Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Впрочем, грезы грезами и незнакомки незнакомками, но
Андрон не чурался и девушек реальных, сугубо земных,
многократно проверенных, - это если службу несли в
Петроградском районе, не было внегласки и маршрут позволял.
Главное, чтобы напарник был путевый, не вломил, а там -
двинуть по проспекту Горького, свернуть на Кронверкскую,
оглядываясь, как подпольщик, нырнуть во дворы. И вот оно,
родимое, общежитие прядильной фабрики "Пролетарская победа"
- обшарпанная дверь, ворчливая вахтерша, замызганная
полутемная лестница. Окурки, грязь, отметины на стенах,
второй этаж, разбитое окно, выше, выше, третий, четвертый.
Теперь налево по скрипучим половицам, вдоль бесконечного
петляющего коридора. Душевая, туалет, унылого вида кухня,
комнаты, комнаты, комнаты. У сорок третьей остановиться,
лихо заломив фуражку, постучать: "Привет, девчонки! Ку-ку,
не ждали?"
Вариант беспроигрышный - комната шестиместная,
"аэродром", всегда есть кто-нибудь на посадке. Не важно кто,
Nля, Вера, Катя, Надя, Наташа-первая или Наташа-вторая. Все
девочки знакомые, досконально проверенные, и главное - без
особых претензий. Знают, что ничем не наградят, не какой-
нибудь там малахольный слесарь-расточник. Время пошло: пять
минут на разговоры, десять на чаепитие, затем, особо не
церемонясь, выбрать прядильщицу по настроению и на стол ее,
на кровати нельзя, скрип будет на всю общагу. Есть контакт,
пошла мазута! Подружки тем временем на кухне томятся,
завидуют, надеются на чудо. А ну как... В следующий раз,
милые, в следующий раз, некогда.
Епифан
(1957)
- Две тысячи семьсот в месяц. Это с учетом!
персональной надбавки. Плюс талоны на трехразовое питание.
Столовая у нас прикреплена к областному комитету партии, так
что... Номер у вас будет отдельный, двухкомнатный -
гостиная, спа-альня...
Товарища Лепешкину подвел голос - стек, подлец, сиропом
со звонких командных высот, а про спальню вышло и вовсе с
какими-то альковными придыханиями... Строгая партийная дама
прищурилась, из-под тяжелых, виевых век украдкой стрельнула
глазками по остальным членам приемной комиссии и с удвоенным
металлом осведомилась:
- Вопросы? Пожелания?
- Ну есть, вообще-то, одно пожелание... - степенно
проговорил товарищ Дзюба. - Я так понимаю, товарищи, что до
начала учебы еще есть времечко? Мы, хлеборобы, даром время
терять не приучены. Хотелось бы с пользой. Подтянуть, как
говорится, идейно-культурный уровень... Вы бы мне списочек
литературы дали, я бы в библиотеку пошел. В самую большую.
Еще название у нее такое... Говорили, да я запамятовал...
Он вновь улыбнулся своей неотразимой улыбкой.
- Публичная? - удивленно осведомилась Лепешкина.
Дзюба кивнул.
- Сделаем! - отрубил проректор Игнатов и оглядел прочих
членов комиссии. - Видали, товарищи? Всем бы нашим
слушателям такое усердие!.. Геннадий Петрович, озаботься...
Очередь в камеру хранения растянулась чуть не до самого
перрона. Епифан Дзюба тихо встроился в хвост позади
распаренной пожилой узбечки в синем стеганом чапане. Достал
массивный портсигар, вынул папироску, продул, солидно
обстучал о стекло наградных часов "Победа", чиркнул
спичкой... Высокий, подтянутый и статный, в распахнутом
китайском макинтоше "Дружба", он приковывал взгляды женщин и
вызывал едкое раздражение мужчин. Орденоносец хренов! Не
"Беломорканал" смолит - "Казбек"! Падла!
Но эти волны разнородных чувств разбивались на дальних
подступах к его сознанию. Прикрыв глаза, Епифан вдыхал
кисловатый папиросный дымок, и тот смешивался с запахами
дегтя, локомотивной смазки, чего-то манящего и несбыточного,
напоминающего, словно в детстве, о Дальних странствиях и
невероятных приключениях...
А от узбечки пахло прокисшим молоком, и очередь не
сдвинулась ни на шаг. "Ну и ладно, - решил вдруг Епифан. -
Успеется..." Раздавил окурок каучуковой подошвой



чехословацкого штиблета "Батя" и двинул прочь на площадь
Восстания, бывшую Знаменскую, оттуда на Невский.
Главная городская магистраль блистала чисто вымытыми
витринами, выставляла напоказ наряд фасадов, ярко
выкрашенные бока троллейбусов, броскую разноголосицу
вывесок, транспарантов и афиш. Что-то в ней было от женщины,
крепко надушенной, ухоженной и опрятной, томящейся в искусе
в ожидании любовника.
А на голодный желудок - какая любовь? Епифан
остановился у светло-серого дома, прочитал вертикальную
вывеску, обкатывая на языке симпатичное слово: "Националь...
Националь... Националь-социалистическая кухня..." Мимолетным
движением брови отогнал неведомо откуда взявшуюся нелепость
и бодрым шагом одолел несколько ступенек до стеклянной
двери, которую почтительно распахнул, среагировав, видимо,
на костюм, пожилой холеный швейцар, похожий на адмирала.
В полупустом по случаю раннего часа зале было светло и
гулко. Особо не раздумывая, комбайнер заказал харч
степенный, мужской, основательный: сто пятьдесят армянского,
икорку, севрюжинку с хреном, густую ароматную солянку,
толстенный эскалоп с молодой картошечкой, осложненный
каперсами и цветной, жаренной в сухарях капустой...
А из радиолы, поставленной в углу для услаждения
немногочисленной публики, выводил про маму и вышитый рушник
задушевный малороссийский баритон: "И в дорогу далеку ты
мени на зари провожала..." Епифан подпер рукой щеку...
Будь стоек, мой маленький солдат!
Кстати, может быть, вам будет интересно знать, ваша
мать...
- Гады!.. - пробормотал Епифан.. - Гады...
- Чем-то недовольны, товарищ? Дзюба встрепенулся,
поднял глаза на гладкого, вышколенного официанта, застывшего
перед его столиком.
- Нет, все отлично... А это я так, своим мыслям...
- Понимаю.
Официант наклонился и доверительно прошептал:
- А от мыслей я бы посоветовал соточку бенедиктина. С
кофеечком... Примете - и никаких мыслей, одно блаженство...
- Ну тащи... аптекарь... А потом не худо бы счетец... и
такси.
Вернувшись в гостиницу, Епифан тут же скинул с себя все
уличное и нырнул в широкую мягкую кровать...
Он летал, летал как в детстве - без мотора, без
парашюта, даже без крыльев. Внизу маячили темные горы,
костры, и белели навстречу ему знакомые, но никак не родные
лица, тянулись разноголосые шепотки:
Ты знаешь край, тот, где цветет лимон...
А в цирке-то оно попроще было, без всяких там... Зато и
бедней несказанно... ,
Мысли в голове солдата подобны булыжникам в его
ранце...
Что может быть вкуснее запеченного обезьяньего юзга...
Нефритовый ларец в форме гроба...
" предписание доставить вас, товарищ Дзюба... Товарищ
Дзюба, товарищ Дзюба!.. М-м-м...
Епифан резко открыл глаза. Девичья ручка с алыми
ноготками теребила его за плечо.
- На ужин опоздаете, товарищ Дзюба... Да вредно спать
на закате, врачи не советуют...
- А что врачи советуют делать на закате? Он улыбнулся,
перевел взгляд с младенческой перетяжечки на пухлом запястье
на кудрявую прядку, выбившуюся из-под накрахмаленного
кокошника. Дева хихикнула.
- Кто ж ты будешь, красавица?
- Горничная. Галей кличут...
- И откуда ты такая?
- Я-то? Вологодские мы... Он посмотрел ей в глаза -
взрослые, прозрач ные, бесстыжие.
- Ну иди ко мне Галя Вологодская... На ужин он при всем
при том успел. Благоухая "Шипром", спустился в гостиничный
буфет. С приятным удивлением отметил и крахмальные скатерти
на столах, и замысловатое меню, и улыбчивых подавальщиц, а
главное, смехотворные цены.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть
Шилова Юлия
Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть


Конан-Дойль Артур - Изгнанники
Конан-Дойль Артур
Изгнанники


Никитин Юрий - Земля наша велика и обильна
Никитин Юрий
Земля наша велика и обильна


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека