Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Я мог понять их растерянность. Им было поручено только следить за нами, и они рассчитывали спокойно провести ночь в своем новеньком "Даймлере-Бенце", поплевывая семечки и наблюдая по портативному телевизору прямую трансляцию футбольного матча Европейской лиги. Теперь же у них на руках были двое раненых и три трупа, с которыми нужно было что-то делать.
Пока агенты не знали, как им поступить, нам с Гамигином следовало как можно скорее убираться с места происшествия. Насколько я знал чекистов, состояние временной растерянности обычно довольно-таки скоро сменялось у них периодом необычайно бурной активности. А выход из любой нестандартной ситуации чекисты всегда видели только в одном - хватать всех, кто попадался под руку, с тем чтобы после, если возникнет такая необходимость, отделить волков от агнцев.
Чекисты пребывали в растерянности, и я - нет, не я, а мы с Гамигином должны были этим воспользоваться.
Похоже было, что детектив Гамигин также понимал, что затягивать процесс общения с агентами НКГБ до бесконечности не стоит. Поднявшись на ноги, черт, как будто даже с ленцой, огляделся по сторонам, после чего открыл дверцу своего автомобиля.
- Благодарю вас за помощь, господа, - учтиво, но с достоинством обратился он к чекистам. - Но сейчас нам пора ехать. Если у вас возникнет необходимость связаться со мной, вы можете обратиться в Генеральное консульство Ада.
Один из чекистов машинально взял протянутую Гамигином визитную карточку, быстро пробежал по ней взглядом, сунул визитку в карман.
- Я думаю, вам лучше будет задержаться, - произнес он медленно, растягивая слова, как будто сомневаясь в том, правильно ли поступает.
- В соответствии с Договором "два-двенадцать" все граждане Ада пользуются правом юридического иммунитета на территории Московии, - улыбнувшись, напомнил чекисту Гамигин. - Так что вы не имеете права задерживать меня.
- Я не собираюсь вас задерживать, - объяснил ситуацию чекист. - Я просто прошу вас остаться ненадолго, чтобы восстановить полную картину того, что здесь произошло.
- Нет, - решительно отказался черт.
- Но ваш друг...
- Он - гражданин Московии, и вы в праве поступать с ним так, как считаете нужным.
Вот тебе и на! Признаться, такого вероломства со стороны Гамигина я не ожидал. Черт собирался уехать один, оставив меня на расправу чекистам. Я приоткрыл рот, собираясь высказать все, что думал по этому поводу, но не нашел что сказать - любые слова казались пустыми и пресными.
Черт тем временем уселся на водительское сиденье "Хэлл-мобиля", положил одну руку на руль, а другую протянул к дверце, намереваясь захлопнуть ее.
- Одну секунду, - чекист, получивший от черта визитную карточу, придержал пальцами дверцу. - Если вы собираетесь уехать, то я вынужден просить вас оставить ту улику, которую вы забрали с места преступления.
- Что? - удивленно посмотрел на чекиста Гамигин.
Чекист взглядом указал на затасканную противогазную сумку, лежавшую на соседнем сиденье. Признаться, меня удивила наблюдательность чекиста - я сам не заметил, как и когда черт кинул сумку Щепы в машину. Теперь мне стало ясно, почему Гамигин собирался улизнуть с места происшествия, оставив меня с чекистами. Щепа был мертв, и теперь только то, что находилось в его сумке, возможно, могло помочь нам отыскать Красного Воробья. На месте Гамигина я, наверное, поступил бы точно так же. В конце концов, я сумею выкрутиться, а вот улики, оказавшиеся в руках агентов НКГБ, навсегда окажутся потерянными для нас.
- Это моя сумка, - с вызовом, едва ли не нахально заявил Гамигин.
- Позвольте мне усомниться в этом, - мягко возразил ему чекист.
- И как же нам выйти из этого положения? - поинтересовался черт, по-прежнему оставаясь в машине.
- Очень просто, - улыбнулся чекист. - Вы скажете мне, что находится в сумке, которую вы называете своей, после чего мы вместе заглянем в нее.
- Что ж... - Гамигин наклонился за сумкой. Когда он вновь повернулся к чекисту, в руке у него находился тот же самый небольшой прямоугольный предмет, который я уже видел во время перестрелки. Именно поэтому я прежде чекистов догадался, что это было какое-то адское оружие. Когда стоявший возле машины чекист схватился обеими руками за горло и, дико вытаращив глаза, начал медленно оседать на асфальт, я подскочил к его напарнику и быстро ударил его левой рукой в челюсть, а правой - в живот. Упали оба чекиста почти одновременно.
- Быстрее! - махнул мне рукой из машины Гамигин.
Подбежав к машине, я остановился возле мертвого тела Щепы.
- Нужно посмотреть, что у него в карманах.
- А чем я, по-твоему, занимался, сидя возле него? - усмехнулся черт.
- Ну и как? - поинтересовался я, усаживаясь на соседнее с водительским сиденье.
- Коробок спичек, полупустая упаковка жевательной резинки, двести шеолов и рублей двадцать мелочью.
- Странно, - покачал головой я. - Мне казалось, господин Первушин производил впечатление состоятельного человека.
- Ты это серьезно? - удивленно посмотрел на меня черт.
- Он же недавно получил деньги от Красного Воробья.
- Которого теперь с уверенностью можно называть Ником Соколовским.
- Я бы сделал это с уверенностью, если бы успел показать фотографию Соколовского Щепе И он опознал бы на ней своего заказчика, - возразил я.

- У тебя была возможность сделать это, - заметил Гамигин.
- Неподходящая, - коротко ответил я.
- Значит, теперь нам остается только найти самого Соколовского.
Пока мы разговаривали, "Хэлл-мобиль" выкатил со двора, спустился вниз по Солянке до станции метро "Китай-город" и выехал на набережную, уверенно влившись в плотный поток машин, двигающийся в сторону Лужников.
- И все же, где деньги, которые Щепа получил от Красного Воробья? - снова озадачил я своего напарника.
- Почему тебя это интересует? - спросил черт.
- Я сильно сомневаюсь в том, что Щепа держал свои сбережения на банковском счете. А это значит, что у него имелся надежный тайник.
- Может быть, деньги в сумке? - предположил Гамигин.
- Надеюсь, ты рассчитывал на что-то другое, пристрелив чекиста из-за этой сумки? - поинтересовался я, протягивая руку на заднее сиденье, куда, садясь в машину, кинул противогазную сумку Щепы.
- Это игломет, - Гамигин показал мне небольшую коробку из плотного черного пластика с выступающей плоской клавишей на одном из торцов. - Обойма на две сотни крошечных игл, начиненных нейропаралитическим ядом. Иглы сделаны из особого полимерного материала, растворяющегося в теле жертвы. Дальность стрельбы небольшая, около сорока метров. Точность - и того хуже. Но зато достаточно, чтобы игла хотя бы просто оцарапала кожу противника, для того чтобы он отключился минут на сорок. Для того, чтобы убить человека, в него нужно выстрелить из игломета трижды.
- Выходит, это ты подстрелил Свастику, - догадался я.
Черт молча кивнул
- Хорошо, что ты вовремя заметил, что мне нужна помощь.
Черт и на этот раз ничего не ответил, что показалось мне довольно-таки странным.
- Ловко, - сказал я, возвращая Гамигину игломет. - У чекистов даже не останется никаких улик, чтобы предъявить тебе официальное обвинение, - просто человеку вдруг стало плохо.
- Зато у тебя будут серьезные проблемы.
- Не в первый раз, - усмехнулся я. Заглянув в сумку Щепы, я обнаружил там, во-первых, белые трусы в красный горошек, во-вторых, горсть микрочипов, ссыпанных в целлофановый пакет, в-третьих, моток соединительных кабелей со штекерными разъемами различной конфигурации на концах и, в-четвертых, пачку из-под сигарет "Кэмел", в которую были аккуратно уложены десятка два мини-дисков. Ни денег, ни записной книжки, на которую я, признаться, очень рассчитывал, в сумке не оказалось.
- Нужно проверить, что записано на минидисках,-сказал Гамигин.
- А собственно, куда мы сейчас направляемся? - спросил я у него.
- К Вратам Ада, - ответил черт.
- Я живу неподалеку. Если закинешь меня по пути домой, буду признателен.
- Мы едем в Ад, - заявил Гамигин таким тоном, словно мы с ним это уже не раз обговаривали.
- Зачем? - удивился я.
- Там нас не достанут агенты НКГБ, - ответил Гамигин.
- Да у меня даже визы нет, - попытался возразить я.
- Я работаю в Службе специальных расследований Сатаны, - сказал Гамигин. - И это дает мне некоторое преимущество перед обычными гражданами. Я оформлю тебе визу в Ад за пару часов. А ты пока посидишь в VIP-зале паспортного контроля.
Я ненадого задумался. В предложении Гамигина, несомненно, имелся определенный резон. Но как долго я смогу оставаться в Аду? В конце концов мне придется вернуться в Московию, и тогда уж все, кому я что-то был должен, примутся за меня с особым усердием. Я всегда .придерживался мнения, что неразрешимые проблемы не следует копить. С ними нужно разбираться по мере их появления.
Машинальным движением я сунул руку в карман и нащупал там солнцезащитные очки.
- Вот же гад! - с досадой произнес я, имея в виду Борова, напавшего на меня первым. - Очки сломал.
Стекла очков оказались целыми, но оправа была сломана посередине. Когда я достал очки из кармана, они распались на две половинки, которые тем не менее оставались вместе, соединенные тонкой металлической проволочкой, проходящей внутри оправы. Никогда прежде мне не приходилось видеть ничего подобного, поэтому я с интересом потянул половинки в разные стороны, рассчитывая, что проволочка выскользнет из пластиковой оправы. Но, к моему удивлению, этого не произошло. Внимательно осмотрев оправу, я заинтересовался небольшим пластиковым ромбиком, выступающим на левом краю оправы. Мне показалось странным, что эта совершенно ненужная декоративная деталь была наклеена на пластик, в то время как точно такой же ромб на противоположном краю оправы представлял собой результат заводской штамповки.
- У тебя есть нож? - спросил я у Гамигина.
- В бардачке, - ответил черт, наблюдавший краем глаза за моими манипуляциями.
Я достал из бардачка складной нож, открыл его и подцепил острым кончиком лезвия заинтересовавший меня ромб на оправе. Мне не пришлось прилагать особых усилий - кусочек пластика легко выскочил из гнезда, в которое был вставлен. В гнезде размещался крошечный микрочип.
- Радиомаяк периодического действия, - сообщил, глянув через мою руку, Гамигин.
- Сволочи! - почти беззвучно, одними губами произнес я.
- Ты это о ком? - удивленно глянул на меня Гамигин.
На этот вопрос я ответить не мог. Я и сам не знал, кого имел в виду. Я понимал только одно - меня предали. И это было самым мерзким из всего, что случилось со мной за последние два.
- Давай посмотрим на все это с позитивной точки зрения, - предложил Гамигин. - Теперь нам известно, каким образом за нами велась слежка.
Я опустил оконное стекло и кинул сломанные очки на проезжую часть, под колеса мчащихся следом за нами автомобилей.
- Вот что, - сказал я черту. - Сворачивай-ка в сторону Университета.
- Что ты задумал?



- Мы едем не в Ад, а ко мне домой, - объявил я свое окончательное решение.
Даже не попытавшись мне возразить, Гамигин просто свернул на перекрестке направо и повел машину в указанном направлении.
- У тебя есть какой-то план?
- Нет, - покачал головой я. - Просто хочу спокойно все обдумать.
- Ты живешь один? - спросил Гамигин спустя какое-то время.
- Практически - да, - ответил я.
- Для меня место найдется?
Я удивленно посмотрел на своего спутника.
- Я думаю, что тебе не стоит оставаться этой ночью одному, - ответил на мой невысказанный вслух вопрос черт. - Всякое может случиться.
- Другой бы на моем месте, возможно, и стал бы отказываться, - улыбнулся я. - Но я скажу: добро пожаловать, детектив Гамигин! Если вам нужны неприятности, то, можете не сомневаться, вы их уже нашли.

Глава 15
ВЕЧЕР ТРУДНОГО ДНЯ

Когда мне бывает нужно не просто расслабиться и отдохнуть, но еще и что-то обдумать, я предпочитаю делать это под инструментальный джаз 50-60-х годов прошлого века. Каунт Бейси, Бен Уэбестер, Оскар Питерсон, Колмен Хокинс - я столько раз слушал их записи, что знаю каждую композицию наизусть, что позволяет не вслушиваться в каждый волшебный звук, воспроизводимый великими музыкантами прошлого, а просто погружаться в поток музыки и плыть по нему, не думая о том, куда тебя несет течение. А последствия подобных плаваний порою бывали совершенно неожиданными. Например, однажды, слушая "Орнитологию" в исполнении Джона Колтрейна, я вдруг с удивительной ясностью понял, что совершил огромную ошибку, сделав предложение руки и сердца одной своей очень хорошей знакомой. Я тотчас же взял в руку телефонную трубку и набрал номер своей избранницы. В итоге у нас сохранились неплохие отношения, но постоянной спутницей жизни я так и не обзавелся. И после частенько думал о том, что тому виной: саксофон Колтрейна или мой эгоизм?
Впрочем, эта история произошла уже, наверное, лет семь назад и не имела никакого отношения к той, в которую я вляпался сегодня.
Пригласив Гамигина пройти в комнату, я провел пальцем по корешкам компакт-дисков и без долгих колебаний остановил свой выбор на "Блюзе для Дракулы" Филли Джо Джонса. Гамигин хотел было сразу же заняться просмотром мини-дисков из сумки Щепы, на что я сказал, что впереди у нас целая ночь и прежде, чем заниматься делом, нужно поесть. Заложив в духовку пиццу, которую мы купили по дороге, я выставил на стол пиво.
Пока разогревалась пицца, мы успели выпить по банке.
Мы немного поговорили о музыке, о фильмах Гринуэя - Гамигин, как выяснилось являлся большим поклонником этого режиссера, - о виртуальной зависимости, в которую все глубже погружается современная молодежь Московии, а официальные власти делают вид, что ничего не замечают. Просмотрев подборку литературы на книжных полках, демон выделил пятитомник Дюрренматта и, что меня несколько удивило, Гофмана. С явным неодобрением отнесся Гамигин к тому, что рядом с этими книгами стояла "Иллюстрированная энциклопедия демонологии" и "История сношений человека с Дьяволом", которые я купил вскоре после открытия Врат Ада, когда прилавки всех книжных магазинов были завалены книгами подобного рода.
- Многие мои соотечественники, которым доводилось работать в Московии, жаловались на то, что им часто приходится сталкиваться с различными проявлениями неприязни со стороны местных жителей, - сказал, как бы между прочим, Гамигин.
- Ты хочешь, чтобы я объяснил тебе, почему так происходит? - спросил я. И, не дожидаясь, что скажет на это Гамигин, сам же ответил на свой вопрос: - После стольких веков, на протяжении которых черт был для человека самым ярким и образным олицетворением зла, не так-то просто поверить в то, что в свое время у нас были одни и те же предки.
Я сам хотел верить в то, что сказал, но при этом еще и надеялся на то, что Гамигин не заметит плохо скрытой фальши, прозвучавшей в моих словах. Точно так же, как и любой мой соотечественник, я не мог не испытывать определенную неловкость, сидя за одним столом с чертом.
Мне была известна теория о том, что разделение наших миров произошло много тысячелетий назад, настолько давно, что в исторической памяти человечества не осталось даже воспоминаний о той катастрофе, в результате которой два участка Земной поверхности, каждый из которых размерами сопоставим с нынешней Московией, оказались выброшенными в иные измерения. Но к тому времени Homo Sapience уже существовал как вид и с тех пор не претерпел никаких принципиальных изменений, ни на Земле, ни в Раю, ни в Аду. При некоторых внешних различиях, которые, кстати, были не сильнее тех, по которым негра можно отличить от чукчи, святоши, черти и люди оставались представителями одного и того же вида. Я все это прекрасно понимал, и все же черт оставался для меня существом потусторонним, пришедшим в наш мир извне, а потому, как мне казалось, его действия далеко не всегда можно было объяснить теми же побудительными мотивами, которые обычно стояли за тем, что совершает человек.
Впрочем, в равной степени это касалось и святош. Которые, кстати, считали ошибочной теорию о единой видовой принадлежности обитателей Рая, Ада и Земли. За разделением наших миров, они, как им и полагалось, видели Божественный помысел, разделивший некогда всех разумных существ на достойных, недостойных и тех, чей уровень соответствия Божественному началу, заложенному в их душах, был пока еще неопределен. Последними, как вы, должно быть, понимаете, были мы, обитатели грешной Земли, которых святоши рассчитывали со временем наставить на путь истинный. Однако, исходя из того, что сей процесс занял уже как минимум тысячелетие, на особые успехи в этом направлении святошам рассчитывать не приходилось.
- Контакт между Раем и Адом никогда не прерывался, но взаимопонимания между двумя нашими народами никогда не было, - сказал Гамигин, как будто отвечая на вопрос, который я только собирался ему задать. - Путь на Землю первыми нашли святоши. К тому времени, когда и мы добрались до Земли, они уже успели внедрить в сознание людей негативное отношение к обитателям Ада. Святоши имели значительный запас времени, и они приложили немало сил для того, чтобы заставить людей признать в обитателях Рая представителей некой высшей силы, которая создала весь этот мир, а теперь осуществляет тотальный контроль за всем, в нем происходящим. Основной упор они делали на мощную идеологическую пропаганду и хорошо проработанные визуальные спецэффекты. Если как следует покопаться в архивах спецслужб Рая, то можно найти вполне материалистическое объяснение всех тех чудес, которыми пестрят истории из жизни святых и праведников.
- И что же помешало святошам добиться значительных успехов на этом направлении? - спросил я, открывая новую банку пива.
- В первую очередь то, что они всегда слишком спешили. Чего стоит одна только история с крещением Руси. Народ, насильственно обращенный в православную веру, продолжал в душе оставаться языческим. А церковь в России всегда была и есть по сей день не духовный институт, а всего лишь одна из ветвей государственной власти, которая то засыхает, то вновь покрывается пустоцветами, в зависимости от того, насколько доброжелательна к ней власть, которая, как говорят сами попы, дана людям от Бога.
- С инквизицией и крестовыми походами святоши тоже перегнули палку, - добавил я.
- Святая инквизиция была организована святошами и действовала под их непосредственным контролем. Святоши посчитали необходимым прибегнуть к этому в тот момент, когда влияние Ада сделалось особенно заметным на Земле.
- Расцвет сатанизма? - осторожно уточнил я.
- Конечно же, нет! - возмущенно глянул на меня Гамигин. - Все эти жуткие истории про сатанинские секты, шабаши ведьм и дикие оргии явились результатом пропагандистской работы идеологического отдела спецслужб Рая. Надо сказать, поработали они неплохо, - добавил после небольшой паузы черт. - На Земле и по сей день пользуются успехом книги и фильмы на эту тему, не имеющие ничего общего с действительностью.
- Представляю, с каким чувством смотрят у вас в Аду "Изгоняющего дьявола" или "Омен", - усмехнулся я.
- Отвратительнейшие поделки, - с омерзением поморщился Гамигин, - к которым, вне всяких сомнений, приложили свои руки спецслужбы Рая. Мы старались содействовать развитию естествознания на Земле и свободомыслия всех без исключения живущих на Земле людей, что само по себе должно было выбить почву из-под ног святош, пытавшихся внушить людям, что без постоянного присутствия высших сил им не прожить.
- Ты хочешь сказать, что образ черта целиком и полностью придуман святошами? - спросил я с некоторым недоверием.
- Как тебе кажется, я похож на тех уродов, которые изображены на страницах "Энциклопедии демонологии"? - с вызовом вскинул подбородок Гамигин.
- Нет, конечно, - поспешил заверить его я. - Но вот с Мефистофелем, как я его себе представляю, у тебя, несомненно, есть некоторое сходство.
- С Мефистофелем, - Гамигин улыбнулся, как мне показалось, польщено. - Мефистофель был создан человеком, который видел настоящих обитателей Ада.
- Ты хочешь сказать, что Гете?
- И не только он один. Мы часто приглашали к себе людей, пользующихся влиянием в обществе, чтобы они могли воочию увидеть, что представляет собой Ад.
- А "Божественная комедия"?
- От начала до конца плод фантазии автора, не имеющий ничего общего с реальностью. Хотя в литературном таланте и богатстве воображения Данте не откажешь.
- Чтобы покончить с этой темой, Анс... - Я сделал паузу, давая черту понять, что вопрос, который я собираюсь задать, может показаться ему неуместным и даже оскорбительным. Гамигин ободряюще улыбнулся мне. Наверное, ему в той же степени, что и мне, хотелось покончить наконец с недосказанностью и неопределенной двусмысленностью наших отношений, чтобы наконец-то перейти к делу, ради которого мы, собственно, и объединили наши усилия. - Скажи, у тебя на самом деле нет хвоста? Мне показалось, что черт с трудом удержался, чтобы не вскочить со стула и не рявкнуть в ответ что-нибудь из сокровенной лексики Ада.
- Конечно же, нет! - На лице Гамигина появилось выражение крайнего возмущения, а рукой он взмахнул так, словно отбивался от стаи обезумевших ос. - Что за глупейшая фантазия! Где я его, по-твоему, прячу? В левой штанине? Или обвязываю вокруг пояса?
- Ну, про копыта я тебя даже не спрашиваю. - Я посмотрел сначала на узкие черные ботинки, в которые был обут черт, а затем неожиданно поднял голову и поймал глазами взгляд своего собеседника. - А как насчет рогов? Возможно, это звучит довольно-таки глупо, но в Московии нередко можно услышать вполне серьезные разговоры о том, что черти намеренно подпиливают себе рога, чтобы больше походить на людей.
Гамигин, как мне показалось, немного нервно провел рукой по своим густым, зачесанным назад волосам. Вначале он как будто хотел что-то сказать, но затем молча наклонил голову и быстрым движением руки откинул волосы с ее затылочной части. Под волосами на голове у черта имелись два небольших пирамидальных выроста, высотой не более двух сантиметров каждый. Я не рискнул коснуться их пальцем, опасаясь, что мое чрезмерное любопытство может оказаться неприятным для Гамигина, но по виду они казались не костяными, а покрытыми грубой, ороговевшей кожей.
Дав мне полюбоваться "рогами", черт поднял голову и не спеша, аккуратно зачесал волосы назад. Прическа, которую носил черт, идеально подходила для того, чтобы скрывать странные выросты у него на голове.
- То, что ты видел, это вовсе не рога, - сказал Гамигин. - Это особые органы, служащие для восприятия телепатических сигналов. Они начали появляться у обитателей Ада уже в десятом поколении. К настоящему времени рождение демона без канов, как мы называем эти "рога", считается таким же проявлением атавизма, как и рождение на Земле хвостатого младенца.
Пока я слушал Гамигина, на моем лице сама собой все отчетливее проявлялась гримаса неудовольствия. Прямо скажу, не очень-то приятно осознавать, что кто-то помимо твоей воли копается у тебя мозгу.
- Ты хочешь сказать, что знаешь, о чем я подумал, еще до того, как я произнесу это вслух? - спросил я у черта после того, когда он закончил свои объяснения по поводу "рогов".
- То, в какой степени мы владеем телепатией, позволяет нам ощущать на расстоянии только довольно-таки сильные всплески эмоций, - ответил Гамигин. - В прямое телепатическое общение мы можем вступать только с другим демоном, обладающим канами. Телепатическая связь осуществима лишь на весьма незначительном расстоянии, не превышающем двух-трех метров, и только при обоюдном согласии.
- Успокоил, - усмехнулся я все еще несколько натянуто.
- Кстати, именно мои "рога" спасли тебя сегодня возле Интернет-кафе, - с лукавой улыбкой заметил Гамигин. - Я не видел, что происходит между тобой и Свастикой, но почувствовал твой ужас, когда ты уже решил, что пришел конец. И успел выстрелить вовремя.
- В таком случае я ничего не имею против твоих канов. - Отсалютовав Гамигину банкой с пивом, я сделал из нее глоток, поле чего поднялся со стула и направился на кухню, откуда уже доносились возбуждающие аппетит запахи.
Вернулся я с огромным блюдом, на которое выложил разогретую и разрезанную на куски гигантскую пиццу. Как мы и заказывали в магазине, одна половина ее была овощной, а вторая - с колбасой.
- Ты не боишься, что после того, что произошло сегодня, НКГБ возьмется за тебя всерьез? - спросил Гамигин, кладя себе на тарелку кусок овощной пиццы.
- Нет, - я покачал головой достаточно уверенно, чтобы убедить своего собеседника в том, что и сам не сомневаюсь в этом. - Теперь, когда подполковник Малинин потерял агента, который контролировал практически каждый мой шаг, а Щепа, о котором ему стало известно только благодаря мне, убит, я остаюсь единственным человеком, который может вывести его на Соколовского. НКГБ не тронет меня до тех пор, пока в руках у них не окажется сам Соколовский или результаты его исследований.
- У тебя были подозрения по поводу твоей секретарши? - поинтересовался Гамигин.
- Никогда, - ответил я и, досадуя на самого себя, цокнул языком. - Она работает со мной больше года. Пришла по объявлению... Не думаю, что Светик была штатным агентом НКГБ... У каждого из нас имеются болевые точки, надавив на которые, можно заставить человека делать практически все, что угодно.
- Даже у тебя? - недоверчиво посмотрел на меня черт.
- Даже у меня, - утвердительно кивнул я. - Только пока еще никому не удалось их отыскать.
- Ты можешь прямо сейчас позвонить Светлане и выяснить, как все произошло, - сказал Гамигин.
- Зачем? - удивился я.
- Ты не хочешь установить степень ее вины?
- Зачем? - с еще большим недоумением повторил я свой вопрос.
- Для того, чтобы знать, насколько строго следует ее судить, - ответил Гамигин.
Подцепив ножом, он перекинул к себе на тарелку еще один кусок овощной пиццы.
- Я не собираюсь никого судить, - качнул головой я. - Просто человека по имени Светик для меня более не существует. Вот и все.
- Но, так или иначе, она останется в твоей памяти, - в голосе Гамигина, каким он произнес эту фразу, мне послышалось некоторое недоумение.
- Конечно, - ответил я, не понимая, к чему клонит черт.
- В таком случае ты должен четко определить для себя степень ее вины.
- Зачем?
- Чтобы не думать о человеке хуже, чем он есть на самом деле.
- Ты это серьезно? - удивленно посмотрел я на черта.
- Абсолютно серьезно, - заверил меня Гамигин. - Когда люди думают друг о друге плохо, это создает негативный ментальный фон, который, в свою очередь, оказывает отрицательное воздействие на каждого из них.
То, о чем начал рассуждать Гамигин, наводило на столь далеко идущие размышления, что я скорее всего надолго погрузился бы в состояние глубокой задумчивости, если бы внезапно не зазвонил телефон.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Панов Вадим - Ребус Галла
Панов Вадим
Ребус Галла


Эриксон Стивен - Сады Луны
Эриксон Стивен
Сады Луны


Прозоров Александр - Удар змеи
Прозоров Александр
Удар змеи


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека