Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

слушать. Я как наговорюсь, потом лучше засыпаю. Да и не каждый день мы
новые лица видим.
Грант сел.
- Ну как вам мой сын? - спросил старик.
- Ваш сын?.. - Необычный вопрос озадачил Гранта. - Ну, по-моему, он
просто молодец. То, чего он добился с собаками...
Старик усмехнулся.
- Ох уж этот Брюс со своими собаками! Я вам не рассказывал, как
Нэтэниел сцепился со скунсом? Конечно, не рассказывал. Мы с вами еще двумя
словами не перемолвились.
Его руки скользнули по простыням, длинные пальцы нервно теребили
ткань.
- У меня ведь еще сынок есть, Ален. Я его просто Алом зову. Он сейчас
далеко от Земли, так далеко еще ни один человек не забирался. К звездам
летит.
Грант кивнул.
- Знаю. Читал. Экспедиция на Альфу Центавра.
- Мои отец был хирургом, - продолжал Томас Вебстер. - Хотел и меня
врачом сделать. Должно быть, сильно переживал, что я не пошел по его
следам. Но если бы он дожил до этого дня, он сейчас гордился бы нами.
- Вам не надо бояться за сына, - сказал Грант. - Он...
Взгляд старика остановил его.
- Я сам построил корабль. Конструировал, наблюдал за сборкой. Космос
сам по себе ему не страшен, он дойдет до цели. И парень у меня молодчина.
Если надо, сквозь ад эту колымагу проведет.
Он сел попрямее, при этом подушки сдвинули его колпак набекрень.
- У меня есть еще одна причина верить, что он достигнет цели и
благополучно вернется домой. Тогда я не придал этому особенного значения,
но в последнее время все чаще вспоминаю и задумываюсь... Может быть, на
самом деле... уж не...
Он перевел дух.
- Только не подумайте, я не религиозный.
- Ну конечно же, - сказал Грант.
- То есть ничего похожего, - твердил Вебстер.
- Какая-нибудь примета? - спросил Грант. - Предчувствие? Озарение?
- Ни то, ни другое, ни третье, - заявил старик. - А почти полная
уверенность, что фортуна за меня. Что именно мне было предначертано
построить корабль, который решит эту задачу. Кто-то где-то надумал, что
пора уже человеку достичь звезд и не худо бы ему немного подсобить.
- Можно подумать, что вы подразумеваете какой-то случай, - сказал
Грант. - Какое-то реальное событие, которое дает вам право верить в успех
экспедиции.
- Провалиться мне на месте! - подхватил Вебстер. - Я это самое и
подразумевал. А случилось это событие двадцать лет назад, на лужайке перед
этим самым домом.
Он сел еще прямее, в груди у него сипело.
- Понимаете, я тогда был совершенно выбит из седла. Рухнуло все, о
чем я мечтал. Годы потрачены впустую. Основной принцип, как достичь
необходимых для межзвездных полетов скоростей, никак не давался мне в
руки. И, что хуже всего, я знал, что не хватает пустяка. Осталось сделать
маленький шажок, внести в проект какую-то ничтожную поправку. Но какую?
И вот сижу я на лужайке, настроение хуже некуда, чертеж лежит на
траве передо мной. Я с ним не расставался, всюду носил с собой и смотрел
на него, все надеялся, что меня вдруг осенит. Вы знаете, иногда так
бывает...
Грант кивнул.
- Ну вот, сижу и вижу: идет человек. Из этих, горян. Вы знаете, кто
такие горяне?
- Конечно, - сказал Грант.
- Да... Идет он развинченной походочкой, с таким видом, словно в
жизни никаких забот не знал. Подошел, остановился за спиной у меня,
поглядел на чертеж и спрашивает, чем это я занят. "Космический движитель",
- говорю. Он нагнулся и взял чертеж. Я подумал, пусть берет, все равно он
в этом ничего не смыслит. Да и чертеж-то никчемный.
А он поглядел на него, потом возвращает мне и показывает пальцем:
"Вот, - говорит, - где загвоздка". Повернулся - и ходу. А я сижу и гляжу
ему вслед, не то чтобы окликнуть его - слова вымолвить не могу, так он
меня огорошил.
Старик сидел очень прямо в сбившемся набок ночном колпаке, вперив
взгляд в стену. За окном гулкий ветер ухал под застрехами. Казалось, в
ярко освещенную комнату вторглись призраки, хотя Грант твердо знал, что их
нет.
- А потом вам удалось найти его? - спросил он.
Старик покачал головой.
- Нет, он словно сквозь землю провалился.


Вошел Дженкинс, поставил рюмку на столик возле кровати.
- Я еще приду, сэр, - обратился он к Грунту. - Покажу вам вашу
спальню.
- Не беспокойтесь, - ответил Грант. - Только объясните, я сам найду.
- Как изволите, сэр. Это третья дверь по коридору. Я включу свет и
оставлю дверь открытой.
Они посидели молча, слушая, как удаляются шаги робота.
Старик поглядел на виски и прокашлялся.
- Эх, жаль, не попросил я Дженкинса принести рюмочку на мою долю, -
сказал он.
- Ничего, берите мою, - отозвался Грант. - Я вполне могу обойтись.
- Правда?
- Честное слово.
Старик взял рюмку, сделал глоток, вздохнул.
- Совсем другое дело, - сказал он. - А то мне Дженкинс все время
водой разбавляет.

Чем-то этот дом действовал на нервы... Тихо перешептываются стены, а
ты здесь посторонний, и тебе зябко, неуютно.
Сидя на краю постели. Грант медленно расшнуровал ботинки и сбросил их
на ковер.
Робот, который служит уже четвертому поколению и говорит о давно
умерших людях так, будто вчера подавал им виски... Старик, мысли которого
заняты кораблем, скользящим во мраке глубокого космоса за пределами
Солнечной системы... Ученый, который мечтает о другой расе - расе,
способной идти по дорогам судьбы лапа об руку с человеком...
И над всем этим вроде бы и неосязаемая, но в то же время явственная
тень Джерома А.Вебстера - человека, который предал друга... Врача, который
не выполнил своего долга.
Джуэйн, марсианский философ, умер накануне великого открытия, потому
что Джером А.Вебстер не мог оставить этот дом, потому что агорафобия
приковала его к клочку земли в несколько квадратных километров.
В одних носках Грант прошел к столу, на который Дженкинс положил его
котомку. Расстегнул ремни, поднял клапан, достал толстый портфель.
Вернулся к кровати, сел, вынул из портфеля кипу бумаг и стал перебирать
их.
Анкеты, сотни анкет... Запечатленная на бумаге повесть о жизни сотен
людей. Не только то, что они сами ему рассказали, не только ответы на его
вопросы - десятки других подробностей, все, что он подметил за день или
час, наблюдая, более того, общаясь с ними как свой.
Да, скрытные обитатели этих горных дебрей принимают его как своего. А
без этого ничего не добьешься. Принимают как своего, потому что он
приходит пешком, усталый, исцарапанный колючками, с котомкой на спине.
Никаких новомодных штучек, которые могли бы насторожить их, вызвать
отчуждение. Утомительный способ проводить перепись, но ведь иначе не
выполнишь того, что так нужно, так необходимо Всемирному комитету.
Потом где-то кто-то, исследуя вот такие листки, которые он разложил
на кровати, найдет искомое, отыщет приметы жизни, отклонившейся от
общепринятых человеческих канонов Какую-нибудь особенность в поведении, по
которой сразу отличишь жизнь другого порядка.
Конечно, мутации среди людей не такая уж редкость. Известно много
мутантов, ставших выдающимися личностями Большинство членов Всемирного
комитета - мутанты, но их особые качества и таланты обтесаны
господствующим укладом, мысли и восприятие безотчетно направляются по тому
же руслу, в которое втиснуты мысли и восприятие других людей.
Мутанты были всегда, иначе род людской не двигался бы вперед. Но до
последнего столетия их не умели распознавать. Видели в них замечательных
организаторов, великих ученых, гениальных плутов. Или же оригиналов,
которые возбуждали когда презрение, когда жалость массы, не признающей
отклонения от нормы.
Преуспевал в мире тот из них, кто приспосабливался, держал свой
могучий разум в рамках общепринятого. Но это сужало их возможности,
снижало отдачу, вынуждая держаться колеи, проложенной для менее одаренных.
Да и теперь способности действующих в обществе мутантов
подсознательно тормозились устоявшимися канонами, шорами узкого мышления.
Грант достал из портфеля тоненькую папку и с чувством, близким к
благоговению, прочел заглавие:
"Неоконченный философский труд и другие заметки Джуэйна"
Нужен разум, свободный от шор, не скованный четырехтысячелетними
канонами человеческого мышления, чтобы нести дальше факел, поднятый было
рукой марсианского философа. Факел, освещающий подходы к новому взгляду на
жизнь и ее назначение, указывающий человечеству более простые и легкие
пути. Учение, которое за несколько десятилетий продвинет человечество на
тысячи лет вперед. Джуэйн умер, и в этом самом доме, хоронясь от суда


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Патриций
Посняков Андрей
Патриций


Круз Андрей - За круги своя
Круз Андрей
За круги своя


Шилова Юлия - Хочу все сразу, или Без тормозов!
Шилова Юлия
Хочу все сразу, или Без тормозов!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека