Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

В конце концов он умер... и воскрес снова, чтобы продолжать падение в бездну тела Кристины, ласкать се и получать такие же ласки в ответ... и опять умер, ощущая необыкновенный покой и умиротворение, понимая вдруг, что такого с ним никогда не было, что он ощутил и познал любовь не одной женщины, а двух, составляющих удивительным образом одну личность...
Кристина чувствовала то же самое, только острее, и готова была отдать себя всю без остатка, лишь бы любимому человеку было хорошо, душа ее излучала счастье и понимание, заботу и доброту, которую можно было пить, как воду из родника. Лишь однажды она вздрогнула, когда почувствовала в ауре партнера холодное шевеление чужой эмоции, несвойственной Матвею: "она лучше всех, кого я встречал..." Длилось это переживание ничтожную долю секунды, Кристина пропустила бы его и забыла в экстазе, но не пропустила и не забыла Светлена, отлично понявшая значение того, что произошло. Но говорить ему она ничего не стала.
Поднялась тихонько, принесла влажное полотенце и осторожно протерла его блестевшее от пота тело, потом сварила кофе и села с подносом на кровать. Матвей открыл глаза, в которых мелькнул пронзительный ледяной огонек, улыбнулся.
- Надо же, я отключился!
- Ничего удивительного, - улыбнулась в ответ Кристина. - Пей кофе.
- А где Стас?
- У него друзья появились, тоже спортом интересуются, в подвале у них нечто вроде спортклуба. К ужину придет. Надеюсь, ты сегодня никуда не уйдешь... по делам?
Матвей выдержал ее испытующий взгляд, покачал головой.
- Сегодня нет.
- Как слетал? - Нормально.
- Друга выручил?
- Его освободили, а Тарас должен был подстраховать. Постой, откуда ты знаешь о моей... командировке?
- Разве тебя не встретили... там, в Чечне?
- Кто?
- Твои друзья.
Матвей привстал на локтях, внимательно посмотрел на светящееся лицо девушки, снова отмечая в ней признаки присутствия Светлены.
- Ты была... в Рязани? Кристина кивнула.
- Я просила твоих друзей помочь тебе... и они помогли.
- Они там были?!
- Ну конечно. Они вернулись вчера, звонил Вася. Иван Терентьевич и Уля уехали в Рязань, Вахид Тожиевич тоже здесь. Хотя он, кажется, решил больше не ввязываться в разборки с иерархами.
- Когда же они там появились? Почему я не почувствовал?
- Они все-таки Посвященные. Проникли во дворец, когда ты начал отступление сам, и отвлекли внимание пентарха.
- Они с ним?..
- Дрались и победили.
- Так вот почему меня никто не ловил по-настоящему... - Матвей откинулся на подушки, окинул покрасневшую Кристину отсутствующим взглядом. - Ты добилась того, чего не смог добиться я... поздравляю. - Он спохватился. - Прости, я, кажется, не о том. Спасибо за помощь. Выходит, ты моя спасительница?
Кристина опустила глаза, поводила пальцем по глади подноса с кофейным прибором.
- Может быть, лучше их не трогать, Соболев?
- Кого? - усмехнулся Матвей.
- Иерархов, Монарха... кардиналов... всех.
- Ты же сама советовала мне действовать, пока Закон возмездия не ослаб совсем. - Матвей напоминал Кристине слова Светлены, уже не разделяя их обеих.
- Но может быть, они оставят нас в покое, если мы откажемся от притязаний на трон Мастера Мастеров?
- Я никогда и не стремился к этому. Но они не оставят нас в покое, и ты это знаешь.
Глаза Кристины вспыхнули, когда она подняла их, полные слез, нежности, любви и теплоты, и Матвей невольно потянулся к ней, сбрасывая поднос с чашками на пол, но успевая подхватить каждую и не пролить при этом ни капли кофе...

* * *

Тарас Горшин отделился от группы раньше всех, сразу после посадки самолета в аэропорту Внуково. За ним, коротко попрощавшись со всеми, удалился в здание аэропорта Самандар, коему обстоятельству больше всех обрадовался Василий, хотя и не показал этого. Ему представилась возможность побыть с Ульяной и расспросить ее поподробней о задачах и целях Внутреннего Круга. Всю дорогу от аэропорта до Казанского вокзала Москвы, от которого отходили электрички и поезда на Рязань, они проговорили, не обращая внимания на корректно-молчаливого Парамонова, и в конце концов Василию начало казаться, что он и в самом деле знает Ульяну давно. Ему хотелось говорить с ней еще и еще, душа рвалась ехать с ней в Рязань, но воля справилась с желанием, и Вася, проводив Посвященных, отправился домой.
Два часа он нежился в ванной, купался, грезил и дремал, держа в объятиях призрак Ульяны. Пообещал себе, что бы ни случилось, наведаться к ней в ближайшие дни, взять литературу, которую она пообещала дать почитать, и серьезно поговорить о Пути в Круг.
Но сначала надо было завершить кое-какие дела здесь, в Москве, и Василий, от полного расслабления через медитацию и тренинг подойдя к нужной психофизической кондиции, позвонил генералу Первухину по кодовой сети.
Шел девятый час вечера, но генерал находился у себя в кабинете и ответил мгновенно:
- Балуев?! Живой?!
- Вашими молитвами, начальник, - насмешливо ответил Вася. - Не ждали?
- Да я уже комиссию создал для расследования инцидента в Грозном, несмотря на сопротивление Генриха, сам собирался туда лететь. Генрих обмолвился, что ты жив...
- Генрих - это Ельшин?
- К сожалению, группой командовал его человек.
- Ничего, я найду этого человека.
- Упаси тебя Бог! Если хочешь жить - не связывайся. Генрих начал заметать следы, и его пес уже ликвидировал трех членов группы.
Вася присвистнул.
- Быстро ориентируются ребята! Кого же майор Ибрагимов успел отправить на тот свет?
- Шмеля, Тамерлана и Кира.
- Лихо! Ну что ж, тем интереснее будет игра.
- Отставить, капитан! Я понимаю, что ты не боишься умереть, но они опаснее, чем ты себе представляешь, и если хочешь уцелеть - не трогай их.
- Как сказал один умный человек: "Я не боюсь умереть. Я просто не хочу при этом присутствовать". Не беспокойтесь, генерал, я поберегусь. А что, господин Шароев еще не послал ноту нашему президенту за вторжение в его суверенную Ичкерию, не воззвал к справедливости? Не испросил наши головы на заклание?
- Президент Ичкерии болен, - сказал Первухин после недолгого молчания. - По слухам, у него были
какие-то весьма непростые гости. Кстати, интересно было бы узнать, что за гости.
- Они ушли, судя по вашему тону?
- Не знаю. Все это непроверенные слухи. Давайте встретимся и обговорим наши проблемы не по телефону, капитан. Скажем, через час.
- Где обычно?
- Нет, почтовый ящик номер два.
- Буду. - Вася повесил трубку.
"Почтовым ящиком номер два" служила личная явочная квартира Первухина, располагавшаяся в шестнадцатиэтажном доме на углу Ленинградского и Головинского шоссе, недалеко от метро "Водный стадион".
Машины у Балуева своей не было, поэтому он тормознул частника и ровно в девять часов вечера вышел у дома номер пятьдесят шесть по Ленинградскому шоссе, за два дома до первухинского "ящика". Вычисление потенциального наблюдателя вошло уже в привычку, поэтому Вася не торопясь прошелся вдоль забора, за которым возводилось зеркальное здание какого-то банка, свернул на Головинское шоссе, остановился возле фруктово-овощной палатки и сделал вид, что приценивается к товару. Продавец, молодой мордатый верзила с небритой физиономией, на вопрос Васи: "Сколько стоит килограмм лимонов?" - буркнул нехотя: "Отвали, служивый, не килограммами же ты их ешь", - и Вася сразу насторожился. Только очень наметанный глаз мог определить в нем "служивого" - человека армии, только очень уверенный в себе профессионал мог так спокойно отгонять мешающего ему незнакомца, и только не заинтересованное в продаже товара лицо могло это себе позволить.
- А чо грубишь? - укоризненно покачал головой Василий, мгновенно прокачивая обстановку и замечая кое-какие детали, говорящие о нездоровом интересе продавца и еще некоторых граждан к дому номер три по Головинскому шоссе и к подъезжающим по этому адресу автомобилям.
- Может, у меня кислотная недостаточность, - продолжал валять ваньку Балуев, - и мне нужно съедать в день по килограмму лимонов. А может, я ими торговать собираюсь. Так почем твои желтенькие, говоришь? Ценника не вижу.
- Да отвали ты, козел! - сдавленным шепотом проговорил продавец, впившись взглядом в подъехавшую черную "Волгу" и заметно напрягаясь. Впрочем, он тут же расслабился, потому что из машины вышла толстая мадам и поплыла к первому подъезду.
- Сам козел, - философски зевнул Василий, понимая, что мордатый, трое ругавшихся шоферюг у "девятки" с раскрытым капотом и двое "пожилых алкашей", разливающих водку под грибком на детской площадке в глубине двора, явно кого-то ждут. - Щас позову корешей, они из твоей поганой палатки бесплатный туалет сделают.
Продавец сунул было руку за отворот рабочего халата, прикрывающего наплечную кобуру, но опомнился и прошипел, чтобы не услышали редкие прохожие:
- Кровью умоешься, студент, если не сгинешь!
- Батюшки светы, - покачал сочувственно головой Василий, - это что же они с тобой сделали?
- Кто, что? - опешил продавец.
- Что-что, "опустили" наверно. Я же вижу, человек не в себе: такой молодой, красивый, а уже использованный.
Верзила побелел, буквально испепеляя наглого покупателя бешеным взглядом, и Вася вынужден был ласково хлопнуть его по плечу.
- Да успокойся ты, дохляк, я уже ухожу. - Добавил, понизив голос, когда продавец, икнув, сел на подогнувшихся ногах на перевернутый ящик: - Кого пасете, "федепасы"? Не генерала, случайно?
Глаза мордатого готовы были вылезти из орбит, но сказать он ничего не мог, касание Васи не усыпило его сквозь одежду, но привело в состояние нокдауна.
В это время к дому подъехала еще одна "Волга",



из которой вышел Первухин, и Вася понял, что засеченная им спецгруппа действительно ждет генерала. Во всяком случае, все ее члены сразу начали вести себя по-другому. Василий набрал в грудь воздуха, собираясь брать темп и начать контр движение, когда на плечо ему легла твердая и сильная ладонь.
- Не спеши, капитан
Вася змеиным движением вывернулся, в повороте наметил удар локтем и... едва успел остановить удар, узрев перед собой невозмутимое лицо Тараса Горшина.
- Мать твою!.. Я же мог тебя...
- Спокойно, улыбайся, на нас смотрят... не мог ты ничего Пошли в машину.
- Э т и пришли за генералом, надо помочь.
- Э т и пришли за тобой, просто я здесь обосновался раньше и сбиваю их внимание Поэтому они тебя как бы не видят, но место здесь грязное, кто-то наблюдает за двором издали, очень неприятный человек и не совсем обычный, так что нам лучше побыстрее убраться отсюда.
Вася думал мгновение, оглянулся на неторопливо идущего к подъезду генерала Первухина в сопровождении двух телохранителей, посмотрел на "продавца" с вытаращенными глазами, сделал ему ручкой и сел рядом с Тарасом в стоящую неподалеку бежевую "Ниву".
- Откуда ты узнал, что я буду здесь?
- От верблюда, - хмыкнул Тарас.
- Понятно. - Вася помолчал, пока машина сворачивала с Головинского шоссе на улицу Адмирала Макарова. - А откуда коллеги узнали о моем предполагаемом появлении?
- Оттуда же. Телефоны Первухина прослушиваются, Ельшин знает почти о каждом его шаге.
- Кто меня хотел взять и зачем?
- Зачем - понятно даже и ежу, ты свидетель, как были свидетелями Шмель, Тамерлан и Кир, а кто - мог бы и сам догадаться.
- Ибрагимов.
Горшин увеличил скорость, глянул в зеркальце заднего обзора.
- Будь очень осторожен с непосредственными контактами, ганфайтер, особенно со своим начальством. На тебя началась охота, а Первухин вряд ли сможет защитить, даже если захочет.
- Не сможет - научим, не захочет - заставим, - пробормотал Вася, несколько перефразировав поговорку.
- Ты такой крутой? - иронически посмотрел на пассажира Горшин. - Или просто злой?
- Злым я бываю очень редко, - вздохнул Василий. - Впрочем, добрым тоже. Столько всего во мне намешано, что самому иногда разобраться трудно. А как с этим у Посвященных?
- Примерно так же. Это просто мне повезло меньше, я человек твердых принципов и правил и коней на переправе не меняю вот уже две сотни лет.
- Это что же, - изумленно глянул на соседа Вася, - ты так долго живешь?!
- Не только я, все Посвященные. Чем выше степень Посвящения, тем дольше может сохранять свой биологический возраст человек Круга. Мне двести двенадцать лет.
- Еще один Горец! - фыркнул Василий, с удовольствием когда-то в детстве смотревший известный телесериал. - Дункан Маклауд. Чтобы убить вас - тоже надо голову сечь?
Горшин улыбнулся.
- Много будешь знать, скоро состаришься. Сколько, на твой взгляд, лет Парамонову?
- Ивану Терентьевичу? Лет пятьдесят.
- Сто с лишним. А Ульяне, между прочим, за тридцать.
- Чего?! - Вася ошеломленно глянул на профиль Тараса. - Шутишь?
- Не веришь? - Горшин с насмешливым сочувствием похлопал по колену Балуева. - Если сможешь
избрать верный Путь в Круг, станешь таким же, а задатки у тебя есть.
- Спасибо, - пробормотал не сразу пришедший в себя Василий, считавший, что Ульяне лет двадцать, не больше. - А сколько же тогда Соболеву?
- А вот с ним дело обстоит сложней, он твой ровесник, - сказал Тарас. - Возраст в данном случае ничего не значит, так как он - потенциальный аватара.
- Если бы Соболев был аватарой, он не ошибся бы с оценкой мощи пентарха и чеченских кардиналов. Зачем он вообще полез меня спасать? Чтобы показать, насколько я слаб, а он силен?
- Возможно, когда он завершит цикл необходимости аватары, то перестанет ошибаться. А насчет оценок "сильный - слабый" ты ошибаешься. Сильный должен помогать не слабому, а сильному! Слабые уже давно научились объединяться... в стаи... и способны не только защищаться, но и успешно навязывать свою волю.
- Это ты говоришь не о слабых, а об умных.
- Пусть будет по-твоему, спорщик. Сам-то ты к какой категории относишься?
- Умных, - подумав, ответил Василий, - и сильных.
Тарас засмеялся.
- Да уж, ты не человек стаи. Интересно даже, кто был твоим предком, явно не таракан.
- Я и забыл, что мы потомки насекомых. Формулу про сильных и слабых ты сам придумал?
- А что?
- Мысль оригинальная, я под таким углом нашу действительность не рассматривал. Куда мы едем?
- Уже приехали. - Горшин свернул с Варшавского шоссе в Нагорный проезд, остановился у аптеки. - Здесь живет Соболев.
- А если его нет дома? Тарас не ответил, вылезая, и Вася понял, что сморозил глупость. Посвященные уровня Горшина и Соболева вполне могли общаться телепатически... или как-нибудь еще.
- Или как-нибудь еще, - покосился на пассажира Горшин, прочитав его мысль. Закрыл машину, пошел вперед.
Вася задумчиво посмотрел ему вслед и дал себе клятву, что уж этот-то фокус с чтением мыслей он освоит во что бы то ни стало. В крайнем случае научится наглухо блокировать свои.

СОН - ЯВЬ

Его настигли у Великой Белой Стены - границы владений Гриллотальпидов, "сверчков разумных", два десятка всадников на шестиногах, отряд второй ветви гоминидов, полу людей-полу гиен, охотившихся на людей-львов с бессмысленной жестокостью, неспособных понять, что они - братья по рождению. Предок Матвея, в чьем теле он оказался в этом сне-путешествии в прошлое, уже встречался, очевидно, с "инсекто-гиенами", поэтому готовился к бою основательно, Матвей же видел их впервые и с интересом разглядывал волосатые торсы, едва прикрытые какими-то фартуками, вытянутые вперед хищные морды с горящими красными глазами, мощные медвежьи когтистые лапы, с трудом управляющие поводьями. Вооружены "гиенолюди" были знакомыми копьями со сверкающими наконечниками и какими-то хитрыми устройствами в виде арбалетов, только метали эти "арбалеты" не стрелы, а изогнутые в форме полумесяца пластины. Один из "гиенолюдей" еще в ста шагах от Матвея выстрелил из своего "арбалета", и вращающаяся, как пропеллер, пластина, выписав ломаную траекторию, прожужжала в метре от предка Соболева и врезалась в Белую Стену, проделав в ней глубокий шрам.
Пока предок готовился к бою, Матвей осмотрел
Стену, сложенную из белых шестигранных кирпичей, прикинул ее высоту - около двадцати метров, если не больше, и понял, что предку-разведчику придется туго. Перепрыгнуть Стену на шестиноге или перелезть ее - гладкую, без выступов - не представлялось возможным. Но поскольку появление Матвея Соболева на свет миллионы лет спустя состоялось, значит, предок его убит не был, и Матвей с любопытством ждал, что произойдет.
Ожидание длилось недолго. "Гиенолюди" - небольшая популяция измененных мокриц, попавших под удар-трансформацию Монарха случайно, начали атаку, и в это время в полусотне шагов от Матвея с грохотом рухнул участок Стены и в образовавшуюся брешь вылезло кошмарное существо, сочетавшее в себе черты сверчка, медведки и современных Соболеву военных машин. Он никогда прежде не видел представителя Гриллотальпидов разумных, но сразу узнал в десятиметровом панцирно-членистотелом, отсвечивающем металлом и золотистым шелком чудовище Гриллотальпида.
"Гиенолюди" замерли, прекратив атаку, один из них было метнул в нового врага копье, но Гриллотальпид, казавшийся неповоротливым бронеходом, внезапно прыгнул вперед, выпустил струю бурлящего сизого дыма, накрывшую половину отряда "гиенолюдей", и остальные с воем помчались прочь. Когда дым растаял, взору Матвея предстали те же неподвижно застывшие "гиенолюди" на шестиногих "конях", но потерявшие цвет, ставшие серыми, одноцветными, будто изваянными из цемента. Вполне могло быть, что они действительно окаменели.
Гриллотальпид неуклюже развернулся и уставился на предка Соболева двумя черными выпуклыми полушариями глаз, венчавшими бугор головы. Предок уже готов был атаковать его из арбалета стрелой со светящимся голубым наконечником, но Матвей его остановил, завладев сознанием.
"Спасибо", - мысленно произнес он.
"Не за что", - раздался в его голове свистящий шепот.
Матвей не удивился ответу, он уже привык встречать в своих снах "проекции" тех или иных многомерных существ, иерархов или адептов Круга, и ждал новых контактов.
"Кто вы?"
"Если я скажу - пентарх, ты поверишь?"
"Почему бы и нет? - сказал Матвей равнодушно, хотя у него "засосало под ложечкой". Наткнуться в прошлом на авешу пентарха Удди он хотел меньше всего. - Зачем я понадобился вам снова? Разве мы не до конца выяснили отношения - там, в резиденции Шароева?"
"Тебе не стоило менять Путь ИО на Путь ИНО, - прошептал Гриллотальпид, причем понятия ИО и ИНО Матвей воспринял не как мыслеобразы, а как речевые, вернее, буквенные изображения: алые буквы на черном фоне. - Даже твой двойной покровитель-инфарх Светлена не всегда способна дать добрый совет".
Матвей понял: его собеседник имел в виду Пути Избегающего Опасности и Идущего Навстречу Опасности.
"Вы ошибаетесь, Удди. Путь ИНО - Путь Воина я закончил. Просто пытаюсь реализовать закон невмешательства, что возможно только на базе физического действия. А действие предполагает известную долю насилия, особенно если это касается борьбы со злом".
"Ты все еще веришь в победу добра над злом? В вашей "запрещенной реальности"?"
"Как в категорию этики глобального масштаба".
"Ответ идеалиста. Исход борьбы добра со злом часто зависит от позиций судьи. Хочешь стать судьей?"
"Нет".
"Тогда прощай. Я не ожидал, что ты будешь столь неосторожен и рискнешь еще на одно транспутешествие, но все-таки ждал тебя во всех узлах пересечения мировых линий твоих предков с моими. Правда, я подстраховал себя и на случай, если ты больше не пойдешь "вниз" по своей родовой линии. А теперь."
Мысль пентарха, воспринимаемая сознанием Матвея, вдруг исчезла. Гриллотальпид резко приподнял верхнюю часть бронированного туловища, глядя в небо, и в то же мгновение в него вонзилась ярчайшая зеленая молния неведомого разряда, буквально расплескавшая тело "разумной медведки" на жидкие брызги.
Предок Матвея натянул поводья, удерживая заплясавшего под ним шестинога, глянул вверх, и Матвей увидел над Белой Стеной золотом просиявшую точку. Высоко в небе кружил еще один уцелевший Инсект, колеоптер - жук разумный.
"Возвращайся, безумец, - раздался в ушах Матвея гулкий, хрипящий бас. - Разве тебя не предупреждали, что путешествовать в прошлое без сопровождающих опасно?"
"Предупреждали", - признался Матвей.
"Так что же ты здесь ищешь? Хочешь остаться в прошлом навсегда?"


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Будни негодяев
Корнев Павел
Будни негодяев


Посняков Андрей - Сын ярла
Посняков Андрей
Сын ярла


Конан-Дойль Артур - Топор с посеребрянной рукоятью
Конан-Дойль Артур
Топор с посеребрянной рукоятью


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека