Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
"Мне будет грустно без тебя. Я знаю, ты думаешь, что я тебя не
слушаюсь, что ты мне не нравишься, оттого что не позволяешь мне ничего
делать. Но уж лучше ты мне совсем ничего не позволяй. Я не буду злиться,
только бы ты был со мной".
А пестун просто стоял и смотрел. Он не умел справляться с такими
порывами и, приблизившись к ней, образовал руку. Было видно, как ему
трудно. Но он, весь дрожа, продолжал удерживать руку, и ее очертания стали
мягкими - самую чуточку.
Дуа сказала: "Ой, папочка!", и заструила свою руку вокруг, и сквозь
ее вещество его рука казалась зыбкой и мерцающей. Но Дуа была очень
внимательна и не прикоснулась к нему - ведь ему это было бы неприятно.
Потом он убрал руку, и пальцы Дуа остались сомкнутыми вокруг пустоты.
Он сказал:
"Вспомни про Жестких, Дуа. Они о тебе позаботятся. А мне... мне
пора".
Он удалился, и больше она его никогда не видела.
И вот теперь она смотрела на закат, вспоминала и досадливо ощущала,
что ее долгое отсутствие уже сердит Тритта и скоро он примется ворчать на
Уна, а Ун примется растолковывать ей ее обязанности...
Ну и пусть.


1b
Ун рассеянно ощущал, что Дуа бродит где-то по поверхности. При
желании он мог бы сказать, в каком направлении она от него находится, и
даже на каком расстоянии. Впрочем, осознай он свое ощущение, он был бы
недоволен, так как способность взаимно ощущать друг друга на расстоянии
давно уже начала притупляться, и это было ему приятно, хотя он сам не
понимал, почему. Таков был естественный ход вещей - тело с возрастом
продолжало развиваться.
У Тритта способность к взаимному ощущению на расстоянии не
притупилась, но теперь она сосредоточивалась почти исключительно на детях.
Развитие, безусловно, полезное, но, с другой стороны, роль пестуна,
несмотря на свою бесспорную важность, в сущности, довольно проста.
Рационалы куда сложнее, с грустной гордостью подумал Ун.
Вот Дуа, конечно, была настоящей загадкой. Она так мало походила на
прочих эмоционалей. Тритта это сбивало с толку, и он все больше замыкался
в себе. Ун тоже порой испытывал недоумение и неловкость, но он, кроме
того, ощущал ту особую силу, с какой Дуа индуцировала упоение жизнью, а
одно, по всей видимости, было неотъемлемо от другого. И эта радость
полностью искупала то раздражение, которое она иногда вызывала у него.
И, возможно, странные привычки Дуа также являются необходимым
компонентом целого. Она даже как будто интересует Жестких, а ведь обычно
они обращают внимание только на рационалов. И вновь его охватила гордость:
тем лучше для триады, если в ней незаурядна даже эмоциональ.
Все идет так, как должно идти. В этом заключалась основа, и он
надеялся, что так будет до конца. Когда-нибудь он осознает, что настало
время перейти, и тогда он не будет хотеть ничего другого. Так ему сказали
Жесткие - они заверяли в этом всех рационалов, но добавили, что нужный
момент ему точно укажет его внутреннее сознание. От них же он тут не
должен ждать ни помощи, ни совета.
"Когда ты сам скажешь себе, - объяснял ему Лостен, медленно и внятно,
как принято у Жестких, когда они говорят с Мягкими, словно подбирая
понятия полегче, - что знаешь, почему ты должен перейти, тогда ты
перейдешь, и твоя триада перейдет вместе с тобой".
И Ун ответил:
"Сейчас мне не хотелось бы перейти, Жесткий-ру. Еще столькому можно
научиться".
"Разумеется, левый мой. Ты чувствуешь так, потому что ты еще не
готов".
Ун подумал тогда: "Но я ведь всегда буду чувствовать, что должен
научиться еще многому. Так как же я почувствую, что готов?"
Но вслух он этого не сказал. Он твердо знал, что поймет, когда время
для этого настанет.
Он поглядел на себя и в забывчивости чуть было не выбросил глаз
вперед на придатке - даже самым зрелым рационалам бывают иногда
свойственны чисто детские импульсы. А ведь это совершенно не нужно. Он
способен ощущать себя не менее точно и тогда, когда его глаз плотно сидит
на предназначенном для него месте. Он с удовольствием убедился, что в меру
плотен - красивый четкий абрис, ровные изгибы закругляются в изящно
сопряженные овоиды.
Его тело не обладало ни загадочно пленительным мерцанием, как у Дуа,
ни приятной кубичностью Тритта. Он любит их обоих, но не стал бы меняться



с ними внешностью. И, уж конечно, разумом. Естественно, вслух он этого
никогда не скажет - зачем обижать их? - но он каждый день радуется, что на
его долю не выпали ни ограниченное сознание Тритта, ни - тем более! -
прихотливость мыслительных процессов Дуа. Впрочем, их, вероятно, не
огорчают недостатки подобных типов мышления - ведь они ничего другого и не
знают.
Он вновь смутно ощутил далекое присутствие Дуа и сознательно погасил
это ощущение. Сейчас его к ней не влекло. Не то чтобы он нуждался в ней
меньше обычного, но просто другие интересы были сильнее. Созревание
рационала проявляется именно в том, что он получает все больше и больше
удовольствия от чисто интеллектуальных занятий наедине с самим собой или в
обществе Жестких.
Он постепенно привыкал к Жестким, все сильнее привязывался к ним. Он
чувствовал, что так и должно быть: ведь он - рационал, а Жесткие в
известном смысле - сверхрационалы. (Он как-то сказал об этом Лостену,
самому внимательному из Жестких и, как ему почему-то казалось, самому
молодому. Лостен излучил веселость, но промолчал. Но ведь это же означало,
что он не сказал "нет"!)
Жесткие всегда были рядом с тех пор, как Ун помнил себя. Его пестун
почти все свое внимание и время отдавал последнему ребенку -
крошке-эмоционали. Это было вполне естественно. То же произойдет и с
Триттом, когда отпочкуется их последний ребенок - если только это
когда-нибудь случится. (Ун заимствовал такое уточнение от Тритта, который
теперь постоянно повторял это "если", чтобы упрекнуть Дуа.)
Но так вышло даже лучше. Пестун был все время занят, и Ун получил
возможность начать образование сравнительно рано. К тому времени, когда
произошла их встреча с Триттом, он уже почти избавился от детских привычек
и успел узнать очень многое.
И все-таки их встреча, наверное, навсегда сохранится в его памяти.
Словно бы она произошла вчера и они не прожили с тех пор еще такой же
срок. Разумеется, он видел пестунов своего поколения, но, собственно
говоря, пестунами они становились, только когда начинали взращивать
первого ребенка, а до этого однозначность их мышления была далеко не такой
явной. Совсем маленьким он играл со своим правым братом и не замечал
никаких различий в их интеллектах (хотя различия существовали уже тогда -
теперь, вспоминая, он это ясно видел).
Он примерно представлял себе и роль пестуна в триаде, потому что,
конечно, еще в детстве слышал про синтез.
Но когда появился Тритт, когда Ун увидел его в первый раз, все
изменилось. Впервые в жизни он ощутил какую-то особую внутреннюю теплоту и
интерес к чему-то помимо мыслительных процессов и приобретения знаний. Он
хорошо помнил, как его смутила эта потребность в другом существе.
Тритт, конечно, воспринял их встречу как нечто само собой
разумеющееся. Пестуны ведь твердо чувствуют, что их назначение - быть
основой триады, а потому не испытывают ни смущения, ни застенчивости. Как,
впрочем, и эмоционали. Какую-то сложность это представляет только для
рационалов.
"Вы, рационалы, слишком много думаете", - сказал Жесткий, которому Ун
изложил свои сомнения. Но такой ответ только еще больше запутал Уна -
разве можно "думать слишком много"?
Тритт, когда они встретились, тоже только-только простился с детством
и еще плохо умел замыкаться в себе - от радости он стал по краям совсем
прозрачным, и такое неуменье вести себя даже шокировало Уна. Чтобы
рассеять неловкость, он спросил:
"Мы ведь прежде не встречались, правый?"
"Я тут прежде никогда не бывал. Меня сюда привели", - ответил Тритт.
Оба они прекрасно знали, что произошло: их встречу устроили нарочно.
Кто-то (пестун, думал Ун тогда, но позже он понял, что это был один из
Жестких) решил, что они подойдут друг д

















скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ]
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Роллинс Джеймс - Кости волхвов
Роллинс Джеймс
Кости волхвов


Ильин Андрей - Шпион федерального значения
Ильин Андрей
Шпион федерального значения


Сертаков Виталий - Страшные вещи Лизы Макиной
Сертаков Виталий
Страшные вещи Лизы Макиной


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека