Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

разлуки, в приличном номере с широкой и чистой постелью, а не в сыром и
душном бетонном бункере, и сама Алла была отдохнувшая, вымытая в ванне со
всякими ароматическими и смягчающими кожу солями и шампунями, а главное -
не сковывал ее тяжелый многодневный стресс.
Я и не помню, когда последний раз испытывал нечто похожее. Есть
особое упоение в том, что женщина, обычно холодновато-сдержанная,
удерживающая на расстоянии одним лишь коротким взглядом, вдруг теряет
голову, погружаясь в сумрачную пучину страсти и инстинктов... То тяжело
дышащая, одновременно агрессивная и покорная, шепчущая бессвязные ласковые
слова и жаждущая их, то бессильно распластавшаяся на смятых простынях,
едва отвечающая на поцелуи мягкими губами, и вновь, после короткого
отдыха, жадно требующая новых изощренных, мучительно-сладостных ласк...
В такие моменты почти невозможно представить эту жрицу любви другой,
надменной, строго и элегантно одетой, когда сама мысль об обладании ею
кажется кощунственно-абсурдной. Потом, опираясь спиной о высоко взбитую
подушку, заложив руки за голову и глядя в окно на затягивающие горизонт
тяжелые темные тучи, она будто в шутку спросила:
- А может, лучше вообще никуда не ходить? Нам, кажется, и здесь не
так уж плохо. Закажем завтрак в номер...
- И обед, и ужин...
Я вообще-то могу представить себе и такой способ проведения отпуска,
но сейчас хотелось несколько большего разнообразия. За стенами как-никак
Гонолулу, а не осенняя Вологда.
Вот и пришлось напомнить Алле о ее недавнем желании.
Наверное, лучше бы я этого не делал.
Пока мы сумели наконец выйти на улицу, погода окончательно
испортилась. Западный ветер - отголосок пронесшегося над океаном тайфуна -
пригнал густо пропитанные водой тучи, и по набережной нам гулять не
пришлось. Первые крупные капли перешли в ровный, звенящий и шелестящий
дождь.
От горячих плит тротуара поднимался пар, океан, только что
густо-синий, приобрел тусклый оловянистый блеск.
Зато очень уютным оказалось кафе на крыше окружающего отель
стилобата...
За завтраком она попыталась было осторожно завести разговор о наших
планах, но я сразу понял, к чему она клонит, и достаточно твердо пресек
эту тему.
- В любом случае сегодня такой вопрос не стоит. Пятьсот миль
штормового океана - надежная гарантия от неприятных встреч. Отдыхай и
развлекайся, как подобает здесь и сейчас. Все прочее - не твоя забота.
Мужчина знает, что говорит...
Не знаю, насколько убедительными показались ей мои слова, но она
кивнула, улыбнулась и слегка погладила меня по щеке.
Выбор блюд шведского стола не оставлял желать лучшего, тем более что
все было оплачено заранее и мысли о печальном состоянии наших финансов не
омрачали гастрономических утех. А выдержанный в иронической манере рассказ
о моих похождениях среди звезд окончательно вернул нас в безмятежное
прошлое.
Да и дальнейшее будто бы подтверждало мой утренний оптимизм. Я уже
как-то отмечал, что теория вероятности имеет целый ряд канонических
постулатов, в том числе и такой: при достижении определенной концентрации
маловероятных событий процесс входит в режим автоколебаний и исключения
становятся правилом.
Жаль только, что неизвестен алгоритм, включающий этот механизм, да
вдобавок, история учит, что подобные флюктуации редко заканчиваются
благополучно. Взять того же Поликрата...
Часа через полтора дождь прекратился. Выглянуло солнце, и мы
отправились на пляж. Накувыркавшись в волнах всемирно знаменитого прибоя,
я оставил Аллу нежиться на коралловом песке и отлучился в ближайший бар
освежиться пивом. А там, в прохладной тени магнолий, увидел навалившуюся
локтями на стойку массивную фигуру, облаченную в пятнистый тропический
масккостюм с наплечными нашивками "Пресса". Это мог быть только Майкл
Панин, человек, который, пожалуй, при удачном раскладе способен был
оказаться полезнее, чем кто-либо другой. И о котором я как раз совершенно
не думал - ни сейчас, ни все последнее время. Да и с чего бы вдруг?
Виделись мы последний раз тому года полтора, как раз перед моей
последней экспедицией, но вообще дружили второй десяток лет, встречались
обычно в разных нестандартных и острых ситуациях, с которых он по
преимуществу кормился.
Вот и сейчас, судя по наряду, он либо направлялся в очередную горячую
точку, либо только что из оной вернулся.
Панин меня тоже увидел, не то боковым, не то затылочным зрением, и
приветственно, жестом римского патриция поднял руку, а затем указал на
соседний табурет опущенным вниз большим пальцем.
- Что будем пить? - спросил он по-английски вместо того, чтобы



произнести нечто более уместное при такой встрече и тут же перешел на
русский: - Третий день пошел, как не просыхаю, и ни одного знакомого...
Тяжело без компании...
- Терпение вознаграждается. Пиво, - ответил я в принятой между нами
манере.
Сделав первый глоток из приятно-увесистой кружки, я уже точно знал,
что мое утреннее чувство не было напрасным. И не зря я велел Алле не
тревожиться о дне грядущем.
- Ты тут как, Миша, уик-энд проводишь или делаешь деньги?
- Я всегда делаю деньги. Что принципиально отличает меня от тебя.
- Так и должно. Моя славянская натура не приемлет вашего прагматизма.
Я работаю, чтобы жить, ты - наоборот. Ничего не попишешь. Разве нет?
- Попишу. Материала у меня вот сколько... - он чиркнул себя пальцем
по второму подбородку.
Я рассмеялся. Он посмотрел на меня с подозрением, но причины не
понял.
- Я тоже славянин, - возразил он с вызовом, - так что не в этом дело.
- Но - выродившийся. За полтораста лет твой генотип безнадежно
деформирован. И язык твой русский... - я махнул рукой.
Подобной пикировкой мы забавлялись постоянно, правда, сейчас выходило
натужно. Панин перебрал, я отвык.
Дело в том, что Майкл - чистокровный русский. Дворянин. Но
американец, потомок той еще, первой эмиграции времен гражданской войны.
Сохранивший и язык, и привязанность к родине предков, и некую национальную
сентиментальность, которой я умею в нужные моменты злоупотреблять. А в
остальном - типичный янки, весьма преуспевающий владелец информационного
агентства, поставляющий материалы в полсотни газет и журналов большей
части мира. Казалось бы - невозможное дело при абсолютном переизбытке и
кажущейся общедоступности всех и всяческих новостей.
Решив для себя, что бесплатно я Панина из своих рук не выпущу, но
предварительно нужно создать условия, я предложил:
- Пойдем отсюда. Будешь представлен необыкновенной женщине. Таких ты
точно не встречал. Да у вас таких и нет. Опять же и остановиться пора.
Разве забыл - ни капли до захода солнца?
- Я ничего никогда не забываю, - выговорил он чересчур старательно. -
Просто я - как это по-русски? - "поправляюсь".
- Тем более хватит. Истинно русские люди поправляются не виски, а
рассолом. Огуречным, из бочки. И знаешь почему? В настоящем рассоле -
отнюдь не в маринаде - идеальная концентрация и пропорции калия и натрия
для восстановления нарушенного алкоголем ионного равновесия...
- Покупаю, - кивнул Майкл. - Куда-нибудь я это пристрою. Можно даже
наладить выпуск, и продажу... - когда речь заходит о бизнесе, он
рассуждает цепко и здраво в любой стадии нетрезвости. Впрочем, для выпивки
и работы он вполне мог использовать разные полушария мозга. - А
посерьезнее товар имеется? Насколько я знаю, у себя ты ничего нового пока
не давал... Плачу по высшей, сам знаешь...
- Товару у меня на миллион долларов. Только говорить будем не здесь и
не сейчас.
- О кей, - Панин почесал седеющую грудь под расстегнутой до пояса
рубашкой. - А где?
- Да где угодно. Но желательно за пределами этих островов. Если ты
оплатишь два билета до Штатов и подбросишь достойный меня аванс, я тебе
такого надиктую... Про дела небесные и земные...
- Забавно, - он даже присвистнул. - Не похоже на тебя. Неужели за две
недели спустил все до нитки?
Он еще раз подтвердил свою квалификацию, назвав почти точно сроки
моего пребывания на Земле. Впрочем, это его работа, а информацию о
возвращении нашей экспедиции и ее составе он пропустить не мог.
- Так уж вышло, ничего не поделаешь, - развел я руками. - Были
обстоятельства. Но ты рискни, не прогадаешь.
- О'кей, - еще раз кивнул Майкл. - Пойдем представляться твоей даме.
Похоже, она действительно должна оказаться интересной... А с прочим
разберемся...
В своих ожиданиях он не ошибся и после необходимых церемоний повел
нас обедать в ресторан "Океаникум" - длинную полукруглую галерею,
продуваемую прохладным кондиционированным бризом, пахнущим морской солью,
йодом, водорослями, экзотическими кушаньями, полный список которых принес
нам в тяжелой папке из выделанной акульей кожи официант-канак. Это вам не
шведский стол для небогатых туристов.
Пока нас ублажали блюдами и напитками двух континентов и трех
цивилизаций, Майкл изображал стареющего ловеласа, очарованного прелестями
Аллы, на грани приличия шарил глазами по ее телу, произносил замысловатые
комплименты, тонко острил, изумлял парадоксальными афоризмами а ля лорд
Генри, но я ощущал, что он не весь здесь, его слишком заинтриговало мое
неожиданное и, как он подозревал, неслучайное появление, и непонятный на


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Око Тимура
Посняков Андрей
Око Тимура


Свержин Владимир - Сын погибели
Свержин Владимир
Сын погибели


Володихин Дмитрий - Убить миротворца
Володихин Дмитрий
Убить миротворца


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека