Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

раздались голоса, Федор вытянул шею.
- Где? Который?
- Вон! В корзне! На карем коне! Рать ведет!
Михаил, и верно, скакал в рядах своей дружины и, вырвавшись из узости
ворот, - копыта гулко и глухо протопотали по дереву мостового настила -
вырвал из ножен саблю и ринул первым в гущу осаждающих москвичей. Сабля
его, прочертив молнийный след, ударила в мягкое, потом проскрежетала по
вражескому шелому. Противники вспятили.
- Поджигай! - бешено орал Михаил. Сзади бежали пешцы, полк Федора
вступал в бой. Ратники топорами рубили туры. Михайло в разорванном,
взвихренном корзне уже рубился напереди. Битва ширилась. Все новые и новые
тверские дружины выбегали и выезжали из ворот. Две осадные башни уже
пылали.
Федор, обеспамятев, рвался вперед, за князем, не усмотрев, что пеший
полк остался назади и начал втягиваться назад, в ворота. Михайло скакал по
полю, все так же бешено врезаясь в ряды москвичей, дружинники неслись
вослед своему князю. Вдруг сбоку, слева, прихлынула иная рать. Федор
оборотился, вздевши топор, ударил кого-то, был сбит с ног, через него
бежали, спотыкались, прыгали. Он поднялся на четвереньки, яро рыча, хотел
было встать, но тут на него налетел какой-то молодой парень в кольчатой
рубахе и шишаке, схватил Федора за шею, и они оба покатились покатом в
истоптанную траву. Рядом рубились, отступали, напирали вновь, а эти двое,
грызя друг друга, не в силах дотянуться и до ножа, все катались по земле,
пыхтя, добираясь до глаз и до горла.
- Грызи меня, грызи! - яростно бормотал Федор, постепенно
освобождаясь. Парень был молод противу него, да увертлив, и все не
удавалось заломить ему руки за спину. Он было и перемог, но парень,
нежданно извернувшись, вырвал нож и ткнул в руку ниже короткого рукава
кольчатой рубахи. Федор споткнулся, и тут его ударил под дых сапогом
какой-то московский ратник.
- Не трожь, мой! - яростно закричал парень в кольчуге, замахиваясь
ножом на ратника, и стал крутить руки Федору арканом. Завидя, что у того
льется кровь, парень грубо перевязал ему предплечье и погнал перед собою,
уводя полоняника в свой стан.
Скоро они достигли коноводов с оседланными конями. Парень, боярчонок
видно, заметил наконец, что Федор вовсе не может идти и начинает валиться
наземь. Поднял его, довел до коня, которого держал какой-то густобородый,
самого мирного вида мужик, который тут же достал целебной травки, распорол
рубаху на Федоре и перевязал ладом раненую руку. Парень, видя, что кровь
все идет, даже перепал немного, видно боялся потерять захваченного
полоняника. Федора посадили на конь, арканом, чтобы не убежал и не упал,
привязали к седлу. Парень, кивнув мужику, устремил снова в бой, а Федор,
безнадежно оглядываясь назад, поволокся куда-то в глубину московского
стана. <Прощай, батяня!> - вымолвил он, ощутив невольную мокроту глаз.
К вечеру бой у ворот начал стихать. Москвичи отступили, оставив
истоптанное, покрытое трупами поле, а тверичи, уничтожив и изуродовав
туры, тоже отошли назад, в город. Князь до самого вечера дрался в гуще
сражения, прикрывая отступленье своих полков. Уже когда в сумерках
протяжно затрубили рога и начал затихать бой, он оглянул еще раз смутное
кровавое поле и строящиеся вдали ряды московских дружин, поднял над
головою кровавую саблю, погрозил ею туда, во тьму, и въехал в город на
шатающемся, в пене, загнанном скакуне. Нет, он не искал в этот день
смерти! Но и жизни своей не щадил, понимая, что за каждого сраженного
ратника, за каждого людина, уведенного в полон отвечать пред Господом
придется ему одному.
На второй приступ москвичи уже не рискнули. Отступивши со всех сторон
от городских стен, они начали рыть канаву и ставить острог, окружая Тверь
полукольцом укреплений. Тверская рать выходила в поле еще не раз,
завязывались стычки, все более трудные для осажденных. Наконец, стена из
заостренных кольев и легких башен с навесами и бойницами для лучного боя
опоясала Тверь. Москвичи подогнали собранные по берегу лодьи и на судах
навели два моста через Волгу, выше и ниже города, заняли Отрочь монастырь
и полностью окружили город. Осадою явно руководил опытный в ратном деле
муж, один или несколько, почему в результате полутора недель муравьиной
работы всего войска Тверь была окружена и замкнута так, что даже гонцы с
великим трудом прорывались в город и вон из города.
На четвертый, пятый ли день после отбитого приступа к Твери подошла
собранная с великою поспешностью новогородская рать. Бояре Великого Нова
Города мстили за разграбленный Торжок.
Посланные в зажитье рати пустошили Тверскую волость, стадами угоняя
скот, целыми деревнями уводя полоняников. Михаил ждал, надеясь на
обещанную помочь. Проходил август - подмоги не было. Потом от пробравшихся
сквозь московские заставы слухачей вызналось, что литовская рать подходила
было к Твери, но, нарвавшись на сильные московские заслоны, отступила, не
принявши боя. Последняя надежда рухнула, тем паче, что и из Орды не было



радостных вестей. Мамай медлил. Быть может, не мог собрать ратных, быть
может, его задерживали Черкес или Тимур, но не было помощи и из Орды. (А
когда она подошла, было уже слишком поздно, и Мамай тоже не решился
напасть на Дмитрия, ограничившись новым грабежом окраин нижегородской
земли.)
Проходили дни. Редкий без какого-нибудь приступа. Ратники исхудали и
почернели от недосыпа. Город изнемогал. Шел уже двадцатый день осады, и,
кроме новых и новых сведений о грабежах и погроме тверской земли, князь не
получал никаких иных вестей. Фряги обманули его! Обманул и Мамай, обманул
и Ольгерд. Все они отступились от обреченного города.
Михаил сам обходил стены, дома почти не спал, раз за разом кровавил
саблю и видел, что личное мужество - ничто там, где дерутся друг с другом
тысячи.
Его берегли. Многажды грудью защищали от направленных в него стрел. И
все-таки Михайло чувствовал себя предателем. Он предал Тверь, обрек на
уничтожение, плен, голод и смерть свою волость, и - ради чего?
Онисима, давнего своего знакомца, Михаил повстречал случайно и сперва
не узнал прежнего Оньки в старом, перевязанном кровавою заскорузлой
тряпицею и уже седом мужике. Поседел Онька, узнавши о гибели второго сына.
Встретив князя, он робко поклонился ему, намерясь отступить в
сторону. Князь, в броне и шеломе, стоял перед ним, вглядываясь в лик
ратника слепым, невидящим взором.
- Это я, Онька! - решился подать голос мужик.
- Онька? Онисим! - бледно усмехнул Михайло, припоминая, и вдруг
померк. Горячею горечью окатило сердце.
- Ты что? - вопросил он.
- Сына потерял! Второго! - просто ответил ратник.
Они молчали, стоя друг против друга. Говорить было не о чем.
Смеркалось. Изредка над головою посвистывали стрелы.
- Чую, что и нашу сторону пограбят тою порой! - осмелев, видя, что
князь не уходит, высказал Онисим и снова умолк.
- Помочи нет и не будет! - ответил Михайло сурово. И поднял светлые,
отчаянные, все еще молодые глаза: - Ольгерд не придет!
- А Мамая, того и вовсе не надо бы! - раздумчиво, покачав головою,
возразил Онька. - Как уж опосле Щелкановой рати... - Он не докончил.
Михайло понял его, кивнул головой. У него застрял ком в горле. Он не мог
пережить плена единого сына, а тут - двое, и, верно, пока этот ратник
стоит с ним на стене, охраняя княжеский город, новгородские ратные
пустошат Онькину деревню, забирают в полон семью, бесчестят дочерей,
угоняют скотину...
- Что делать, Онисим, скажи?! - почти выкрикнул он.
- Что ж молвить тебе, княже?! Надобно, изомрем! А токмо, ежели помочи
не добыть ниоткуда, - мирись! Рано ли, поздно, а перед такою громадою
войска - не устоять! Видать, не наше теперича время!
Князь молча, опустив голову, прошел дальше по стене. Так и не понял
Онисим, то ли слово молвил Михайле, по нраву ли? И внял ли ему, не
огорчился ли князь?
Но еще два дня спустя ворота отворились, и из города выехали с белыми
платами в руках совлекшие с себя шеломы всадники. Они толпою окружали
епископа Евфимия, который шел пеший, вздымая в руке большой напрестольный
крест. Начались переговоры о мире. Было уже первое сентября. В Твери и в
ставке великого князя московского подписывались грамоты, бояре ездили туда
и сюда, утихла перестрелка.
В грамоте, которую вновь перечитывал Михаил, начинавшейся словами:
<По благословенью отца нашего Алексия, митрополита всея Руси>, его,
Михаила, называли молодшим братом великого князя московского, обязывали
<блюсти и не обидети> вотчины великого князя Дмитрия и земли Великого
Новгорода, <не вступати> в Кашин и в то, что <потягло к нему>. Уряживались
дела порубежные. К чести Дмитрия и его руководителя, владыки Алексия, они
не отбирали у Михайлы тверских волостей, оставляли волю всем боярам,
избравшим того или иного князя, и лишь для двух человек, Ивана Вельяминова
и Некомата, делалось исключение. Села их великий князь забирал под себя.
Михаила обязывали давать путь чист новогородским гостям, не накладывать на
них и не изобретать новых вир и пошлин. И выступать заедино с братом своим
старейшим против татар или Ольгерда, с которым его обязывали порвать
прежний ряд.
<Вот и окончено!> - думал Михайло с тяжелым горьким отчаянием,
понимая, что, заключив этот ряд, он уже никогда, ни в какие самые
несчастливые для Москвы годы, не восстанет на Дмитрия и не захочет
переиграть историю и судьбу. Кончено! Ныне он отрекается от всего: борьбы,
гнева и злобы, гордой мечты быть первым в русской земле, мечты,
потребовавшей слишком большой, уже не оплатной ничем кровавой дани.
Кончено! Как написано в грамоте - <всему сему погреб!> И завтра он
поцелует крест <к брату своему старейшему Дмитрию> за себя, и за сына
Ивана, и за весь род, навсегда уступая Москве великое владимирское


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 [ 148 ] 149 150 151 152 153
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сапковский Анджей - Свет вечный
Сапковский Анджей
Свет вечный


Воробьев Александр - Ронин
Воробьев Александр
Ронин


Шилова Юлия - Я убью тебя, милый
Шилова Юлия
Я убью тебя, милый


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека