Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
...Об этом тоже говорили - негромко, шепотом. Будто из харпийской земли молодой Кей вернулся с новым лицом. И что не обошлось здесь без его сестры-ворожеи, узнавшей какой-то секрет, способный изменить то, что не в силах переменить даже боги. Згур отмахивался, не веря. Выходит,зря?
Впрочем, рассуждать было некогда. Перед ним стоял Кей Велегост, тот, с кем он вышел на белый снег Четырех Полей. Тот, чья свадьба...
- Сотник Згур, Вейско Края, третья сотня...
- Не надо, Згур! - Широкая ладонь на миг коснулась его плеча. - Я помню. Но ты уже не в третьей сотне, и я - не твой воевода. Садись!
Даже говорил Кей по-другому - негромко, устало. Трудно было даже поверить, что этот голос, звенящий тяжелым металлом, посылал тысячи людей на верную смерть.
- Садись! - вновь проговорил Велегост и повернулся к двери. - Иди, Хоржак!
Сзади послышалось недовольное ворчание, но спорить немногословный проводник не стал. Хлопнула дверь.
Згур присел на небольшой резной табурет, хотел расстегнуть фибулу, чтобы скинуть плащ, но сдержался.
- Не надо, - понял его Кей. - Мы в подвале. Удобное место, чтобы хранить дичь... и чтобы разговаривать... Ты уезжаешь завтра?
- Так точно! - Згур хотел вскочить, но Велегост движением широкой ладони остановил его.
- Сиди! Ты увидишь Велгу?
Ни миг Згур растерялся. Послание Государыни ему передал дядя Барсак, но во дворец все равно придется идти...
- Я смогу увидеть Государыню, Кей. Ты хочешь передать письмо?
Велегост покачал головой:
- Нет. Слишком опасно - и для тебя, и для меня. Просто передай ей...
Кей задумался, затем заговорил медленно, словно взвешивая каждое слово:
- Через несколько дней мой брат Сварг будет провозглашен наследником Железного Венца. Мне запрещено покидать Палаты, моих кметов послали на полночь. Наверное, туда направят и меня, во всяком случае, так хочет Светлая Кейна, Она уговорила отца... Велга должна знать, она - сестра Светлого, такое решение не может быть принято без ее согласия...
Згур кивнул. Об этом он уже слышал: и о ссоре Кея с матерью, и о запрете покидать Детинец. Месяц назад отец отозвал Велегоста из харпийской земли, хотя война в далеких горах еще не закончилась...
- Передашь?
Згур кивнул, вспоминая то, что слышал от дяди Барса-ка. Союз Велегоста и Великого Палатина опасен для Края. Но Огрин Сварг на престоле Кеев - еще опаснее.
- Хорошо. Не думаю, что Велга сможет мне помочь, но все-таки отецс ней считается...
Кей встал. Згур тоже вскочил, понимая, что разговор закончен. Но что-то мешало просто попрощаться и уйти. Может быть, странный, неживой голос того, кого называли Железное Сердце. Меч Ории просит помощи у Велги. Но Государыня Края не в силах тягаться со всесильной Челе-ди. Внезапно Згур ощутил гнев. Его командира, лучшего воина Ории, хотят сослать куда-то в ольминские болота...
- Кей! Я все передам Государыне, но... Что я могу сделать еще, скажи!
Велегост покачал головой:Три месяца назад я мог собрать войско из таких, как ты, Згур. Но я не мятежник. А моя мать... Она понимает только силу...
Широкие плечи ссутулились, Кей словно стал ниже ростом.
- Мне могла бы помочь сестра, но ее тоже нет в Савмате. И... Я не хочу ее помощи...
Голос Кея прозвучал как-то странно. Згур удивился, но тут же вспомнил рассказы о Кейне-чаклунье. В последнее время об этом заговорили всюду, даже в Коростене. Выходит, нет дыма без огня?
- Згур, ты мог быть съездить в Валин? К Падатину?
- Что?!
Темные глаза взглянули в упор, и на миг показалось, что Велегост знает все - и о приказе дяди Барсака, и об Уладе, и даже о той ночи на постоялом дворе Тириса. Стало страшно - и невыносимо стыдно. Кей просит помощи - у него!
- К Палатину Ивору, - повторил Кей, и Згур понял, что напрасно боялся. Кей не знает. Но стыд не исчез, напротив, стал лишь сильнее.
- Ивор обещал мне помощь. Он непростой человек, сотник, и я ему не очень верю. Но сейчас выбирать не приходится. Понимаешь, Згур, Железный Венец - дело только нашей семьи. Но если я стану родственником Ивора, он сможет вмешаться. Тогда матери придется задуматься. Коростень и Валин - это треть Ории...
Згур отвернулся, боясь, что глаза выдадут. Мать Болот, почему его понесло гулять этим вечером!
- Мне некого послать в Валин - мать и Сварг позаботились об этом. Надо сказать Палатину, что я согласен... Нет, не так. Что я прошу руки его дочери Улады. Запомнил?
Згур кивнул - говорить не было сил. Зачем он не ушел? Ведь теперь он не сможет скрыть этот разговор от дяди Барсака! Внезапно почудилось, что ладонь Улады вновь бьет его по щеке...
- И еще... Свадьбу надо сыграть быстро. Я не могу покинуть Савмат, но этого и не требуется. Ты станешь моим обручником.
Згур хотел переспросить, но не смог. Велегост улыбнулся - впервые за всю их беседу.
- Понимаю! Это потруднее, чем драться с Меховыми Личинами! Все просто, Згур! Это старый обычай, наш, Кеев. Жениху не обязательно ехать за тридевять земель. Он посылает обручника, и тот участвует в обряде. После этого брак считается заключенным. Согласен?
- Но... - слова давались с трудом, - Кей, для этого требуется кто-то... знатный. Дедич, Кеев муж... Велегост пожал широкими плечами:
- Насколько я помню, твой отец был тысячником. Ты - альбир Кеевой Гривны. К тому же ты - волотич, Ивору это понравится...
Згур не помнил, говорил ли он Кею об отце. Тогда, после Ночи Солнцеворота, они беседовали очень недолго. Наверное, он не удержался, рассказал о Навко Меснике...
- Ехать надо сейчас же. Не скрою, ты рискуешь, сотник Згур. Кое-кто в Савмате будет очень недоволен.
В Савмате! Если бы только! Згур представил, как пересказывает этот разговор дяде Барсаку. Может, глава Варты потому и послал его в Кей-город? То, что не удалось сделать в Тирисе, можно поправить теперь. Сварга вот-вот объявят наследником, а Велегосту трудно будет найти другого обручника...
- Я не могу приказать тебе, сотник. Могу лишь попросить...
Темные глаза вновь взглянули в упор, и Згур еле удержался, чтобы не отвести взгляд.
- Кей! Ты... Ты поверил мне. Почему? Я - волотич, ты - сполот...
- Сполот? - Плечи вновь знакомо дернулись. - А разве на Четырех Полях ты думал об этом? Если я не могу верить своему боевому товарищу, то верить больше некому, сотник!
Згур отшатнулся, словно его ударили. Да, верить больше некому! И ему тоже незачем верить! Он уже предал Ве-легоста - еще летом, когда согласился выполнить приказ Барсака. Предал Кея - и некрасивую нелепую девушку. Ради Края - но предал. Это - его, Згура, грех, значит, искупать тоже ему! А он еще смел осуждать отца...
- Хорошо, Кей! Я все сделаю.
Велегост вновь улыбнулся, рука скользнула по щеке, и Згур понял, что не ошибся. Лицо! Оно уже не напоминало ту страшную маску, которую он помнил. Меньше, незаметнее стали шрамы, сросся разбитый в давние годы нос. Казалось, сквозь мертвую личину медленно, нехотя проступает настоящее, истинное лицо красивого двадцатилетнего парня. Значит, правда! Не зря полнился слухами Детинец!..
- Заметил? - Велегост вновь коснулся щеки, губы дернулись горькой усмешкой. - А говорят, чудес не бывает! Но это чудо уже никому не нужно, Згур! Слишком поздно...
Хотелось возразить, но Згур понял - нельзя. Эту боль ему не разделить с Кеем.
- Я все сделаю, - повторил он. - Клянусь Матерью Болот, Кей! Эту клятву не нарушит ни один волотич!
- А если в Коростене тебе прикажут другое? Згур представил себе лицо дяди Барсака. Он, сын Нав-ко Месника, не выполнил приказ. Хуже! Стал предателем, изменником! Впрочем... Впрочем, он уже давно предатель. Как и отец. И да простят его боги за то, что смел судить Ивора...
Згур улыбнулся, расправил плечи, словно сбрасывая тяжкий, неподъемный груз.
- Ничего, Кей! Двейчи не вмирати!
Глава 7 ОБРУЧНПК
Ждать пришлось долго, и Згур еле сдерживался, чтобы не уйти - прочь, подальше из этого дворца, из Валина, вновь оказаться дома... Впрочем, уходить поздно - двое кметов стояли рядом, недоверчиво поглядывая на чужака-волотича. В коридоре было темно, но Згуру показалось, что он узнал одного из них, бородатого, с рассеченным носом. Тогда, летом, этот парень был с Ивором и, наверно, тоже запомнил приговоренного к смерти сотника, который так ловко сумел "бежать" перед самой казнью.
Згур невольно поморщился. Ивор, опять Ивор! Вновь взглянуть в лицо этому человеку - это казалось даже более трудным, чем встретиться с Уладой. А ведь ему придется видеться с ними, и ничего тут не поделаешь. Сам вызвался!
Згур в очередной раз окинул взглядом полутемный коридор, освещенный лишь небольшим масляным светильником, и внезапно вспомнил рассказы дяди Барсака. Отец, Навко Месник, тоже пришел сюда много лет назад. Пришел тайно, чтобы повидаться со здешним хозяином. И дело тоже касалось девушки. Пришел, чтобы остаться. Как в старой сказке о пещере, где .хранилось золото Змея. Смельчаки убивали страшного сторожа, прикасались к золоту - и сами становились Змеями.
Еще можно было уйти. Кметы не казались силачами-альбирами и, конечно, не учились у рыжего Отжимайло. Справиться с ними легко - сбить с ног, оглушить, затем рвануться вниз по лестнице. Там, у двери черного хода, еще один кмет, но это не страшно. А за дверью - знакомый сад, где он когда-то встретился с Уладой, калитка - и свобода. Но думать об этом поздно. Он дал слово. Поэтому он будет ждать - сколько потребуется. Ждать, чтобы вновь увидеть этого страшного человека, вновь...
Наверно, он крепко задумался, поскольку кмету, тому самому, с перебитым носом, пришлось дважды окликнуть позднего гостя и даже слегка толкнуть в плечо. Згур очнулся. Дверь покоя была открыта, из глубины лился неяркий дрожащий свет. Пора!
Згур шагнул за порог, уже зная, что будет делать. Он лишь воин. Воин, получивший приказ. Ничего личного, он здесь, чтобы выполнить волю вождя...
- Здравствуй, волотич.
Голос был женский. От неожиданности Згур замер у самого порога, быстро оглянулся, но почти ничего не увидел. Покои - небольшая комната со стрельчатым потолком, тонули в полутьме. Он заметил лишь кресло у окна. Голос доносился оттуда.
- Чолом! - Руки сами собой легли на бедра, подбородок взлетел вверх, ноги впились в покрытый ковром пол. - Мне нужен сиятельный Ивор, Великий Палатин Валин-ский. Я...
- Ты от Кея Велегоста, знаю...
Темная тень поднялась из кресла. В неярком свете сверкнуло золотое шитье плаща. Лица не разглядеть - но это не Улада...
-Я Милена, дочь Бовчерода. Ивор приедет утром. Если у тебя срочное дело - можешь передать мне.
Згур облегченно вздохнул, хотя радоваться, казалось, и нечему. Эту женщину ему видеть незачем, совсем незачем...
- Дело срочное, сиятельная. Оно касается и тебя. Кей Велегост просит руки твоей дочери и хочет, чтобы свадьба состоялась немедля.
- Так...
Женщина подошла ближе, и Згур наконец смог увидеть ее лицо. Странно, Милена ничем не походила на свою дочь. Жена Ивора была красива, и с этой красотой ничего не сделали даже годы. Но красота эта казалась холодной, неживой, словно лицо женщины изваяли изо льда. Светлые глаза смотрели спокойно и чуть презрительно.
- Просит... Значит, дело о наследовании решено? Згур вновь растерялся. Говорить об этом он был не готов.


- Н-не знаю, сиятельная. Так говорят. Кей Велегост в Савмате, он просил...
- Знаю... Садись, волотич.
Откуда-то вынырнул кмет, с легким стуком пододвинув невысокую скамейку. Но Згур остался стоять - главное еще не сказано.
- Сиятельная! Кей послал меня, чтобы я просил руки Улады и стал обручником.
- Что?!
Теперь в ее глазах светилось недоумение, даже растерянность. Милена, наследница великих дедичей земли улебской, даже не соизволила оскорбиться.
- Ты что-то напутал, волотич! Кей может послать вместо себя обручника, но это должен быть кто-то... Кто-то...
Нужное слово никак не подбиралось, и вместо обиды Згур ощутил такое неуместное здесь веселье. "Кто-то!" А хорошо бы и дальше оставаться безвестным "волотичем"! Наглецом, посмевшим занять место потомка Кея Кавада.
- Я и есть "кто-то", сиятельная Милена.
- Ты... Разве... Тыдедич?
Теперь Згур еле сдерживал смех. Сказать, что ли, что у них в Крае дедичи, которые на кол не угодили, землю пашут и коней пасут? Нет, не стоит.
- Я сотник Згур, сын Навко Месника, альбир Кеевой Гривны...
Кажется, Милена не расслышала. Или не поняла его
волотичский говор. Светлые глаза смотрели недоуменно, и . Згур решил, что надо пояснить:
- Я сотник Вейска Края, сиятельная...-Ты его сын...
Голос прозвучал глухо, словно Милена разом постарела - на двадцать лет. В покоях было жарко натоплено, но Згуру показалось, что внезапно ударил мороз. Она знала!
- Ты... Ты его сын. Ты сын Аланы из Бусела. Проклятый мальчишка...
- Да, сиятельная...
Тонкая холеная рука, унизанная кольцами, медленно поднялась, словно Милена хотела его ударить. Згур остался на месте, не зная, как поступить. Он должен ненавидеть эту женщину - ту, что заставляла мать плакать долгими осенними вечерами. Холодную ледяную куклу, лишившую его отца.
- Подойди к свету...
Его разглядывали долго, и Згуру вновь вспомнилась Улада. Та тоже пыталась что-то увидеть на его лице. Но Милена знала...
- Похож... Великий Дий, как ты похож на него, проклятый волотич! Если б ты знал!..
Она не плакала, только голос исчез, превратившись в едва заметный шепот. Згур молчал - говорить было нечего. Он должен ненавидеть эту женщину. Она должна ненавидеть его.
- И ты посмел прийти сюда! Впрочем, ты же его сын! Ты такой же, как Ивор! Ты! Ты и эта Алана!..
Згур вздрогнул. Если Милена посмеет сказать еще слово о его матери...
- А я еще думала, что это был за Згур, который посмел украсть мою дочь! Улада рассказывала мне, но я не верила. Выходит, это действительно ты!
Хотелось сказать правду, объяснить, что он ничего не знал, но Згур понимал - толку не будет. Да и не в чем ему оправдываться - особенно перед этой женщиной.
- Значит, теперь ты станешь обручником... Это захотел он? Чтобы снова унизить меня?
Згур вздохнул - пора внести ясность.
- Сиятельная! Меня попросил об этом Кей Велегост, мой командир. И это - все!
- Лжешь! Ты лжешь, волотич! Так же, как лгал мне Ивор! А ведь я верила ему! Ему все верили, Згур! Ему нельзя не верить!
Да, отцу все верили. Верила мать, доверяла Велга^ И Кей Улад, проклятый Рыжий Волчонок, тоже верил своему па-латину! И эта женщина тоже...
- Что стоишь, Згур, садись!
Милена ссутулилась, словно став ниже ростом. Згуру внезапно представилось, как эта женщина плачет - ночью, тихо, чтобы не услыхал Ивор.
- Извини... Ты не виноват, Згур, сын Навко Месника. Но и я не виновата. И Улада... Ты хочешь быть ее обручником? Ладно, я не против. Я никогда не спорила с ним. С ним трудно спорить...
Все было сказано, и Згуру хотелось одного - уйти, немедленно уйти, чтобы не видеть ее лица, не слышать ее голоса...
- Алана... И отец... Они рассказали тебе, что было в Савмате?
Згуру показалось, будто ладонь Милены бьет его по щеке. В Савмате? Когда? Наверно, еще в годы Великой Войны, в те дни, когда ни его, ни Улады еще не было на свете? Что могло быть в проклятом сполотском Савмате?
- Я тогда любила одного человека. Не Ивора... Я... Алана ничего не рассказывала тебе?
- Нет...
Слово выговорилось с трудом. Мать ничего не говорила ему. Зато Улада... Наверно, Милена говорит о ее отце - настоящем отце, погибшем" возле Утьей Переправы, когда боги послали Сдвиг. Но при чем здесь мама?
- Не знаешь!.. - Глаза Милены на миг оказались рядом, и Згур не выдержал - отшатнулся. - И хорошо, что не знаешь, Згур! Улада тоже... знает не все. И хвала богам! Забудь, что я говорила тебе, волотич! Мертвые мертвы, они ждут нас в Ирии...
Милена отвернулась, помолчала немного, а затем заговорила иначе - спокойно и рассудительно, словно и не было ничего.
- Все решит Ивор, но, думаю, он не будет возражать. Завтра утром он вызовет тебя. Рада познакомиться с тобой, Згур, сын Навко Месника. Ты понравился моей дочери, она будет гордиться таким обручником.
Згур не поверил, да и сама Милена явно не верила тому,
что говорит. Похоже, ее это и не волновало. Ее мысли были далеко, может быть, там, в проклятом Савмате, где много лет назад неведомым образом перехлестнулись судьбы тех, кого Згур любил и ненавидел.
- Иди, Згур, - женщина отвернулась, взглянула в пустое темное окно. - Иди! Ты слишком похож... на него. На своего отца...
Услужливый холоп уже в который раз звал гостя на поварню, где Згура ждал ужин, но есть не хотелось. Не хотелось и спать, хотя в последние ночи, проведенные в пути, удавалось вздремнуть не больше двух-трех часов. Села по дороге в Валин попадались нечасто, а какой отдых у зимнего костра! Но сон не шел, и Згур решил спуститься вниз, надеясь, что холодный ветер, к которому он уже успел привыкнуть, успокоит, расставит все на свои места. В конце концов, ничего страшного не случилось. Он знал, на что идет. Может, даже лучше, что Палатина он увидит только завтра. Пусть сиятельная Милена сама расскажет мужу о наглом волотиче, посмевшем напрашиваться в обручники ее драгоценной дочурки!
После разговора с Миленой стража потеряла к Згуру всякий интерес, и он беспрепятственно спустился вниз. В сад, где чернели в снегу молчаливые яблони, идти не хотелось. Казалось, вновь откроется низкая, сбитая из толстых досок дверь, и из темноты прозвучит: "Подойди сюда, наемник!" Мысль была нелепой: Улада даже не знает о его приезде, а узнав - едва ли захочет говорить. Но в сад Згур не пошел, а спустился на задний двор, где было тихо и пусто, только собака у ворот скосила на незваного пришельца большой черный глаз, но лаять не стала. Невольно вспомнился совет наставника Отжимайло: сторожевой пес только за ворота смотрит. Достаточно подойти сзади да похвалить за службу - враз завиляет хвостом...
Мороз сразу же вцепился в уши, в кончики пальцев, стал щипать за щеки. Згур усмехнулся и поглядел в холодное небо. Звезд было почти не видать - холодный свет Луны - Серебряного Валадара - заливал небосвод, роняя острые тени на истоптанный за день снег. Было тихо - тихо и хорошо. Внезапно, совсем не к месту, вспомнился отец. Кто знает, может, он тоже был здесь, в день, когда
пришел к Волчонку, чтобы вызволить маму. Может, так же стоял, глядел на снег... Хотя нет, тогда было лето, да и не стал бы сотник Велги попусту глазеть по сторонам. Будь отец на его месте...
Внезапно Згуру представилось, как он идет темным коридором, находит дверь, за которой - Улада. Наверно, стражи там нет, разве что сонная холопка, которой нетрудно заткнуть рот. И... И что? Бежать? Однажды Улада уже поверила ему. К тому же он дал слово Велегосту, поклялся Матерью Болот, а эту клятву волотич не способен нарушить. И дело даже не в слове, не в клятве, и даже не в просьбе широкоплечего парня с изуродованным лицом, который назвал его сотником в страшную Ночь Солнцеворота...
Вначале почудилось, что зарычала собака. Згур удивленно оглянулся, но пес и не думал лаять. К тому же звук доносился откуда-то сзади. Там была стена и две двери, одна - через которую он вышел сам, и вторая...
Рычание повторилось, и на этот раз Згур все понял. Рычали люди - там, за дубовой дверью происходило что-то странное. Послышался глухой, сдавленный крик, снова рычание - и тяжелая дверь с треском распахнулась. Даже не распахнулась - слетела с петель. Из темного проема слышалась какая-то возня, сопение, снова крик, уже погромче - и на снег выскочил чугастр.
Згур даже моргнуть не успел - застыл, не веря своим глазам. Чугастров, правда, ему прежде видеть не доводилось, но как выглядит лесное чудище, в Буселе знал каждый мальчонка. Огромный, лохматый, ручищи словно грабли, а уж рычит...
Чугастр зарычал, и Згур с досадой вспомнил, что отдал меч дворцовой страже. Между тем чудище одним прыжком оказалось посередине двора и, подняв голову к холодной луне, что есть силы завопило, размахивая руками. В ответ из-за двери послышался дружный вопль полудюжины голосов:
- Держи! Уйдеть! Уйдеть! Веревку, веревку ташшы!
Чугастр быстро оглянулся, ударил в грудь могучим кулачищем и что-то проревел в ответ. Странное дело, рев чудища звучал вполне членораздельно. Згур даже готов был поклясться, что зверюга помянул чью-то матушку или бабушку.
И тут только до Згура начало доходить. "Чугастр" был хоть и бос, зато в рубахе и портках, да и ликом походил скорее на человека. Правда, сей лик был весьма страховиден, седоватая бородища торчала дыбом, длинные нечесаные волосы падали на глаза...
- Хватай! Хватай яво, разбойника! Веревки, веревки ташшы, тудыть-растудыть-перетудыть!..
Згур невольно рассмеялся, дивясь собственной ошибке. И тут же понял, что дал маху. Смех был услышан - зверо-видный человек резко повернулся - и вновь прыгнул.
Сработала привычка - многолетняя привычка, доведенная до полной беспамятности. Тело само уклонилось в сторону, спасаясь от быстрого и точного удара. Згур упал, перевернулся, вскочил - и снова упал. Новый удар, нацеленный в голову, попал в плечо, но и этого хватило, чтобы бросить Згура прямо на снег.
- Ты чего? - запоздалый вопрос прозвучал нелепо, но ответ пришел тут же. Удар, на этот раз ногой, - и Згур отлетел в сторону, брякнувшись лицом в землю. Вокруг кричали, кажется, преследователи были уже рядом, но Згур не прислушивался. Растерянность исчезла, сменившись привычной злостью. Значит, так здесь гостей встречают?
Новый удар страшилы пришелся в пустоту. Згур отпрыгнул в сторону, упал, перекатился, вскочил - и ударил сам. Именно так учил Отжимайло: правой под дых, левой - под подбородок...
Правая рука ушла в пустоту. Левая слегка царапнула по колючей бороде, и тут в глазах почернело. Згур согнулся от боли, попытался вдохнуть воздух - и мягко рухнул на снег.
- ...Вяжи, вяжи! Не ушел, злыдень! По сусалам, по сусалам яво! Будеть знать!
Голоса доносились глухо, словно из неведомой дали. Згур попытался открыть глаза. Все тело болело, кажется, удар пришелся в живот...
- Эй, там, парню подмогните!
Чьи-то руки подняли его, поставили на ноги.
- Воду ташшыте, сомлел, кажись!
- Н-не надо! - Згур наконец-то смог вдохнуть полной грудью и не без труда разлепил глаза. - Я сам...Двор был полон стражи, с оружием и без. Крепкие парни возбужденно переговаривались, окружая пленника. Тот был уже связан - толстенными веревками, которыми впору Идрик-зверя стреножить.
- Колодки ташшыте! Щас мы яво в лучшем виде! Ишь, злыдень! А ты молодец, волотич! Не испужался!
Последнее явно относилось к Згуру. Кметы похлопывали его по плечу, посмеивались и советовали хлебнуть по такому случаю глоточек румского вина. Вино было тут же принесено, но Згур пить не стал. Его интересовал пленник. Лесное пугало, на которое тот столь походил, не должно так легко, с трех ударов, справиться с сотником Края. В Учельне были парни посильнее и половчее Згура, но даже им пришлось бы возиться куда дольше.
Страшила, стянутый веревками, стоял недвижно. По вздыбленной бороде текла кровь, лицо чернело ссадинами, но глаза горели огнем. "Чугастр" не смирился и был явно готов начать все сначала. Ноздри перебитого в давние годы носа возбужденно втягивали воздух. Згур представил, что они вновь остаются один на один, и вздрогнул.
- Видал, волотич? Каков красавчик, а? Смотри, смотри, такого только за серебро показывать, ну а тебе, так и быть, бесплатно!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Белов Вольф - Чистильщик
Белов Вольф
Чистильщик


Журавлев Владимир - Неудачная реинкарнация
Журавлев Владимир
Неудачная реинкарнация


Посняков Андрей - Грамота самозванца
Посняков Андрей
Грамота самозванца


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека