Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

рый он искал, полился чуть яснее, потом еще уверенней, - и вот, на языке
шотландских кельтов, Алан в полный голос запел свою песню.
Я привожу ее здесь не в стихах - стихи я слагать не мастер, но по
крайней мере на хорошем английском языке. Он часто певал свою песню и
после, она даже стала известной, так что мне еще не однажды доводилось
слыхать и ее самое и ее толкование:
Это песнь о шпаге Алана;
Ее ковал кузнец,
Закалял огонь,
Теперь она сверкает в руке Алана Боека.
Было много глаз у врага,
Они были остры и быстры,
Много рук они направляли,
Шпага была одна.
По горе скачут рыжие лани,
Их много, гора одна,
Исчезают рыжие лани,
Гора остается стоять.
Ко мне, с вересковых холмов,
Ко мне, с морских островов,
Слетайтесь, о зоркие орлы,
Здесь есть для вас пожива.
Нельзя сказать, чтобы в этой песне, которую в час нашей победы сложил
Алан - сам сочинил и слова и мелодию! - вполне отдавалось должное мне; а
ведь я сражался с ним плечом к плечу. В этой схватке полегли мистер Шуан
и еще пятеро: одни были убиты наповал, другие тяжело ранены, и из них
двое пали от моей руки - те, что проникли в рубку через люк. Ранены были
еще четверо, и из них одного, далеко не последнего по важности, ранил я.
Так что, вообще говоря, я честно внес свою долю как убитыми, так и ране-
ными, и по праву мог бы рассчитывать на местечко в стихах Алана. Впро-
чем, поэтов прежде всего занимают их рифмы; а в частной, хоть и нерифмо-
ванной беседе Алан всегда более чем щедро воздавал мне по заслугам.
А пока что у меня и в мыслях не было, что по отношению ко мне совер-
шается какая-то несправедливость. И не только потому, что я не знал ни
слова по-гэльски. Сказались и тревога долгого ожидания и лихорадочное
напряжение двух бурных схваток, а главное, ужас от сознания того, какая
лепта внесена в них мною, так что когда все кончилось, я был рад-радехо-
нек поскорей доковылять до стула. Грудь мне так стеснило, что я с трудом
дышал, мысль о тех двоих, которых я застрелил, давила меня тяжким кошма-
ром, и не успел я сообразить, что со мной происходит, как разрыдался,
точно малое дитя.
Алан похлопал меня по плечу, сказал, что я смельчак и молодчина и что
мне просто нужно выспаться.
- Я буду караулить первым, - сказал он. - Ты меня не подвел, Дэвид, с
начала и до конца. Я тебя на целый Эпин не променял бы - да что там
Эпин! На целый Бредалбен!
Я постелил себе на полу, а он, с пистолетом в руке и шпагой у пояса,
стал в первую смену караула: три часа по капитанскому хронометру на сте-
не. Потом он разбудил меня, и я тоже отстоял свои три часа; еще до конца
моей смены совсем рассвело и наступило очень тихое утро; пологие волны
чуть покачивали судно, перегоняя туда и сюда кровь на полу капитанской
рубки; по крыше барабанил частый дождь. За всю мою смену никто не шелох-
нулся, а по хлопанью руля я понял, что даже у штурвала нет ни души. По-
том я узнал, что у них, оказывается" было много убитых и раненых, а ос-
тальные выказывали столь явное недовольство, что капитану и мистеру Риа-
ку пришлось, как и нам с Аланом, поочередно нести вахту, чтобы бриг не-
нароком не прибило к берегу. Хорошо еще, что выдалась такая тихая ночь и
ветер улегся, как только пошел дождь. И то, как я заключил по многоголо-
сому гомону чаек, которые с криками метались вокруг корабля, охотясь за
рыбой, "Завет" снесло к самому побережью Шотландии или к какому-то из
Гебридских островов, и в конце концов, высунувшись из рубки, увидел по
правому борту громады скалистых утесов Ская, а еще немного правее - та-
инственный остров Рам.

ГЛАВА XI
КАПИТАН ИДЕТ НА ПОПЯТНЫЙ
Часов в шесть утра мы с Аланом сели завтракать.
Пол рубки был усеян битым стеклом и перепачкан кровью - ужасающее ме-
сиво; от одного его вида мне сразу расхотелось есть. Зато во всем прочем
положение у нас было не только сносное, но и довольно забавное: выставив
капитана с помощником из их собственной каюты, мы получили в полное рас-
поряжение все корабельные запасы спиртного - как вин, так и коньяку - и
все самое лакомое из съестных припасов, вроде пикулей и галет лучшей му-



ки. Уже этого было достаточно, чтобы привести нас в веселое расположение
духа; но еще потешней было то, что два самых жаждущих сына Шотландии
(покойный мистер Шуан в счет не шел) оказались на баке отрезаны от всей
этой благодати и обречены пить то, что более всего ненавидели: холодную
воду.
- И будь уверен, - говорил Алан, - очень скоро они дадут о себе
знать. Можно отбить у людей охоту к драке, но охоту к выпивке - никогда.
Нам было хорошо друг с другом. Алан обходился со мною прямо-таки лю-
бовно; взяв со стола нож, он срезал со своего мундира одну из серебряных
пуговиц и дал мне.
- Они достались мне от моего отца, Дункана Стюарта, - сказал он. - А
теперь я даю одну из них тебе в память о делах минувшей ночи. Куда бы ты
ни пришел, покажи эту пуговицу, и вкруг тебя встанут друзья Алана Брека.
Он произнес это с таким видом, словно он Карл Великий и у него под
началом бессчетное войско, а я, признаюсь, хоть и восхищался его отва-
гой, все же постоянно рисковал улыбнуться его тщеславию, - да, именно
рисковал, ибо, случись мне не сдержать улыбки, страшно подумать, какая
бы разразилась ссора.
Когда мы покончили с едой, Алан стал рыться в капитанском рундуке,
пока не нашел платяную щетку; затем, сняв мундир, придирчиво осмотрел
его и принялся счищать пятна с усердием и заботой, свойственными, как я
полагал, одним только женщинам. Правда, у него не было другого, да и по-
том, если верить его словам, мундир этот принадлежал королю, стало быть,
и ухаживать за ним приличествовало по-королевски.
И все же, когда я увидел, как тщательно он выдергивает каждую ниточку
с того места, где срезал для меня пуговицу, его подарок приобрел в моих
глазах новую цену.
Алан все еще орудовал щеткой, когда нас окликнул с палубы мистер Риак
и запросил перемирия для переговоров. Я вылез на крышу рубки и, сев на
край люка, с пистолетом в руке и лихим видом - хоть в душе и побаивался
торчащих осколков стекла - подозвал его и велел говорить. Он подошел к
краю рубки и встал на бухту каната, так что подбородок его пришелся вро-
вень с крышей, и несколько мгновений мы молча смотрели друг на друга.
Мистер Риак - он, как я понимаю, не слишком усердствовал на поле брани и
потому отделался только ссадиной на скуле - выглядел подавленным и очень
утомленным после ночи, проведенной на ногах то подле раненых, то на вах-
те.
- Скверная вышла история, - промолвил он наконец, качая головой.
- Не мы ее затевали, - отозвался я.
- Капитан хотел бы переговорить с твоим другом. Можно и через окно.
- А может, он опять замышляет вероломство, откуда нам знать? - вскри-
чал я.
- Отнюдь, Дэвид, - сказал мистер Риак. - А если б и замышлял, скажу
тебе честно: нам бы все равно не набрать на свою сторону людей.
- Вон как! - протянул я.
- Я тебе больше скажу, - продолжал он. - Дело не только в матросах,
дело во мне. Я натерпелся страху, Дэви. - Он усмехнулся мне. - Нет, нам
нужно одно: чтобы он нас не трогал.
После этого я посовещался с Аланом, и мы все согласились провести пе-
реговоры, обязав обе стороны честным словом прервать военные действия.
Однако миссия мистера Риака не была этим исчерпана: он стал молить меня
о выпивке, да так неотвязно, с такими горькими ссылками на свою прежнюю
ко мне доброту, что я под конец подал ему примерно четверть пинты
коньяку в жестяной кружке. Он отпил немного, а остальное унес на бак,
верно, чтобы разделить со своим капитаном.
Немного спустя капитан, как и было условлено, подошел к одному из
окошек рубки; он стоял под дождем, держа руку на перевязи, суровый,
бледный, постаревший, и я почувствовал угрызения совести, что стрелял в
него.
Алан тотчас навел на его лицо пистолет.
- Уберите эту штуку! - сказал капитан. - Разве я не поручился своим
словом, сэр? Или вам угодно меня оскорблять?
- Капитан, боюсь, что ваше слово не прочно, - отвечал Алан. - Вчера
вечером вы чинились и рядились, как торговка на базаре, и тоже поручи-
лись своим словом, да еще и по рукам ударили для верности - и сами знае-
те, что из этого вышло. Будь оно проклято, ваше слово!
- Ну, ну, сэр, - сказал капитан. - От сквернословия большого добра не
будет. (Сам капитан, надо отдать ему должное, этим пороком никогда не
грешил.) Нам и помимо этого есть о чем поговорить. Вы тут натворили бед
на бриге, - горько продолжал он. - Мне не хватает людей, чтобы управ-
ляться с судном, а старшего помощника, без которого я как без рук, вы
пропороли шпагой так, что он отошел, не успев и слова сказать. Мне ниче-
го другого не остается, сэр, как возвратиться в порт Глазго, чтобы по-
полнить команду, а уж там, с вашего позволения, найдутся люди, которые
сумеют с вами сговориться лучше меня.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве
Шилова Юлия
Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве


Афанасьев Роман - Огненный дождь
Афанасьев Роман
Огненный дождь


Каргалов Вадим - Русский щит
Каргалов Вадим
Русский щит


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека