Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

интересующие нас вопросы: откуда, из какого уголка Вселенной прибыли к нам
эти гости, какие формы жизни - едва ли белковые - они представляют, какова
их физико-химическая структура и являются ли они живыми, разумными
существами или биороботами с определенной программой действий. Можно
задать еще много вопросов, на которые мы не получим ответа. По крайней
мере, сейчас. Но кое-что предположить все-таки можно, какие-то рабочие
гипотезы можно обосновать и выступить с ними в печати. И не только в
научной. Во всех странах мира люди хотят услышать о розовых "облаках" не
болтовню кликуш и гадалок, а серьезную научную информацию, хотя бы в
пределах того, что нам уже известно и что мы можем предположить. Можно,
например, рассказать о возможностях и проектах контактов, об изменениях
земного климата, связанных с исчезновением ледяных массивов, а главное,
противопоставить отдельным мнениям об агрессивной сущности этой пока еще
неизвестной нам цивилизации факты и доказательства ее лояльности по
отношению к человечеству.
- Кстати, в дополнение к уже высказывавшимся в печати объяснениям, -
проговорил, воспользовавшись паузой, сидевший рядом с Зерновым ученый, -
можно добавить еще одно. Наличие дейтерия в обыкновенной воде
незначительно, но лед и талая вода содержат еще меньший процент его, то
есть более биологически активны. Известно также, что под действием
магнитного поля вода меняет свои основные физико-химические свойства. А
ведь земные ледники - это вода, уже обработанная магнитным полем Земли.
Кто знает, может быть, это и прольет какой-то свет на цели пришельцев.
- Признаться, меня больше интересует их другая цель, хотя я и
гляциолог, - вмешался Зернов. - Зачем они моделируют все, что им
приглянулось, понятно: образцы пригодились бы им для изучения земной
жизни. Но зачем они их разрушают?
- Рискну ответить. - Осовец оглядел аудиторию; как лектор, получивший
записку, он отвечал не только Зернову. - Допустим, что уносят они с собой
не модель, а только запись ее структуры. И для такой записи, скажем,
требуется разрушить или, вернее, разобрать ее по частям до молекулярного,
а может быть, и атомного уровня. Причинять ущерб людям, уничтожать их
самих или созданные ими объекты они не хотят. Отсюда синтезация и после
опробования последовательное уничтожение модели.
- Значит, не агрессоры, а друзья? - спросил кто-то.
- Думаю, так, - осторожно ответил академик. - Поживем - увидим.
Вопросов было много, одни я не понял, другие забыл. Запомнился
единственный вопрос Ирины, обращенный к Зернову:
- Вы сказали, профессор, что они моделируют все, что им приглянулось. А
где же у них глаза? Как они видят?
Ответил ей не Зернов, а сидевший с ним физик.
- Глаза не обязательны, - пояснил он. - Любой объект они могут
воспроизвести фотопутем. Создать, допустим, светочувствительную
поверхность так же, как они создают любое поле, и сфокусировать на ней
свет, отраженный от объекта. Вот и все. Конечно, это только одно из
возможных предположений. Можно предположить и акустическую "настройку"
подобного типа, и аналогичную "настройку" на запахи.
- Убежден, что они все видят, слышат и чуют лучше нас, - произнес с
какой-то странной торжественностью Зернов.
На этот раз в зале не засмеялся ни один человек. Реплика Зернова как бы
подвела итог увиденному и услышанному, как бы раскрывала перед ними всю
значительность того, что им предстояло продумать и осознать.



12. ПИСЬМО МАРТИНА
После Толькиного ухода я долго стоял у окна, не отрывая глаз от
заснеженной асфальтовой дорожки, соединявшей мой подъезд с воротами на
улице. Я надеялся, что придет Ирина. Теоретически она могла бы прийти, не
из сердобольности, конечно, а просто потому, что иначе она не могла ни
сообщить мне новости, ни передать поручения: телефона у меня не было. А
нас связывали новые деловые отношения: она была секретарем особого
комитета, а я его референтом со многими обязанностями - от пресс-атташе до
киномеханика. Кроме того, нам предстояла совместная командировка в Париж
на международный форум ученых, посвященный волновавшему весь мир и все еще
непостижимому феномену розовых "облаков". Возглавлял делегацию академик
Осовец, я и Зернов ехали в качестве очевидцев, а Ира - в более скромной,
но уж наверняка более важной роли секретаря-переводчицы, знавшей не менее
шести языков. Кроме того, в состав делегации был включен Роговин, физик с
мировым именем, обладатель того насмешливого баска, который запомнился мне
еще на просмотре фильма в затемненном конференц-зале. Командировка была
уже подготовлена, необходимые документы получены, до отъезда оставались
считанные дни, и нужно было о многом договориться, тем более что Зернов
уехал в Ленинград попрощаться с семьей и должен был вернуться со дня на



день...
Но, честно говоря, мне совсем не потому хотелось увидеть Ирину: я
просто соскучился по ней за эту неделю невольного заточения, даже по ее
насмешкам соскучился, даже по дымчатым прямоугольным стеклышкам,
отнимавшим у нее какую-то долю обаяния и женственности. Меня уже
нескрываемо тянуло к ней - дружба не дружба и даже не влюбленность, а то
смутное и неуловимое, что подчас неудержимо влечет к человеку и вдруг
исчезает в его присутствии. "Тебе нравится она?" - спрашивал я себя.
"Очень". - "Влюблен?" - "Не знаю". Иногда мне с ней трудно, иногда она
меня просто злит. Где-то симпатия вдруг перерастает в недовольство, и
хочется говорить колкости. Может быть, потому, что мы с ней очень разные,
и тогда эта разность заостряется вдруг как бритва. Тогда, по ее
уничтожающей оценке, мое образование - это компот из Кафки, Хемингуэя и
Брэдбери, а по моей ответной реплике, ее - это вермишель из "Техники
молодежи" за позапрошлый год. Иногда мне хочется сравнить ее с сушеной
воблой и лапутянским ученым, а в ответ она снисходительно относит меня к
племени ивановых-седьмых и присыпкиных. И все же мы в чем-то сходимся.
Тогда нам обоим интересно и весело.
Эта странная и забавная дружба началась сразу же по окончании памятного
просмотра в Академии наук. Я долго сидел в углу, пока не разошлись доктора
и кандидаты наук и не потухла люстра, упаковал бобины и коробки, сложил
все в свою спортивную сумку и опять сел.
Ирина молча смотрела на меня сквозь дымчатые стеклышки.
- А вы не двойник? - вдруг спросила она.
- Двойник, - согласился я. - Как это вы догадались?
- По действиям нормального человека. Такой человек, не отягченный
высшим образованием, смылся бы, не дожидаясь конца совещания. А вы сидите,
слушаете, топчетесь и не уходите.
- Изучаю земную жизнь, - сказал я важно. - Мы, двойники, - системы
самопрограммирующиеся, меняем программу на ходу, в зависимости от
предмета, достойного изучения.
- И этот предмет я?
- Вы потрясающе догадливы.
- Считайте сеанс оконченным. Изучили.
- Изучил. Теперь закажу вашу модель с некоторыми коррективами.
- Без очков?
- Не только. Без многознайства и жреческого величия. Обыкновенную
девушку с вашим умом и внешностью, которая любила бы ходить в кино и
гулять по улицам.
Я вскинул на плечо сумку с бобинами и пошел к выходу.
- Я тоже люблю ходить в кино и гулять по улицам, - сказала она вслед.
И я вернулся. А через день пришел сюда к началу работы, побритый и
выхоленный, как дипломатический атташе. Она что-то печатала на машинке. Я
поздоровался с ней и сел за ее письменный стол.
- Вы зачем? - спросила она.
- На работу.
- Вас еще не откомандировали в наше распоряжение.
- Откомандируют.
- Нужно пройти отдел кадров...
- Отдел кадров для меня - это нуль-проход, - отмахнулся я. -
Интересуюсь позавчерашними стенограммами.
- Для чего? Все равно не поймете.
- В частности, решением совещания, - продолжал я, величественно не
обращая внимания на ее выпады, - поскольку, мне известно, намечены четыре
экспедиции: в Арктику, на Кавказ, в Гренландию и в Гималаи.
- Пять, - поправила она. - Пятая на ледник Федченко.
- Я бы выбрал Гренландию, - как бы между прочим заметил я.
Она засмеялась, словно имела дело с участником школьного шахматного
кружка, предложившим сыграть матч с Петросяном. Я даже растерялся.
- А куда же?
- Никуда.
Я не понял.
- Почему? В каждой же экспедиции требуется кинооператор.
- Придется вас огорчить, Юрочка: не потребуется. Поедут научные
сотрудники и лаборанты специальных институтов. НИКФИ, например. И не
смотрите на меня добрыми бараньими глазами. Учтите, я не говорю: глупыми.
Я просто спрашиваю: вы умеете работать с интроскопом? Нет. Умеете снимать
за "стеной непрозрачности", скажем, в инфракрасных лучах? Нет. Умеете
превращать невидимое в видимое с помощью электронно-акустического
преобразователя? Тоже нет. Я это читаю на вашем идеально побритом лице.
Так что зря брились.
- Ну а простая съемка? - все еще не понимал я. - Обыкновенный фильмус
вульгарис?
- Обыкновенный фильмус вульгарис можно снять любительской камерой.
Теперь это все делают. Важнее получить изображение в непрозрачных средах,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Особый почтовый
Пехов Алексей
Особый почтовый


Андреев Николай - Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть
Андреев Николай
Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть


Конан-Дойль Артур - Приключения Михея Кларка
Конан-Дойль Артур
Приключения Михея Кларка


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека