Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Но это опасно. Может быть, смертельно опасно для тебя.
"Говори", - повторил Аким.
- Нужно, чтобы ты спустился к основанию центрального стержня. Во внутреннем колодце, там, где заканчивается кабельный ствол, лежит терминальный блок. Знаешь, что такое терминальный блок? Он небольшой, черный, в пластмассовом футляре. Скорее всего, он треснул, но вряд ли рассыпался на части. Нет времени искать сейчас скафандр повышенной защиты и кого-то, кто может спуститься туда. Ты должен найти его и сделать вот что...
Тарелка упала с подноса киборга, когда он развернулся. Густая коричневая масса, уже полезшая из раструба автокухни, полилась на пол.
Аким высветил, катясь к Динасу:
"Где мне найти тебя после?"
- Я включу свой чойзен в режиме маячка. Вот код, запоминай... - Монитор приставил усики штатного чойзена к розетке на плече Акима. - Ты найдешь меня через паутину. Знаешь расположение жилых секторов? Той части, где сейчас живет октон Болий-Капп? Скорее всего, я буду там. Ты обязательно должен сделать то, что я сказал. Увидишь, на нем загорятся красные диоды вместо зеленых. Это означает, что все сделано правильно. Подожди...
Аким остановился, и Форте, вцепившись в его поднос, с силой дернул. Раздался треск, гусеницы заскребли по полу, и киборг рывком отъехал назад, когда монитор отодрал поднос от его груди. Вспыхнуло несколько искр, посыпавшихся из разорванных проводов, которые раньше питали обогрев подноса. Динас, двумя пальцами держась за изоляцию, осторожно скрутил их и распрямил так, чтобы они торчали вперед под экраном.
- Может быть, это поможет, - сказал он и побежал к двери, крикнув на прощание: - Я жду тебя. Очень важно, чтобы ты побыстрее нашел терминал и сделал то, что надо.
Фотоэлементы Акима сузились, когда взгляд переместился на концы проводов. Он покатил к двери.
- Эй, официант! - послышалось сзади. - Коротышка, что ты сделал с моей жратвой?
Аким, вставший перед дверью, развернулся на одной гусенице. Его фотоэлементы вновь расширились, разглядывая дзена, который приподнимался из-за стола, указывая в сторону исходящей паром неаппетитной коричневой горки, лежащей на полу под раструбами.
- Чтобы я лопнул! Это была моя пайка, ты! Как, по-твоему, я буду теперь это жрать?!
Аким помедлил, гусеницы его зашипели, вращаясь, он спиной быстро выкатился наружу сквозь распахнувшуюся дверь, ярко-красными буквами высветив на экране:
"Слижи!"

* * *

На большом удалении от Бенетеш, вокруг звезды Жеки, вращался старый и оттого сильно растянутый вдоль своей орбиты метеоритный поток, который называли Шафидиями. В систему Жеки входили четыре планеты, ни одна из них не была обитаема, ни одна не несла в себе сколько-нибудь полезных ископаемых. Окрестности Жеки, давно исследованные и признанные бесперспективными, не привлекали ничьего внимания уже несколько веков.
Шафидии тоже никого не интересовали, хотя в потоке пряталось кое-что необычное, - удаленные друг от друга на значительные расстояния, среди мертвых глыб притаились несколько метеоритов, которые несли в себе разумную жизнь.
Здесь имелись жилые астероиды и астероиды-фабрики, инкубаторы, лаборатории, снабженные двигателями метеориты-разведчики и боевые метеориты, в шахтах которых находились стволы мощных лазеров. Ни одна планета, ни одна крупная космическая база или орбитальная платформа никогда не позволила бы себе официально поддерживать Секту света, и ее адептам приходилось устраиваться в глухих местах. Шафидии были одним из семи разбросанных по трем галактикам метеоритных потоков, где они обустроили свои базы. Сохранение секретности считалось главной задачей. Большинство адептов-рабочих, трудившихся на астероидных фабриках, и адептов-ученых, обслуживающих лаборатории и инкубаторы, не знали точных координат потока.
Метеорит, состоящий из никеля, кислорода, железа, магния и кремния, был инкубатором. От поверхности узкие штольни вели к выплавленному в железной толще полому пространству, большая часть которого использовалась для производства клонов-спичи. Замкнутая атмосфера со сложным регенерационным циклом подпитывалась лишь естественным замороженным кислородом самого астероида. В инкубаторе трудились в общей сложности двадцать адептов света, и девятнадцать из них были фанатиками. Только фанатизм может заставить разумного гуманоида навсегда поселиться в пещере, пусть даже наполненной электроникой и техникой, но спрятанной в глубине железокамениой глыбы, бесконечно вращавшейся среди таких же обломков вокруг далекой звезды.
Двадцатый адепт фанатиком не был. Собственно говоря, он не был даже адептом, хотя находился в инкубаторе уже давно. Его звали Акридер.

Он перевернулся на спину и медленно выдохнул, стараясь полностью очистить легкие от воздуха. Над его лицом. тускло озаренная светом фонарика, находилась выпуклость в потолке лаза. Таких проевших толщу метеорита бесхозных лазов здесь немного, и Акридер легко нашел нужный.
Если бы еще те, кто указал ему этот лаз, знали, насколько он узок...
Хотя Акридер был худ - большинство адептов света не отличались полнотой, - несколько раз он застревал. Сейчас он на время снял кислородную маску, пластиковый колпак которой, даже плотно прилегавший к лицу, все равно цеплялся за стены и мешал движению. От затхлого воздуха с минимальным содержанием кислорода слабость начала расползаться по членам, и заболела голова. Акридер, втянув живот, пополз, стараясь побыстрее миновать место, где покрытый железными вкраплениями выступ делал лаз еще уже.
Голова и плечи прошли, но грудь застряла. Мгновенное ощущение, что вся многотонная масса камня и железа, посреди которой он находится, наваливается на него, что сейчас пласты сомкнутся и сдавят, навсегда оставив его здесь, в темноте и безмолвии, захлестнуло сознание волной паники. Дыхание перехватило, невидимые тиски сдавили грудь, он дернулся так, что комбинезон порвался, и высвободился. Затем, преодолев выступ, вытянулся по другую его сторону, судорожно вздыхая, но не способный надышаться. Акридер вслепую нашарил у пояса маску и натянул на голову упругий ремешок. Еще несколько мгновений паника владела им, темные стены, оставаясь неподвижными, тем не менее продолжали смыкаться, затем приступ клаустрофобии прошел.
Лежа на спине, Акридер закрыл глаза. В его мозгу схема астероида со всеми его штольнями, колодцами, помещениями инкубатора и вот такими узкими лазами горела алыми огненными линиями.
Гипнотическое внушение оставалось очень сильным, иначе схема не удерживалась бы в памяти так долго. Откуда те, кто послал его, смогли раздобыть эту схему, Акридер не знал и не хотел знать. Его интересовало лишь одно - покончить с этим заданием, ради которого он провел среди адептов столько времени, и покинуть безымянную глыбу навсегда.
Он надеялся на большую награду.
Акридер еще раз пригляделся к линиям схемы, сопоставил свое положение с алым значком, горевшим посередине, и понял, что уже достиг цели. Где-то здесь должна находиться очень узкая скважина, забранная решеткой фильтра, - вспомогательная вытяжка, не самый важный элемент системы, служащей для регенерации воздуха внутри инкубатора.
Он медленно перевернулся на живот, послюнил палец и поднял его. Затем пополз влево, царапаясь затылком о камень. Несмотря на маску, грудь его тяжело вздымалась, а сердце колотилось глухо и часто. Акридер достиг края расселины, в которую вывел его лаз, и увидел щель там, где стена примыкала к полу. Он уперся подбородком в камень и придвинул поближе фонарик, вглядываясь. Даже в полутьме его глаза сумели различить тонкую раму решетки молекулярного фильтра, поверхность, покрытую тончайшими белыми волосками, словно нежным пухом, начинавшим шевелиться и идти волнами всякий раз, когда Акридер делал вдох или выдох.
Он потянулся к поясу, отстегнул баллон и положил его рядом с вытяжкой, затем достал из футляра вакуумный колпак с отводной трубкой. Привинтив свободный конец к затвору баллона, Акридер накрыл колпаком фильтр и включил откачку. Гибкий край фильтра мгновенно прилип к полу, повторяя все неровности камня. Акридер потянул за тонкий винт и выдавил заглушку, перегораживающую клапан.
Газ из баллона с тонким шипением устремился сквозь трубку и затвор под колпак. Его молекулы были так малы, что рецепторы фильтра колыхнулись и пропустили их, позволив газу быстро раствориться в общей атмосфере инкубатора.
Акридер, пятясь, медленно вернулся к лазу. Он решил не разворачиваться, возможно, если ноги он просунет первыми, то все тело пройдет легче. Фонарик теперь только мешал, освещая камень и наглядно демонстрируя замкнутость окружающего пространства. Акридер выключил его и положил рядом, решив, что сможет потом просто протянуть руку и достать его. Он несколько раз глубоко вздохнул, быстро снял маску и стал выдыхать, медленно, тщательно изгоняя из легких весь воздух, чтобы тело стало как можно более плоским.
Затем полез в кромешной тьме, чувствуя, как нижняя часть утолщения на потолке лаза скользит сначала по его коленям, затем по паху, животу и груди.
И вновь он застрял. Камень уперся в грудь, не давая двигаться дальше, и Акридер вдруг понял, какую ошибку допустил, выключив фонарик. В свете его он по крайней мере видел, что камень с серебристыми вкраплениями находится на месте, что любое его движение - лишь результат разладившейся психики.
Теперь Акридер ощутил: камень сдвигается. Что-то нарушилось там, в толще над его головой, массы смещаются, опускаясь вниз... Ему показалось, что он даже слышит скрип, пока еще приглушенный, но готовый взорваться коротким грохотом, который заглушит его придушенный вскрик.
На грудь давило все сильнее, массы камня действительно опускались, и вместе с ними тьма опускалась на его сознание. Акридер извивался, не в силах вздохнуть, его руки шарили в темноте, пытаясь отыскать фонарик. Ладонь ударила по чему-то твердому и отбросила его далеко в сторону, пальцы сжались, но не успели схватить кислородную маску. Приглушенный звук, с которым она упала возле накрывающего фильтр колпака, был последним, что услышал Акридер, низший из домена Зеркис.
Слепая, сумасшедшая паника овладела им, и он закричал. Беззвучно, потому что легкие не могли расшириться и впустить в себя воздух, пусть даже этот, почти лишенный кислорода. Он всхлипнул, вылезшими из орбит глазами пялясь во тьму, и стал колотить затылком по камню.
Баллон полностью разрядился, напитав атмосферу инкубатора новой примесью. Ее процентное соотношение в сравнении с другими составляющими оказалось невелико, но хватило и этого. Новый элемент первым делом наполнил инкубатор, жилые и вспомогательные помещения, лабораторию и кладовые с пищей. Он заполз и в узкие вытяжки, накрытые молекулярными фильтрами, и в немногочисленные лазы, словно норы, петляющие в каменной толще. Но когда воздух с новым компонентом достиг лаза, где фильтр был накрыт колпаком с подсоединенным к нему разряженным баллоном, тот, кто лежал в этом лазе, уже не дышал.
В любом случае это было неважно. Акридера предупредили, что газ - не смертельный, что когда он вдохнет его, то просто заснет, а проснется уже на борту корабля, приближающегося к Властительной Халге. И встретится там со своим братом, тоже низшим из домена Зеркиса, которого не видел уже больше десяти третейских лет.
На самом деле газ относился к типу нестойких общеядовитых высокотоксичных соединений, так что низшему халганину в любом случае предстояло умереть, вот только от отравления смерть его была бы менее мучительной.
Все это долго и тщательно рассчитывалось заранее, поэтому три фаланги пираний появились возле Шафидий точно тогда, когда это было нужно. Ничто не указывало, кому они принадлежат, к верфи какой планеты или орбитальной платформы приписаны. Специальные метки были вытравлены из гармоник их двигателей, а на обшивке отсутствовали опознавательные знаки. Семеро охраняющих Шафидий боевых метеоритов организовали оборону вокруг той области потока, которую атаковали пираньи. Метеориты пытались расстреливать их, но пираньи, более подвижные и юркие, успевали уходить с линии огня. Их же собственное бортовое оружие не могло причинить метеоритам ощутимого вреда, так что сражение затянулось.
Возле метеорита-инкубатора возникла из ниоткуда, медленно вращаясь, ртутная спираль - сведущему наблюдателю она бы сказала, что в реальный космос входит объект средней величины. Крайний виток спирали сомкнулся в кольцо, ее сердцевина заклубилась и распалась, когда внутри возникло нечто материальное.
В реальный космос вынырнула небольшая транспортная баржа. Удлиненный корпус предназначался для размещения разумных гуманоидов человеческого типа, но жерла аннигиляторов в носовой части показывали, что баржа несет на себе дополнительное вооружение. Баржа приблизилась к метеориту и уровняла скорость и направление движения с ним. Из ее брюха опустилось широкое терминальное щупальце - элемент конструкции, тоже нетипичный для пассажирских барж.
На нижнем конце щупальца имелись магнитные захваты, а одной из составляющих метеорита являлось железо, поэтому вскоре отряд из двенадцати халган смог достигнуть поверхности, взломать створки выходного люка, закупоривающего основную шахту, и проникнуть в инкубатор.
Халгане были одеты в боевую форму, цвет и покрой которой жестко регламентировались церемониалом их домена. Их лица скрывали маски, порошковые фильтры пропитали антидотами, прекращающими действие ядовитого газа.
Отряд рассыпался по инкубатору, проверяя, все ли адепты мертвы. В мозгу каждого огненными линиями горела схема помещений астероида. Пока в нескольких десятках космических миль от них кипело сражение, пока пираньи без идентификационных меток, не отвечающие на радиозапросы, сновали вокруг неповоротливых боевых метеоритов, а те пытались ужалить их мощными лазерными импульсами, дюжина низших халган обыскала инкубатор и остановилась перед дальним и самым важным здесь помещением.
В длинной и узкой комнате не поставили другой мебели, кроме глубоких кресел со щупами диагностической системы на спинках.
Двумя рядами они стояли под стенами, и в каждом сидел готовый к использованию мужской клон-спичи. Всего их здесь собралось двадцать семь - результат очень продолжительной работы инкубатора. На сумму, которую рассчитывала выручить за них Секта, можно приобрести какую-нибудь пригодную для жизни, не заселенную еще планету.
Шею каждого спичи охватывал тонкий ошейник. Волосковый рецептор от него тянулся к подкорке головного мозга, пока еще девственно чистого, готового принять любую информацию.
Главный в отряде халган, низший из домена Зеркиса по имени Эркадар, нервничая, отстегнул пульт, от которого тонкий провод вел к висящему на его спине переносному генератору торсионного поля. Включив генератор, он дал сигнал на строго определенной волне. Он не подозревал, что на астероиде первую часть операции проводил его родной брат, и не догадывался, какая судьба его постигла. Эркадар даже точно не знал, что именно делает сам, лишь помнил, в какой последовательности ему следует нажимать сенсоры и поворачивать верньеры. Незримый и бесшумный водоворот торсионного излучения захлестнул комнату, и двадцать семь клонов одновременно открыли глаза.
Стоящий над краем терминального щупальца властный хан Эллиз - единственный высший на барже - нетерпеливо заглядывал вниз, в широкий гибкий колодец, вдоль прорезиненных стен которого тянулись перекладины четырех лестниц. На полу у его ног лежачи пульт, подключенный к торсионному генератору, и продолговатый футляр с единственной кнопкой под прозрачным колпачком.
Он увидел, как внизу показалась голова.
Голос Эркадара из браслета на запястье произнес:
- Они все здесь, властный. Все двадцать семь. Управление оказалось легким.
- Пусть они идут сюда. Вы следом.
Хан поднял руку с круглым зеркальцем и в который раз внимательно оглядел лицо, проверяя, цел ли толстый слой ланолинового лака. При этом узкий рукав желтого халата сполз, обнажив полоску фатального браслета с круглым световым датчиком, похожим на широко раскрытый равнодушный глаз. Вентиляция баржи давно разбалансировалась, здесь гуляли бесконечные сквозняки, и у хана имелись основания для опасений.
Четыре гибкие фигуры, двигаясь синхронно, выскочили из терминала и встали вокруг него.
Эллиз поднял пульт торсионного генератора, одновременно говоря в свой браслет:
- Отключайся. Я беру их управление на себя...
Он положил пальцы на пульт, нажимая сенсоры и оглядываясь.
Первая четверка попятилась, одинаково двигая ногами, а снизу уже поднимались следующие. Когда все двадцать семь клонов достигли баржи, пальцы хана вновь пробежали по пульту.
Он проводил взглядом фигуры, идущие к тамбуру, потом громко произнес:
- Теперь поднимайтесь вы.
Наклонившись над краем, Эллиз увидел низших, один за другим взбирающихся по лестницам. Хан ногой отодвинул генератор подальше, переключил коммуникационный браслет на рубку управления и каблуком ударил по прозрачному колпачку на черном футляре.
Пяткой он вдавил кнопку, спихнул футляр в щупальце и пошел к тамбуру, одновременно говоря в браслет:
- Здесь авария. Что-то прорвало нижний крепеж терминала. Возможно, низшие не заметили оставшегося в живых адепта и тот напал. Стартуйте немедленно.
Черный футляр, пролетев половину расстояния до поверхности метеорита и люка ведущей в инкубатор шахты, взорвался волной резонансной вибрации. Дрожь пронзила стенки терминала, фигуры низших посыпались вниз. Щупальце закачалось из стороны в сторону, крепеж в нижней части затрещал. К тому времени, когда двенадцать низших и резонансный разрядник достигли люка и покатились дальше по наклонной шахте, властный хан Эллиз уже прошел через тамбур, ведущий к жилым отсекам, и герметично закрыл его за собой.
В грузовом отсеке автоматика, определив утечку воздуха, который начал вырываться наружу сквозь щели в крепеже, сомкнула металлическую диафрагму и отстрелила щупальце, бесформенным комом упавшее на поверхность астероида. От удара открылся шахтовый люк, и двенадцать тел, уже превращенных резонансом в бесформенные сгустки органики, воздушный поток выбил вверх вместе с разрядником. В считанное время открытый космос заполнил все полости метеорита.

Транспортная баржа к тому времени успела удалиться от него на значительное расстояние. Она покинула реальный космос, следом за ней все пираньи прекратили бессмысленную атаку и стремительно исчезли из района Шафидий.
Властный хан Эллиз находился в начале длинного помещения, где стояли только двадцать семь кресел, - и все они сейчас были заняты. Ему еще предстояло разобраться с некоторыми деталями, но в целом хан понимал, какие именно команды нужно вводить, чтобы заставить спичи делать то, что требовали долг и Властительная Халге.



Многие поколения властных, лица которых покрывал слой светоотталкиваюшего лака, привыкли жить с застывшими лицевыми мускулами, позволяя коже лица двигаться лишь в той мере, в какой это происходило во время разговора и приема пиши. Не допускать ни малейших внешних намеков на эмоции стало рефлексом, основой жизни - и жизненной необходимостью. Сейчас хан Эллиз смотрел, пожалуй, на самый непобедимый отряд в истории федерации Оси. И улыбался.

* * *

- Кто-то видел что-нибудь, похожее на... это?
Вопрос был лишен смысла. Сэл Арка Вега отлично понимал, что ни один из его команды никогда не сталкивался с дроном. Собственно, Сэл не знал даже этой словоформы - "дрон", - он лишь смутно догадывался, что эта тварь одновременно и живая и мертвая, хотя, как такое может быть, уразуметь не мог.
Атаман покосился на черную фигуру, неподвижно сидевшую сбоку от широкой металлической двери, и перевел взгляд на ухмылявшегося Берами. К веревке на его поясе были привязаны две плоские коробочки. Подобную им пираты один раз опробовали, и результат превзошел самые смелые ожидания Сэла. Недаром высшие в черных комбинезонах не хотели снабжать их этими устройствами, и только настойчивость атамана помогла ему добиться своего.
- А ну давай еще раз... - приказал он Клару, самому тщедушному в отряде из шестерых регов, спустившихся сюда.
Пират поморщился и встал на четвереньки под отверстием в потолке. Сэл шагнул на нею, чувствуя, как дрожат мышцы спины под его ступнями, ухватился за края отверстия и просунул голову.
Что-то было не так в окружающем, но он не мог понять, что именно. Дождь продолжал идти, дренажные траншеи превратились в бурлящие потоки. Рядом, через углубление на краю склона, вниз устремлялся уже настоящий водопад, он давно прочистил просеку от вершины и до основания горы, вырвав кусты и деревья. Вода стекала, разливаясь по долине и полям, но уровень озера вокруг дома Мастера все равно продолжал увеличиваться.
Домик был единственным, что возвышалось над округой. Все креншикки Парника сейчас находились там, пара пиратов охраняла дом, расположившись с двух сторон от него. Двое там, да здесь шестеро - всего восемь, оставшихся от его отряда.
Единственный зрячий глаз атамана Вега блеснул, когда он понял, что не в порядке вокруг. Он всунул голову обратно, и соскочил на земляной пол.
- Дождь! - рявкнул он, обращаясь ко всем одновременно. - Почему он до сих пор идет?!
Шесть пар глаз уставились на него, на шести лицах непонимание сменилось удивлением. Дожди в районе Парника начинались в определенное время и заканчивались в определенное время, их интенсивность и даже температура были одинаковы. Этот - слишком силен. И шел он уже чересчур долго.
Все равно Сэл не способен был понять, что это могло означать. Он вновь повернулся к черному существу, которое никак не реагировало на окружающее, словно происходящее за пределами выложенного плоскими камнями круга было незримо и недоступно для него.
Круг. Атаман внимательно оглядел его и перевел взгляд на дверь. Позади нее - атаман был уверен в этом - скрывались Мастер Гора, то странное волосатое существо, которое напало на них, и несколько дохляков. Складки кожи почти сошлись, когда он сощурил глаз, вглядываясь в стену вокруг двери.
- Клар! - позвал Вега не оборачиваясь. - Иди сюда.
Маленький рег несмело приблизился, потирая спину. Остальные молча наблюдали за ними.
- Ты знаешь, что такое кнопка? - спросил Сэл. - На нашем стратостате были кнопки, я нажимал на них, когда мы взлетали и садились. Помнишь? Вон на стене такая же.
Клар вгляделся, потом кивнул, не понимая, чего от него хотят.
- Сейчас ты нажмешь ее, - почти ласково произнес Сэл. - Правда?
Клар быстро замотал головой и попытался отступить, но мощная рука сгребла его за ворот рубахи и приподняла. Замотав ногами в воздухе, рег начал дергаться всем телом, пытаясь вывернуться. Сэл подержал его перед собой, стоя на границе круга, и мощным пинком послал тщедушное тело вперед.
- Нажми! - рявкнул он.
Существо под стеной шевельнулось, как только пират по воздуху пересек круг. Полупрозрачные мембраны поднялись, открывая круглые глаза, нижние лапы распрямились, верхние метнулись вперед, и черное тело отпрянуло от стены. Клар завизжал. Лапы, схватившие его за бока, прижали рега к той части тела, где находились глаза, усеянные ресничками ноздри и щель рта. Никто не видел, как эта щель приоткрылась и из нее выскользнуло тонкое жало.
Черный обеими лапами обнял извивавшегося пирата, приник к нему, словно в поцелуе, затем с силой отбросил.
Сэл подскочил, Клар прокатился под ним и упал навзничь, мотая головой, широко раскрыв рот и безостановочно вопя.
Атаман наклонился, с интересом разглядывая его. Под разорванной на груди рубахой вздувался розовый пузырь. Он разрастался, захватывая кожу, наливаясь красным. Пират, судорожно дергаясь, полоснул себя по груди ногтями, пузырь лопнул, выплеснув фонтан розовой, пузырящейся пены, от которой Сэл едва успел увернуться.
Он с удивлением понял, что исчезла не только кожа - сквозь быстро расширяющееся отверстие виднелись полость легких, гроздья алых подрагивающих пузырей и ноздреватая, пронизанная красными жилками поверхность. Крик уже оборвался, Клар теперь молотил затылком по земле, из его рта, из носа и ушей текла кровь, а сквозное отверстие в груди, удлиняясь книзу и кверху, достигло кадыка и живота. Розовая пена пузырилась над ребрами и обнажившейся брюшиной, расплывалась лужей вокруг тела.
Атаман на всякий случай сделал шаг в сторону и обернулся.
Атака вывела черного из ступора. Он покачивался на нижних лапах, щупальца-пальцы на верхних подрагивали, полупрозрачные мембраны то опускались, то поднимались. Казалось, он пытается всмотреться в пространство вне круга, но даже если и может видеть то, что находится за границей плоских камней, все равно не способен четко идентифицировать смутные фигуры, обезличенные тени, двигающиеся в мертвой области его сознания.
- Так! - произнес Сэл. - Он, может, и видит нас, но что мы такое, не понимает. Приготовьтесь стрелять... - Атаман сделал широкий жест, пираты, приглушенно переговариваясь, разошлись полукругом, встали перед плоскими камнями, поднимая арбалеты.
Шагнув назад, Сэл поманил Берами и что-то прошептал ему. Помощник кивнул и, отвязывая от пояса одну из плоских коробочек, подошел к крайнему регу.
Атаман взвел свой арбалет, встав между двумя пиратами и чуть позади них, приказал:
- Цельтесь ему в глаза... Давай!
Одновременно щелкнули тетивы и свистнули короткие стрелы.
Черный превратился в метущийся клубок.
Он взвился вверх, его конечности исчезли, мелькая с невероятной скоростью, свист, шелест воздуха и возгласы слились в один звук.
Потом черный вновь стал виден отчетливо. Он стоял перед дверью на одной лапе, три других были подняты. Пальцы-щупальца каждой сжимали по стреле, еще две, сломанные, валялись на земле, но одна все же достигла цели и торчала из левого глаза, глубоко войдя в черную плоть.
Щель рта приоткрылась, тонкое жало то выныривало, то втягивалось обратно. Не дожидаясь, когда все перезарядят арбалеты, Сэл с такой силой ударил кулаком по затылку стоящего рядом рега, что тот, накренившись всем телом и мелко перебирая ногами, наискось пересек круг.
Атаман достиг своей цели - пират упал не под дверью, а сбоку от нее. Но за мгновение до того, как его голова коснулась земли, черный, одним прыжком преодолев разделяющее их расстояние, взлетел ему на спину и вцепился всеми четырьмя лапами.
На этот раз он не стал использовать жало. Оседлав рега, он замер в секундном напряжении - видно было, как под гладкой, матово блестящей шкурой напряглись мышцы, - затем подскочил и разорвал рега на части.
Стихли щелчки арбалетов, когда пираты, завороженные кровавой взвесью, облако которой окутало черную фигуру, прекратили перезаряжать оружие. С другой стороны к двери подскочил Берами. Из раскрытой коробочки в своей руке он выхватил какой-то предмет и с размаху прилепил его посередине двери.
Черный прыгнул, разбрасывая во все стороны оторванные части тела, запоздало щелкнули два арбалета, свистнули две стрелы. Движения черного не были уже так стремительны и неуловимы. Казалось, что чудовищное напряжение, понадобившееся, чтобы разорвать пирата, и стрела, пробившая глаз, повредили в нем что-то. Несмотря на это, он двигался все еще очень быстро, но Сэл сделал Берами своим помощником не из-за его выдающихся умственных способностей или смекалки. Продолжая бессмысленно ухмыляться, словно не осознавая смертельной опасности, помощник побежал обратно. Нагибаясь то влево, то вправо, не оглядываясь на черного, уже почти схватившего его, он подпрыгнул, будто танцуя, двигаясь почти с изяществом, ушел от мелькнувших в воздухе длинных лап, оттолкнулся ногами от стены и выскочил за круг.
Черный еще раз взмахнул лапами, встал, тараща единственный глаз, пытаясь понять, почему вдруг жертва исчезла, но не способный вычленить ее из смутных теней, беззвучно передвигающихся в мертвой области сознания. Жало стремительно высовывалось и исчезало в щели под ноздрями, тонкие реснички трепетали, улавливая посторонние запахи.
Берами, радостно ощерившись, шагнул к Сэлу и показал ему глубокую рану на лодыжке, след от прикосновения пальца-щупальца.
- Назад! - скомандовал атаман. - Всем лечь под стену!
Черный двумя лапами вцепился в древко стрелы, выдернул ее из глаза и, отбросив, развернулся к двери. Он подошел вплотную, нагнувшись, почти приставив второй глаз к тому, что было прилеплено к ней. Несколько мгновений он не двигался, вглядываясь, затем протянул лапу. Палец-щупальце коснулось постороннего предмета, показавшийся из резиновой подушечки коготь заскреб по металлической поверхности.
Кумулятивный взрыв превратил широкую дверь в капли плавящегося металла, которые еще мгновение удерживали форму прямоугольной плоскости, а затем исчезли, сметенные струей вырвавшегося газа. Выхлоп ударил горизонтально, обуглил стены наклонного коридора и ворвался в помещение за ним, переворачивая тумбы и оплавляя подпиравшие высокий потолок тюбинги. Над головами лежащих пиратов вокруг круглого отверстия разошлась паутина трещин, и большой участок потолка рухнул, почти забив ту часть хода, что вела вниз, к основанию горы.
Наверху один из охраняющих дом Мастера регов с удивлением оглянулся, почувствовав, как дрогнула земля, и увидев столб чего-то бесцветного и горячего. Этот столб вырвался из склона в сопровождении вскипающих капель дождя и шипящего пара. Озеро всколыхнулось волной, она по кругу обогнула деревянные стены. Пират попятился, когда дом вдруг разом осел, сильно накренившись и подняв пенящиеся буруны.
Сквозь открывшуюся прореху в потолке медленно, словно туман, опустилась пелена мелких дождевых капель. Пыль, тут же потяжелев от влаги, начала оседать.
Атаман Вега встал. Несколько присыпанных землей тел остались лежать под стеной. Сэл, покачиваясь, приложил ладони к ушам, несколько раз похлопал по ним. Он повернулся и увидел земляной холм в дальнем конце пещеры. Рядом виднелся развороченный проем с выгнутой спиралью дверной рамой.
Белый свет падал сквозь него в пещеру.
Что-то пошевелилось под его ногами, земля рассыпалась, и Сэл увидел Берами. Помощник медленно сел, щеря черные от грязи зубы.
У стены зашевелились остальные реги.
Сэл, неожиданно обнаруживший, что арбалет все еще находится в его руках, взвел оружие и шагнул к проему, крича, но с ощущением, что говорит тихим голосом:
- Все поднимайтесь! Мастера пока не убивать, дохляков тоже, но, как только увидите этого волосатого, сразу стреляйте!
Он зацепил что-то ногой, нагнулся и увидел присыпанный землей палец-щупальце, из которого торчал сломанный коготь.
Атаман равнодушно наступил на него и заглянул в дверной проем. Наружу падала полоса яркого белого света, и виднелись стены обширной пещеры. Там ничего не двигалось, но Сэл крикнул так, чтобы его услышали внутри:
- Эй, мы уже заходим!
Он оглянулся на свой отряд, насчитал четверых и приказал:
- Ты, ты и ты, идите первыми.
Трое пиратов, облепленные мокрой грязью, с черными разводами на лицах, не решаясь возражать, остановились перед проемом и опасливо заглянули внутрь.
- Вперед, я сказал! - рявкнул атаман. Подскочивший Борами начал пинать их, принуждая идти дальше.
Один все еще топтался, пытаясь уклониться от пинков, двое других, держа заряженные арбалеты перед собой, медленно двинулись по наклонному коридору. Белый свет очертил их фигуры, длинные тени протянулись назад.
- Ты тоже давай, чего встал?! - заорал Берами, толкая третьего в спину, и тот несмело шагнул в коридор.
Земля дрогнула, впереди глухо затарахтело, свет мигнул, когда что-то массивное пересекло его. Оба идущих впереди пирата, закричав, одновременно выстрелили и побежали назад.
Сэл увидел покатый щиток, какие-то трубки под ним, колеса, закручивающуюся спиралями пыль и чье-то лицо наверху.
Он даже не успел отпрыгнуть. Вездеход вломился в наклонный коридор, боками взрыл его стены, поднимая круговой вал земли, ударил убегающих пиратов, взвыл двигателем и остановился. Столб пыли вылетел из коридора вместе с двумя телами, одно из которых сбило с ног атамана.
Упав на спину так, что покрытый кожаными складками массивный затылок ударился о землю, он зарычал и резко сел. Проход исчез, теперь его почти полностью перегораживала машина. Лишь сверху оставалась неширокая прореха, через которую проникал белый свет. В ней возникла голова, покрытая густой короткой шерстью, и Сэл, увидев два горящих золотом глаза, не целясь, выстрелил. Стрела со звонким цоканьем ударилась о металлический щиток и переломилась. Через отверстие просунулась рука с широкой ладонью, на ощупь отыскала ее и исчезла вместе со стрелой.
Атаман встал. Один рег лежал неподвижно, видно было лишь его тело, а головой, теперь наверняка размозженной, он пробил земляную стену. Второй еще шевелился, тихо поскуливая. Когда атаман остановился над ним, то увидел, что обе ноги его сломаны и кости под коленями рельефно проступают сквозь кожу. Сэл, подняв его арбалет, перезарядил оружие и выстрелил в лоб пирата, потом выдернул стрелу, снова наложил ее на тетиву и повернулся к Берами. Рядом с помощником стоял третий рег, которому трусость помогла спастись.
- Втроем мы справимся с ним, - произнес атаман Вега, стараясь, чтобы в его голосе звучала уверенность.

* * *

На некотором расстоянии от орбиты планеты Регосган посреди дымных лилово-синих полос и разводов газово-пылевого облака появилась ртутная спираль. Самый большой виток спирали сомкнулся в кольцо, возникло нечто материальное.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Базарное счастье
Шилова Юлия
Базарное счастье


Головачев Василий - Мечи мира
Головачев Василий
Мечи мира


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - лорд-протектор
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - лорд-протектор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека