Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

поставил: врожденное заболевание сердца. Так вот: я присутствовал при твоем
рождении и могу поклясться, что сердце у тебя самое что ни на есть здоровое.
В подробности Валаброн вдаваться не стал. Теперь уже ничто не удерживало
Могра в Фекане, разве что отец, который пил все сильнее и с которым он
виделся только во время еды.
Могра отправился в Гавр. Но главный редактор сказал, что штат у него
заполнен, что, в общем-то, не было удивительно: всю газету делали три
человека.
Тогда он поехал в Руан - тоже неудача и никаких надежд. Кроме Парижа,
ничего не оставалось.
Рене не станет утверждать, что хотел оказаться в Париже. Напротив, он
даже оттягивал эту поездку. Делал все, что мог, чтобы остаться в провинции и
вести тихую жизнь, для которой, как ему казалось, он создан.
Но даже уже в Париже, разве не мечтал он стать когда-нибудь секретарем
редакции, своего рода чиновником от журналистики, с раз и навсегда
установленными часами монотонной работы?..
В большой палате началось движение, во дворе загремели мусорные баки.
Могра старается не упустить даже маленькой частички этой просыпающейся
жизни, которая не мешает ему перескакивать с одной мысли на другую, не
отрывая глаз от Жозефы - только бы она поспала сегодня подольше!
Если он когда-нибудь поправится, станет более или менее нормальным, ему
бы хотелось бы хотя бы разок заняться любовью с Жозефой, потому что она
представляет собой один из двух типов женщин, которые его всегда привлекали.
Но по какой-то непонятной причине он всю жизнь выбирал женщин другого, чуть
ли не противоположного типа.
Быть может, женщины внушают ему страх? На первый взгляд именно этим и
объясняется его поведение. Сам он убежден, что это объяснение ошибочно,
однако в свои пятьдесят четыре года другого ему не придумать.
Он чувствует, что дело тут совсем в другом. Разве не смеялись его друзья,
когда он признавался, что в его глазах женщина, невзирая на возраст и
опытность, всегда обладает какой-то тайной, притягательностью, и когда он
думает о любви, ему хочется определить ее словами из катехизиса: плотский
грех?
Катехизис повлиял не только на его отношение к женщинам; он вспоминает
тридцатилетнего аббата Винажа, который, собрав детей в ризнице, говорил:
- Для вечности все идет в счет, не пропадает ничто, даже самые
сокровенные ваши мысли, и однажды мы увидим, как каждая минута прожитой нами
жизни ложится на чашу весов.
В надлежащее время Могра был окрещен, принял первое причастие, прошел
конфирмацию. Потом продолжал посещать воскресную мессу, иногда ходил к
причастию. И только годам к восемнадцати постепенно перестал бывать в церкви
- спокойно, без надлома или душевного кризиса.
Когда на пятнадцатом году жизни его стали терзать плотские желания, он
стал бродить по вечерам вокруг публичного дома, который располагался тогда
неподалеку от порта и чей красный фонарь производил на него очень сильное
впечатление, даже когда он смотрел на него издали.
Дом стоял между двумя доками, где по ночам скрипели мачты и реи, -
одинокий дом, к которому тяжелой поступью, а иногда и зигзагами тянулись
рыбаки.
В доме было два входа - один прямо под фонарем, ведший в просторный зал,
где посетители попадали в общество женщин в коротеньких рубашках, другой,
более незаметный, предназначался для "господ".
Однажды дождливым вечером он вошел в эту дверь и сразу заметил сомнение
на лице г-жи Жанны, еще вполне аппетитной хозяйки заведения.
Он был так смущен, что даже обрадовался бы, если бы г-жа Жанна сочла его
слишком юным. Но та в конце концов улыбнулась и позвала одну из своих девиц.
Значит, он уже дорос, как тогда говорилось.
Возможно, это самое отчетливое воспоминание в его жизни, даже более
отчетливое, чем картинка утра, когда пришла "Святая Тереза": женщина сидит
на краю кровати, раздвинув ноги, словно принося себя в жертву, бледная кожа
и на ее фоне темный треугольник волос, от которого он не в силах оторвать
взгляда.
На следующий день Рене сходил к исповеди и несколько недель прожил в
ужасе, подозревая, что мог подхватить дурную болезнь. И тем не менее пошел
туда снова. По правде говоря, в Фекане он не знал других женщин, кроме
проституток. Ему и в голову не приходило завести подружку, как делали все
молодые люди его возраста, или пойти как-нибудь вечером к консервной фабрике
и подцепить какую-нибудь молоденькую работницу.
Было ли это с его стороны результатом известной лености? А может,
робости? Или боязни выставить себя в смешном свете? Опасения никогда не
вырваться из низов?
Впрочем, у него был тогда вполне реальный идеал, и даже не будет
преувеличением сказать, что он чувствовал своего рода влюбленность. Да, он
был влюблен в тридцатипятилетнюю женщину, г-жу Ремаж, супругу судовладельца,
у которого работал его отец.


Не напоминает ли ее чем-то м-ль Бланш, если не учитывать того, что она
моложе и общительнее? Г-жа Ремаж была урожденная Шабю, единственная дочь
Шабю из Тавра, владельца "Новой галереи - самого крупного магазина в городе.
Судовладелец с женой жили в новой вилле, стоявшей у дороги в Ипор, над
самым обрывом. У них было двое детей, и Рене, проходя мимо, иногда видел,
как они играют в саду на лужайке.
Звали ее Одиль. Он часто наблюдал такую картину: она идет по улице,
заходя иногда в магазины, а следом медленно движется автомобиль с личным
шофером, и лицо у нее при этом спокойное, улыбчивое, как будто она всегда
думает только о приятном. От ее белокожего лица с красиво очерченным ртом
всегда веяло скрытой радостью, тихой верой в судьбу и людей.
Какая она сейчас? Пожилая дама, которую он больше никогда не видел, но
тем не менее сохранил о ней давние воспоминания.
Была ли она и в самом деле такой безмятежной, какой ему запомнилась? В
мыслях Рене она, так же как и м-ль Бланш, неразрывно связана с понятиями
чистоты и опрятности.
Разница, впрочем, есть - ведь он давно уже не мальчик. В ту пору он
пытался представить себе, как Одиль Ремаж занимается любовью, пытался
вообразить ее в позах, которые принимали для него женщины из публичного
дома. Но этого ему ни разу не удалось, хотя у нее были две дочери замужем,
которые давно уже и сами имеют детей.
А вот с м-ль Бланш это у него получается, к его глубокому сожалению. Быть
может, у него все же осталась от катехизиса тоска по целомудренности?
Жозефа убрала руку, в том месте, где она лежала, халат немного смят.
Могра чувствует, что она скоро проснется. Ритм ее дыхания изменился. По ее
лицу как бы проходят волны, напоминающие рябь, поднятую ветром на гладкой
поверхности пруда.
В комнате жарко. Небо за окном начинает сереть.
Дождь усилился, вода с громким журчанием бежит по сточному желобу. Во
двор въезжают машины, хлопают дверцы, люди спешат к крыльцу.
Могра снова слышит тот же ряд звуков, что и вчера, шаги на лестнице, в
коридоре, в зале, и все это он способен распознавать лишь на слух.
Вот донесся аромат кофе, за дверью проплыли чьи-то тени.
Сегодня Жозефа просыпается сразу и как раз в тот миг, когда он на нее не
смотрит. Ему жаль, что он упустил этот момент. Когда Могра поворачивает к
ней голову, она уже застегивает халат, который выглядит немного помятым, так
же как и ее лицо.
Ее совершенно не смущает, что он наблюдал за нею, когда она спала.
- Ну как, хорошо спали? Проснулись давно? Вам ничего не нужно?
Для нее проводить ночи в одной комнате с едва знакомым человеком было
делом вполне естественным. Для него нет. Правда, если рассудить здраво, это
нормально. Однако ему кажется, что он словно бы иногда подсматривает за ней.
Но ее это настолько мало заботит, что она едва отворачивается, когда
начинает пристегивать чулки к резинкам.
Неужели в свои пятьдесят четыре года он настолько наивен, что его волнуют
такие простые вещи?
- Что-то я сегодня немножко заспалась, - говорит Жозефа, когда бьет
половину. - Скоро уже придет моя сменщица.
Наскоро пригладив волосы, она выходит в коридор, оставляя дверь
приоткрытой. Могра размышляет: доставили ли ему удовольствие эти полчаса или
разочаровали? У него ведь столько вопросов, на которые он хотел бы найти
ответ; в обычной жизни их отбрасывают или избегают, но на больничной койке
они приобретают первостепенное значение.
Ему бы не хотелось уйти отсюда, не ответив на них. Слово "уйти - это
эвфемизм, который он употребляет из скромности. Вчера, когда к концу дня он
остался наедине с м-ль Бланш, ему в голову пришла одна мысль.
В отличие от предыдущих дней она не стала зажигать света, быть может,
потому, что видела, как он взволнован, и хотела дать ему время прийти в
себя, а может, сама была растрогана слезами пожилого человека.
Ведь для нее он почти старик. Некоторое время они оставались в полумраке,
лишь свет из коридора просачивался в комнату сквозь шероховатое стекло. На
какой-то миг он было принял себя за Жюблена, сидящего в тихой квартире на
улице Рен.
Воспользовался ли Жюблен своими последними пятью годами, чтобы подвести
итог, пересмотреть всю свою жизнь?
Могра оказался в том же положении, что и его друг, он в этом уверен,
несмотря на оптимистические заверения Бессона, и ему бы хотелось разобрать
свою жизнь по косточкам.
Речь не идет об исповеди, о суде совести.
- Отец мой, я грешен в том, что...
Нет. Рене стремится определить как можно объективнее, что у него остается
из пятидесятичетырехлетней жизни
Аббат Винаж с убежденностью утверждал: "Все идет в счет. Ничто не
теряется..."
Но в его жизни есть целые периоды, от которых сохранились лишь смутные и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Перстень Тамерлана
Посняков Андрей
Перстень Тамерлана


Вронский Константин - Сибирский аллюр
Вронский Константин
Сибирский аллюр


Посняков Андрей - Последняя битва
Посняков Андрей
Последняя битва


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека