Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

остальные двадцать две буквы алфавита.
Но все же Бенджамин и Кловер проводили с Боксером время лишь после
работы, и когда в середине дня за ним прибыл фургон, все были на полях,
под присмотром свиней пропалывая свеклу. Животные были очень удивлены,
увидев, как со стороны фермы галопом мчится Бенджамин, крича не своим
голосом. В первый раз они увидели Бенджамина взволнованным, не говоря уже
о том, что его никто не видел в такой спешке. "Скорее, скорее! - Кричал
он. - Все сюда! Они забирают Боксера!" Не ожидая распоряжений от свиней,
все бросили работу и помчались к ферме. Действительно, во дворе стоял
крытый фургон, запряженный двумя лошадьми. На стенке фургона было что-то
написано, а на облучке сидел жуликоватый человечек в низко нахлобученной
шляпе. Стойло Боксера было пусто.
Животные обступили фургон.
- До свидания, Боксер! - хором кричали они. - До свиданья!
- Дураки! Дураки! - заорал Бенджамин, расталкивая их и в отчаянии роя
землю своими копытцами. - Идиоты! Разве вы не видите, что написано на
фургоне?
Животные прислушались, а затем наступило молчание. Мюриель начала
складывать буквы в слова. Но Бенджамин оттолкнул ее и среди мертвого
молчания прочел: "Альфред Симмонс. Скотобойня и мыловарня. Торговля
шкурами, костями и мясом. Корм для собак". Не понимаете, что это значит?
Они продали Боксера на живодерню!
Крик ужаса вырвался у всех животных. В эту минуту мужчина на облучке
хлестнул лошадей, и фургон медленно двинулся по двору. Рыдая, животные
сопровождали его. Кловер приложила все силы и настигла его. "Боксер! -
закричала она. - Боксер! Боксер! Боксер!" И в эту минуту, словно слыша
что-то в окружающем шуме, из заднего окошечка фургона показалась
физиономия Боксера с белой полосой поперек морды.
- Боксер! - закричала Кловер страшным голосом. - Боксер! Прыгай!
Скорее! Они везут тебя на смерть!
Все животные подняли крик: "Прыгай, Боксер, прыгай!" Но фургон уже
набрал скорость и оторвался от них. Осталось неясным, понял ли Боксер, что
ему хотела сказать Кловер. Но он исчез из заднего окошечка, и внутри
фургона раздался грохот копыт. Боксер пытался вырваться на свободу. Были
мгновения, когда казалось - еще несколько ударов, и под копытами Боксера
фургон разлетится в щепки. Но увы! - силы уже покинули его, и звук копыт с
каждым мгновением становился все слабее, пока окончательно не смолк. В
отчаянии животные попытались обратиться к двум лошадям, тащившим фургон.
"Товарищи! Товарищи! - кричали они. - Вы же везете на смерть своего
брата!" Но тупые создания, слишком равнодушные, чтобы понять происходящее,
лишь прижали уши и ускорили шаг. Боксер больше не появлялся в окошечке.
Слишком поздно спохватились животные, что можно было помчаться вперед и
запереть ворота. Фургон уже миновал их и быстро исчез за поворотом дороги.
Никто больше не видел Боксера.
Через три дня было объявлено, что он умер в госпитале Уиллингдона,
несмотря на все усилия, которые прилагались для спасения его жизни. Визгун
явился рассказать всем об этом. Он был, по его словам, рядом с Боксером в
его последние часы.
- Это было самое волнующее зрелище, которое я когда-либо видел, -
сказал Визгун, вздымая хвостик и вытирая слезы. - Я был у его ложа до
последней минуты. И в конце, когда у него уже не было сил говорить, он
прошептал мне на ухо, что единственное, о чем он печалится, уходя от нас,
- это неоконченная мельница. "Вперед, товарищи! - прошептал он. - Вперед
во имя восстания. Да здравствует Скотский Хутор! Да здравствует товарищ
Наполеон! Наполеон всегда прав". Таковы были его последние слова,
товарищи.
После этого сообщения настроение Визгуна резко изменилось. Он
замолчал и подозрительно огляделся, прежде чем снова начать речь.
До него дошли, сказал он, те глупые и злобные слухи, которые
распространялись во время отъезда Боксера. Кое-кто обратил внимание, что
на фургоне, отвозившем Боксера, было написано "Скотобойня" и с
неоправданной поспешностью сделал вывод, что Боксера отправляют к
живодеру. Просто невероятно, сказал Визгун, что среди нас могут быть такие
легковерные паникеры. Неужели, - вскричал он, вертя хвостиком и суетясь из
стороны в сторону, - неужели они разбираются в делах лучше их обожаемого
вождя, товарища Наполеона? А на самом деле объяснение значительно проще. В
свое время фургон действительно принадлежал скотобойне, а потом его купила
ветеринарная больница, которая еще не успела закрасить старую надпись. Вот
откуда и возникло недоразумение.
Слушая это, животные испытали огромное облегчение. А когда Визгун
приступил к подробному описанию того, как на своем ложе отходил Боксер, об
огромной заботе, которой он был окружен, о дорогих лекарствах, за которые
Наполеон, не задумываясь, выкладывал деньги, у них исчезли последние
сомнения, и печаль из-за того, что они расстались со своим товарищем,
уступила место мыслям, что он умер счастливым.


Наполеон сам лично явился на встречу в следующее воскресенье и
произнес краткую речь в честь Боксера. К сожалению, сказал он, невозможно
захоронить на ферме останки нашего товарища, но он уже приказал сплести
большой лавровый венок и возложить его на могилу Боксера. Через несколько
дней свиньи предполагают устроить банкет в честь Боксера. Наполеон
закончил свое выступление напоминанием о двух фразах Боксера: "Я буду
работать еще больше" и "Товарищ Наполеон всегда прав". Эти слова, сказал
он, каждый должен воспринять до глубины души, как свои собственные.
В день, назначенный для банкета, из Уиллингдона приехал фургон
лавочника и доставил на ферму большой деревянный ящик. Ночью с фермы
раздавались звуки нестройного пения, которые перешли в нечто, напоминающее
жестокую драку и около одиннадцати завершились звоном разбитого стекла. До
полудня следующего дня никто не показывался во дворе фермы, и ходили
упорные слухи, что свиньи откуда-то раздобыли деньги, на которые было
куплено виски.


10
Шли годы. Приходили и уходили весны и осени. Уходили те, кому пришел
срок их короткой жизни на земле. Настало время, когда не осталось почти
никого, кто помнил бы былые дни восстания, кроме Кловер, Бенджамина,
ворона Мозуса и некоторых свиней.
Скончалась Мюриель; не было уже Блюбелл, Джесси и Пинчера. Умер и
Джонс - он скончался где-то далеко, в лечебнице для алкоголиков. Был забыт
Сноуболл. Был забыт и Боксер - всеми, кроме некоторых, кто еще знал его.
Кловер превратилась в старую кобылу с негнущимися ногами и гноящимися
глазами. Она достигла пенсионного возраста два года назад, но никто из
животных так пока и не вышел на пенсию. Разговоры, что угол пастбища будет
отведен для тех, кто имеет право на заслуженный отдых, давно уже
кончились. Наполеон стал матерым боровом весом в полтора центнера. Визгун
так растолстел, что с трудом мог открывать глаза. Не изменился только
старый Бенджамин; у него только поседела морда, и после смерти Боксера он
еще больше помрачнел и замкнулся.
На ферме теперь жило много животных, хотя прирост оказался не так
велик, как ожидалось в свое время. Для многих появившихся на свет
восстание было далекой легендой, рассказы о котором передавались из уст в
уста, а те, кто был куплен, никогда не слышали о том, что было до их
появления на ферме. Кроме Кловер, на ферме теперь жили еще три лошади. Это
были честные создания, добросовестные работники и хорошие товарищи, но
отличались они крайней глупостью. Никто из них не освоил алфавит дальше
буквы "B". Они соглашались со всем, что им рассказывали о восстании и
принципах анимализма, особенно, если это была Кловер, к которой они
относились с сыновним почтением; но весьма сомнительно, понимали ли они
что-нибудь.
Ферма процветала, на ней царил строгий порядок, она даже расширилась
за счет двух участков, прикупленных у мистера Пилкингтона. Наконец
мельница была успешно завершена, и теперь ферме принадлежали веялка и
элеватор, не говоря уж о нескольких новых зданиях. Уимпер купил себе
двуколку. Правда, электричества на ферме так и не появилось. На мельнице
мололи муку, что давало ферме неплохие доходы. Животным пришлось немало
потрудиться не только на строительстве мельницы; было сказано, что
придется еще ставить динамомашину. Но о том изобилии, о котором когда-то
мечтал Сноуболл - электрический свет в стойлах, горячая и холодная вода,
трехдневная рабочая неделя, - больше не говорилось. Наполеон отказался от
этих идей, как противоречащих духу анимализма. Истина, сказал он,
заключается в непрестанном труде и умеренной жизни.
Порой начинало казаться, что хотя ферма богатеет, изобилие это не
имеет никакого отношения к животным - кроме, конечно, свиней и собак.
Возможно, такое впечатление частично складывалось из-за того, что на ферме
было много свиней и много собак. Конечно, они не отлынивали от работы. Они
были загружены, как не уставал объяснять Визгун, бесконечными
обязанностями по контролю и организации работ на ферме. Многое из того,
что они делали, было просто недоступно пониманию животных. Например,
Визгун объяснял, что свиньи каждодневно корпят над такими таинственными
вещами, как "сводки", "отчеты", "протоколы" и "памятные записки". Они
представляли собой большие, густо исписанные листы бумаги, и, по мере того
как они заполнялись, листы сжигались в печке. От этой работы зависит
процветание фермы, объяснил Визгун. Но все же ни свиньи, ни собаки не
создавали своим трудом никакой пищи; а их обширный коллектив всегда
отличался отменным аппетитом.
Что же касается образа жизни остальных, насколько им было известно,
они всегда жили именно так. Они испытывали постоянный голод, они спали на
соломе, пили из колод и трудились на полях; зимой они страдали от холода,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Путь Кейна. Одержимость
Корнев Павел
Путь Кейна. Одержимость


Андреев Николай - Пролог. Рожденный на Земле
Андреев Николай
Пролог. Рожденный на Земле


Доценко Виктор - Близнец Бешенного
Доценко Виктор
Близнец Бешенного


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека