Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

отнеси каблук набить!" -кому не лень, все на ней воду возили. Половину
заработка отцу с матерью в деревню отсылала да еще сестричку, что в
техникуме училась, кормила, самой только на хлеб да на суп с вермишелью
и оставалось. А девка была хоть и не видная собой, а плотная, девки -
они воздухом сыты бывают.
Присмотрелся к ней Сомов и решил, что получится из Жалейки верная и
надежная жена. Сыграли свадьбу, парк выделил молодоженам комнату, начали
жить, а добра не наживали. Безответная была Жалейка, робкая, а характер
гранитный. "Ты уж меня прости, Вася, но как жила, так и жить буду - по
совести". И старикам продолжала посылать, и сестричку кормила, и, Васю
своего не спрашивая, его родителям в деревню двадцатку в месяц. Сомов
хмурился, выражал недовольство, голос повышал, чтоб понимала, кто в
семье хозяин, но верха не взял и покорился. Кореши, с которыми на троих
перестал разливать, посмеивались, называли подкаблучником, но Сомов не
обижался, зная, что вовсе он не подкаблучник, а проста в глазах у
Жалейки есть такая правда, против которой не попрешь. Ни напиться, ни
выругаться, ни человека обидеть не позволяли, с таким укором смотрели,
что хоть на колени становись - клянись, оправдывайся.
Вот и получилось, что не он жену воспитал, а она его. Любила своего
Васю, ласкала, без чистой рубахи на улицу не выпускала и день за днем,
год за годом переделывала по-своему. Научила стариков почтительно
любить, семью ценить превыше всего, человека в себе беречь - не только
тело, но совесть в чистоте держать.
Заболеет соседка, Жалейка ночь у ее постели сидит, погорельцы по
домам ходят - платье свое отдаст, о стиральной машине: сколько мечтала,
дождалась премии - и старикам на сено для Зорьки послала. Эх, Жалейка,
Жалейка...
За пять лет двух мальчиков-погодков ему родила, девочку, и все бегают
у нее чисто одетые, умытые, любо-дорого смотреть, когда за стол садятся,
галчата голодные. Гордое слово - семья, сколько в нем скрыто для
человека радости. Смысл жизни - семья!
Екнуло сердце: вспомнил про бычка, который, может, еще лежит в
кармане кожаной куртки. Не докурив, Сомов никогда не выбрасывал бычка, а
бережно гасил и совал в карман. А вдруг и сейчас там лежит, забытый? В
балке уже похолодало, но ради такого водой ледяной дал бы себя облить.
Вылез, нащупал куртку, юркнул обратно в мешок, рванул молнию на
кармане... Вот он, родной, желанный! Давно уже такой радости Сомов не
испытывал, как от этого бычка. Прислушался - спят. Не спали бы - дал бы
каждому по затяжке, а раз спите - во сне покурите. Крутанул зажигалку,
жадно затянулся, раз, второй, третий - даже в голове зазвенело от
облегчения.
И постыдился: нехорошо, не по совести. Проснулся бы кто, увидел, что
он курит, бог знает, что бы подумал. И так не любят его, жмотом в глаза
и за глаза обзывают, скопидомом. А ты зайди ко мне, посмотри, сколько в
доме накоплено?!
Сомов вздохнул. Дорого она обходится, Жалейкина правда, чистая
совесть.
Семь лет назад, в гололед, такая приключилась история. Возвращался
Сомов ночью в парк, и в его троллейбус врезалась "Волга". Признали, что
водитель троллейбуса ничего не нарушил, а с двоих, которых из-под
обломков "Волги" вытащили, вину смерть списала. Вот и вышло, что
оказался как бы виноватым в этой беде один человек - Василий Сомов. Не
перед судом, к которому он и не привлекался, - перед своей обнаженной
совестью. Понял это, когда трех сироток решили определить в детский дом.
Не позволила Жалейка!
Взяли детей к себе. Яблоки зимой покупали, на море летом возили -
чтоб жили, как раньше. Полюбили, как родных, заменили отца и мать, не во
всем, конечно, потому что родителей вообще нельзя заменить. Но здоровье
детям сохранили и детство прожить дали, старшего до института довели.
Поневоле жмотом станешь, деньги, брат, у нас считанные...
Еще пять лет, подумал Сомов, и полегче будет. Заработок Костя в семью
принесет, младших поднять поможет. Как Давид Мазур - не забывает,
помнит, помогает.
По анкете - трое детей, по столу обеденному - шестеро... И никто из
походников не знает, и пусть не знает, жалеть мы сами умеем, нас жалеть
ни к чему. Живым бы вернуться!.. Зря вчера Валеру попрекал, не он от
самолета отговорил - Жалейка отговорила!
Так он лежал и думал. Выспался, покурил, до звонка еще часов шесть -
давно такой удачи не выпадало. Всех вспомнил: жену, своих стариков и ее
стариков, Витю, Колю, Галку, Зойку, Костика и Леночку, никого не забыл.
Стал думать, что кому купит, если живым останется. Жалейке мохеровый
шарф на плечи, мальчишкам джинсы и нейлоновые куртки; девчонкам тоже
куртки поярче и нейлоновые купальники - это на валюту, в Лас-Пальмасе. А
дома - всем новую обувь, а девчонкам - высокие сапоги, Костику для
института шерстяной костюм, старикам - отрезы... Сам - за баранку, а



семью - в Евпаторию на месяц, пусть жизни радуются.
Вспомнил, что как-то Игнат его спросил:
- Вася, а ты когда-нибудь в жизни смеялся? - Что я, клоун, что ли? -
нехотя ответил, хотя вообще мог бы не отвечать на такой глупый вопрос.
Вспомнил же Сомов про этот вопрос Игната потому, что лежал и улыбался
- так хорошо ему было думать про то, как обрадуются дома его подаркам и
его возвращению.
И с этой улыбкой стал засыпать. Эх, Жалейка, Жалейка, совесть ты
моя...
¶ТРИ ЧАСА НА РАЗМЫШЛЕНИЕ§
Поезд скрылся за снежной пеленой, и Гаврилов остался один.
Сейчас половина первого. Через полтора часа остановятся на обед и
увидят, что он отстал. Еще полтора часа - на возвращение. А если
догадаются отцепить цистерны от "Харьковчанки" и пойти назад на третьей
передаче, то минут сорок. Итого три часа либо два часа десять минут.
Впрочем, это, наверное, все равно: больше полутора часов ему не
выдержать.
Ночь и снежное кружево отгородили Гаврилова от всего остального мира.
Метель не раз пыталась его погубить. Однажды на мысе Шмидта, налетев
внезапно, как разбойничья шайка, она настигла его на пути от аэропорта к
поселку. Тридцать метров в секунду, видимость ноль, одна надежда -
диспетчер Татьяна Михайловна вспомнит, что не дождался автобуса Гаврилов
и пошел пешком. Вспомнила, послала вдогонку вездеход. Через несколько
лет, уже в Мирном, когда скорость ветра достигла пятидесяти метров,
отправился с поисковой партией спасать пропавшего аэролога и чуть было
не свалился с ледяного барьера на припай - в последнее мгновение успел
ухватиться за леер. А в другой раз на дрейфующей льдине с полчаса
вертелся вокруг домика, пока, сбитый с ног ветром, не ударился о дверь -
спасся.
Выжить в настоящую пургу и погибнуть из-за никчемного ветришки
пять-семь метров в секунду... Никчемный, а сделал свое дело: взметнул
снег, засеял воздух мельчайшими пылинками, уничтожил видимость.
Был бы у него тягач с балком- "ноу проблем", как говорил американский
геофизик, который зимовал на Востоке. Забрался бы в балок, разжег
капельницу и отсиделся в тепле. Значит, допустил ошибку: последний тягач
обязательно должен быть с балком.
И еще ошибку допустил или небрежность - один черт, как назвать: не
наладил переговорные рации на первой и последней машинах, понадеялся на
ракеты. А все ракеты ушли на фейерверк, салют в честь первого пожара в
истории Центральной Антарктиды.
"Многовато ошибок на один поход", - расстроился Гаврилов. Кому-то
нужно за них расплачиваться, и справедливо, что жребий этот выпал ему.
Стал решать, как поступить: отсидеться ли в кабине, пока не уйдет
тепло, или сразу разжигать костер. Конечно, нужно отсидеться. Двигатель
остынет минут через двадцать, и в эти минуты в кабине будет плюсовая
температура. Еще с полчаса морозу придется штурмовать тягач, чтобы
проглотить остаток тепла. Значит, покидать кабину следует не раньше чем
минут через пятьдесят. И тут же внес поправку: через сорок, потому что
закоченеешь - рукой не двинешь, а разжечь костер - дело нешуточное,
много сил потребуется.
Прикинул план: сначала наломать на куски или распилить остаток
горбыля, снести его в колею, намочить тряпку в канистре с бензином и
поджечь. Это первый вариант. Второй вариант такой: проделать то же
самое, но разжечь костер прямо в санях, чтобы пламя охватило доски,
которых имелось кубометра полтора. Вариант более надежный, но в этом
случае поезд останется почти без дров, разогревать масло и соляр будет
нечем. Так что второй вариант отпадает. Вот если бы авария случилась до,
а не после Комсомольской, - другое дело, тогда можно было бы разобрать
на дрова домик. А возвращаться с этой целью на Комсомольскую - потерять
три-четыре дня. Не имеет он, Гаврилов, права на такую роскошь -
возвращать поезд назад, когда каждый километр дается с кровью. Себя,
может, и спасешь, а поезд погубишь - такого не то что Сомов, а Валера и
Мазуры не выдержат.
И решил, что пожертвует, самое большее, горбылем и двумя-тремя
досками. Тогда дров ребятам, пожалуй, хватит, с учетом того, что
километров через двести - триста морозы ослабнут, а на Востоке-1 и
Пионерской можно наскрести для костров всякого хлама - разбитых ящиков,
вех и прочего. Итак, горбыль, две-три доски и ни одной щепкой больше.
И, пока в кабине было еще тепло, стал писать докладную:
"Начальнику САЭ тов. Макарову Алексею Григорьевичу 23 марта, 0 ч. 35
мин.
Докладываю, что в двадцати километрах от Комсомольской заглох ведомый
мною тягач • 36 с хозсанями.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - фрейграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - фрейграф


Афанасьев Роман - Война чудовищ
Афанасьев Роман
Война чудовищ


Шилова Юлия - Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины
Шилова Юлия
Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека