Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

и конец, и не будет ему кончины во веки веков".





28. Если кто-нибудь умён, но прислушивается к народу...

С Нателой я больше не общался, но до её переселения в Квинс слышал о
ней постоянно. Хотя жизнь в Штатах напичкана таким количеством фактов, что
слухам не остаётся в ней места, о Нателе - вдали от неё - петхаинцы
сплетничали и злословили даже чаще, чем на родине.
Фактам они и прежде предпочитали слухи, предоставляющие роскошь
домысливать их и выбирать "нужные". Но в Америке потребность в злой сплетне
об Элигуловой оказалась особенно острой. Подобно любому народу, петхаинцы
всегда признавали, что в насилии над человеком нет ничего неестественного и
что страдание чередуется в жизни только со скукой.
В Нью-Йорке, однако, их оглушила и подавила бешеная скорость этого
чередования - и поэтому Натела Элигулова в незабытом Петхаине стала для них
тем символом, который, помимо замечательного права быть несправедливыми и
жестокими, приносил им убаюкивающую радость по-домашнему ленивой частоты
раскачивания маятника жизни между пустотой и болью.
Горше всего их оскорбляло то, что, хотя в Америке жили они, не Натела,
- везло по-прежнему ей. Вскоре после моего прибытия в Нью-Йорк пришло
известие, что - как и предсказывал доктор - Сёма "Шепилов", романтик,
обвинил, наконец, Нателу в убийстве его отца и брата, накинулся на неё с
охотничьим ножом, но в потасовке с женой сам же на нож горлом и напоролся.
Рана оказалась серьёзной, и жизнь его повисла на волоске.
Через три дня волосок оборвался . То есть, получается, ей опять
повезло, ибо если даже всё и было так, а не наоборот, как считали некоторые,
если даже она и не планировала зарезать супруга по наказу Абасова, то,
конечно же, оборванный волосок устраивал её уже больше необорванного. Кому,
мол, хочется жить со своим потенциальным убийцей или допускать, что он не
убит?
Потом пришли другие известия.
Утверждали, что Элигулова завела себе огромного петуха. Цветистого, как
юбка курдянки, и наглого, как Илья-пророк. Подобно хозяйке, этот петух
брезговал не только евреями, но всеми, кто не принадлежал к должностным
лицам. Раз в неделю, в субботний канун, Натела подрезала ему когти, а
отрезанные кромки предавала, ведьма, не огню или земле, как велит закон о
стрижке ногтей, а, наоборот, - ветру. Любой другой человек испугался бы
божьей кары, которой после смерти - по закону - не избежать было теперь ни
ей, ни птице: полного отсутствия освещения по дороге в потусторонний мир,
из-за чего придётся искать его на ощупь.
Однако в этом, земном, мире взамен наказания к ней, мол, уже пришла
удача: наутро после ночи, когда, как отметили, паук над портретом Нателиной
матери Зилфы разжирел в своей паутине под потолком и упал, чтобы умереть,
Натела поехала с сослуживцами на загородный пикник. "Илья-пророк" был при
ней. После гибели "Шепилова" она никуда, говорят, без петуха гулять не
ходила. В разгаре веселья птица отвлекла в сторону начальника контрразведки
и, взобравшись на небольшой бугорок посреди поляны, принялась махать
крыльями и бить клювом в землю.
Абасов кликнул подчинённых и велел им выкопать яму под петухом. В
согласии с приметой, он надеялся найти там клад. Вместо клада подчиненные
нашли гроб с останками Зилфы, которая скончалась в тюрьме и, по
действовавшим тогда правилам, была похоронена тайно.
Натела обрадовалась находке - и из загородной поляны перетащила мать к
отцу, к Меир-Хаиму, на еврейское кладбище. Обоим заказала потом в Киеве
надгробные памятники из чёрного мрамора. Без пятнышек или прожилок.
Блестящие, как козырёк концертного рояля "Бэккер".
Прислала, говорили, оттуда же могильную плиту и для себя - впрок. Это
как раз петхаинцы одобрили. Во-первых, всё везде и всегда только дорожает.
Во-вторых, евреями она брезгует - и в будущем рассчитывать ей не на кого.
В-третьих же, и это главное, раз уж Натела сама призналась в собственной
смертности, - мир ещё не порушился, всё в нём прекрасно и все в нём умирают!
Даже выскочки!
Между тем, на собрании нью-йоркского Землячества жена Залмана
Ботерашвили высказала предположение, будто при Нателином состоянии и связях
бояться будущего, то есть смерти, незачем. В Союзе такое, мол, количество
нищих, развратников и незанятых мыслителей, что за деньги, за секс или из
инакомыслия многие охотно согласятся умереть вместо неё.
К тому времени Залман уже стал раввином и поэтому даже жену - по
крайней мере, на людях - поучал в духе добронравия. Объяснив ей, что умирать
вместо кого-нибудь невозможно, ибо у каждая своя смерть, он добавил, будто



почти никто своей смертью не умирает. В Талмуде, оказывается, сказано: на
каждого умирающего своею смертью приходится девяносто девять кончин от
дурного глаза.
"А ты-то что скажешь?" - спросил он меня, поскольку я был уже
председателем.
Я ответил уклончиво: Ежели Натела действительно приобрела себе
могильный камень, она, стало быть, к нам не собирается.
Жена раввина высказала предположение, что Элигулова обзавелась
надгробием с единственной целью нас дезинформировать. Не пройдёт, мол, и
года, как стерва подастся не в загробный мир, не, извините, в рай, а
наоборот, в наши края, в Нью-Йорк.
Развернулись дебаты: впускать её в Америку или нет?
Подавляющее большинство высказалось против. Сослалось на заботу о
нравственной незапятнанности отечества. Америки. Я заявил, что впускать
Нателу или нет никто нас спрашивать не будет. Тем более, что мы ещё не
граждане при отечестве, но лишь беженцы при нём. Мне возразили: Это глупая
формальность, и в Америке господствует не бюрократия, то есть воля
книжников, а демократия, то есть правление большинства. Которому плевать на
любые книги. Ибо оно занято борьбою со злом.
Постановили поэтому навестить гуртом нью-йоркского сенатора Холперна,
то есть Гальперина, и потребовать у него присоединиться к их битве со злом.
Сенатор, как рассказал Даварашвили, ответил резонно. Почти как в хороших
книгах. Сделать я, дескать, ничего пока не в силах, ибо не известно даже
действительно ли эта ваша Натела собирается в Америку. Обещал, на всякий
случай, сообщить ФБР, что она гебистка.
Доктор похвалил его за ум, порядочность и особенно скромность. Ко всем,
мол, внимательно прислушивается, держит в кабинете только портреты жены и
президента, а зарплату получает маленькую.
Я с доктором не согласился: Если кто-нибудь умён и порядочен, но всё
равно прислушивается к народу, он как бы мало ни получал, получает много.
Ещё я высказал предположение, что ФБР - тоже из заботы о народе - захочет
"освоить" Нателу и настоит, наоборот, на том, чтобы её, теперь уже не
секретаршу, а референтку Абасова, обязательно впустили.





29. Две тбилисские колдуньи повязаны лесбийским развратом

Несмотря на заготовленную впрок могильную плиту, Элигулова в Нью-Йорк
всё-таки прибыла. Безо всякого предварительного известия. К тому времени
почти весь Петхаин уже скопился в Квинсе - и передавать оттуда информацию
было уже некому. Последний слух о ней гласил, правда, что Натела продаёт дом
и собирается поселиться в Москве, куда с воцарением Андропова перевели
генерала Абасова.
Андропов поставил тому в заслугу образцовую деятельность по мобилизации
армянской диаспоры в Париже и поэтому поручил "заботу" обо всех советских
эмигрантах в Америке. Говорили даже, что с Андроповым Абасова свела близко
Натела, сдружившаяся со знаменитой телепаткой Джуной Давиташвили. Тоже
колдуньей, вхожей через Брежнева ко всем хворым кремлёвцам.
Говорили ещё, будто в Нателу прокралась какая-то неизвестная болезнь,
от которой Джуна её и лечила. Хотя и менее успешно, чем должностных лиц. По
словам Джуны, причина неуспеха заключалась не в незначительности Нателиной
служебной позиции, а в её еврейском происхождении. Которое рано или поздно
приводит именно к неизлечимой форме психоза.
Подобно Нателе, Джуна, сказали, собирается поселиться в той же Москве,
из чего жена раввина Ботерашвили, наслышавшись о прогрессистских тенденциях
в поведении петхаинских жён в Америке, заключила, будто две тбилисские
колдуньи повязаны меж собой лесбийским развратом.
Эту сплетню как раз многие петхаинские жёны ревностно отвергли.
Возмутились даже: А как же Абасов, хахаль? Какой, дескать, лесбийский
разврат при живом мужике? Тут уже раввин поддержал жену и, призвав меня в
свидетели, заявил, что принцип дуализма, хоть и пагубен для души, известен
даже философии. Петхаинкам термин понравился своим благозвучием - и они
загордились.
Вместо Москвы Натела подалась в Квинс.
И объявилась на народном гулянии в День Национальной Независимости.





30. Право на беспробудную глупость


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Особый почтовый
Пехов Алексей
Особый почтовый


Василенко Иван - Весна
Василенко Иван
Весна


Шилова Юлия - Хочу все сразу, или Без тормозов!
Шилова Юлия
Хочу все сразу, или Без тормозов!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека