Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

и Англии последовали их примеру через месяц, в декабре. Но Соединенным
Штатам потребовалось еще два месяца, и лишь в феврале 1962 года заявка
на талидомид-кевадон была изъята из Управления по контролю за продуктами
питания и лекарственными препаратами.
Селия и Эндрю, следившие за этой трагической историей по научным
публикациям и газетам, часто обсуждали ее между собой.
Однажды вечером, за ужином, Селия воскликнула:
- Ой, до чего же я рада, Эндрю! Ты молодчина, что не позволил мне
принимать никаких лекарств во время беременности.
За несколько минут до этого она с радостью и благодарностью
любовалась обоими своими здоровыми, крепкими детьми.
- А ведь и я могла принимать талидомид. Оказывается, его принимали
жены некоторых врачей.
- А ведь и у меня был кевадон, - тихо заметил Эндрю.
- У тебя?
- Агент одной компании принес мне пробную партию.
- Но ты ведь ею не воспользовался? - со страхом встрепенулась Селия.
Отрицательно покачав головой, Эндрю ответил:
- Мне хотелось бы сказать, что препарат казался мне подозрительным,
но это было бы неправдой. Я просто-напросто о нем забыл.
- А где сейчас эти образцы?
- Сегодня я о них вспомнил и спустил в унитаз.
- И слава Богу!
В последующие несколько месяцев продолжали поступать сообщения о
последствиях, вызванных талидомидом: в разных странах родилось двадцать
тысяч искалеченных детей, хотя, конечно, трудно считать эту цифру
точной.
В Соединенных Штатах число детей, пораженных фокомелией, достигло
восемнадцати или девятнадцати - и то лишь потому, что разрешение на
массовое использование лекарства так и не было получено. В противном
случае количество безруких и безногих младенцев могло бы, вероятно,
достигнуть десятков тысяч.
- Нам нужно какое-то новое ограничительное законодательство, - заявил
Эндрю, - случай с талидомидом, помимо всех бед, которые он наделал,
доказал: промышленность, в которой ты, Селия, работаешь, не способна
сама себя контролировать, а кое-где она полностью прогнила.
- Хотелось бы мне возразить, - с грустью согласилась Селия, - но не
могу. Как не сможет ни один здравомыслящий человек.
Ко всеобщему удивлению, был разработан ряд действительно полезных
законодательных актов, которые президент Кеннеди подписал и утвердил в
октябре 1962 года, несмотря на предшествующие политические интриги. Хотя
они были далеки от совершенства и содержали положения, из-за которых
впоследствии лишились лекарств многие из тех, кто в них действительно
остро нуждался, новые законы обеспечивали гарантии безопасности
потребителя, которых не существовало в период "Д.Т." - таким кодовым
обозначением многие работники фармацевтической промышленности будут и
впоследствии называть эпоху "до талидомида".
Тогда же, в октябре, Селия узнала, что Эли Кэмпердаун, президент
компании "Фелдинг-Рот", безнадежно болен.
Спустя несколько дней Сэм Хауторн вызвал ее к себе в кабинет.
- Эли прислал записку. Он хочет тебя видеть. Его перевезли домой из
больницы, ну а я договорился, чтобы тебя завтра к нему подбросили.
Дом Кэмпердауна стоял в пяти милях к юго-западу от Морристауна, в
местечке Маунт-Кембл-Лейк. Большое и старое здание находилось в самом
конце длинного подъездного пути. От посторонних глаз его скрывали
деревья и густые заросли кустарника. Фасад, сложенный из известняка,
потемнел и покрылся зеленоватым налетом. Снаружи казалось, что внутри
дома темно. Так оно и было.
Сутулый пожилой дворецкий проводил Селию в дом. Он ввел ее в богато
украшенную гостиную, уставленную старинной мебелью, и попросил там
обождать. Дом словно вымер - ни звука не доносилось. Наверное, подумала
Селия, это потому, что Эли Кэмпердаун живет один: она знала, что он
овдовел много лет тому назад.
Через несколько минут в дверях появилась сиделка в белом, молодая,
хорошенькая и быстрая девушка.
Она с любопытством взглянула на Селию:
- Он очень ждет вашего прихода. Подняв исхудалую руку, Кэмпердаун
указал на стол, стоявший в другом конце комнаты:
- Там лежит номер "Лайф" и кое-какие бумаги. Принесите их мне,
пожалуйста.
С явным усилием Эли Кэмпердаун начал листать журнал, пока не нашел
то, что искал.
- Вероятно, вы это уже читали.
- Статью о талидомиде с фотографиями искалеченных детей? Да, я с ней
знакома.


Он коснулся пальцами пачки документов.
- Здесь есть и другие статьи и фотографии. Некоторые из них еще
неизвестны широко. Я внимательно следил за развитием событий. Все это
ужасно.
- Да, именно так.
Какое-то время они молчали, потом он сказал:
- Селия, вы знаете, я ведь умираю.
- Да, я это знаю, - как можно мягче ответила она.
- Я заставил чертовых докторов сказать мне правду. Мне осталось жить
неделю, в лучшем случае две. А может быть, и вообще считанные дни.
Именно поэтому я добился, чтобы меня перевезли сюда. Хочу умереть в
родных стенах.
Селия попыталась было вставить слово, но он жестом прервал ее:
- Не надо. Дайте мне сказать все до конца. - Потом замолчал, чтобы
перевести дыхание. Усилия, которые ему уже пришлось сделать, явно
отнимали у него остатки сил. Но все-таки Кэмпердаун сумел собраться и
продолжил:
- Селия, наверное, это эгоистично. И уж во всяком случае, не поможет
этим несчастным невинным младенцам. - Тут его пальцы коснулись
фотографий в журнале. - Но все-таки я рад, что умираю, не отяготив этим
свою душу, и вы тому причина.
По-моему, вы обладаете каким-то особым качеством.., даром, чутьем,
что ли. Умеете распознать, где правда, а где нет. В нашей отрасли грядут
большие перемены, но я их уже не застану... У нас в компании считают,
что вы далеко пойдете. Это хорошо... Так что позвольте кое-что вам
посоветовать. Это будет мой последний совет... Воспользуйтесь своим
даром. Доверьтесь вашему доброму чутью, а когда добьетесь власти, будьте
крепки духом, не отступайте от своих убеждений.
Эли Кэмпердаун умер через две недели.
В компании "Фелдинг-Рот" последовали большие перемены: совет
директоров избрал нового президента, началась общая передвижка по
служебной лестнице. В числе тех, кого это коснулось, был и Сэм Хауторн.
Однажды утром в кабинет Селии без стука вошел сияющий Сэм ХауторН7 -
Клянусь Богом, свершилось! - объявил Сэм. - Мне пришлось выпустить кишки
кое-кому из наших твердолобых, и кровь текла ручьем, но своего я
добился. Отныне, Селия, ты - глава своей епархии и, что еще важнее, тебя
внесли в официальный список кандидатов на ускоренное продвижение.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1963-1975
Сэм Хауторн был человеком разносторонних интересов. Они выходили
далеко за рамки его профессии. Несмотря на крайнюю загруженность делами
компании, Сэм не изменял и своей давней любви к литературе, живописи и
музыке. В зарубежных столицах Сэм всегда умудрялся находить время, чтобы
посетить книжные магазины, галереи и побывать на концертах.
В живописи он отдавал предпочтение импрессионистам, в особенности
Моне и Писсарро. Его любимым скульптором был Роден. Как-то в разговоре с
подругой Лилиан Хауторн призналась, что видела, как Сэм простоял в
одиноком молчании перед скульптурной группой "Граждане Кале" в саду
музея Родена в Париже целых пятнадцать минут, его глаза застилали слезы.
Он был страстным поклонником Моцарта. Хороший пианист, хотя и не
блиставший особым талантом, Сэм любил, чтобы в отелях, где он
останавливался, в номере стоял рояль.
За номер с роялем Сэм платил из собственного кармана. Он был
человеком состоятельным - владел значительной долей акций компании
"Фелдинг-Рот", которые унаследовал от матери. Фамилия матери была Рот, и
Сэм был последним отпрыском клана Ротов, а значит, и Фелдингов,
непосредственно связанным с управлением делами компании. Однако его
семейные связи не особенно отражались на его карьере и не определяли
нынешнее положение. Он достиг его благодаря своим способностям и
целеустремленности. Это был общепризнанный факт.
В личной жизни Сэма и Лилиан Хауторн связывали прочные узы брака. Оба
они обожали Джулиет, которая в свои пятнадцать лет, невзирая на
родительскую любовь, казалась совсем неизбалованной.
В свое время Сэм занимался спортом. Еще в колледже он увлекался бегом
на длинные дистанции, да и сейчас любил побегать рано утром несколько
раз в неделю. Он довольно неплохо играл в теннис; правда, азарта в его
игре было больше, чем техники. Его излюбленным приемом на корте был
резкий удар у сетки с лета, что снискало ему популярность среди
партнеров по парной игре.
Но над всеми увлечениями Сэма доминировало главное: Сэм Хауторн был
англофилом. Он испытывал восторг и преклонение почти перед всем, что
было связано с Англией: перед английскими традициями, произношением,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сапковский Анджей - Божьи воины
Сапковский Анджей
Божьи воины


Роллинс Джеймс - Черный орден
Роллинс Джеймс
Черный орден


Сертаков Виталий - Симулятор. Задача: выжить
Сертаков Виталий
Симулятор. Задача: выжить


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека