Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора


Мы-то с Элизой дали манускрипту совсем другое название, иначе звучала и
фамилия авторов Бетти и Бобби Брауны. "Плач Ночного козодоя".



26
После оргии взаимный ужас держал нас на расстоянии. Как сообщил мне
посредник Норман Мушари младший, силы Элизы были подорваны больше моих.
"Чуть не пришлось снова упрятать ее в лечебницу, - сказал он, - на сей
раз, навсегда".
В те времена древняя столица инков Мачу Пикчу, что располагалась в Перу
на самой вершине Анд, постепенно превратилась в рай для богатых и их
прихлебателей. Все эти люди бежали от социальных реформ и экономического
упадка не только из Америки, но и со всего света. Были там даже
нормального роста китайцы, которые не захотели наследников-пигмеев.
Вот и Элиза перебралась туда. Сделала она это, чтобы находиться как
можно дальше от меня.

Мушари был настолько потрясен картиной нашего безумия, что отказался
вести Элизины дела и передал их в руки моих и маминых адвокатов.



27
С тех пор я ни разу не видел Элизу. Ее голос я слышал два раза: первый
раз, когда закончил медицинский институт, и второй раз, когда я уже был
президентом Соединенных Штатов Америки, а Элиза много-много лет как
умерла.
Так-то вот.

Мама решила устроить банкет по случаю моего окончания института. Местом
для банкета был выбран отель "Рица" в Бостоне, расположенный напротив
Общественных садов. Но ни мне, ни маме не могло и в голову прийти, что
Элиза каким-то чудом прослышит о предстоящем банкете и приедет из далекого
Перу.

Я веселился вовсю. Когда бал был в самом разгаре, ко мне подошел
посыльный и сказал, что кто-то ждет меня снаружи, но не в вестибюле, а
прямо среди терпкой, залитой лунным светом ночи.
Меньше всего я мог подумать об Элизе. Кроме того, подобострастный вид и
форма моего гида ввели меня в полнейшее заблуждение. Да и голова шла
кругом от выпитого шампанского. Ни минуты не колеблясь, я последовал за
посыльным. Мы пересекли Арлингтонскую улицу и окунулись в колдовские
заросли Общественных садов. Как вы догадались, мой гид не был посыльным.

До моего слуха доносилось какое-то неопределенное дребезжание. Меньше
всего я мог сопоставить этот шум со звуком зависшего в воздухе вертолета.
Но вот псевдопосыльный, который на самом деле был из племени инков и
находился на службе у Элизы, пустил в воздух магниевую ракету. Последовала
ослепительная вспышка. Яркий свет озарил окрестности. И все стало
безжизненным, картинным и монументальным. Казалось, каждый предмет весит
не меньше тонны.
Из темноты прямо над нашими головами материализовался вертолет. Будто
аллегорический ангел, жуткий и механический, спускался он с небес в ореоле
искусственного света.
На борту вертолета стояла Элиза с пастушьим рожком в руках.

В тот момент все казалось возможным, даже то, что она может меня
пристрелить с высоты. Или сбросить пакет с экскрементами прямо на голову.
Но она проделала нелегкий путь из Перу только для того, чтобы донести
до меня половину шекспировского сонета.
"Слушай! - сказала она. - Слушай! - сказала она. Потом повторила в
третий раз: - Слушай!"
Где-то рядом тихо гасла сигнальная ракета.
Вот слова, которыми Элиза огласила ночь. Предназначались они
исключительно для меня:



О, как тебе хвалу я воспою,
Когда с тобой одно мы существо?
Нельзя же славить красоту свою,
Нельзя хвалить себя же самого.
Затем-то мы и существуем врозь,
Чтоб оценил я прелесть красоты
И чтоб тебе услышать довелось
Хвалу, которой стоишь только ты.
Разлука тяжела нам, как недуг,
Но временами одинокий путь
Счастливейшим мечтам дает досуг
И позволяет время обмануть.
Разлука сердце делит пополам,
Чтоб славить друга легче было нам.
Я взывал к ней сквозь сложенные рупором руки. "Элиза!" - кричал я.
Слова, переполнившие меня, впервые в жизни вырвались наружу: "Элиза! Я
люблю тебя!"
Все погрузилось во тьму.
"Ты слышишь, Элиза? - вопрошал я. - Я люблю тебя. Я правда, люблю
тебя!"
"Слышу, - отозвалась она. - Пусть больше никто никогда никому не
говорит этих слов!"
"Но я говорю правду", - сказал я.
"Что ж, тогда послушай мою правду, братик родной".
"Говори!" - сказал я.
И она сказала: "Да вселится Бог в деяния и помыслы доктора Уилбера
Рокфеллера Свеина".

И вертолет растворился во тьме.
Так-то вот.



28
Я возвращался в "Рицу". Я плакал и смеялся. Представьте себе:
красавец-неандерталец двухметрового роста в гофрированной рубахе и
бархатном смокинге неподражаемо синего, как яйца малиновки, цвета.
У входа в отель толпились люди. Они что-то оживленно обсуждали. Только
что они видели, как в восточной части неба явилось знамение и быстро
исчезло. А голос с самых небес протрубил на всю округу о разлуке и любви.
Я устремился к маме. Мне не терпелось рассказать ей об Элизиной
выходке. Но меня остановил незнакомый мужчина средних лет, который
беседовал с мамой. Мужчина был одет в неброский серый костюм, точь-в-точь
как детективы у дверей.
Мама представила мне своего собеседника, сказав, что это доктор Мотт.
Да, это был тот самый доктор, который изо дня в день скрупулезно
обследовал меня и Элизу, пока мы жили в Вермонте. Я вежливо поздоровался и
поспешил к развлечениям.
Через каких-нибудь полчаса я снова оказался возле мамы. Доктора Мотта с
ней уже не было. Мама вторично попыталась объяснить мне, кем был мужчина,
с которым она только что беседовала. Я выразил вежливые и формальные
сожаления, что не смог уделить ему больше внимания. Мама вручила мне
записку, которую оставил доктор Мотт в качестве подарка по случаю моего
окончания института. Записка была написана на писчебумажных
принадлежностях отеля "Рица". В ней говорилось: "Если не можешь принести
пользу, хотя бы не вреди. Гиппократ".

Да, вот и потом, много лет спустя, когда я переоборудовал Вермонтский
замок под детскую поликлинику и небольшой госпиталь, а часть оставил для
жилья, я приказал выбить эти слова в камне прямо над главным входом. Но, к
сожалению, они производили слишком сильное впечатление на юных пациентов и
их родителей. Так что мне пришлось отдать распоряжение, чтобы их убрали.
Посетителям казалось, что этими словами я расписываюсь в полной своей
беспомощности и нерешительности. Они так же усматривали в них намек на то,
что лучше бы им оставаться дома и не дурить никому голову.
Однако, несмотря ни на что, эти слова навечно вписались в мой мозг. И
я, действительно, причинил не так уж много вреда. А центром тяготения всей


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Якубенко Николай - Игра на выживание
Якубенко Николай
Игра на выживание


Шидловский Дмитрий - Ритер
Шидловский Дмитрий
Ритер


Майер Стефани - Затмение
Майер Стефани
Затмение


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека