Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Не особенно... Была пара случаев, не больше... Еще один наверняка в машинном отделении, на всякий пожарный... Вы мне обещали...
- Обещали - сделаем, - похлопал его по плечу Лаврик. - Будешь жить, скотина... Мазур смотрел на комиссара спокойно и отстраненно. Он слишком хорошо понимал, что оставаться тому в живых никак не следует. Постороннего свидетеля, видевшего "секретную", никак нельзя выпускать из нее в живом виде. Благо есть прекрасная возможность списать все на злодейства "синих акул". Ничего личного, как выражался герой того американского боевика. В конце концов, никто его не заставлял, презрев служебный долг и присягу, связываться с сепаратистами-путчистами. В министры захотелось, видите ли...
- Хусаиныч, ты его оформишь? - небрежно спросил Лаврик по-русски, кивая на Ксавье.
- Об чем проблемы, как говорят у нас в Одессе... - преспокойно кивнул мичман.
Мазур стал сбрасывать одежду в лихорадочном темпе. Лаврик пару секунд наблюдал за ним, потом в глазах появилось понимание:
- Водой?
- Так надежнее, - сказал Мазур, поддергивая трусы. - Не ждут они никого с воды... Ну, что стоишь, особый отдел?
Лаврик сбросил туфли, не озаботясь развязыванием шнурков.
- Хусаиныч, дай-ка хороший мешок, чтобы все это упаковать, - распорядился Мазур, отстегивая подсумок с пояса неподвижно лежавшего клиента. - Непромокаемый...
Спохватившись, расстегнул ремешок именных часов, бережно положил на стеллаж - первая в жизни награда от командования за шлюпочные гонки еще в курсантские времена, жалко...
Ребят бы сюда... Но до них не докричишься. Тянуть телефонный провод по дну Дракон запретил - в эти места, хоть и заповедные, все же наведывались рыбаки с лицензиями, могли зацепить сетью, пошли бы потом разговоры. В силу известных причин "Сириус", ясное дело, не мог поднять на мачту известный международный сигнал, возвещающий, что на дне работают водолазы...
...Он первым, головой вперед, выскользнул из шлюзового люка. Бережно держа в левой черный пластмассовый мешок с автоматом и подсумками, оглянулся на Лаврика. Особист плыл следом, в общем, удовлетворительно. Не растерял кое-какие навыки. Время летит, время, нужно поспешать...
Мазур обогнул руль "Сириуса", бросив беглый взгляд на неподвижно застывший винт. Несколькими сильными гребками погрузился метра на три поглубже, чтобы не заметили с борта пиратского суденышка. Вряд ли они бдительно наблюдают за водной гладью, но осторожность не помешает, боевой пловец наиболее уязвим как раз при выходе из воды на объект, когда меняет одну стихию на другую...
Над головой чернело овальное пятно, днище кораблика, вокруг него причудливой светлой сетью сплетались солнечные блики. В атаку нужно идти, конечно же, первым - Лаврик еще может сносно бултыхаться под водой, но вряд ли сумеет обрушиться как надлежит, кто его этому учил?!
Жестами Мазур постарался объяснить задачу. Лаврик кивнул - дай-то бог, чтобы все понял...
Мазур поплыл к корме. Лаврик, поднырнув под днище, ушел на другую сторону суденышка. Надо же, ракушек на днище наросло сверх меры, плохо заботилась полиция о своем транспортном средстве, давно чистить пора... Корма... Руль... Замерший винт, темные ряды заклепок на обшивке...
Еще раз хорошенько прокрутив в памяти общий вид кораблика, его надстроек, длину и ширину, Мазур ухватился за толстую железину, перо руля, поставил на нее ногу, уселся верхом. Медленно высунул голову над поверхностью воды, посмотрел вверх. Над низкими перильцами на корме не появились ни голова, ни дуло автомата. Порядок. Перекрыв вентили, он сбросил акваланг одной рукой, подержал его на весу и разжал пальцы. Моментально оправдав законы физики, акваланг пошел ко дну, как топор: ну, никуда не денется...
За аквалангом последовали ласты. Застегнув на мокром теле ремни подсумка, Мазур достал автомат из мешка, поставил правую ногу на широкую железину руля, проверил, не соскользнет ли, и одним сильным, отточенным рывком перебросив тело, оказался на палубе, приземлился на расставленные ноги.
Пригнувшись, поводя стволом автомата, прислушался. Тишина. Выглянул за борт. Возле руля маячил Лаврик, неуклюже, не в пример Мазуру, освобождавшийся от акваланга.
Пора. Перегнувшись туда, Мазур протянул руку и выдернул напарника на корму. Разомкнувшись, они двинулись вдоль бортов, вдоль надстройки. Опа!
Не меняя положения, Мазур выпустил короткую очередь - и обнаружившийся на дороге человек выпустил автомат, завалился, подломившись в коленках. Стук автомата о доски палубы показался громом. Метнувшись вперед, Мазур убедился, что правки уже не требуется. Побежал на цыпочках дальше, услышал неподалеку кашляющие щелчки очереди. Ага, на носу - никого, если не считать пулемета, не способного самостоятельно оказать сопротивление...
Из-за надстройки показался Лаврик, поднял большой палец. Можно было и не спрашивать, чем там кончилось с его клиентом. Мазур передвинулся правее...
Некогда было разворачивать автомат в ту сторону, он не успел бы. Левой рукой вырвав нож из черных ножен, Мазур нанес короткий, экономный удар под горло, повернул клинок по всем правилам и, вырывая, ударил ногой, отправив противника за дверь. Надо же, нос к носу столкнулись, а этот сучонок говорил, что на кораблике осталось только двое...
- Посмотри там... - приказал Мазур, проиллюстрировав распоряжение выразительным жестом.
Лаврик нырнул в низкую дверцу. Мазур скользнул следом, прижался к стене возле косяка так, чтобы его не заметили с борта "Сириуса". Секунды тянулись неимоверно долго, вызывая прямо-таки физическую боль, он старательно прислушивался, но внутри не слышалось ничего, хотя бы отдаленно напоминавшего шум схватки.
Наконец Лаврик появился из тесных недр судна, пожал плечами:
- Никого.
- Ну, тогда пошли... - сказал Мазур. - Только сначала этих внутрь нужно заволочь, а то заметят еще...
Он поднимался по "адмиральскому" трапу первым, пригнувшись, держа автомат на весу в правой руке. Когда его голова вот-вот должна была показаться над бортом, спохватился, нагнулся к взбиравшемуся следом Лаврику, прошептал:
- Их же никого нельзя оставлять вживе...
- Не учи ученого... - покривился Лаврик. Нельзя было оставлять живых свидетелей, которые потом смогут протрепаться полиции, зачем устроили налет на судно. Вполне возможно, бородатый Леон, человек серьезный, далеко не всем раскрыл истинные цели операции, но рисковать все же не стоит...
Одним прыжком Мазур оказался на палубе. Огляделся. Человек в синем мундире, сидевший на красном пожарном ящике, только и успел вскочить, поднять с колен автомат, а больше ничего уже не успел, скупая очередь, серия кашляющих щелчков, швырнула его назад, и он, нелепо мотнувшись, сполз на палубу.
Стояла покойная тишина, за бортом искрился мириадом искр океан, вдали колыхались верхушки пальм, и у высоких рифов кипел прилив. Ощущение дурного сна, тягостного кошмара не проходило, хотя и было профессионально загнано в дальний угол сознания.
Заложники наверняка согнаны в большую кают-компанию - другого подходящего помещения на корабле попросту нет. У "синих акул" нет никакого опыта скоротечного боя на большом современном корабле, их вряд ли этому учили, тут Ксавье не соврал, они до сих пор пробавлялись диверсионными налетами на окраинные полицейские участки и прибрежные городки, а это совсем другая тактика и выучка...
- Давай в радиорубку, потом - в кают-компанию, - сказал Мазур, не теряя времени. - Справишься?
- Справлюсь, - кратко ответил Лаврик. Он не суетился, не дергался и в общем вполне устраивал Мазура в качестве напарника для данного конкретного случая. Пожалуй, к особистам Мазур был раньше не вполне справедлив - или, по крайней мере, к Лаврику персонально. Но некогда было извиняться за прошлое, вообще расплываться эмоциями...
- Поехали...
Мазур несся по коридорам, по переходам, по трапам, беззвучно переставляя ноги, скользя на цыпочках диковинным привидением. Вокруг было пусто и тихо, показалось на миг, что за время его отсутствия из пучины всплыл-таки неведомый и страшный большой музунгу, ухитрился, не причинив ни малейших повреждений кораблю, как-то забрать с собой в глубину всех без исключения людей и он, Мазур, оказался на "Летучем Голландце" новейшего образца, Лаврика тоже уже нет, и Мазур остался один-одинешенек...
Мельком выругав себя за эти мысли, он замедлил шаг. Осторожно подкрался к дверям капитанской каюты. Те двое с автоматами - тоже, конечно, не подарок, но опаснее всех бородатый Леон, его нужно, кровь из носу, валить первым, больно уж ловко обращается с оружием, сволочь...
Какой-то миг колебался: выдумать нечто для секундного ошеломления противника или войти без психологических выкрутасов? В конце концов решил не рисковать. При малейшей оплошности психологические выкрутасы могут дорого обойтись, когда имеешь дело с типом вроде Леона... С превеликой осторожностью прислушался.
- ..бездарная затея, друг мой, - гудел бас Дракона. - Предположим, вы нас всех перережете. У вас вид человека, который на это вполне способен. Но идеальных преступлений не бывает, знаете ли. А если и бывают, то - в других условиях. Чересчур много будет свидетелей. Если вы и в самом деле собираетесь стать президентом, нужно подумать о политическом будущем...
- А кто вам сказал, что я не думаю? - послышался насмешливый голос Леона.
"Молодец наш старый хрен, - мимолетно восхитился Мазур. - Втянул гада в разговор, легонько рассеяв внимание, прекрасно понял, что мы намерены в темпе предпринять нечто активное..."
Он постоял еще с полминуты, вслушиваясь в редкие, язвительные реплики Леона, чтобы точно определить по таковым его местонахождение. Пожалуй что, ошибки быть не может: бородатый по-прежнему сидит либо на столе, либо за столом. Ну, морские черти, выносите своего...
С силой толкнув ногой дверь, Мазур головой вперед, "щучкой" нырнул в каюту, еще в полете нажимая спусковой крючок автомата. Над его головой что-то противно, знакомо взыкнуло - ну, сука, отменная реакция! - но мигом позже точная очередь прямо-таки отшвырнула Леона вместе с креслом, смяла, бросила на пол. Не теряя времени, Мазур перекатился - справа от него пули ударили в пол, взметая щепки, - дважды нажал на спуск.
Выпрямился, встал на расставленных ногах, голый, еще влажный. Один автоматчик валялся неподвижно, с беглого взгляда видно, что с ним все в ажуре. Второй попытался подняться на колени, но Мазур короткой очередью внес необходимые поправки.
- Что вы наделали! - горестно возопил лейтенант Ожье, вскочив с колен. - Нам необходим хоть один пленный, можно было допросить...
- А вы что, не знаете, зачем они нагрянули? - спросил Мазур, ковавший пресловутое железо, когда оно горячо.
- Откуда мне знать? - огрызнулся лейтенант, проворно кидаясь к столу, чтобы завладеть кольтом Леона. - Меня били по морде без всяких объяснений...
Мазур успел обменяться с Драконом быстрым понимающим взглядом.
Дракон едва заметно мотнул головой, и Мазур кивнул, показывая, что понял. Лейтенант Ожье, вытащивший наконец тяжелый пистолет из руки свеженького покойника, понятия не имел, что в сей краткий миг решилась его судьба и он сможет дальше наслаждаться жизнью, представления не имея, что жизнь ему только что подарили. Успей при нем кто-нибудь из нападавших протрепаться о цели визита, участь симпатичного лейтенанта, по лицу Дракона видно, была бы решена недвусмысленно. Героически погиб в неравной схватке со злодеями-сепаратистами, всего и делов. Мадлен не выдала бы - не в ее интересах...
- Господа, нужно действовать! - Обретя свободу и оружие, лейтенант вмиг стал неимоверно воинственным и энергичным, - Их не так уж много... Как вам удалось?
- Потом, - отмахнулся Мазур. - Долго рассказывать...
Мадлен таращилась на него с восторженным ужасом, однако в истерику, похоже, срываться не собиралась - и слава богу...
- Вперед! - лейтенант рванулся к двери.
- Подождите, - остановил его Мазур. - Там с ними уже занимаются... Тс-с!
Он жестом приказал лейтенанту встать к косяку так, чтобы из коридора его не заметили. Сам метнулся за приоткрытую дверь - в коридоре явственно слышались быстрые шаги.., чересчур звучные для обутого...
И тут снаружи послышалось громкое, насквозь фальшивое пение:
И вновь завертит нас кадриль моя подводная, глубинный перепляс...
У Мазура отлегло от сердца. Он вышел из-за двери уже в открытую, махнул лейтенанту, сжимавшему кольт обеими руками на манер американских полисменов из боевиков:
- Опустите пушку. Свои... Лаврик вошел, держа автомат стволом вниз. Усмехнулся:
- Ну, нормально. Я боялся, что кто-нибудь пальнет сгоряча... Все в порядке. Там, с заложниками, их было трое.
- И что? - выпалил лейтенант.
- Я же говорю - было, - устало ответил Самарин.
Лейтенант Ожье в полнейшем оторопении вертел головой, опустив тяжелый пистоль, переводя взгляд с одного на другого:
- Вы, русские, - загадочный народ... Хотите сказать, что вы.., что всех...
- Ну, не всех, - мотнул головой Лаврик. - Двое или трое, насколько нам удалось выяснить, все еще торчат в машинном. Их нужно оттуда аккуратненько извлечь, пока бед не натворили...
- Но их корабль...
- Там тоже все в порядке, - сказал Мазур. - Что вы удивляетесь, лейтенант? Жить захочешь - еще не так завертишься... Пошли?
"А главное, - добавил он про себя, - ухитриться шлепнуть оставшихся так, чтобы выглядело естественно, чтобы они не успели с Ожье и словом перемолвиться. Вот это и будет самое трудное, остальное-то - чепуха, зря, что ли, государство тратило на нас деньги?"

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

АРОМАТ ЗОЛОТА




Глава 1

НАГРАДЫ, КОТОРЫЕ НАХОДЯТ ГЕРОЕВ
Его высокопревосходительство Арман Лажевен, всемогущий губернатор острова Баэ, восседал прямо напротив Мазура, по другую сторону богато украшенного стола. Неизвестно, что он являл собою как государственный муж, но нельзя было не признать за ним редкую импозантность и внушительность. Величественный был господин - с его плавными движениями, негромким голосом облеченного немалой властью человека, знающего, что каждое тихо произнесенное слово будут ловить со всем тщанием, с его безукоризненным белоснежным костюмом и гирляндой орденских ленточек.
Посол Советского Союза, признал Мазур в глубине души с некоторой долей обиды за державу, рядом с губернатором смотрелся не в пример тусклее. Дело даже не в его облике захолустного директора школы, а в состоянии общей пришибленности, свойственной человеку, неожиданно ошарашенному из-за угла пыльным мешком. Понаблюдав за ним немного, Мазур теперь мог со всей уверенностью сказать, что послу ничегошеньки не известно о высокой миссии "Сириуса" и секретной части корабля: он держался скорее как насмерть перепуганный клерк, судорожно, лихорадочно гадающий, не выйдет ли ему боком вся эта история с налетом сепаратистов на мирный советский корабль, не отыщется ли в ней некоего, способного безоговорочно замарать послужной список и карьеру подвоха.
Если совсем откровенно, у Мазура понемногу стала прорезаться интересная, но чуточку шокирующая догадка: а не из штрафников ли этот самый посол? В армии, он прекрасно знал, за упущения и прегрешения по службе могут в два счета закатать в унылую, совершеннейшую Тмутаракань. Быть может, и в дипломатии обстоит точно так же? И в советской тоже? Не бог весть какая заграница эти Ахатинские острова, если смотреть не с чисто географической, а со многих других точек зрения...
Но, разумеется, у него хватило благоразумия держать сии крамольные идеи при себе. Сидел себе за столом, послушно ковыряя подаваемое то ложкой, то одной из многочисленных вилок, и рад был, что о нем словно бы и забыли - губернатор вел неспешную, светскую беседу с Драконом касательно перспектив рыболовецкого промысла и доли науки в развитии такового. Остальные почтительно внимали. Хорошо еще, народу за столом было не так уж и много: они с Лавриком, как нечаянные герои дня, Дракон с губернатором, посол с парочкой каких-то незнакомых, столь же скованных, четверо элегантных господ из губернаторской свиты, державшихся в присутствии патрона так, что казались зеркальным отражением посольских. Да еще субинтендант Дирк, чопорный и прямой, словно аршин проглотил. Накрыли стол в большой кают-компании, а всякие разносолы, не значившиеся в корабельном меню, доставили посольские, прибывшие на одном корабле с губернатором. Мазур впервые оказался на столь представительном приеме, сравнивать ему было решительно не с чем, и потому он держал в памяти одно: локти на стол не класть...
- Господа, - словно спохватился губернатор. - Мы, право, за этими пустяками совсем забыли о герое дня... - и он уставился прямиком на Мазура.
Его примеру мгновенно последовали все остальные, так что Мазур, внутренне ежась, ощутил себя ночным бомбардировщиком в перекрестье прожекторов.
Дирк, не меняясь в лице, что-то почтительно шепнул на ухо его высокопревосходительству.
- О героях дня, разумеется, - непринужденно поправился губернатор, удостоив благосклонным взглядом и Лаврика. - Однако, никоим образом не умаляя заслуг господина Самарина, я все же должен отметить, что господин Мазур особенно проявил себя перед республикой. Именно он собственноручно.., гм.., пресек зловредную деятельность небезызвестного Леона Таберже, причинившего нашему народу столько зла, объявленного вне закона, этого выродка и изверга... Рад сообщить, господа, что наше правительство без малейшей бюрократической волокиты отреагировало на происшедшее, и я рад, что именно мне выпало вручить господину Мазуру медаль республики...
Он неторопливо поднялся. Сосед справа торопливо подсунул ему синюю коробочку и какую-то папку. Мазур остался сидеть, не представляя, как себя держать, и неловко поднялся, лишь увидев недвусмысленный жест Дракона. Повинуясь следующему жесту адмирала, наглядно растолковавшего, что делать, направился в обход стола, чувствуя себя отчего-то цирковой обезьяной, обученной шлепать на задних лапах.
Губернатор потряс ему руку, ловко вложив в нее коробочку, протянул папку. Мазур ухитрился все это принять без особой неуклюжести. Раздались нестройные хлопки в ладоши, он поклонился, пробормотал что-то, поощряемый взглядом губернатора - этаким указующим перстом опытного дирижера, и отправился на свое место. Губернатор уже возглашал что-то насчет золотых часов с гравировкой от президента, коих удостоился господин Самарин.
Усевшись на место, он все же не удержался, раскрыл синюю коробочку. Медаль была большая, раза в два превышала в диаметре советские, светло-бронзового цвета, отличной чеканки. На ней имелась масса красивостей: пальмы, скрещенные сабли, корабль под парусом, дуги из звездочек вверху и внизу, какие-то мелкие надписи. Мазур с вялым интересом попытался определить, где ее чеканили, такую красивую, - вряд ли здесь, деньги им, Лаврик говорил, шлепают на Лондонском монетном дворе, должно быть, и регалии там же.
До сегодняшнего дня его награждали дважды - "Боевыми заслугами" в Союзе и вьетнамской медалью прямо в Ханое. Но сейчас все было совершенно по-другому. Светло-бронзовый кружок был слишком красивым, праздничным и мирным по сравнению с тем, что ему предшествовало. По сравнению с тем, что здесь произошло, начиная с пущенной в лицо морозно-дурманной струи газа. Все это как-то не совмещалось. Происшедшее само по себе, а медаль сама по себе. Он чувствовал пустоту и усталость.
Лаврик украдкой подтолкнул под локоть. Мазур торопливо поднял голову.
- Я восхищен вашей храбростью и хваткой, - сказал губернатор, глядя прямо на него. - Как вам это удалось, господин Мазур?
Дракон с самым естественным видом сказал, прежде чем Мазур успел открыть рот:
- Дело в том, ваше высокопревосходительство, что он служил в воздушно-десантных войсках. Сержант запаса. Господин Самарин тоже был в армии не самым худшим солдатом. У нас - всеобщая воинская повинность, как вы, должно быть, слышали...
- Признаюсь, по моему глубокому убеждению, эта система себя оправдывает, - веско произнес губернатор с таким видом, словно собирался немедленно перенять ее для внедрения на подвластном ему острове. - Воспитывает, как теперь ясно, настоящих мужчин. Знаете, господин Мазур, у меня есть к вам интересное предложение. После недавних.., гм, прискорбных событий стало окончательно ясно, что республике не обойтись одной полицией. Нужно создавать - конечно, с учетом нашей специфики - полноценные вооруженные силы, способные стоять на страже и создать надежный заслон.., гм, всевозможным поползновениям. При этом, сознаюсь откровенно, не хотелось бы зависеть от.., гм, традиционных держав. Как вы посмотрели бы, господин Мазур, на пост инструктора в формируемых вооруженных силах республики? Думается, следует сразу поговорить об офицерском звании...
Посол, весь какой-то пронафталиненный, смотрел на Мазура с немым ужасом, словно боялся, что Мазур тут же согласится, решительно и громогласно. Хорошо, что Панкратова здесь не было, - пошла бы писать губерния...
- Ваше высокопревосходительство, - осторожно сказал Мазур. - Я, в общем, мирный человек, и о военной карьере совершенно не думаю... Мое дело - наука.
- Понятно, - ласково кивнул губернатор. - Однако вы разделались с этими субъектами с расторопностью, отнюдь не свойственной мирному ученому...
- Жить хотелось, - сказал Мазур, виновато улыбаясь. - Вот поневоле и пришлось вспомнить все, чему меня учили в парашютистах...
- О да! - живо сказал губернатор. - Это, разумеется, весомейшая мотивация... Жаль, что вы не хотите. Что же вы скромничаете? - он сделал непонятное движение обеими руками.
- Цацку пришпили, сделай приятное дяденьке, - шепотом посоветовал Лаврик по-русски.
Мазур, спохватившись, извлек медаль из коробочки и кое-как пришпилил на левый лацкан пиджака. Губернатор одобрительно кивнул, повернулся к Дракону:
- Вы уверены, капитан, что вам не нужна помощь наших специалистов?
- Благодарю вас, - светски, непринужденно раскланялся Дракон. - Право же, мы завершим ремонт своими силами. Остались сущие пустяки...
Насчет ремонта он, разумеется, врал в глаза. Незваные гости не успели ничего испортить, если не считать выбитых шальной очередью стекол в ходовой рубке. Однако Дракон усмотрел в их визите шанс лишний раз залегендировать пребывание возле атолла. И когда прибыли перепуганные чиновники вкупе с Дирком, нахально соврал, что злыдни-сепаратисты что-то там напортили в машине и навигационных приборах, так что "Сириусу" придется еще несколько дней болтаться на якоре, пока все не исправят. "Кашу маслом, - сказал Дракон, - не испортишь..."
- Я восхищен вашим отношением к порученной работе, господа, - с бросавшейся в глаза растроганностью опытного дипломата изрек губернатор. - Другие на вашем месте вернулись бы на буксире в порт, под защиту полиции...
- Молния дважды в одно место не ударяет, ваше высокопревосходительство, - сообщил Дракон. - Я фаталист, как большинство старых капитанов...
- Открою вам секрет - я тоже, - сообщил губернатор оживленно. - Но, господа... - он посерьезнел. - Нравится вам это или нет, я все же оставлю вам полдюжины полицейских. Дирк, проследите. И возьмите на себя команду группой. И не вздумайте спорить, капитан, я просто обязан позаботиться о вашей безопасности. "Акулы" - субъекты мстительные. Вы поняли, Дирк? Отберите лучших людей, разработайте график дежурств, все прочее. Чтобы не повторилось нечто подобное разгильдяйству лейтенанта Ожье. С ним мы еще разберемся...
- Ваше высокопревосходительство! - не выдержал Мазур. - По-моему, лейтенант ни в чем не виноват. У него были только два человека, противник превосходил в численности... Кроме того, с ними был непосредственный начальник лейтенанта...
- Да, досадно... - поджал губы Ланжевен. - Кто бы мог ожидать от комиссара Ксавье... Безупречный послужной список, многолетняя служба...
Дирк желчно сказал:
- Как видим, что безупречный послужной список - еще не гарантия от наполеоновских притязаний...
- Ожье ни в чем не виноват, - упорно продолжал Мазур.
Лейтенант, в общем, был неплохим парнем, и, на взгляд Мазура, его ни в чем не следовало винить.
- Ну хорошо, успокойтесь, - благодушно произнес губернатор. - Разве можно в чем-то отказать герою дня? Если вы уверяете, что Ожье невиновен, пусть так и будет, я верю вашему мнению... Дирк, не трогайте лейтенанта.
- Он к тому же уже успел освоиться с кораблем, - сказал Мазур.
- Вы слышали, Дирк? Оставьте и Ожье.
- Слушаюсь, ваше высокопревосходительство, - без выражения произнес субинтендант.
"Хороша все же эта ихняя британская школа, - мимолетно восхитился Мазур. - Ведь поручи ему губернатор вывести кого-то из нас и шлепнуть у борта - наверняка выполнит с той же бесстрастностью, не размениваясь на эмоции и мимику..."
К счастью, банкетно-светские торжества не затянулись - ближе к вечеру свитский народ принялся отчаянно-дипломатической мимикой напоминать патрону, что пора и честь знать. У Мазура в голове сформировалась очередная крамола: подумалось, что господа сановники попросту боятся возвращаться на Баэ ночною темною порой, чтобы не нарваться на более удачливую группу "синих акул". Если губернатор опасался того же, то не подавал вида, ухитрился распрощаться непринужденно, но непреклонно, как истый светский лев.
Мазур стоял у перил на верхней палубе и равнодушно смотрел, как ложится на курс губернаторский корабль - белоснежное судно тонн в пятьсот водоизмещением, под названием "Прекрасная герцогиня". На корме гордо реял, что твой буревестник, большой флаг республики, а под ним - треугольный губернаторский вымпел, ало-синий, с золотыми пальмовыми листьями.
- Интересно получается, - сказал стоявший рядом Лаврик с наигранной грустью. - Старшему по званию - всего лишь ходунцы, хоть и золотые, а младшему - цельную медаль... Ладно, бывает хуже. У тебя хоть бумага на настоящее имя... А то знал я одного майора, ему в далекой стране, между прочим, не самой непрестижной, вручили за конкретные заслуги высший орден, а носить-то его дома и нельзя - не столько из соображений секретности, сколько потому, что был он там под чужим именем, и получилась некая несообразность...
...Ирина дразнящим шепотом осведомилась:
- Ты, часом, не умер?
- Жив, - сказал Мазур.
- О чем задумался, в таком случае?
- О нас.
Врал, признаться, - в данный момент он почему-то думал, как все же удачно получилось с теми двумя, старательно бдившими в машинном до тех самых пор, пока туда не спустились Мазур с Лавриком и примкнувшим к ним лейтенантом Ожье. Очень удачно вышло: те двое дернулись как нельзя лучше, грех было не положить их немедленно на месте, как иначе прикажете поступать с противником, тычущим в тебя автоматом? И простяга-лейтенант ничего не заподозрил...
- О нас? - живо ухватилась Ирина за невольную обмолвку. - Как интересно... И что же ты о нас думаешь?
Мазур мысленно вздохнул. Очень уж полное расслабление души и тела наступило - если не считать случайных мыслей о деле. Жаль было тратить энергию на болтовню - даже с ней...
- Да вроде бы неплохо у нас все получается, - сказал он, подумав. В конце-то концов, не утомленный жизнью старик, если такая девушка согласилась обосноваться в твоей постели, усталость побоку, изволь болтать...
- Ага, мне почему-то тоже так кажется. Если хочешь, я тебе буду нежно нашептывать на ушко, что ты был великолепен...
- А это правдой будет?
- Пацан... - Она пошевелилась. - Обними-ка меня покрепче, я до сих пор от этого ужаса не отошла. Влетают какие-то морды с автоматами, вопли, суматоха, кого-то прикладом по спине, один меня так взглядом раздевал, что я уж думала, прямо там и изнасилует...
Она зябко передернулась.
Мазур покрепче прижал ее к себе, что было нетрудно: узкая морская койка сближала не только в переносном, но и в самом прямом смысле, двое там могли умещаться только в том случае, если еще не успели надоесть друг другу. В открытый иллюминатор лилось влажное тепло, где-то далеко послышался скрипучий крик неизвестной птицы.
- Они опять не нагрянут? - прошептала Ирина.
- Ерунда, - сказал Мазур, чувствуя себя бравым и отважным. - По палубе полицаи дозором бродят, да и наших ребят Дракон на вахту выставил не с пустыми руками... Локатор работает, сонар бдит... Цитадель.
"И очередная боевая двойка сидит в полной готовности там, внизу, возле шлюза", - мысленно добавил он, а вслух, конечно, ничего не сказал. Ирина в одном с ним звании, и все шифровки проходят через ее изящные пальчики, и подписки у нее те же, но все равно, согласно строгим армейским правилам, каждый знает ровно столько, сколько ему, по мнению командиров, необходимо знать. Не менее, но и не более.
- Занесло же меня... - пожаловалась Ирина обиженным шепотом. - Я-то, дуреха, думала: буду сидеть в Главном штабе, проходить вечерами, цокая каблучками, мимо восхищенных гардемаринов с Невского...
- Армия есть армия, - хмыкнул Мазур. - Папа-то куда смотрел?
- Папа - человек старого закала. Коли уж единственное дите выбрало военно-морскую стезю, то, несмотря на свой пол, обязано повиноваться приказам о служебных перемещениях со всей ретивостью, и никаких протекций...
- Нет, серьезно?
- Абсолютно, - вздохнула Ирина. - Уникум в этом плане... Кирилл, скоро это кончится?
- Что?
- Я не про нас, успокойся... Это. Подводное. Из депеш так ничего толком и непонятно...
- Тс! - сказал Мазур. - Враг не дремлет...
- Глупости какие. ЦРУ сюда не доберется. Они, болваны, и тебя-то толком украсть не смогли, где уж им микрофонов к тебе в каюту напихать... - Она легонько царапнула ноготками Мазурову шею. - Может, поведаешь, каково это - с французскими журналистками время в борделе проводить в целях конспирации?
Мазур смущенно зажмурился в темноте. Плохо все же, что через ее руки идет вся шифрпереписка...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Сюрприз для небогатых людей
Володихин Дмитрий
Сюрприз для небогатых людей


Каргалов Вадим - Святослав
Каргалов Вадим
Святослав


Никитин Юрий - Имортист
Никитин Юрий
Имортист


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека