Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

растерянное лицо.
- Вы, мисс.
- Написав ему, что дом его полон заразы, а малолетние племянники сошли с
ума?
- Но если оно так и есть, мисс?
- Значит, и я тоже, хотите вы сказать? Очаровательные вести получит он от
гувернантки, первая обязанность которой - не беспокоить его.
Миссис Гроуз задумалась, снова провожая взглядом детей.
- Да, он не любит, чтоб его беспокоили. Вот по этой-то причине...
- Оба эти демона так долго обманывали его? Без сомнения, хотя он и сам,
надо полагать, был предельно равнодушен ко всему. А так как я, во всяком
случае, не демон, то я его не стану обманывать.
После этого моя подруга, вместо всякого ответа, снова села и крепко сжала
мою руку.
- Во всяком случае, заставьте его приехать к вам.
Я удивленно взглянула на нее.
- Ко мне? Его? - И вдруг меня испугало то, что она могла бы сделать.
- Он должен быть здесь... должен помочь. Я быстро встала, и думаю, что
никогда еще она не видела у меня такого странного выражения лица.
- Вы представляете себе, как это я приглашу его приехать?
Нет, глядя на меня, миссис Гроуз, очевидно, была неспособна на это. Но
представить себе то же, что и я, она могла (одна женщина всегда понимает
другую): его иронию, его улыбку, его презрение к тому, что я оказалась слаба
наедине сама с собой, и к хитрой механике, которую я пустила в ход, чтобы
привлечь его внимание к моим незамеченным достоинствам. Миссис Гроуз не
знала - и никто не знал, - с какой гордостью я служила ему и держалась наших
условий, и тем не менее она, как я думаю, оценила мое предостережение:
- Если вы настолько потеряете голову, что обратитесь к нему из-за меня...
Она и вправду испугалась:
- Да, мисс?
- Я немедленно брошу и его и вас.
XIII
Детей ничего не стоило подозвать, но говорить с ними оказалось выше моих
сил - на близком расстоянии это было так же непреодолимо трудно, как и
раньше. Так продолжалось около месяца, с новыми осложнениями и новыми
нотками, и самое главное - слегка ироническое отношение ко мне моих
воспитанников становилось все заметнее и заметнее. И теперь, как и тогда, я
уверена, что это отнюдь не одна только моя инфернальная фантазия: не трудно
было заметить, что оба они отлично видят, как мне тяжело, и что такие
странные отношения надолго создали необычную атмосферу вокруг нас. Я не хочу
сказать, что дети подсмеивались надо мною или вели себя грубо, потому что
отнюдь не это грозило им: я хочу сказать, что элемент неназываемого и
неприкасаемого стал для нас значить более, нежели всякий другой, и что было
бы трудно избегнуть очень многого, если бы не наш молчаливый уговор не
касаться многих вещей. Без конца между нами возникали темы, которые
заставляли нас круто остановиться, словно перед дверью, ведущей в тупик, и
вдруг захлопнуть ее со стуком, и, услышав этот стук, мы переглядывались, ибо
он, как и всякий нежданный звук, был громче, чем нам хотелось бы, - стук
двери, которую мы неосторожно открыли. Все дороги ведут в Рим, и временами
нас поражало, что почти каждый урок, почти каждый разговор неизбежно касался
запретной темы. Запретной темой был вопрос о том, возвращаются ли мертвые
вообще, и особенно о том, что могло сохраниться у детей в памяти о друзьях,
которых они потеряли. Бывали дни, когда я могла бы поклясться, что один из
них, почти незаметно подтолкнув другого, словно говорил: "Она думает, что на
этот раз ей удалось - как бы не так!" А моя "удача" заключалась в том,
например, чтобы позволить себе прямое упоминание о той, которая воспитывала
их до меня. Они рады были без конца слушать эпизоды из моей собственной
биографии, которыми я постоянно развлекала их; они уже прекрасно знали все,
что когда-либо случалось со мною, знали со всеми подробностями самые
незначительные из приключений моих, а также и моих братьев и сестер, нашей
кошки и собаки и множество странностей в характере моего отца, знали всю
обстановку нашего дома, все разговоры наших деревенских старух. Находилось,
однако, еще много такого, о чем можно было рассказывать, если только болтать
без умолку и знать, где сделать поворот. Со свойственным им искусством они
дергали веревочки моей памяти и моей изобретательности; и, когда я
вспоминала о таких моментах, быть может, ничто другое не вызывало во мне
подозрения, что за мной тайно наблюдают. Во всяком случае, мы могли
разговаривать свободно только о моей жизни, о моем прошлом, о моих друзьях -
и это иногда заставляло детей ни с того ни с сего пускаться в любезности.
Меня просили - без видимой связи - повторить еще раз знаменитое словцо
"Тетушки Гусыни" или подтвердить уже известные им подробности насчет ума
пасторского пони.
Частью в таких обстоятельствах, а частью совсем в иных, при том обороте,



какой приняли мои дела, для меня становилось особенно ощутимо, что я попала
в ловушку, как это у меня называлось. То, что дни проходили за днями без
новых встреч, казалось, должно было бы успокоить мои нервы. После короткого
столкновения с призраком женщины у подножия лестницы я не видела больше
ничего, ни в доме, ни вне дома, ничего такого, чего лучше было бы вовсе не
видеть. Много было углов, за которыми я ожидала столкнуться с Квинтом, и
много таких мест, которые, по их зловещей мрачности, благоприятствовали бы
появлению мисс Джессел. Лето повернуло к концу, потом лето прошло; на
усадьбу Блай спустилась осень и погасила половину нашего света. Усадьба, с
ее серым небом, увядшими гирляндами и обнаженными далями, усыпанная мертвыми
листьями, была похожа на театр после спектакля, сплошь усеянный смятыми
программками. Было точно то же состояние воздуха, та же смена шума и тишины,
те же неуловимые впечатления - и все это создавало ту же обстановку, в
которой я впервые увидела Квинта в тот июньский вечер в саду, а в другой
раз, заметив его в окно, напрасно искала его потом в кустарнике. Я узнала
все эти знаки, все эти предвестники, - я узнала и время и место. Но они
оставались пустыми и не сопровождались ничем, и я шла дальше спокойно, если
можно назвать спокойной молодую женщину, чувствительность которой не
ослабилась, но обострилась самым странным образом. Беседуя с миссис Гроуз, я
рассказала ей о той ужасной сцене с Флорой у озера и озадачила ее,
признавшись, что с этой минуты мне горше будет потерять мою способность
видеть, чем сохранить ее. Я тогда выразила словами то, что так ярко стояло
передо мною: видели дети или нет - это еще не было определенно доказано. Я
была готова узнать самое худшее из того, что мне еще предстояло узнать. У
меня вдруг возникло страшное опасение: а что, если на глазах моих лежала
печать как раз тогда, когда глаза детей были всего зорче. Да, мои глаза,
видимо, оставались закрыты и теперь - благодать, за которую было бы
богохульством не славить бога. Но, увы, в этом была и своя трудность: я бы
восславила его от всей души, если бы не была убеждена в том, что у моих
питомцев есть тайна.
Как могу я теперь проследить шаг за шагом ход моей странной одержимости?
Бывали времена, когда мы сидели вместе, и я готова была поклясться, что
буквально на моих глазах, однако незримо и нечувствительно для меня, их
посещали гости, знакомые и желанные. Вот тогда и могло случиться, что
прорвалось бы мое возбуждение, если б меня не останавливала мысль, что это
будет еще опаснее, чем отвести опасность. "Они здесь, они здесь, несчастные
вы дряни, и вы от этого не отопретесь!" - воскликнула бы я. "Несчастные
дряни" отрицали это усиленной общительностью и нежностью, в хрустальных
глубинах которой, подобно сверканию рыбки и ручье, проскальзывала насмешка
превосходства. По правде сказать, удар проник глубже, чем я думала, в ту
ночь, когда, выглянув в окно, чтобы увидеть при свете звезд Питера Квинта
или мисс Джессел, я узрела мальчика, чей покой я охраняла, и он немедленно
перевел на меня свой взгляд, который притягивал с вершины башни
отвратительный призрак Квинта. Суть была в страхе, мое открытие на этот раз
испугало меня более, чем когда-либо, и в этом-то раздражении нервов,
порожденном испугом, я и сделала свои выводы. Эти выводы так тревожили меня
иногда, что в некоторые минуты я запиралась у себя в комнате, чтобы
повторить вслух, каким образом я смогу заговорить начистоту, - это было
одновременно и фантастическим облегчением и вызывало новый припадок
отчаяния. Я металась, выбирая то один, то другой подход к делу, но всегда
отступала и падала духом: мне казалось чудовищным произнести вслух имена.
Они замирали у меня на губах, и я говорила себе, что, произнося имена
призраков, я и в самом деле помогла бы им в чем-то бесчестном и нарушила бы,
вероятно, инстинктивную деликатность, всегда царившую в нашей классной
комнате. Когда я говорила себе: "Дети благовоспитанны, они молчат, а ты,
облеченная доверием, имеешь низость говорить!" - то чувствовала, что
краснею, и закрывала лицо руками. После этих тайных переживаний я пускалась
болтать пуще прежнего, и все шло довольно гладко, пока не начиналась одна из
наших удивительно ощутимых пауз - я не могу назвать их иначе - странное,
головокружительное вплывание или взлет в тишину, остановка всей жизни, не
имеющей ничего общего с тем шумом, который мы поднимали в эти минуты. Этот
взлет я слышала сквозь повышенную веселость, оживленную и громкую декламацию
или еще более громкое бренчанье на фортепьяно. И это значило, что те,
посторонние, присутствовали здесь. Хотя они были не ангелы, они, как
говорится, "пребывали", заставляя меня дрожать от страха, как бы они не
обратились к своим юным жертвам с еще более инфернальной вестью, как бы не
предстали перед ними более отчетливо, чем передо мной.
От чего совершенно невозможно было отделаться, так это от жестокой мысли:
что бы я ни видела, Флора и Майлс видели больше моего - видели нечто
кошмарное, неугаданное мной и исходившее от страшного общения с ними в
прошлом. Все это, естественно, оставляло на поверхности струю холода. А мы
громогласно заявляли, что не чувствуем его, и все трое, мы, повторяя это раз
за разом, великолепно научились машинально отмечать конец явления,
подчиняясь одним и тем же порывам. Во всяком случае, поразительно было, что
дети непременно бросались меня целовать, а потом, совсем без всякой связи,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Предсмертное желание, или Поворот судьбы
Шилова Юлия
Предсмертное желание, или Поворот судьбы


Лукин Евгений - Труженики зазеркалья
Лукин Евгений
Труженики зазеркалья


Херберт Фрэнк - Фактор вознесения
Херберт Фрэнк
Фактор вознесения


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека