Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

станции, фабричные высыпали на улицы, ехать пришлось стоя, запах пота,
нечистоты мучил сильнее, чем теснота, и настроение испортилось еще
больше. Он-то надеялся сегодня подкатить к дому на служебном авто. И
глупо, глупо! Не надеяться надо, а рассчитывать. Считать. Как станции.
Иначе - пропустишь свою.
Он выбрался из трамвайной давки, отряхнулся. Дом, большой,
массивный, обещал покой. Здесь и отдохнуть, и сил набраться. На
четвертом этаже квартира, но стены толстые, капитальные, не слышно
ничего.
Лернер заметил, как мусорщик-швайнехунд загляделся на здание. Жил
в нем до революции? Может, даже в его, Лернеровской, квартире? Поймав
взгляд Лернера, бывший втянул голову, сгорбился и торопливо начал
подбирать мусор вокруг баков, мусор, нарочно бросаемый мимо фабричными
- чтобы не забывался буржуй, помнил место.

12

Сегодня он спешил - как всегда. Быстрее некуда. Постоянная Семена,
новая физическая константа. И именно поэтому возникло желание сбавить
темп, помедлить. Почти приехали, Сенечка, отдохни.
Людей в аптеке было немного, все они тоже спешили по делам,
казавшимся для каждого из них единственно важными, благодаря которым и
вертится Земля. Но скажи им, что у человечка в ермолке, дожевывающего
сосиску за стойкой у окна как раз такое дело - обзовут лунатиком. И,
может быть, будут правы.
Семен капнул кетчупа на маленький огрызочек, кетчуп нравился ему
безоговорочно, как, впрочем, и многое другое. Его раздражала манера
соотечественников презрительно отзываться об американской еде как о
безвкусной кормежке для простаков, словно по ту сторону Атлантики у
каждого был повар-француз или китаец. Аристократы из Ямполя, видите
ли. Что до него, то воротить нос от острых собак он не собирается -
просто, быстро, приемлемо. Главное, чтобы они были достаточно острыми
и достаточно кошерными. Шутка.
Кофе оказалось крепким и горячим. Как обычно. Вот кофе он
действительно недолюбливал, предпочитал ему чай, но с чаем здесь было
сложно. Ладно, не стоит ждать, что Америка поменяет свои привычки лишь
потому, что приехал Семен с Молдаванки. В конце концов, всегда можно
сходить в чайную Флейшмана с большим блестящим самоваром и
расторопными половыми, моментально подлетающими с неизменным "чего
изволите?".
Ах да, слово "всегда" придется из словаря вычеркнуть, вымарать.
Другим словам просторнее станет. Словцо за словцом гоняется с
кистенем.
Семен обтер салфеткой губы и руки, кивком попрощался с аптекарем.
За стеклянной дверью Нью-Йорк позевывал, разминая косточки перед новым
днем, разгоняя по стритам и авеню железные тельца своей крови.
Два квартала он шел, потом надоело, и Семен остановил такси.
Желтая машина для жителя желтого дома.
К городскому отделению Фермы они добрались вовремя. Опоздания не
получилось. По крайней мере, на этот раз. Оставив сдачу с доллара
шоферу на чай (пусть лопнет!) Он вбежал по ступенькам широкой
мраморной лестницы на второй этаж. Американскую нумерацию этажей он
тоже недолюбливал, вечно путался, особенно вначале, когда приходилось
таскаться по разным фондам и комиссиям в надежде устроиться. Помнится,
полдня потерял очереди, а выяснилось, что ему нужно этажом выше.
Ладно, это тоже можно вымарать.
В холле Лозинский околдовывал очередную красавицу - белую,
совершеннолетнюю, англо-саксонку. В своем стодолларовом костюме,
напомаженной прической и безукоризненными зубами, чудом американской
ортопедии, он был похож на голливудского героя.
- Доброе утро, Саймон! - поприветствовал его Лозинский. -
Позвольте вас познакомить: Саймон Блюм, наш выдающийся экспериментатор
- мисс Лаура Морган, член подкомитета Конгресса по научным
исследованиям.
- А гитен таг, - ответил Семен. Голливудских героев он любил,
Лозинского - нет.
Мисс Лаура Морган вопросительно посмотрела на Лозинского, тот
недоуменно и чуть досадливо пожал плечами, причуды физиков, знаете ли.
- Я поздоровался, - пояснил Семен. - Но, видно, идиш Одессы
отличается от идиша Ямполя, вот Моше меня и не понял.
- Вы из Одессы? - рукопожатие члена подкомитета было
по-американски коротким и энергичным.
- Из нее, родимой. Семен Блюм, - другие могут становиться Майклами
и Александерами, но ему превращаться в Саймона не хотелось
категорически. Стоило перебираться в Америку, чтобы и здесь стыдиться



своего имени?
Моше Лозинский считал - стоило.
- Тот самый Семен Блюм? - девушка позабыла про Лозинского. Только
что тот был рядом и - все, весь вышел.
- Не знаю, тот или не тот, - Семена девушка не заинтересовала.
Может быть, в другое время. Очень, однако, уместное выражение - другое
время.
- Знаменитый ассистент знаменитого мэтра. Это вы?
- Знаменитого мэтра - да, ассистент - опять да, но вот знаменитый
- конечно, нет, - Семен не скромничал, просто точно оценивал свою
известность.
- Мне про вас много рассказывал Гарри Сплейн, - настаивала
девушка. Словно купила картину и теперь непременно желает убедиться,
что не обманулась в авторе, что он стоит потраченных денег.
- Гарри я знаю, - нехотя признался Семен. Гарри Сплейн был
мастером, воплощавшем в железе (а также стекле, проводниках, керамике
и прочем) те идеи, которые порой приходили в голову Семену.
- Он исключительно высоко отзывается о вас.
- Вряд ли этого достаточно для знаменитости.
- В нашем подкомитете - достаточно, - заверила его девушка.
- Подкомитет намеревается пересмотреть свою политику адресного
финансирования, - Лозинский решил доказать, что существует. Да
пожалуйста, кто против.
- Вот как? - вяло ответил Семен. Разговоры о финансировании
раздражали его, во всяком случае, разговоры с людьми типа Лозинского -
теми, кто считал, что деньги добывают именно они, что именно ради их
прекрасных глаз выделяются средства, которые потом бестолково тратят
всякие Блюмы. И потому Лозинский и иже с ним регулярно увеличивали
себе жалование, представительские и командировочные расходы.
Административная деятельность, вот как это теперь называется. - Мэтр у
себя? - спросил он, меняя тему разговора. Слова "мэтр" он не любил,
считал искусственным, неживым, но терпел, как общепринятое обозначение
определенной величины.
- Нет, еще не приехал, - Лозинскому всегда было известно
расписание мэтра. Заместитель-администратор. - Но будет с минуты на
минуту.
- Вы не могли бы... - начала было девушка, но парадная дверь
распахнулась, парадные двери почему-то распахиваются, а не
открываются, подумал Семен, и мэтр в сопровождении личного
шофера-охранника неторопливо начал подниматься по лестнице.
- Ого! - не удержался Лозинский.
Действительно, мэтр выглядел, как свежеотчеканенный доллар. Обычно
одевавшийся во что попало, преимущественно старый свитер и лоснящиеся,
с пузырями на коленях, брюки, сегодня он словно сошел с обложки
"Джентльмена" - сама элегантность, достигаемая трудом очень дорогих
портных и парикмахеров. Седая грива ниспадала на светло-серый пиджак,
делая мэтра похожим на мраморного колли, и движения были плавными и
грациозными. На мгновение Семен увидел со стороны себя. Контраст с
мэтром разительный. Еще лапсердак надеть, и можно идти в балаган белым
коверным, тем, которого без конца лупят по голове, обливают водой,
пинают на увеселение почтенной публики. Зачем в балаган - просто на
улицу. По ту сторону океана. Одесса, Одесса...
- А, вы уже здесь, Блюм! Очень, очень хорошо! - мэтр рассеянно
покивал остальным, ухватил семена за рукав, отводя в угол:
- Мы сейчас, срочно... едем. Прямо отсюда. Вы готовы? - и, не
дожидаясь ответа, провел его в кабинет. Семен оглянулся, желая
проститься с девушкой, та махнула рукой, то ли прощаясь, то ли просто
- черт с тобой. Нет, наверное, прощалась.
- Мы уезжаем в Вашингтон, - мэтр отмахнулся от секретаря. - Все
завтра, завтра.
- Но вас дожидаются... подкомитет... профессор Бирн... - секретарь
упорствовал, боясь завтрашнего разноса.
- Извинитесь и назначьте на другое время, - не обращая больше на
секретаря внимания, мэтр достал из сейфа портфель, открыл, проверяя
содержимое.
- Я могу узнать, когда вы вернетесь? - секретарь не любил дел,
идущих мимо него. А таких последнее время становилось больше и больше.
- Сегодня же, - мэтр незаметно подмигнул Семену, но настроение у
того не улучшилось. И с чего бы. Это мэтр себе подмигивает, себя
подбадривает, себя заводит.
- Пора, мой мальчик, нам сегодня придется действовать быстро, -
мэтр сегодня возлюбил множественное число. Мы, нам... На мгновение
Семен возненавидел его, но сразу же остыл. Ерунда какая. Все - ерунда.
Они сошли вниз, провожаемые взглядами немногих - большинство
разбрелось по кабинетам изображать деятельность, как раз начинались


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Демон против Халифата
Сертаков Виталий
Демон против Халифата


Лукьяненко Сергей - Кредо
Лукьяненко Сергей
Кредо


Свержин Владимир - Железный Сокол Гардарики
Свержин Владимир
Железный Сокол Гардарики


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека