Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Михайло Тверской воротился из Литвы в самом начале июня и начал
собирать рати. Через месяц с небольшим (13 - 14 июля) прибыл из Орды
Некомат с татарским послом Ачиходжею и с ярлыком от Мамая и хана на
великое княжение владимирское. Михайло тотчас отправил Дмитрию взметную
грамоту, слагая крестное целование, а на Углече Поле и в Торжок послал
своих наместников с вооруженною ратью. Так началась последняя тверская
война, самая короткая и, быть может, самая яростная из всех предыдущих.
На этот раз, наконец, москвичи оказались готовы вовремя. Дружины уже
были собраны, полки уряжены, и князья ждали только приказа, дабы выступить
тотчас, не стряпая.
Гонец со взметною грамотою достиг Москвы семнадцатого числа. Дума
собралась немедленно, и уже через несколько часов во все концы понеслись,
насмерть загоняя лошадей, конные вестоноши. Глухой топот копыт,
пролетающий, взвихрив пыль на дороге, одинокий всадник. Война! Баба у
колодца роняет кленовое ведро, стоит, глядя из-под ладони вдаль: какая, с
кем? Неужто татары?!
Двадцать девятого июля <князь великий Дмитрий Иванович, собрав всю
силу русских городов и со всеми князьями русскими совокупяся... с Волока
пошел ратию к Тфери, воюя волости тверьскыя> - записывал тогдашний
летописец. Следовательно, двух неполных недель хватило на сбор войск и на
их подход к Волоку-Ламскому?
С московскою и коломенскою ратью Дмитрия (от Коломны до Волока более
двухсот верст) шли князья - <кождо от своих градов и со своими полкы>:
тесть его, князь Дмитрий Костянтиныч Суздальский (от Нижнего до Волока
более пятисот верст), князь Владимир Андреевич (от Серпухова до Волока
двести верст), князь Борис Костянтиныч Городецкий (от Городца тоже пятьсот
верст) и князь Дмитрий Костянтиныч Ноготь-Суздальский, князь Андрей
Федорович Ростовский (триста пятьдесят верст), князь Семен Дмитрич, князь
Иван Васильич Смоленский (тоже триста-четыреста верст), князь Василий
Васильич Ярославский (четыреста с лишком верст), князь Роман Васильич
Ярославский, князь Федор Романович Белозерский (шестьсот верст!), князь
Василий Михалыч Кашинский, князь Федор Михалыч Моложский (четыреста
пятьдесят верст), князь Андрей Федорыч Стародубский (поболее двухсот
верст), князь Василий Костянтиныч Ростовский, князь Александр Костянтиныч,
брат его, князь Роман Михайлович Брянский (пятьсот верст), князь Роман
Семеныч Новосильский (четыреста верст), князь Семен Костянтиныч
Оболенский, князь Иван Тарусский <и вси князи русстии, киждо со своими
ратьми и служаще князю великому, и окружная места тяжко плениша...>
Иными словами, выступили все владимирские князья и большая часть
князей так называемых верховских княжеств, расположенных за Окою.
Когда складываешь все эти цифры расстояний, делишь на количество
дней, на среднюю скорость движения даже конницы с обозами (сорок - сорок
пять верст в сутки), становится ясно одно: почти никто из союзных князей
за две недели второй половины августа не то что подойти, но и собрать
полков попросту не успел бы. Ни из Городца, ни из Нижнего, ни из
Ярославля, не говоря уже о Белозерске или Новосиле. А мы, прикидывая
расстояния, не учли еще всех извивов и неровностей пути, переправ и иных
задержек. И это не были легкие конные дружины, это была действительно
огромная армия, которая <тяжко облегла> Тверь. То есть в походе
участвовали пешие полки, городовая рать, а возможно, и сельское ополчение.
Решительно никак не получается, чтобы подобная армия собралась в указанный
двухнедельный срок! А значит, ратные силы Владимирской земли уже были
собраны, и сбор их начался, по крайней мере, вслед за убийством Сарайки,
то есть за четыре месяца до начала войны. Но вот вопрос: против кого они
изготовились? Ольгерда? Мамая? Ведь о ханском ярлыке Михаилу еще никто
ничего не знал! Как и о том, что способны натворить Сурожский гость
Некомат с Иваном Вельяминовым! (И почему, кстати, Иван остался в Орде, где
продолжал зваться московским тысяцким?!)
Конечно, москвичи могли ожидать, невзирая на заключенный мир, нового
Ольгердова набега еще весною, когда Михайло уехал в Литву. Еще вероятнее
было ожидать нашествия Мамая в отместье за уничтожение своего посольства.
Хотя вряд ли затевался русичами в ту пору крестовый поход против Орды -
как полагают иные исследователи, своих бед хватало на Руси! Да и долгие
пересуды на княжеском сойме говорят скорее о желании заключить мир с
Мамаем, чем о жажде повести ратников в ордынские степи. И все же полки
были собраны. И ждали боя. С кем?
Тайная дипломатия Рима и Генуи, развязавшая эту войну, не учла
суровой решимости русичей в любом случае воевать за свою землю и
отстаивать духовные идеалы Родины. Ожидали, что все произойдет так же, как
в Византии. Слишком многого ждали от измены тысяцкого. Медлили с помощью.
Но москвичи на сей раз, наученные опытом предыдущих литовских
набегов, обогнали всех, не давши врагам выступить совокупными силами. Ни
Мамай, ни Ольгерд попросту не успели бы вмешаться (да и не очень хотели,
как прояснело впоследствии!), ибо за те полтора месяца, в которые все и
началось и закончилось, собрать большие армии и повести их за тысячу верст



на Москву было бы невозможно.
Две недели (только-только домчать до Орды!) на выступление войск.
Первого августа был взят приступом всех ратей Микулин, и уже повели в
полон захваченных горожан. А пятого августа, на заре, в канун Спасова дня,
Дмитрий с войсками уже подступил к Твери, сжег пригородные посады и
церкви, разорил села по волости и восьмого, через три дня, на память
святых мучеников Дементия и Емельяна, в среду утром, подведя туры и сделав
примет у стен, от Тьмацких ворот повел приступ к городу.

ГЛАВА 77
Онисим с тяжелым сердцем покидал на сей раз родимые хоромы. Мнилось,
и не узрит больше! То ли погибнет сам, то ли деревню сожгут. Шел вдвоем с
Федором. Коляню и подросшего Ванчуру сорок раз предупреждал:
- При первой вести о московитах гоните скотину в Манькино займище и
сами туды схоронись! С добром, со всема! Сруб у меня поставлен на болоте,
засеки поделаны, ни един черт не найдет! Ты, Недаш, и с Колянею, гляди,
парня какого в сторожу посылай! - И еще издали, привставая в седле,
прокричал: - Телегу! Телегу с собой забирай! - Представил, как погонят
телегу чужие ратники, груженную его же добром, запряженную Онькиной
лошадью, да поведут назади связанных Таньшу с девками - худо сделалось!
Ехал, вздыхал. Федор поглядывал сбоку на отца. Ражий парень, видный, а
оженить за боями да за походами так и не успел! Убьют - хоть корень
оставил бы на земле, паренька там али девоньку... Сзади топотали кони
двоих Недашевых. Четверо ратников (и у двоих - брони!) посылала деревня на
защиту Твери.
Когда переправились в город, уже все толковали о подходе московских
ратей. День и ночь скрипели возы, спешно свозили остатний хлеб из
деревень. Тут бы жать! А какое жнитво - по всем дорогам конная сторожа.
Села - вымерли. В город спешно завозят сено, гонят и гонят скотину, и уже
тесно от нее становит по дворам.
- Война все съест! - толкуют бывалые ратники.
Онисим, как и другие пожилые ополченцы, занял место в городовом
полку, на защите стены со стороны Дмитровской дороги. Федор, как ни берег
Онька парня, оторвался на сей раз от родителя-батюшки, наряженный в конную
полевую сторожу.
Пятого августа, утром, из дальних лесов начали выливаться полк за
полком московские рати. С высоты стен видно было: словно бесчисленные
муравьиные рои оползали город. Как-то враз и зловеще вспыхнули хоромы в
загородье. Комонные московиты - вот они! Уже подскакивали к стенам,
пускали стрелы. Одного непроворого задело-таки, высунулся из-за заборол.
Раненого отволокли вниз, отдали жонкам-знахаркам...
Онька извелся в этот день, все гадал о Федоре: жив ли? Тверская
конная рать выходила в поле, в сшибках - видать было со стен - являлись и
раненые и убитые. Поздно уже он отпросился у боярина. Долго разыскивал,
пока наконец в какой-то клети у Тьмацких ворот, среди вповалку спящих
молодцов, не отыскал Федора. Потискав за плечи спросонь плохо понимавшего
что сына, Онисим отправился назад. Его окликали дозорные, прошали грубо,
почто шастает ночью.
Воротясь к своим, Онисим влез по ступеням на заборола глянуть в ночь.
Костры горели, точно россыпь светляков, по всему окоему. Сила к городу
подошла несметная.
На другой день продолжались сшибки, москвичи разъезжали вдоль
городских стен по-за валом. Там и тут реяли княжеские стяги. Вся сила
Владимирской земли и верховских княжеств собралась под стенами Твери. К
Тьмацким воротам, на той стороне, начали пододвигать высокие скрипучие
башни на колесах - туры. Ратники тащили вязанки хвороста, прикрываясь
щитами, забрасывали ими ров - делали примет. Вот вдали промаячил узорный
колонтарь и красное корзно какого-то воеводы. <Сбить бы такого!> -
мечтательно произнес кто-то рядом с Онисимом.
Сменяясь, ели кашу. Ждали. Многие откладывали ложки - не елось перед
боем! Прим°т продолжали наваливать и ночью, к утру ров был почти полон.
Вновь подвигали туры. Подходили, подтягиваясь, полки.
Приступ начался утром на третий день осады. Там, у Тьмацких ворот,
нарастал и ширил натужный крик, медленно, колыхаясь, двинулись осадные
башни. Воздух затмило от мельканья летящих туда и оттуда стрел.
Уже лезли по примету наверх, уже волокли лестницы, уже тяжким, с
окованною вершиной, бревном, подвешенным на цепях, готовились расшибать
ворота, как створы их отворились сами и, не видные отсюда, навстречу
московитам высыпали тверские конные дружинники. Онька, не ведая, что с
сыном, стоял и молча молился. Бой кипел уже у осадных тур.
Федор, Онисимов сын, был в спешенной стороже у самых ворот. Когда
створы их отворились и мимо него, пригибаясь в седлах и все убыстряя и
убыстряя бег, прошла на рысях тверская кованая рать - <Князь! Князь!> -


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 [ 147 ] 148 149 150 151 152 153
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Браун Дэн - Цифровая крепость
Браун Дэн
Цифровая крепость


Контровский Владимир - Мы вращаем Землю! Остановившие Зло
Контровский Владимир
Мы вращаем Землю! Остановившие Зло


Посняков Андрей - Око Тимура
Посняков Андрей
Око Тимура


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека