Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Василий дал ему пощечину, Шаровский свалился со стула, схватившись за щеку, и вдруг метнулся к холодильнику, занимающему полкухни. Однако не добрался, споткнулся о ногу Матвея и врезался в холодильник головой. Сел на пол, открыл рот, собираясь закричать, и закрыл, потому что Василий показал ему мясницкий нож с широким наточенным лезвием.
- Тихо, не поднимай шума из-за ерунды. Бай сказал, что ты знаешь, куда с твоей дачи увезли Афонина. Ну, будем говорить?
- Так вы не из сан... кто вы?
- "ККК", - коротко ответил Матвей. - Не задавай лишних вопросов.
- Ш-шутите!..
- Шутим мы редко, однако после наших шуток подонки вроде тебя остаются на всю жизнь калеками. Давай адрес, может быть, и уцелеешь.
Тон, с каким были произнесены слова, равнодушно-холодный, будничный, подействовал на Шаровского сильнее, чем прямая угроза.
- Он на даче Маракуца...
- Той, что на озере Великом? Точнее.
- В шести километрах от Тимохина, там указатель есть. - Шаровский вспотел. - Но я сам не принимал в этом... не был... это все они...
- Подручные Боксера?
Аркадий Самсонович стал белым, пролепетал:
- Они заставили... я не хотел... а вы меня не?..
- Не, - ответил Василий с презрением. - Если только не станешь делать лишние телодвижения. Позвонишь Маракуцу, придут ликвидаторы, понял?
- Уг-гу, - промычал Шаровский, которого бросало то в жар, то в холод. - С-спа-с-сиб-бо...
- Благодарить будешь Афонина, если он тебя простит. А Маракуцу передашь, чтобы не трогал фирму "Рюрик", не то взлетит на воздух и его офис, и квартира, и весь сходняк. Не помогут и московские связи. Жене - тоже ни слова!
Матвей замахнулся, Шаровский обмер, сжался, закрыл глаза, а когда открыл, в квартире уже никого не было.
Глубокой ночью они подъехали к владениям Маракуца на берегу озера Великое, расположенным в смешанном лесу красивейшего из районов Мещеры. Когда-то, говорят, здесь была база отдыха космонавтов, но государству стало не до отдыха своих звездных посланцев, и база поменяла много хозяев, пока ее через подставных лиц не купил Маракуц.
Ганфайтеры переоделись в комплекты ниндзя, вооружились опять же как ниндзя, но огнестрельного оружия не взяли. Только Василий сунул в карман две термобарические гранаты величиной с орех, дающие при взрыве вспышку света яркостью в шестьдесят миллионов килоджоулей и звуковую волну до ста восьмидесяти децибел.
Несмотря на полнейшую темень - тучи закрыли все небо, - оба хорошо ориентировались, хотя Матвей, конечно, владел этим искусством лучше, а тем более в состоянии турийи-меоза вообще мог видеть все как днем.
Машину оставили в лесу, в полукилометре от проволочного забора. Особого плана действий не составляли, в принципе надо было дойти до строений базы-дачи, укладывая по пути охрану, выяснить, где содержится глава фирмы "Рюрик", освободить его и увезти. Оба не сомневались, что справятся с этим быстро и просто, тем более что здесь их так скоро не ждали...
- Если только Шаровский не звякнул шефу, - шепотом поделился сомнениями Василий.
- Не посмеет, - так же шепотом ответил Матвей. - Расходимся: ты влево, я вправо - встречаемся у главного здания с тарелкой антенны, о которой говорил Шаровский.
- Хорошо, что дождя нет, терпеть ненавижу слякоть.
- Тем не менее слева начинается болотце, чуешь лягушек? Видишь хорошо? Пошли.
Но в этот момент на дороге в полусотне метров от машины "диверсантов" появилась тень, вспыхнул и погас желтый огонек. Затем донесся тихий, но отчетливый голос:
- Соболев, не стреляй, это я.
Тень бесшумно переместилась ближе, и перед замершими друзьями предстал Вахид Тожиевич Самандар собственной персоной, одетый в темный костюм с галстуком, будто собирался на работу в офис.
- Кажется, операция отменяется, - хмыкнул Василий, исчезая в кустах. - Проверю, кто там с ним.
- Я один, - сказал Самандар. - Просто хотел уговорить вас не делать того, что вы собираетесь делать.
- Как вы нас нашли? - Матвей усилием воли вошел в режим меоза и стал видеть собеседника, лес, дорогу, машины - свою и Самандара в километре от места, где они теперь были, хотя и в другом цветовом диапазоне.
- Это было нетрудно.
- Не лгите! Простому человеку, будь он даже директором Международного исследовательского центра боевых искусств, сделать это не под силу. Даже человеку Внутреннего Круга найти другого ночью в определенном месте, в лесу, достаточно сложно. Вы не Учитель, Вахид Тожиевич! И даже не Проводник. Меня мог вычислить лишь один субъект... - Матвей сделал шаг вперед, готовясь действовать немедленно. - Монарх Тьмы!

ВЫЗОВ КОНКЕРЕ

С момента домашней встречи с капитаном Хватовым директор Федеральной службы безопасности вызывал его к себе дважды, однако никаких странностей в поведении не заметил. Капитан явно ничего не помнил и не понимал, за какую провинность его перевели в другое подразделение. Сознавая, что выглядит в глазах подчиненного если не идиотом, то определенно сумасшедшим, генерал при последней встрече в своем кабинете кинул загадочную фразу:
- Передай там... наверх... или куда там надо... я согласен. Пусть выходят на связь.
- Куда? - растерялся Хватов. - Кому? На какую связь?
- Свободен! - отрезал Сергей Вениаминович. - Я пошутил. О нашем разговоре никому ни слова.
Капитан, получивший два противоречащих друг другу приказа: передать что-то "кому надо" - "я согласен" и "никому ни слова", вышел, совершенно сбитый с толку. Однако на переживания охранника директору ФСБ было наплевать, он был уверен, что таинственный Конкере узнает о его желании продолжить контакт и найдет способ связи.
- Федор Ильич, - нажал клавишу интеркома Коваль, - переведи Хватова обратно в команду, пусть занимается тем, чему обучен.
Следующая встреча директора с Хватовым-Конкере произошла в закрытом элитном клубе российских спецслужб "Георгий", охраняемом не хуже, чем известный комплекс зданий на Лубянке. Коваль страстно любил кегельбан и мог часами бросать тяжелые шары, попивая пиво. Партнером его обычно был кто-нибудь из начальников Управлений, но на сей раз он отдал предпочтение Хватову.
О том, что появился Конкере, Сергей Вениаминович понял по мощнейшему броску Хватова, не только свалившему кегли, но и пробившему решетку манипулятора, собирающего кегли. Хватов оглянулся на сидевшего у столика с напитками генерала, и тот вздрогнул, поймав пронзительный, сверх меры оживленный взгляд капитана охраны, в котором кипела какая-то чудовищная демоническая сила, вспыхивали и гасли искры недоброй воли, пренебрежения, сарказма, самоуверенности.
- Вы? - спросил Сергей Вениаминович, унимая дрожь в коленках.
- Я, - ответил Хватов, подсаживаясь к столику. У него изменился тон голоса, стал ниже и уверенней. - Вы хотели меня видеть. Говорите, у меня мало времени.
- Кто вы?
- Генерал, я человек иного плана бытия. Но на комментарии у меня нет ни секунды, да вы и не поверите рассказу. Главным для вас должно быть то, что я могу очень многое, чему нет рационального объяснения. Хотите проверить?
Коваль вздрогнул, потому что именно эта мысль пришла ему в голову.
Хватов кивнул.
- Это нормальное желание профессионала. Если вас интересует мой информационный доступ, то я знаю обо всех делах конторы, в том числе и о тех, состав исполнителей которых ограничен. Как, скажем, дело об утечке новейших систем оружия. Или "четырехнулевое" дело о секретных опытах с "темным кодированием" в метро. А также о создании после разговора с Генпрокурором спецподразделения "Гроза" для охоты за "чистильщиками"...
- Достаточно. - Сергей Вениаминович расслабил узел галстука, ему стало жарко. - Дьявол!
- Позвольте считать это комплиментом, - улыбнулся Хватов, наливая себе фирменного пива "Георгий". - Что касается других моих возможностей... Хотите прямо сейчас поговорить с премьером? С президентом? Я имею в виду отсюда и без телефона?
Коваль продолжал как-то отрешенно глядеть на собеседника, и Хватов для вящего эффекта щелкнул пальцами, хотя делать это было вовсе не обязательно. Перед директором ФСБ тотчас возникла прозрачная фигура человека за столом, и Сергей Вениаминович с ужасом узнал в ней президента. Тот поднял голову, снял трубку с телефонного аппарата, и в воздухе прозвучал его характерный картавоокающий голос.
- Слушаю вас, Сергей Вениаминович. Что еще стряслось?
- А-а-а .. э-э, - просипел Коваль. - Ничего, Илья Ильич...
Фигура вместе со столом растаяла. Коваль опомнился, с шумом отодвинулся от столика вместе с креслом, оглянулся по сторонам, сказал брюзгливо:
- Кончайте ваши шутки, капитан. А если нас кто-нибудь увидел?
- Не волнуйтесь, генерал, президента видели только вы. И это не шутка, завтра президент спросит вас, по какому поводу вы звонили ему. Итак, я вас слушаю. Какой помощи вы ждете? Подчеркиваю, она может быть очень разнообразной, в средствах я не стеснен.
Сергей Вениаминович собрался с мыслями не сразу, но, судя по его дальнейшей речи, готовился к встрече давно и серьезно.
- Не могли бы мы поговорить в другом месте?
- Зачем? Нас никто не слышит, будьте уверены.
- Что ж, тогда... помечтаем. Мне бы хотелось успешно завершить дело по утечке валюты за рубеж. Найти разведчика в Институте стратегических исследований Министерства обороны...
- Но ведь этим делом занимается военная контрразведка.
- Мы работаем параллельно, но не мешало бы их опередить. Кроме того, надо перекрыть все каналы утечки новейшего оружия... впрочем, и оружия вообще. Определить местонахождение двух оставшихся групп чеченских "мстителей". Выйти на руководителей Сверхсистемы...
Хватов покачал головой.
- Не многовато ли для создания имиджа непогрешимого руководителя спецслужбы?
- Вы же сказали, что можете многое. А если нет - к чему весь этот разговор? - рассердился генерал.
- Ну хорошо, продолжайте.
- Я еще не сказал главного, - Коваль пожевал губами, успокаиваясь. - В перспективе я бы хотел упразднить Управление безопасности президента, передав его функции нам, подчинить ФСБ военную контрразведку39 и ГУБО, снова создать политический сыск для надзора за врагами народа, отменить частные организации охраны и розыска уголовников, а также объединиться с "Чистилищем". Чтобы навести в этой стране порядок, нужна одна власть!
- Недурно, - одобрил Хватов. - Замах у вас королевский. И мне нравится, что вы не начали с вопроса: что потребуется взамен?
Сергей Вениаминович спохватился, крякнул
- Что же потребуется? Надеюсь, скреплять договор кровью не нужно?
Хватов-Конкере засмеялся.
- О нет, в этом нет необходимости. В конце концов мы с вами делаем одно дело, поддерживаем уровень энтропии вашей реальности в пределах допустимого порога. Я буду помогать вам, генерал. Составьте план приоритетных направлений нашей совместной деятельности, укомплектуйте две команды - аналитическую и оперативно-исполнительную, и дайте мне знать, когда будете готовы.



Коваль, правда, не понял, что имел в виду Конкере, говоря о поддержке уровня энтропии, но вникать в это не стал.
- Как мне связываться с вами?
Хватов вырвал из блокнотика листок бумаги, написал несколько цифр и передал директору ФСБ.
- Это код моего вызова через ваш компьютер. Запомните и уничтожьте. Вам удалось заполучить согласие моего протеже работать на контору?
- Какого протеже?
Хватов укоризненно покачал головой.
- Матвея Соболева, бывшего ганфайтера из "Смерша".
- А-а-а! Этим занимается начальник Управления спецопераций. Невелика потеря, если этот ваш Соболев откажется, профессионалов хватает.
- Профи такого класса - два десятка на все пять миллиардов землян! Мне хотелось бы, чтобы он работал с вами. Я понимаю ваш скепсис, знаю и формулу контрразведчиков: на каждого профессионала найдется еще лучший, - но поверьте, Соболев один стоит вашего ДШБ "Щит", ДЦО "Руслан" или нового отряда "Гроза".
Коваль скептически поджал губы, но промолчал, хотя слова капитана его не убедили.
- Договорились, - кивнул Хватов. - А теперь что ж, покидаем шары?
Он взял шар и не глядя, стоя боком к кегельбану, метнул его в центр батареи кеглей.

Если бы директор ФСБ пригляделся к другим игрокам в кегли, то обнаружил бы много знакомых лиц, в том числе помощника президента Лобанова, замминистра обороны по новым военным технологиям Бурлакова, начальника информационной службы президента Носового, управляющего делами администрации президента Бородкина, однако Сергей Вениаминович, во-первых, не приглядывался, а во-вторых, будучи человеком замкнутым, предпочитал отдыхать в одиночестве. В отличие от него Олег Каренович Лобанов заметил своего главного противника в борьбе за место под солнцем, хотя тоже не стал демонстрировать свое знакомство с директором столь могучей конторы, как Федеральная служба безопасности. Изредка кидая шары, Олег Каренович вел ленивый разговор с Бурлаковым и Носовым, Тенью-2 и Тенью-3 в иерархии Сверхсистемы, о политической ситуации в стране. Его собеседники знали манеру своего маршала начинать с общих сентенций, чтобы перейти к частным формулировкам и конкретным указаниям, и либо помалкивали, либо поддакивали.
- Смена режима нам крайне невыгодна, - говорил Олег Каренович, наблюдая за игрой соседей, и это было чистой правдой. - Пока государство стоит над личностью, пока оно - огромная, жестокая, коррумпированная, бюрократическая система, уродующая рынок, подминающая под себя все общественные отношения, - мы будем жить!
- Но, с другой стороны, - ввернул Носовой не в пику начальству, а так, для уточнения, ибо он тоже прекрасно разбирался в политических маневрах хозяев жизни, - как только закончится передел, вернее, переграбеж госсобственности, чиновники примутся за нас, потому что им не у кого больше будет отнимать власть.
- Это если они до тех пор не перейдут на нашу сторону, - возразил Олег Каренович. - Уже сейчас почти половина депутатов Госдумы, включая и верхнюю палату, работает на "СС", а к концу года их будет еще больше.
- Если не вмешается три "К", - буркнул Бурлаков.
- "Чистилищу" скоро станет не до нас. Против него собираются такие силы, что вряд ли оно выдержит войну на несколько фронтов. Да и мы не будем сидеть сложа руки. А что это вы приуныли, Евдоким Матвеевич? "ККК" ведь еще не прислала вам лично "черную метку"?
- Они могут сделать это в любую минуту, - меланхолично заметил Носовой. - Информацией "чистильщики" обладают первоклассной.
- Типун вам на язык, Хейно Яанович! - в сердцах сказал Бурлаков.
- На полтона ниже, Евдоким Матвеевич! - предостерегающе произнес Лобанов. - Мы не на пляже, здесь могут быть уши, о которых я ничего не знаю. Мне хотелось бы поделиться с вами стратегическими идеями. Как вы смотрите на то, чтобы, образно выражаясь, объединить под "сенью", так сказать, Сверхсистемы организации, родственные нашей, контролирующие Север и Восток?
Наступило молчание.
Бурлаков ковырял во рту зубочисткой, Носовой потягивал минеральную воду, потом встал и неумело бросил шар, сбив только одну кеглю. Вернулся и сказал:
- Мы контролируем центральный и западный регионы вплоть до стран Балтии. И с меня этого, говорю прямо, вполне достаточно. К тому же для контроля над всей страной нам не хватит - нет, даже не сил и средств - духа.
- А ваше мнение, Евдоким Матвеевич?
- Не знаю, - нехотя пробурчал Бурлаков. - В свое время у Купола был весьма влиятельный помощник, какой-то дружок Ельшина, но и он не смог выручить его. Поговорите с Генрихом, может, у него еще осталась та связь.
Лобанов задумчиво пососал дольку лимона, хотя в душе чувствовал досаду и злость. Попытки выйти на Конкере, о котором рассказывал Ельшин, пока ничего не дали. Не помог и последний поход на дачу бывшего генерала ФСК, от которой остались рожки да ножки. Добираться до бункера, из которого якобы Ельшин держал связь с Конкере, тоже не удалось. Как только они, обезоружив охрану участка, проникли в подвал дачи, сработала сигнализация, и пришлось убираться оттуда во избежание контакта с оперативниками-"федепасами".
Олег Каренович бросил взгляд на директора ФСБ, развлекавшегося неподалеку в компании с молодым человеком, скорее всего телохранителем. Неужели он нашел бункер? И сам вышел на Конкере?!
- Черт!
- Что, Олег Каренович? - вынул свой короткий нос из стакана Носовой.
- Ничего, вспомнил одного... - Про себя же подумал: надо срочно разыскать ганфайтера Соболева! Он был с Генрихом на даче в момент ее разгрома и может знать то, чего не хочет говорить сам Генрих. По всему видать, личность незаурядная. Надо выйти на его родственников: отца, мать, сестру, брата, жену - если есть, и тогда он придет к нам сам...
- Не трогали бы вы его, - сказал кто-то шелестящим шепотом, но отчетливо и внятно.
Лобанов вздрогнул, подозрительно поглядел на собеседников, оглянулся, но рядом, кроме них, никого не было. Лишь молодой напарник директора ФСБ смотрел на него, как показалось Олегу Кареновичу, с насмешливым сочувствием.
Агапов нашел начальника МУРа в сауне Главного управления МВД, которую тот навещал регулярно через день. Завернутый в простыню Синельников блаженствовал в комнате отдыха с пиалой чая в руке и смотрел метровой диагонали телевизор.
- Ну что, пришел попариться? - проворчал он, разомлевший от жары и пара. - Если по службе - уволю!
- Увольняй. - Полковник принялся, кряхтя, раздеваться. Рядом с могучим шефом он смотрелся как китайская джонка рядом с атомным ледоколом. - Пошли попаримся. Или ты уже вкусил на полную катушку?
- Докладывай.
- Нашли труп первого заместителя мэра...
Пиала хрустнула в ладони Синельникова, горячий чай выплеснулся на мощную ляжку, но Александр Викторович даже не поморщился.
- Шкуро?! Бориса Натановича? Где?
- Ниже третьего водозабора на Москве-реке. Две пули в спине.
- "Чистилище"?
- Неизвестно, записок при нем не обнаружено. Да и обычно три "К" сообщает о своих жертвах сразу.
- Начал действовать приказ министра, запрещающий публиковать заявления "Чистилища", передавать по радио и телевидению. Н-да, брат, принес ты новость. Придется подключать "орунов".
Агапов кивнул. "Орунами" негласно называли работников ОРРУ - отдела по расследованию "резонансных" убийств, то есть убийств, всколыхнувших общественность.
- Что еще вы нашли?
- Художника.
- Кого?
- Художника-графика, который предположительно рисовал эмблемы для "СК" и "ККК". Это ж твоя идея была, забыл? Художника зовут Шерхов Сергей Борисович, работает в основном на издательство "Армада", хотя известен и в других издательствах. Я видел его работы. Несколько статичен, но профессионал крепкий.
- Кто с ним беседовал?
- Никто. И я хотел бы пойти к нему сам. Или с тобой. Если ты не против, составь компанию.
- Негоже начальнику МУРа заниматься оперативными делами лично... Ладно, поехали после ужина. Адрес знаешь? Прихвати на всякий случай группу реагирования.
- Обижаешь, начальник. - Агапов помахал рукой и потопал голышом по коридорчику к двери в парилку, откуда изредка просачивались струи пара.

ЗАЩИТА "РЮРИКА" (продолжение)

Василий возник из темноты сзади Самандара.
- Никого, он один.
- Итак, "проводник", - холодно сказал Матвей. - Вам есть что сообщить по существу? У нас тут неотложные дела.
Колючие холодные "щупальца" коснулись головы, проникли под череп, попытались пройти глубже - в мозг, но Соболев увеличил плотность защитного экрана - на уровне ощущений, иллюзий, нервных токов, - и "щупальца" растаяли. Это подтверждало догадку Матвея, что "случайно" появляющийся на его пути директор Международного исследовательского центра боевых искусств Самандар Вахид - "проекция" Конкере, Монарха Тьмы
- Давай "сделаем" его, чтоб не мешался под ногами, - предложил Василий, и тотчас же Самандар оказался рядом с ним, провел в немыслимом темпе серию "казацкий веер", от которого Балуева унесло в кусты, без дыхания, с гудящей головой, хотя он и поставил винтовой блок. Не будь Матвея, Самандар через какое-то время добил бы его окончательно, однако Соболев владел режимом не хуже и вошел в контакт практически спустя мгновение. В темноте, несмотря на инфразрение, трудно было применить атэ-ми40, поэтому он "связал" свободу Самандара "смирительной рубашкой" из арсенала русбоя, а пришедший в себя Василий, озверев, достал "проводника" классическим шоу-фа из арсенала китайской техники рук.
Самандар отлетел в канаву, но тут же появился левее, бесшумный, гибкий и опасный, как замаскированная под предмет обихода мина. Василий было двинулся к нему скользящим шагом, но Матвей удержал его.
- Вам не справиться с нами, "проводник", кем бы вы там ни были. Уходите. И больше не появляйтесь на моем пути, потому что вас не спасет ни Монарх, ни "зомби" спецслужб, если вы работаете на них.
- Вы ошибаетесь в оценке моей персоны, молодой человек, - проговорил Вахид Тожиевич негромко. Глаза его засветились на мгновение желтым светом и тут же погасли. - Допустим, я - проекция Конкере, авеша41, как говорили индусы-хранители. Допустим, хотя это не так. Ну и что? Я ведь предлагаю помощь.
- Обойдемся, - хмуро бросил Василий.
- Едва ли. В дальнейшем вам придется столкнуться не только с хорошо вооруженными соотечественниками, но и с иерархами, а борьба с ними уже требует знания методов работы с ирреальностью.
- Чушь! - тихо сказал Матвей. - Я знаю иерархов... инфарха, например, декарха... которые помогали мне, силам добра, а не зла... Они нам не враги!
- Наверное, не враги, - согласился Самандар. - Хотя надо еще очень скрупулезно разобраться, что есть зло, а что - добро. Ведь никто в принципе не действует во зло, все, в том числе и бандиты, действуют ради добра, но - весь вопрос в том, как они это понимают. Учтите еще одну истину, которая, возможно, откроется вам позже: Сострадательных Лидеров не бывает! Как среди людей, так и среди иерархов. Они, как и Монарх Тьмы, находятся за гранью добра и зла. Если им надо будет ликвидировать одного человека или целый "куст временного ответвления реальности" во имя более значимых целей, они, конечно, сделают это не колеблясь. И тогда вам придется искать более могучих союзников, чем "Смерш" или ФСБ.
- Обойдемся, - уже менее уверенно повторил Василий.
Самандар не обратил внимания на его реплику, ожидая ответа Соболева. Добавил:
- Я еще раз советую не размениваться по мелочам и всю энергию сосредоточить на переходе в иной план бытия, овладеть всеми горизонтами астрала и ментала, стать властелином своего тела и "сверх-Я".
- Я не могу сидеть без дела, - все так же тихо и с той же интонацией неприятия сказал Матвей. - Я волкодав и терпеть ненавижу подонков! А еще больше не люблю, когда суют нос в мои дела и угрожают моим друзьям. Да, вероятно, есть более высокие цели, чем восстановление справедливости в отдельно взятом регионе. Однако, во-первых, я не посвящен в дела людей Внутреннего Крута, а во-вторых, у меня свой Путь.
- Я не имел в виду Внутренний Круг, Хранителей или иерархов. Посвящение в Круг - дело будущего. Но в столице образовался неустойчивый "объем соперничества" властных структур, который в случае взаимной "аннигиляции" способен взорвать мир на всей Земле. Чтобы этого не произошло, надо выйти на руководителей властных институтов и ликвидировать их. Тебе это по плечу
- Кого именно?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Распопов Дмитрий - Начало пути
Распопов Дмитрий
Начало пути


Сертаков Виталий - Коготь берсерка
Сертаков Виталий
Коготь берсерка


Орлов Алекс - Экзамен для героев
Орлов Алекс
Экзамен для героев


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека