Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Кагор взят! - продолжал Генрих.
- Да, и лихим манером, - ответил Шико.
- Так, значит, у него есть полководцы, инженеры!
- Ничего у него нет, - возразил Шико. - Беарнец для этого слишком беден,
он все делает сам.
- И.., даже сражается? - спросил Генрих с оттенком презрения.
- Видишь ли, я не решусь утверждать, что он в порыве воодушевления сразу
бросается в бой - нет! Он - как те люди, которые, прежде чем искупаться,
пробуют воду. Сперва пальцы у него становятся влажными от холодного пота,
затем он готовит к погружению грудь, ударяя в нее кулаками и произнося
покаянные молитвы, затем лоб, углубившись в философические размышления. Это
занимает у него первые десять минут после первого пушечного выстрела, а
затем он очертя голову кидается в гущу сражения и плавает в расплавленном
свинце и в огне, словно саламандра.
- Черт побери! - произнес Генрих. - Черт побери!
- Могу тебя уверить, Генрике, что дело там было жаркое.
Король вскочил и принялся расхаживать по залу.
- Какой позор для меня! - вскричал он, заканчивая вслух мысль, начатую
про себя. - Надо мной будут смеяться, сочинять песенки. Эти прохвосты
гасконцы нахальные пересмешники. Я так и вижу, как они скалят зубы,
наигрывая на волынке свои визгливые мотивы. Черти полосатые! Какое счастье,
что мне пришла мысль послать Франсуа подмогу, о которой он так просил.
Антверпен возместит Кагор. Север искупит ошибку, совершенную на юге.
- Аминь! - возгласил Шико. Доедая десерт, он деликатно орудовал пальцами
в вазочках и компотницах на королевском столе.
В эту минуту дверь отворилась, и слуга доложил:
- Господин граф дю Бушаж.
- Что я тебе говорил, Шико? - воскликнул Генрих. - Вот и добрая весть
пришла... Войдите, граф, войдите!
Слуга отдернул портьеру, и в дверях, словно в раме, появился молодой
человек, имя которого было только что произнесено. Казалось, глазам
присутствующих предстал портрет во весь рост кисти Гольбейна или Тициана.
Неспешно приближаясь к королю, он на середине зала преклонил колено.
- Ты все так же бледен, - сказал ему король, - все так же мрачен. Прошу
тебя, хоть сейчас прими праздничный вид и не сообщай мне приятные вести с
таким скорбным лицом. Говори скорее, дю Бушаж, я жажду услышать твой
рассказ. Ты прибыл из Фландрии, сынок?
- Да, сир.
- И, как вижу, не мешкая.
- Со всей скоростью, сир, с какой человек может шагать по земле.
- Добро пожаловать. Как же обстоят дела с Антверпеном?
- Антверпеном, сир, владеет принц Оранский.
- Принц Оранский? Что же это значит?
- Вильгельм, если вы так предпочитаете.
- Как же так? Разве мой брат не двинулся на Антверпен?
- Да, сир, но сейчас он направляется не в Антверпен, а в Шато-Тьерри.
- Он покинул свое войско?
- Войска уже нет, ваше величество.
- О! - простонал король, ноги у него подкосились, и он упал в кресло. - А
Жуаез?
- Сир, мой брат совершил чудеса храбрости во время битвы. Затем прикрывал
отступление и, наконец, собрав немногих уцелевших от разгрома людей,
составил из них охрану для герцога Анжуйского.
- Разгром! - прошептал король. Затем в глазах его блеснул какой-то
странный огонь, и он спросил:
- Значит, Фландрия потеряна для моего брата?
- Так точно, ваше величество.
- Безвозвратно?
- Боюсь, что да.
Чело короля начало проясняться, словно озаренное какой-то невыраженной
мыслью.
- Бедняга Франсуа, - сказал он, улыбаясь. - Не везет ему по части корон!
У него ничего не вышло с наваррской короной, он протянул было руку к
английской, едва не овладел фландрской. Бьюсь об заклад, дю Бушаж, что ему
никогда не быть королем. Бедный брат, а ведь он так этого хочет!
- Эх, господи боже мой! Так всегда получается, когда чего-нибудь очень
хочешь, - торжественным тоном произнес Шико.
- Сколько французов попало в плен? - спросил король.
- Около двух тысяч.
- Сколько погибших?
- По меньшей мере столько же. Среди них - господин де Сент-Эньян.
- Как! Бедняга Сент-Эньян мертв?
- Утонул.
- Утонул?! Как же это случилось? Вы бросились в Шельду?
- Никак нет. Шельда бросилась на нас. - И тут граф подробнейшим образом



рассказал королю о битве и о наводнении.
Генрих выслушал все от начала до конца. Его молчание, вся его поза и
выражение лица не лишены были величия, затем, когда рассказ был окончен, он
встал, прошел в смежную с залом молельню, преклонил колени перед распятием,
прочел молитву, и, когда минуту спустя он вернулся, вид у него был
совершенно спокойный.
- Ну вот, - сказал он. - Надеюсь, я принял эти вести, как подобает
королю. Король, поддержанный господом, воистину больше, чем человек.
Возьмите с меня пример, граф, и, раз брат ваш спасся, как и мой,
благодарение богу, развеселимся немного.
- Приказывайте, сир.
- Какую награду ты хочешь за свои заслуги, дю Бушаж, говори.
- Ваше величество, - ответил молодой человек, отрицательно качая головой,
- у меня нет никаких заслуг.
- Я с этим не согласен. Но, во всяком случае, у твоего брата они имеются.
- Его заслуги огромны!
- Ты говоришь - он спас войско или, вернее, остатки войска?
- Среди оставшихся в живых нет ни одного человека, который бы не сказал
вам, что жизнью он обязан моему брату.
- Так вот, дю Бушаж, я твердо решил простереть мои благодеяния на вас
обоих, и, действуя так, я только подражаю господу богу, который вам столь
очевидным образом покровительствует, ибо создал вас во всем подобными друг
другу, - богатыми, храбрыми и красивыми. Вдобавок я следую примеру великих
политических деятелей прошлого, поступавших всегда на редкость умно, а они
обычно награждали тех, кто приносил им дурные вести.
- Полно, - вставил Шико, - я знаю случаи, когда гонцов вешали за дурные
вести.
- Возможно, - величественно произнес Генрих, - но римский сенат объявил
благодарность Варрону.
- Ты ссылаешься на республиканцев. Эх, Валуа, Валуа, несчастье делает
тебя смиренным.
- Так вот, дю Бушаж, чего ты желаешь? Чего хотел бы?
- Уж если ваше величество так ласково говорите со мной, осмелюсь
воспользоваться вашей добротой. Я устал жить, сир, и, однако, не могу
положить конец своей жизни, ибо господь возбраняет нам это. Все хитрости, на
которые человек чести идет в подобных случаях, являются смертным грехом:
подставить себя под смертельный удар во время битвы, перестать принимать
пищу, забыть, что умеешь плавать, переплывая реку, - все эти маски равны
самоубийству, и бог это ясно видит, ибо - вы это знаете, сир, - богу
известны самые тайные наши помыслы. Поэтому я отказываюсь умереть ранее
срока, назначенного мне господом, но мир утомляет меня, и я уйду от мира.
- Друг мой! - промолвил король.
Шико поднял голову и с любопытством взглянул на молодого человека, такого
красивого, смелого, богатого, в голосе которого звучало, однако, глубокое
отчаяние.
- Сир, - продолжал граф с непреклонной решимостью, - все, что происходит
со мной за последнее время, укрепляет меня в этом желании. Я хочу броситься
в объятия бога, который, будучи властителем всех счастливых в этом мире,
является также величайшим утешителем всех скорбящих. Соизвольте же, сир,
облегчить мне способ как можно скорее принять монашество, ибо, как говорит
пророк, сердце мое скорбит смертельно.
Неугомонный насмешник Шико прервал на миг свою беспрерывную жестикуляцию
и мимику, внемля благородному голосу этой величавой скорби, говорившей с
таким достоинством, с такой искренностью, голосом самым кротким и
убеждающим, какой только мог даровать бог человеку молодому и красивому.
Блестящие глаза Шико померкли, встретившись со скорбным взором брата
герцога де Жуаеза, все тело его словно расслабло и поникло, как бы
заразившись той безнадежностью, которая не расслабила, а просто перерезала
каждую фибру тела юного дю Бушажа.
Король тоже почувствовал, что сердце его дрогнуло, когда он услышал эту
горестную мольбу.
- Друг мой, я понимаю, ты хочешь стать монахом, но ты еще чувствуешь себя
мужчиной и страшишься испытаний.
- Меня страшат не суровые лишения, сир, а то, что испытания эти дают
время проявиться нерешительности. Нет, нет, я вовсе не стремлюсь к тому,
чтобы испытания, которые мне предстоит выдержать, стали бы мягче, ибо
надеюсь, что тело мое подвергнется любым физическим страданиям, а дух любым
лишениям нравственного порядка. Но я хочу, чтобы и то и другое не стало
предлогом вернуться к прошлому. Я хочу, чтобы преграда, которая должна
навсегда отделить меня от мира и которая по церковным правилам должна
вырастать медленно, как изгородь из терновника, встала бы передо мной
мгновенно, словно вырвавшись из-под земли.
- Бедный мальчик, - сказал король, внимавший речам дю Бушажа, мысленно
скандируя, если можно так выразиться, каждое его слово, - бедный мальчик,
мне кажется, из него выйдет замечательный проповедник, не правда ли, Шико?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 [ 143 ] 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Панов Вадим - Ручной привод
Панов Вадим
Ручной привод


Круз Андрей - Битва
Круз Андрей
Битва


Прозоров Александр - Пленница
Прозоров Александр
Пленница


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека