Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Все ее доводы против постоянного присутствия телохранителей Эндрю или игнорировал как не заслуживающие возражения, или опровергал, находя веские контраргументы. Она не могла даже сослаться на законы Мантикоры: с утренней почтой ей доставили особое уведомление Королевского суда, в котором сообщалось, что по запросу Министерства иностранных дел землевладелице Харрингтон (как оказалось, случайно делящей одну телесную оболочку с капитаном Харрингтон) предоставляется ни больше ни меньше чем право на постоянный вооруженный эскорт с дипломатическим иммунитетом.
И вдобавок ко всему этому Лафолле явно спелся с Томасом Рамиресом и заручился молчаливой поддержкой МакГиннеса. Да и Нимиц косвенно выступил на его стороне: настоял на том, чтобы транслировать ей эмоции майора. Честность и преданность которого и без того не вызывали сомнений.
Каких бы то ни было внешних проявлений удовлетворения майор, разумеется, себе не позволил, однако сознание его оставалось открытым, и она смогла оценить это чувство. Кроме того, ей удалось ощутить в нем нечто на удивление знакомое: по всему выходило, что она заполучила второго МакГиннеса, только с пушкой. Из чего следовало, что ее жизнь уже никогда не будет прежней.
В сопровождении телохранителей Хонор вступила в одну из предназначавшихся для персонала транспортных кабин "Гефеста", и размышления о гвардейцах были отброшены, сменившись более насущными. Судя по показаниям индикатора перемещения, кабина быстро приближалась к бару Демпси.
Ко времени ланча посетителей прибавилось, а стройный, светловолосый мужчина уже успел угоститься кренделем и наполовину опустошить пивную кружку. Он сидел спиной к входу, вроде бы не обращая внимания на суету в зале, однако в действительности внимательно следил за происходящим с помощью зеркальной стены за стойкой бара.
Его глаза и выражение лица не выдавали никаких чувств, но на самом деле Денвер Саммерваль был человеком страстным. Правда, страсти свои он умел держать в узде, скрывая их за фасадом ледяного спокойствия, причем делал это настолько хорошо, что порой и сам о них забывал. Он прекрасно понимал, как опасны личные чувства, например гнев или обида, для человека его профессии, однако на сей раз остро сознавал, что привычная ледяная броня дала трещину. Поручение уже не являлось для него обычным заказом: он не мог допустить, чтобы кто-то безнаказанно поднял на него руку.
Уже очень давно никто не осмеливался сделать этого - благодаря репутации, создававшей вокруг него ауру страха. Внушать трепет было приятно, однако по-настоящему Денвер осознавал, насколько это для него важно, лишь в тех случаях, когда его враги не поддавались ужасу.
Сейчас он сидел за кружкой с ничего не выражающим лицом, а его сознание омывала жаркая волна ненависти. Хонор Харрингтон не знала этого, но их пути пересекались и раньше. Из-за нее он потерял источник немалого, хотя и незаконного, дохода, но тогда воспринял это лишь как неблагоприятный поворот фортуны и мстить не стал. Нынче все обстояло по-другому. Столь страстной ненависти ему не доводилось испытывать с тех пор, как герцог Кромарти и пальцем не пошевелил, чтобы помешать Королевской морской пехоте вышвырнуть со службы своего хоть и дальнего, но все же родственника.
Вспомнив о том, что сделали с ним друзья и приспешники Харрингтон, Денвер стиснул зубы. Тэнкерсли ударил его публично: это было унизительно, но терпимо, поскольку, во-первых, помогло ему выполнить заказ, а во-вторых, придало выполнению этого заказа особый шарм. И хотя проклятый капитан ухитрился ранить его, - а окажись выстрел чуть более верным, рана была бы серьезной, - это тоже было приемлемо. Подобно мести, риск был частью его работы, придававшей ей особый, связанный с выбросом адреналина, чувственный вкус.
Но на Грифоне произошло нечто иное. Никакого адреналина, никакого напора, никакой власти, позволяющей ощутить себя ангелом смерти. Только мучительная боль, страх, по мере нарастания этой боли превращавшийся в панический ужас, и в итоге - стыд, который оказался хуже боли.
Томас Рамирес мог считать себя покойником. За смерть этого человека никому платить не придется: расправа над ним станет для Денвера чуть ли не любовным актом. Конечно, он должен выждать время, чтобы никто, прежде всего никто из предыдущих заказчиков, не догадался о подлинных причинах данного убийства, но оно и к лучшему. Ожидание сделает месть слаще, тем более что он покончит с Рамиресом не сразу, сначала он причинит ему боль.
Безразличие на лице Саммерваля сменилось злобным подобием улыбки. Заметив ее в зеркале, он тут же вернул прежнюю маску невозмутимости, однако в душе возликовал. Он знал, как наказать Рамиреса. Безмозглый мерзавец сам подсказал ему верный способ... причем - надо же, как удачно все сложилось - за эту работу уже заплачено.
Сверив по дисплею время, он устроился поудобнее на высоком табурете бара. С момента прибытия Харрингтон Денвер следил за репортажами, ибо не только интервью с ней, но даже сама манера общения с журналистами позволила бы ему лучше понять ее душевный настрой. Однако, хотя все знали, что она вернулась, ей удавалось с поразительным успехом уклоняться от общения с прессой.
Это вызывало некоторое разочарование. Правда, всеми по-настоящему необходимыми сведениями Денвер, тщательнейшим образом изучивший ее послужной список, безусловно, располагал. Из имевшихся сведений со всей непреложностью вытекало, что она станет разыскивать его, горя жаждой мести. А когда разыщет, он ее убьет.
Денвер снова улыбнулся, на сей раз почти мечтательно. Хонор была флотским офицером, хорошим офицером, с каким ему вовсе не хотелось бы встретиться в космическом бою. Он допускал, что у нее достаточно мужества, и знал, что в отличие от большинства флотских, привыкших к космическим расстояниям и битвам с противниками, обозначенными точками на дисплеях, ей случалось встречаться с врагами лицом к лицу и убивать их лично. Однако на дуэли она не дралась никогда, а гибель Тэнкерсли подтолкнет ее к собственной гибели. В данный момент во всей бескрайней Вселенной для нее не существует ничего важнее пролития его крови, и это ему на руку. Денвер уже потерял счет мужчинам и женщинам, выходившим против него к барьеру, пылая праведным гневом, однако он сидит здесь и пьет пиво... в отличие от них. Их ярость была его союзником, ибо подталкивала противника к необдуманным действиям, а находящемуся во власти эмоций дилетанту нечего и надеяться устоять против профессионала. Ему нужно только одно - ждать. Мысленно Денвер уже слышал ее яростный вызов и свой ответ: если вызовут его, то и условия поединка определит он.
Отпив еще глоток пива, Саммерваль мысленно усмехнулся. Некоторые депутаты парламента десятилетиями пытались лишить законной силы Протокол Эллингтона. Когда еще их потуги увенчаются успехом?.. Многие осуждали этот свод правил, находя альтернативный ему Протокол Дрейфуса более приемлемым. Денверу, как правило, удавалось столь успешно вывести жертву из себя, что тяжесть нанесенных ему словесных оскорблений (а то и оскорблений действием, как в недавнем случае с Тэнкерсли) служила достаточным объяснением, почему он настаивал на более жестких правилах.
Протокол Дрейфуса позволял каждому из участников сделать лишь по пять одиночных выстрелов и предоставлял Распорядителю Поля право после каждого обмена выстрелами обращаться к дуэлянтам с предложением о почетном примирении. Дуэли, проводившиеся по этим правилам, в большинстве своем заканчивались первой кровью. В таких условиях Саммервалю приходилось заботиться о том, чтобы первый же его выстрел оказался смертельным, что, конечно же, существенно осложняло жизнь.
По Протоколу Эллингтона поединки проходили совсем иначе: каждый получал полный десятизарядный магазин и волен был стрелять без перерыва, пока его противник не упадет на землю, не выронит оружия или не запросит пощады. Денвер прекрасно владел использовавшимся на Поле Чести архаичным огнестрельным оружием. Старинные пистолеты действовали совсем не так, как привычные для офицеров флота пульсеры, и он ничуть не сомневался, что сумеет всадить в нее самое меньшее три пули, прежде чем она рухнет на землю.
Денвер мысленно увидел на ее лице боль и потрясение, вызванные его первым попаданием. Рана будет болезненной, но не смертельной, и упрямая ненависть заставит ее бороться с болью. Она устоит, но тут ее настигнет вторая пуля. А затем и третья. Фокус заключался в том, чтобы она успела помучиться перед последним, роковым выстрелом. После которого ей уже не понадобится медицинская помощь.
Снова улыбнувшись, он поднял пивную кружку и кивнул своему отражению в зеркале. Ему предстояла славная забава.

* * *

Остановившись в двух метрах от вращающихся дверей, наличие которых на борту космической станции не имело никакого смысла, Хонор глубоко вздохнула. Легкое покалывание пробежало по ее нервам, однако броня самоконтроля осталась незыблемой. Взглянув на своих телохранителей и мысленно порадовавшись тому, что оставила Нимица на "Нике", она сказала:
- Эндрю, Саймон. Надеюсь, вы мне не помешаете?
- Вы наш землевладелец, миледи. Ваши приказы имеют для нас силу закона, - ответил Лафолле.
Хонор вдруг почувствовала, что его рассудительный тон пробуждает в ней совершенно неуместное веселье. Он говорил со всей серьезностью, словно сам верил сказанному, но следующие слова выдали его с головой:
- То, что вы будете рисковать собой, нам не по душе, однако мы не станем вмешиваться, пока Саммерваль не попробует применить по отношению к вам насилие.
- А мне не по душе, когда подчиненные пытаются самостоятельно определять пределы моей компетентности, - тут же отреагировала она.
Желание рассмеяться исчезло, и голос ее звучал хоть и спокойно, но с той холодной властностью, с какой майор при общении с нею еще не сталкивался. Он моргнул - почти моргнул, - и она нахмурилась.
- Не стану растолковывать вам, в чем заключаются ваши обязанности при обычных обстоятельствах, но когда я говорю вам, что вы не станете вмешиваться вне зависимости от того, как будет проходить моя встреча с Саммервалем, я рассчитываю на точное понимание и выполнение моих указаний. Ясно?
Лафолле непроизвольно вытянулся, и с его лица стерлось всякое выражение. До сих пор Хонор не говорила с ним повелительным тоном, но будучи военным до мозга костей, он сразу признал в ней настоящего командира.
- Так точно, миледи, - отчеканил офицер.
Хонор удовлетворилась этим. Разумеется, она понимала, что Лафолле, так или иначе, будет руководствоваться своим чувством долга, который в первую очередь заключался в предотвращении ее гибели. Непривычная к такой опеке, Хонор подозревала, что на этой почве между ними будут возникать трения, - и уважала его готовность отстаивать свою точку зрения. Однако сейчас важно было дать ему понять, что существует черта, преступать которую нельзя. И указать, где эта черта проходит.
- Хорошо, - подвела черту Хонор и, снова вздохнув, выпрямилась. - В таком случае, джентльмены, вперед.

* * *

Дверь позади него отворилась, и Саммерваль увидел в зеркале черный с золотом мундир. Он даже не вздрогнул, хотя вошедшую узнал мгновенно. Она оказалась бледнее, чем на голограммах, которые вдобавок не передавали в должной мере ее красоту, но ошибиться было нельзя. Она принялась шарить взглядом по залу, и в нем уже всколыхнулось предчувствие, однако тут его внимание привлекли неожиданные обстоятельства.
Рядом с Харрингтон, по обе стороны от нее, появились двое мужчин в незнакомой Денверу военной форме. Их манера держаться не оставляла сомнений в том, что это телохранители, и телохранители хорошие. Они не переглядывались, а внимательно смотрели каждый в свою сторону, с порога поделив ресторан на сектора ответственности. Импульсные пистолеты на ремнях этих типов выглядели так естественно, словно они родились с оружием. Саммерваль понятия не имел, откуда они взялись, но сразу понял, что это не просто наемные охранники. Такой поворот событий внушал беспокойство: заказчик ни о чем подобном его не предупреждал.
Неожиданное появление охранников отвлекло его, и пока он пытался определить их место в этом уравнении, Харрингтон уже наполовину пересекла зал, направляясь к нему.
Денвер внутренне собрался. Кем бы ни были эти люди, они являлись второстепенными персонажами, и он сосредоточился на своей добыче. Губы его тронула едва заметная хищная улыбка, но стоило ему присмотреться по-настоящему, улыбка исчезла.
На лице Хонор не было ожидаемой ярости: на нем вообще отсутствовало какое-либо выражение. В душе Саммерваля зазвучал сигнал тревоги, сделавшийся еще громче, когда он заметил, как расступаются перед ней люди. Расступаются непроизвольно, словно угадывая в ней нечто такое, что он привык видеть только в себе. Неожиданно ему захотелось сглотнуть.
Она подошла прямо к нему: единственным признаком, выдававшим какие-либо эмоции, было легкое подергивание правого уголка рта, и Саммервалю вдруг стало трудно сидеть к ней спиной. По хребту пробежали мурашки, словно он оказался взятым на прицел, и Денвер вынужден был напомнить себе, что именно этого он и добивался. Что она ведет себя так, как и планировалось.
- Денвер Саммерваль? - прозвучало ледяное, напрочь лишенное ожидавшейся ярости сопрано, и ему потребовалось усилие, чтобы, перед тем как обернуться, иронически скривить губы.
- Да?
Многолетний опыт отточил его тон, позволив вложить бездну оскорбительного презрения в единственное слово, однако ее глаза даже не блеснули.
- Я - Хонор Харрингтон. - произнесла она.
- Это должно что-то для меня значить? - издевательски осведомился он.
Она улыбнулась. Улыбнулась так, что у Саммерваля неожиданно вспотели ладони: он начал понимать, насколько недооценил эту женщину. Ее глаза, в которых не было и следа человеческих чувств, производили впечатление наведенных на цель ракетных установок. Он ощущал ненависть, однако эта ненависть находилась под полным контролем: не чувство повелевало ею, а она чувством. Инстинкт подсказал Денверу, что ему повстречался хищник, не менее опасный, чем он сам.
- Должно, - спокойно ответила Хонор. - В конце концов, мистер Саммерваль, я та самая женщина, за убийство которой вам заплатил граф Северной Пещеры. Точно так же, как за убийство Пола Тэнкерсли.
Говорила она громко и отчетливо, и после ее слов в ресторане воцарилась мертвая тишина.
Саммерваль опешил. В пределах слышимости находилось никак не менее полусотни людей, а эта сумасшедшая обвинила пэра Королевства в том, что он заказал убийство. В первое мгновение Денвер просто не поверил, что это действительно случилось. Никто - никто! - никогда не обвинял его в платных убийствах, ибо все понимали, чем это чревато. У него просто не могло быть иного выхода, кроме как вызвать на поединок и убить любого посмевшего даже заикнуться об этом. И не только для того, чтобы заткнуть ему рот. Оставив подобное оскорбление не отомщенным, он стал бы объектом всеобщего презрения, и ни один человек чести, ни мужчина, ни женщина, не принял бы впредь его вызов.
Однако ее это не остановило. Она не только обвинила его, но и осмелилась назвать вслух имя заказчика! Денвер не рассчитывал на такой поворот, и сейчас, даже пребывая в растерянности, выругал себя за недальновидность. Никогда прежде никому не удавалось узнать, кто его нанял. Анонимность нанимателей являлась важнейшей предосторожностью, защищавшей обоих, как заказчика, так и исполнителя. Однако Харрингтон знала, кому нужна была ее смерть. Хуже того, она имела в своем распоряжении запись, на которой он, Саммерваль, назвал имя Павла Юнга. Мысли его забегали, соображая, чем это чревато.
Разумеется, учитывая обстоятельства получения записи, она не может служить юридическим доказательством, но частные лица - не судебные инстанции и подобными ограничениями не связаны. Вздумай он сам или Северная Пещера выдвинуть обвинение в клевете, им придется самим опровергать ее слова. И в этом контексте будет не так уж важно, откуда взялась запись и какими средствами добыта. Значение имел лишь сам факт ее существования. Но самое худшее заключалось не в юридических последствиях: если его наниматели узнают, что он, пусть единожды, но проболтался, они...
- Мы ждем, мистер Саммерваль. Ледяное сопрано ворвалось в водоворот его мыслей, и он понял, что уставился на нее, как кролик.
- Мы ждем ответа, подобающего человеку чести. Впрочем, о чем я? - Теперь в ее голосе прорезалось хлещущее, как плеть, презрение, - Какая может быть честь у наемного убийцы? Подобное отребье никогда не вызывает никого к барьеру, если на кону не стоят хорошие деньги. Не так ли, мистер Саммерваль?
- Я...
Денвер встряхнулся, пытаясь вернуть самообладание. Он ожидал вызова с ее стороны, но никак не предполагал, что принудят к вызову его самого. Потрясение вывело его из равновесия: он знал, как следует реагировать, но ошеломляющая скорость, с которой эта женщина расстроила так тщательно взлелеянные планы, буквально парализовала его. Словно впав в ступор, он не мог вымолвить ни слова.
- Молчите, мистер Саммерваль? - произнесла Хонор, пренебрежительно скривившись. - Может быть, это поможет вам найти нужные слова?
И она влепила ему полновесную пощечину.
Этим дело не кончилось. Голова его моталась из стороны в сторону, а Хонор отвешивала одну оплеуху за другой. Снова, снова и снова, пока к ним не обратились все взгляды.
Пытаясь защититься, Денвер схватил было ее за запястье, но Хонор с небрежной легкостью вырвала руку и отступила на шаг. Из разбитой губы на подбородок Саммерваля сочилась кровь, глаза его полыхали безумием. Больше всего ему хотелось броситься на нее, чтобы разорвать голыми руками, но остатки здравого смысла заставили сдержаться. Он не мог этого сделать. Она загнала его в тот самый угол, где так часто оказывались его жертвы: не оставив ему иного выхода, кроме как вызвать ее на поединок.
- Я... - прокашлявшись, он достал платок и утер кровь. Хонор молча ждала, позволив ему совладать с собой. - Вы просто сошли с ума! - выкрикнул он наконец, стараясь, чтобы в его голосе прозвучало искреннее негодование. - Я вас знать не знаю, и никогда в жизни не встречал графа Северной Пещеры. Как вы смеете оскорблять меня, называя наемным убийцей? Не знаю, зачем вам потребовалось затевать эту ссору, но никто не смеет обращаться со мной таким образом!
- А вот я смею, - невозмутимо отозвалась она.
- В таком случае я вынужден потребовать сатисфакции!
- Прекрасно!
В ее голосе впервые прозвучало иное чувство, кроме презрения, и чувство это было столь зловещим, что похолодел не только Денвер Саммерваль.
- Полковник Томас Рамирес - сдается мне, вы уже знакомы - будет моим секундантом. Он свяжется с вашим приятелем... кажется, его фамилия Ливитников? Или на сей раз вы решили нанять другого?
- Я... - Саммерваль осекся и снова сглотнул. Кошмара, который творился сейчас, просто не могло быть! Скомкав в кулаке окровавленный носовой платок, он перевел дух. - Господин Ливитников - мой друг. Я полностью полагаюсь на него во всех делах.
- Ничуть в этом не сомневаюсь, - тут же откликнулась она с беспощадно убийственной усмешкой и блеском в глазах, - ведь вы, конечно же, неплохо ему платите. Передайте своему "другу", чтобы он взялся за изучение Протокола Эллингтона.
С этими словами Хонор повернулась на каблуках и зашагала прочь.

Глава 25




За время отсутствия у Хонор накопилась уйма рутинной бумажной работы, с которой теперь ей приходилось разбираться безостановочно. Хорошо еще, что Эвелин Чандлер в качестве администратора проявила себя ничуть не хуже, чем в качестве боевого офицера. Хонор по большей части приходилось лишь утверждать уже принятые Эвой решения, но даже это было связано с необходимостью ознакомления с безумным количеством данных. Впрочем, Хонор только радовалась такому положению дел: отсутствие свободного времени означало, что изводить себя ей попросту некогда.
Покончив с текущим отчетом, она сделала перерыв и отправила в рот кусочек сыра с тарелки, предусмотрительно оставленной МакГиннесом на ее столе. По всему выходило, что "Ника" будет приведена в готовность и укомплектована личным составом через четыре, максимум пять недель, и это - хотя общее настроение оставалось мрачным - вызывало у нее прилив удовлетворения. Согласно поступавшим донесениям, Звездное Королевство успешно развивало наступление, и Мантикора уже овладела полудюжиной баз Флота НРХ, а вдвое большее число так необходимых Королевству кораблей стены* [Перенос в трехмерность космоса морского термина ship-of-the-line - линейный корабль, в данном случае как обобщение для самых мощных классов кораблей выстраивающихся для боя в "стену" (аналогично линии на море) - Д.Г.] сдалось без боя. Общественность ликовала, но профессиональные военные сомневались в том, что триумфальное шествие продлится долго. Народная Республика была слишком велика, а Комитет Общественного Спасения успел установить контроль над основными центрами управления, флотскими базами и эскадрами Внутреннего флота. Хевениты наращивали свой военный потенциал на протяжении восьмидесяти стандартных лет и до сих пор, несмотря на внутренние неурядицы и военные неудачи, обладали колоссальной огневой мощью.
Это, учитывая вечную нехватку линейных крейсеров, означало, что Пятой эскадре недолго придется числиться в составе Флота Метрополии. Линейные крейсера, успешно сочетавшие в себе мощное вооружение, надежность и маневренность, требовались в полудюжине мест, и Хонор не терпелось доложить о готовности корабля к выполнению боевого задания.
Правда, на сей раз впервые в жизни она разрывалась между служебными обязанностями и долгом иного рода. Рамирес и Ливитников уже подготовили все для ее встречи с Саммервалем. Через два дня должна была состояться дуэль, однако на этом Хонор успокаиваться не собиралась. Она хотела покончить с Павлом Юнгом до того, как поведет корабль в бой, а стало быть, ей следовало разобраться с этим делом прежде, чем поступит приказ о выводе "Ники" из состава Флота Метрополии. Задумавшись об этом, она не сразу услышала звуки, доносившиеся с насеста.
Убедившись, что он завладел ее вниманием, Нимиц принялся раскачиваться из стороны в сторону, делая руками хватательные движения в направлении подноса. Ему ничего не стоило стащить лакомство бесшумно, но его цели были иными. Всецело одобряя намерение убить Саммерваля с Юнгом и ничуть не сомневаясь в ее способности рассчитаться с обоими негодяями, кот твердо вознамерился не дать ей снова впасть в депрессию.
Он щебетал, раскачиваясь с возрастающей амплитудой. Поняв, к чему идет дело, Хонор попыталась убрать поднос, но опоздала. В великолепном прыжке Нимиц пролетел над блюдом, исхитрившись на лету цапнуть стебелек сельдерея, поданного к сыру, приземлился на четыре задние лапы на уголке стола, совершил акробатический кувырок через край и, взмахнув кремово-серым хвостом, исчез со своей добычей под кофейным столиком. Оттуда донеслось торжествующее мяуканье.
- Ах ты паршивец, - промурлыкала она, опускаясь на ковер и заглядывая под столик. Нимиц благодушно урчал, хрумкая лакомством. Сыр налип на его вибриссы, но когда Хонор погрозила пальцем, он быстренько вычесал их средней лапой. - Конечно, что сцапал, то твое, но все мы знаем, как это сказывается на твоем желудке, так что не вини меня, если за ужином...
Сигнал вызова заставил ее замолчать и резко выпрямиться. Распрямляясь, Хонор приложилась макушкой к столику; косичка несколько смягчила удар, однако он все равно был ощутимым. Настолько, что она снова села на ковер.
Пока она поднималась и потирала затылок, МакГиннес вышел из буфетной, подошел к коммуникатору и нажал кнопку приема.
- Каюта капитана. Главный стюард МакГиннес.
- Говорит дежурный офицер связи. Можно ли соединиться с капитаном? Ее вызывает флагманский корабль.
- Сейчас она подойдет, лейтенант Хэммонд, - ответил Мак и посторонился, пропуская к коммуникатору все еще потиравшую голову Хонор. Увидев ее на экране, лейтенант прокашлялся.
- Вызов с флагмана, капитан. Это адмирал.
- Спасибо, Джек.
Хонор заправила на место несколько выбившихся прядей, торопливо одернула мундир, села и кивнула:
- Соединяйте.
- Слушаюсь, мэм.
Экран мигнул, и вместо лейтенанта Хэммонда на нем появился адмирал Александер.
- Добрый день, сэр, - улыбнулась Хонор. - Чем могу быть полезна?
- Добрый день, капитан, - сказал он и едва заметно покосился в сторону МакГиннеса.
Стюард понял его без слов и мгновенно удалился.
Несколько мгновений адмирал пристально рассматривал Хонор. Произошедшие в ней перемены были очевидны, они и радовали, и беспокоили. Он не знал, как отреагирует она на то, что услышит.
- Мое дело не касается непосредственно службы, дама Хонор, - сказал Белая Гавань. Она молча кивнула. Граф вздохнул, надеясь, что она этого не заметит, и без лишних предисловий перешел к сути дела. - Думаю, вы понимаете, что о вашей встрече с Саммервалем широко известно?
Хонор снова кивнула, но взгляд ее сделался более суровым.
- Я так понимаю, - продолжил адмирал, - что при всей конфиденциальности некоторых подробностей сам вызов был сделан... публично. Меня только что предупредили о том, что пресса проявляет ко всей истории повышенный интерес, и репортеры всех основных каналов собираются присутствовать при дуэли.
Он сделал паузу, а когда увидел, как ее рука сжалась на подлокотнике, продолжил:
- Ну и кроме того, дама Хонор, поднят неслыханный шум вокруг допущенных вами в ресторане высказываний. Насчет ваших точных слов существуют расхождения, но все сходятся на том, что вы спровоцировали Саммерваля на вызов.
Хонор снова кивнула. Не понимая, является это знаком согласия или просто подтверждением того, что его слова услышаны, адмирал потер бровь не характерным для него нервным жестом.
- Дама Хонор, - заговорил он снова, уже догадываясь, что разговор окажется намного сложнее, чем предполагалось. - Я не думаю, что какой-либо разумный человек осудит вас за ваши намерения. И репутация Саммерваля, и тот факт, что это он спровоцировал капитана Тэнкерсли на оскорбление действием, хорошо известны. Не могу сказать, чтобы предстоящий поединок меня радовал: я вообще являюсь противником дуэлей, а мысль о том, что вам придется сразиться с профессиональным убийцей его же оружием, не добавляет оптимизма, однако в данном случае вы осуществляете свое право.
Граф в очередной раз умолк, но, не дождавшись с ее стороны никакого отклика, подытожил:
- К сожалению, некоторые представители средств массовой информации упоминали и об обвинениях, выдвинутых вами в адрес графа Северной Пещеры.
Адмирал вновь замолк, но на сей раз его голубые глаза настоятельно требовали ответа.
- Не могу сказать, что удивлена этим, сэр, - сказала она.
Он нахмурился и вновь потер бровь.
- С чего бы вам удивляться, капитан, коль скоро вы сами сочли возможным об этом заговорить? Но мне хотелось бы знать, намеренно ли вы сделали подобное заявление публично?
- Да, сэр, - ответила Хонор после недолгого размышления.
- Зачем? - спросил он хриплым от тревоги голосом. - Почему?
- Потому что эти обвинения соответствуют действительности, сэр. Павел Юнг нанял Саммерваля убить Тэнкерсли и меня. Он особо оговорил то, что Пола следует убить первым, чтобы я перед смертью как следует помучилась.
- Дама Хонор, вы отдаете себе отчет в своих словах? Вы обвиняете пэра Королевства в том, что он нанял убийцу!
- Да, сэр.
- И вы располагаете доказательствами столь чудовищного обвинения?
- Разумеется, сэр, - бесстрастно ответила она, и его глаза расширились.
- В таком случае, почему вы не предъявили их властям? Закон разрешает сражаться на поединке, но не нанимать за деньги профессионального дуэлянта. Это преступление.
- Сэр, я не прибегла к помощи закона, поскольку мои доказательства не могут быть приняты судом, - Адмирал нахмурился, и Хонор добавила: - Однако они абсолютно достоверны. Саммерваль сам признался в этом в присутствии свидетелей.
- Каких свидетелей? - резко спросил граф.
- Простите, сэр, но при всем моем уважении к вам от ответа на этот вопрос я вынуждена уклониться.
Глаза адмирала сузились, и Хонор почти физически ощутила гнетущую тяжесть его взгляда.
- Понятно, - сказал он после зловещей паузы. - Ваши улики - полагаю, речь идет о какой-то записи - были получены не вполне законным путем, и вы укрываете тех, кто это сделал. Так?
- Сэр, я почтительно прошу избавить меня от необходимости отвечать.
Хэмиш хмыкнул, но настаивать не стал. Однако едва Хонор вздохнула с облегчением, он подался вперед и сурово спросил:
- Вы собираетесь вызвать на дуэль и графа Северной Пещеры, дама Хонор?
- Милорд, я хочу, чтобы восторжествовала справедливость.
Адмирал на миг прикрыл глаза.
- А я хочу, капитан, чтобы вы хорошо обо всем подумали. Обстановка в палате лордов остается чрезвычайно сложной. Правительству с трудом удалось добиться объявления войны, и оно по-прежнему не имеет устойчивого большинства. Более того, в вопросе о войне позиция Северной Пещеры имела едва ли не решающее значение, и любой скандал, связанный с его именем - особенно если в нем будете замешаны вы! - может повлечь за собой ужасающие последствия.
- А вот это, милорд, меня не волнует, - невозмутимо ответила Хонор.
- А должно бы! Если оппозиция...
- Милорд...-резко произнесла она, впервые в жизни позволив себе перебить адмирала, - на данный момент оппозиция значит для меня очень мало. Человек, которого я любила, убит, и сделано это по приказу Павла Юнга.
Александер попытался прервать ее, но Хонор не позволила.
- Для меня это очевидно, да и для вас, думаю, тоже, однако доказать его вину в суде невозможно. Таким образом, у меня остается единственный выход. Законы нашего Королевства предоставляют мне право на поединок, и я намерена воспользоваться этим правом, невзирая ни на какие политические соображения.
Она осеклась, устрашенная тем, что позволила себе подобный тон в разговоре с адмиралом, да еще с этим адмиралом. Однако взгляд его Хонор встретила не дрогнув, и ее собственные глаза были тверды, как агат.
На миг воцарилась хрупкая тишина. Потом Хэмиш расправил плечи, глубоко вздохнул и сказал:
- Поймите, дама Хонор, меня волнует не граф Северной Пещеры. И даже не Правительство - во всяком случае не в первую очередь. Меня волнуете вы и последствия тех действий, которые вы намерены предпринять.
- Последствия я готова принять на себя, милорд.
- А вот я - нет! - впервые за время разговора адмирал повысил голос, и глаза его вспыхнули. - Правительство герцога Кромарти устоит, но если вы вызовете Павла Юнга на дуэль - хуже того, если вы его вызовете и убьете! - оппозиция взорвется. Вы в курсе, что история с трибуналом накалила обстановку? Так вот, капитан, это будет в тысячу раз хуже! Оппозиция потребует вашу голову на блюде, и герцогу не останется ничего другого, как преподнести ее им. Неужто вы этого не понимаете?
- Я не политик, милорд. Я офицер, - ответила Хонор, не пытаясь отвести взгляд, однако в ее голосе, неожиданно для нее самой, прозвучала нотка обиды. Почувствовав, как нуждается она в его понимании, Хонор торопливо вскинула руку. - Мне известен мой долг перед Королевством, но разве Королевство не имеет обязательств передо мной? Неужели Пол Тэнкерсли должен был умереть только потому, что у человека, ненавидящего меня, хватило денег, чтобы оплатить убийство? Пропади все пропадом, сэр, но я в долгу перед Полом! И перед собой!
Белая Гавань вздрогнул, потом медленно покачал головой.
- Я сочувствую вам, капитан. Но мне уже случалось говорить, что прямая атака не всегда лучший способ добиться своего. Действуя таким образом, вы поставите крест на своей карьере.
- Милорд! - воскликнула она с отчаянием в голосе, но по-прежнему не отводя глаз. - Единственное, что мне нужно от моей Королевы и моего Королевства, - это справедливость! Мне не нужно больше ничего, но право на справедливость есть у каждого из нас. Разве не это отличает нас от хевов?
Адмирал поморщился, и она продолжила уже тихо и почти умоляюще:
- Я не разбираюсь в политике, сэр. Мне не дано понять, что дает Павлу Юнгу право уничтожать все, к чему он прикасается, и уходить от возмездия по причине важности компромисса и политического консенсуса. Но что такое долг и обычная порядочность, мне понятно. Равно как и что такое справедливость. И раз мне не у кого просить, я добьюсь ее сама - во что бы то ни стало.
- И положишь конец своей карьере, - сказал Александер, и теперь просящие нотки проскользнули в его голосе. - Конечно, дуэли не запрещены и трибунал вам не грозит, но с командованием придется расстаться вне зависимости от того, насколько оправданы ваши действия. Если вы убьете его, у вас отберут "Нику", Хонор. Вас спишут на берег, и ни я, и ни кто другой ничего не сможет сделать.
Впервые в жизни адмирал обратился к ней, использовав не титул или звание, а имя, и она поняла, что доходившие до нее слухи верны. То ли благодаря дружбе с Курвуазье, то ли потому, что он верил в нее, но Белая Гавань считал ее карьеру своим личным делом. Возможно, из этого следовало, что она должна согласиться с ним или, по крайней мере, внимательнее отнестись к его доводам, но на сей раз - только на сей раз! - требование Александера превосходило ее возможности.
- Прошу прощения, сэр, - тихо произнесла она, - но если за справедливость мне придется заплатить своей карьерой, я заплачу эту цену. У меня нет выбора: на этот раз кто-то должен призвать Юнга к ответу.
- Капитан, - сурово сказал граф, и глаза его сверкнули гневом, - возможно, упрямство не позволяет вам понять это, но ваша карьера важнее дюжины Павлов Юнгов. Вы не хуже меня знаете: из того, что сейчас мы разносим флот хевенитов, вовсе не следует, что это продлится вечно. Мы ведем войну за выживание Королевства! Флот пестовал вас тридцать лет, сделал вас оружием, и вы не имеете никакого права - никакого! - лишить Флот этого оружия. Вы говорите о долге, капитан? Так вот, ваш долг - это долг перед Королевой, а вовсе не перед собой.
Побелевшая как мел Хонор открыла рот, но адмирал не дал ей вымолвить ни слова.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Сладости ада, или Роман обманутой женщины
Шилова Юлия
Сладости ада, или Роман обманутой женщины


Василенко Иван - Подлинное скверно
Василенко Иван
Подлинное скверно


Аникина Наталья - Театр для теней. Книга 1
Аникина Наталья
Театр для теней. Книга 1


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека