и сбросил - и то глаза
на лоб полезли, через рот с трудом отдышался.
Подумал, что в прошлом походе запросто бы три часа продержался.
Поработал бы хорошенько кувалдой, вбил бы полдюжины пальцев, вот и
согрелся. Теперь все, спета песня, укатали сивку крутые горки. Что толку
в руках, которыми и сейчас подкову сломаешь, если легким не хватает
кислорода и сердце не гонит кровь. За три недели похода четыре
обморока... А ведь Алексей еще в Мирном предупреждал: не то у тебя стало
сердце, батя, лучше бы тебе в поход не идти. Обругал тогда Лешку, велел
помалкивать в тряпочку. Не мог не пойти в этот поход. Снова вспомнил
комбрига: "Танкист, который доживает до пенсии, не танкист!" Будто свою
судьбу видел генерал: погиб от несчастного случая на испытаниях нового
танка два года назад, со всей страны съехались фронтовики почтить
память.
Пока стоял, накапливал силы, чтобы вылезать из саней на снег, мороз
добрался до костей, и Гаврилов подумал, что хорошо бы сейчас свалиться в
обморок и на этом поставить точку. Обругал себя за эту мысль грубой
бранью, встряхнулся и полез через решетку. Руки окоченели, а от них
сейчас зависело все. Стал сжимать и разжимать пальцы, бить в ладоши,
чуть разогрелся и начал укладывать в колее щепки для костра. Вновь
выругался: вспомнил, что не смочил в бензине тряпку, а канистра в санях.
Пришлось снова карабкаться на сани, сбрасывать канистру и выбираться
обратно.
Теперь предстояло самое ответственное дело: следовало снять рукавицу,
расстегнуть каэшку, достать из кармана куртки зажигалку и крутануть
колесико. Начал бить правой рукой но дверце тягача, но осторожно, чтобы
не повредить костяшки пальцев. Бил, пока в руке не защипало и пальцы не
обрели чувствительности. Снял рукавицу, рванул молнию на каэшке, молнию
на кармане куртки, выхватил зажигалку и поджег тряпку. И, не задергивая
пока молнию на каэшке, склонился над вспыхнувшими щепками.
В лицо и в грудь дохнуло живительным теплом, так бы и окунулся в него
весь, как в горячую ванну. Хорошо, что догадался сложить костер в колее,
меньше тепла уносит зря. По мере того как огонь угасал, подбрасывал
щепку за щепкой, и каждой щепки было жаль, потому что с ней уходило еще
секунд пятнадцать жизни. "Как костер, наша жизнь угасает",- неожиданно
припомнил слова из песни, которую пел под гитару комсомолец Костя
Изотов, комроты из его батальона. И Костя тоже не дожил до пенсии,
пророчески напел себе: сгорел в танке у самого Берлина, волчонок из
гитлерюгенда угодил в бензобак из фаустпатрона. А было тогда Косте
девятнадцать лет.
Задымилась промасленная каэшка, пришлось чуть отодвинуться. Осталось
десяток щепок, почти что ничего. Не натопишь Антарктиду двумя охапками
горбыля. Что еще может гореть? О досках не думать, за чужой счет
Гаврилов жить не привык. Чехол от капота, старый комбинезон, что в
кабине валяется, годятся, облил их бензином - и в огонь. От копоти и
масляного чада драло горло, слезились глаза, но зато тепла тряпье дало
много, минут на семь-восемь, даже сосульки на шарфе подтаяли.
Все, догорел костер, больше жечь нечего. Но угли еще тлели, и, чтобы
это последнее тепло не пропало, Гаврилов лег на них в колею, уже не
боясь того, что каэшка будет дымиться. И это тепло оказалось очень
значительным: оно проникло глубоко в грудь, и согретая кровь побежала в
ноги, с болью побежала, вознаграждая догадливого Гаврилова мучительным
наслаждением.
Но угли быстро остыли, и Гаврилов поднялся. Снегом загасил на
рукавицах и каэшке тлеющие места, взял с кузова кувалду и попробовал
поработать. После третьего удара задохнулся, бросил кувалду и полез в
кабину.
Тело быстро леденело, но руки еще слушались. Не снимая рукавицы, взял
карандаш и крупно вывел на листке записной книжки: "2 часа 03 минуты".
Выронил карандаш и не стал пытаться поднять, решил, что остальное люди


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Никогда не бывшая твоей
Шилова Юлия
Никогда не бывшая твоей


Березин Федор - Параллельный катаклизм
Березин Федор
Параллельный катаклизм


Афанасьев Роман - Лунные игры
Афанасьев Роман
Лунные игры


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека