Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Ивор; похоже, хотел что-то сказать, но сдержался. Лицо Еютемнело, светлые глаза блеснули.
- Черемош!
- Дядя Ивор! - парень вскочил, растерянно взглянул на Уладу, затем на Згура. - Дядя Ивор, это я! Я во всем виноват! Только я!
Згур улыбнулся. Молодец, чернявый! Щека Палатина дернулась, дрогнули губы.
- Как... Как ты мог? Почему не поговорил со мной?
- А что, помогло бы? - бросила Улада, по-прежнему глядя в сторону.
Глаза Ивора сверкнули, рука сжалась в кулак, но голос звучал по-прежнему тихо:
- Помогло. Может, я бы смог объяснить, что нельзя бросать жену и похищать чужую невесту...
- Дядя Ивор! - Черемош рванулся вперед, протянул руки. - Не говори! Не говори ей!
- Так ты ей даже не сказал? Он ведь женат, Улада! Женился как раз за месяц до того, как вы бежали...
Девушка не ответила, даже не двинулась с места; Лишь плечи еле заметно дрогнули.
- Я... Улада, я все объясню! - в голосе чернявого звучало отчаяние. - Меня заставили! Отец и дядя Ивор! Иначе я бы не смог уехать из Дубеня! Они хотели, чтобы я не смог на тебе жениться!
Улада медленно обернулась, и ее взгляд отбросил Чере-1моша назад. Парень застонал, взмахнул рукой:
- Я бы все равно! Все равно на тебе женился! Они заставили меня! Заставили!
- Ты бы взял меня в наложницы? - Улада вздохнула. - Спасибо, Черемош... Странно, почему не смогли заставить меня? Палатин, если ты хотел меня унизить, ты этого добился. Или это еще не все?
Ивор ответил не сразу. Взгляд светлых глаз метнулся к Згуру.
- Этот... Что он делал с вами? Лицо Улады сморщилось.
- Наемник! Я пообещала ему сто гривен, если мы доберемся до Рум-города...
В сердце ударила боль. Згур понимал - длинноносая пытается его спасти, но лучше бы молчала! Впрочем, что говорить? Так все и было...
- Вас будут судить. Тебя, Черемош, будет судить твой отец. Ты знаешь, что бывает за похищение свободной девушки...
Чернявый не ответил. Лицо побелело, тонкие губы сжались, но Черемош молчал.
- А тебя, дочка, ждет суд Палатинства. Впрочем, ты можешь обратиться к Светлому. Это твое право...
Палатин вздохнул, повернулся к Згуру. Светлые глаза взглянули в упор.
- А с тобой... С тобой я разберусь сам! Сейчас!
- Нет! Не надо! - Улада бросилась к отцу, схватила за руку, зашипела, словно кошка. - Нет! Нет! Не его! Ты не посмеешь! Не посмеешь! Не посмеешь!
Згур закрыл глаза. Мать Болот, что же это? Что же происходит?
Лицо Ивора не дрогнуло. Широкая ладонь отстранила девушку.
- Он ведь просто наемник, правда, дочка?
- Оставь его, ты! Ты не можешь! Не посмеешь! Палатин махнул рукой. Двое "коловратов" подбежали к Згуру, схватили за плечи. Еще трое стали между ним и Уладой.Этих - сторожить. Головой отвечаете! Пойдем, волотич!
Он попытался дернуться, но кметы держали крепко.
Згур вздохнул. Вот и все... Впрочем, нет! Самое главное - впереди...
Его отвели недалеко - за ближайшие деревья. Там оказалась еще одна поляна - совсем маленькая. В центре темнело старое кострище, рядом лежал покрытый мхом ствол давно рухнувшего ясеня. Згур мельком отметил, что рядом с мертвым деревом краснеют шляпки молоденьких сыроежек, и невольно усмехнулся. Сейчас бы костерок...
Охрана стала по краям. Згура подвели к кострищу и отпустили. Хотелось оглянуться, но он понимал - бежать не дадут. Наверно, кто-то уже целит ему в спину из гочтака. Ладно, пусть...
- Ну, что скажешь, Згур?
Палатин стоял совсем рядом - протяни руку. Светлые глаза смотрели куда-то вбок, словно Ивор боялся взглянуть своему пленнику в лицо.
- Ничего, сиятельный! Разве что спрошу...
Губы Ивора дернулись, светлые глаза взглянули в упор.
- Спрашивай...
Внезапно стало легко. Он долго ждал этого мгновения. Очень долго! Ждал - и дождался!
- Что случилось с Навко Месником, Палатин? С моим отцом! Ты ведь знал его?
Згур ждал чего угодно - гнева, презрительной усмешки, удивления. Но случилось невозможное - Ивор отшатнулся, словно его ударили.
- Почему... почему ты так говоришь?
Почему?! Згур еле удержался, чтобы не броситься на этого человека, не вцепиться в горло. Предатель еще спрашивает!
- Во время Великой Войны мой отец был лазутчиком Велги. Ты помогал ему - в Савмате и Валине. Только ты знал, кто он и где скрывается. Потом он погиб. Или ты скажешь, что этого не было?
...О Мстителе за Край он слыхал с самого детства, но только в семь лет узнал, что легендарный Навко, Навко Во-лотич - его отец. Отец, не вернувшийся с Великой Войны, тот, по которому до сих пор плачет мама. И лишь совсем недавно тысячник Барсак, глава Варты, рассказал ему правду...
- И ты думаешь... Ты думаешь, что я... Я виноват в его смерти? Разве Алана... Разве мать не рассказала тебе?
Гнев исчез, сменившись растерянностью. Мама? Что она должна была ему сказать?
- Нет... Но я знаю, что мой отец был еще жив после войны. Он вернулся домой, потом снова уехал...
- Сядь...
Згур послушно присел на черный, покрытый мхом ствол. Палатин немного помедлил, затем пристроился рядом.
- Алана... Она ничего не говорила обо мне? Вновь вспыхнул гнев. Как он смеет даже упоминать о маме!
- Говорила! Она сказала, что ты - очень опасный... Нет, она сказала иначе: ты страшный человек, Палатин! Она хотела, чтобы я никогда не встречался с тобой.
Да, мать запретила ему. Они разговаривали перед отъездом, и Згур, словно ненароком, упомянул об Иворе. Мать побледнела, с трудом смогла выговорить несколько слов...
- И ты решил мне отомстить? Сам - или тебе приказал Барсак? Можешь не отвечать, знаю...
Отвечать Згур и не собирался. Конечно, Ивор догадался - умен. Но от него Палатин не услышит ни слова...
- Хорошо... Ты хочешь, чтобы я рассказал о Навко? Згур, а ты действительно хочешь этого? Ведь ты уверен, что твой отец - герой!..
Згур еле сдержался, чтобы не вскочить, не закричать. Как он смеет, этот предатель!
- Навко Волотич герой не только для меня, - Згур усмехнулся прямо в бледное лицо Ивора. - Он герой для всего Края! Его знает каждый - и каждый помнит! И о тебе тоже помнят, Палатин, но другое. Рассказать, что?
- Что я предал Край, служил Волчонку Уладу, а затем выпросил у Войчемира Валин. Ну а теперь, наверное, говорят, что я хочу договориться с Велегостом и вместе править Орией...
- И это неправда?
Пожатие широких плеч. Палатин усмехнулся:
- Правда. Но ты хотел узнать об отце. Кое-что, наверно, тебе рассказали. Навко был сотником, под Коростенем его ранили - очень тяжело. Потом, когда Навко все-таки выжил, он узнал, что его невеста попала в плен...
Голос Ивора звучал спокойно, даже равнодушно. Згура передернуло. Если б он мог, то запретил бы изменнику говорить об отце. Но только Ивор знал правду...
- Алана, твоя мать, попала в Валин. Навко решил пробраться туда. Но сотника Велги не пустили бы в Палаты наместника, и он назвался чужим именем. Ты, может, знаешь, он был холопом старого Ивора. Ивора, сына Жгута...
- Твоего отца? Так вот почему... Тяжелая ладонь Палатина легла на его плечо, и Згур, не договорив, умолк.
- Я не знаю своего отца. Я - подкидыш. У старого Ивора был сын, но он умер в детстве. И твой отец решил стать Ивором-младшим...
Згур кивнул - отец поступил верно. Не надо ничего придумывать, лгать. Значит, Навко Месник стал...
- Нет... - Згур почувствовал, как земля уходит из-под ног, словно под ним разверзлась черная топь. - Мой отец... Нет! Нет!!!
- Извини, Згур, - Палатин сгорбился, по лицу промелькнула грустная усмешка. - Я предупреждал тебя. Лучше бы тебе остаться сыном героя! Навко Месник действительно много сделал для Края. И тогда, и потом. Но... Так получилось...
Отвечать было нечего. Лучше бы он погиб там, на истоптанном, пропитанном кровью снегу в страшную Ночь Солнцеворота. Лучше бы не вернулся с берегов черной Реки. Тогда бы все запомнили его как Згура, сына Навко Месника! Навко Месника, а не Ивора Предателя!
- Мама... Моя мать знает? Палатин кивнул:
- Да. Мы видимся с ней каждую осень, после обжинок. У меня есть село на самой границе с Краем, туда удобно добираться...
...Да, мама каждую осень уезжала на пару недель. И никогда не говорила - куда...
- Я давно хотел поговорить с тобой, но она запретила. Сказала, что тогда порвет со мной навсегда. Я не мог... Я очень... Впрочем, зачем это тебе?


Згур вспомнил, как мама плакала по ночам, думая, что он спит и не слышит. Тогда он отдал бы все, чтобы отец вернулся из теплого Ирия...
- Я предлагал ей переехать в Валин, но она не захотела. Ей пришлось бы стать второй женой. Она гордая - ты ее знаешь...
Згур кивнул, но отвечать не стал. Говорить больше не о чем - он узнал правду. Этот сильный красивый человек,
которого так ненавидят и так боятся, - его отец. Отцов не выбирают - ни героев, ни предателей. Жаль, что мама не рассказала ему...
- Ладно, - Палатин усмехнулся, вновь став прежним - спокойным, слегка насмешливым. - Барсак решил слегка мне насолить, что ж... В Коростене у меня тоже есть друзья! Я только не мог представить, что в Валин пошлют именно тебя. Неплохо сработано, сотник Згур! Ты не виноват - я знал, что вы попадете в Тирис. К тому же тебя видели в Валине. Помнишь Лантаха-кобника?
Кобник? Все стало на свои места. Он, сотник Згур, получил приказ - и не смог его выполнить. Ивор сын Ивора, Великий Палатин Валинский, победил...
- Жаль дурака Черемоша! И жену его жаль. Его родитель от усердия того и гляди повесит парня! Ну а Уладе такая встряска будет полезна - перед свадьбой. Может, слегка остынет...
Вспомнилось то, что рассказывала длинноносая. Палатин Ивор не любит чужую дочь. Он любит своего сына...
- Она... Улада - не моя сестра? Ивор пожал плечами:
- Она? Нет, даже не сводная. Когда-то я пытался думать о ней как о своей дочери, но... Не волнуйся, ничего с ней не станется. Запру в терем на месяц, слегка напугаю... К приезду Веле госта все устроится...
Да, все устроится. Свадьба состоится, и Палатин Валинский поддержит младшего сына Светлого в борьбе за Венец. А потом они вместе вспомнят о Крае...
- Сделаем так, Згур. Сейчас мы вернемся, и я наговорю много страшных слов. Потом... Потом ты героически убежишь и доложишь тысячнику Барсаку, что в его Варте - предатель. Можешь даже намекнуть, кто именно. Я тебе скажу после. Думаю, особо тебя винить никто не станет.
Згур не стал отвечать. Да, наверное. Дядя Барсак поймет...
- Думаю, в Коростене сейчас всем будет не до этого. У харпов - война. Велегост и Танэла сейчас там, разбираются с этими дикарями. Кажется, они думали, что волотичи помогут им. К счастью, Велга оказалась умнее...
Новость почему-то не удивила. Значит, Кей Железное Сердце вновь взял в руки меч! Почему-то вспомнился недавний сон: ночь, застывший во мраке поселок - и языки пламени, рвущиеся из-под темных крыш. Не зря снилось! Наверно, и там, в Харпийских горах. Железное Сердце не дает врагам пощады...
- Пошли!
Палатин резко встал, поправил плащ. Згур тоже поднялся, хотел повернуться, но внезапно почувствовал на своем плече тяжелую ладонь.
- Погоди... Посмотрю на тебя...
Згур спокойно ждал. Только бы этот человек не сказал, что он похож на маму! Такое Згур слышал часто, и когда это говорили другие, он чувствовал гордость...
- Вырос... Когда я видел тебя в последний раз, тебе было десять. Ты не помнишь - ты тогда спал...
Они вновь вернулись на большую поляну. Кметы расступились, давая проход. Згур оглянулся: Черемош сидел прямо на земле, обхватив голову длинными руками. Неужели парня казнят? Жаль чернявого!..
Увидев Згура, Улада, сидевшая неподалеку, вскочила, бросилась вперед. Кметы скрестили копья. Палатин нахмурился:
- Встать!
Черемоша словно подбросило, он вскочил, бледное лицо искривилось. Улада замерла.
- Внимание и повиновение! Я допросил этого человека и узнал, что должно. Итак, я обвиняю Згура, сына Месника, в том, что он был вашим сообщником в беззаконном бегстве. Преступление его доказано и подтверждено свидетелями, а посему я приговариваю его к смерти...
Улада вскрикнула, схватилась за горло, Черемош громко вздохнул.
- Он будет посажен на кол на главной площади Валина, и труп его будет пребывать там семь дней, считая со дня казни...
Згур слушал суровый голос того, кто мог бы стать его отцом, и в душе просыпался стыд. Ивор лгал - как привык лгать всю жизнь. Згур вдруг понял, что будь приговор настоящим, ему стало бы легче.
- ...После чего труп его будет расчленен, и части его будут вывешаны у валинских ворот...
Стыд жег сердце. Скорее бы все кончилось! Если бы он мог крикнуть, что все это - игра, очередная игра всесильного Ивора! Палатин выиграл, он, Згур, проиграл...
Представилось, как он приходит к дяде Барсаку, как начинает мямлить, оправдываться. Но разве это поможет? Ему было сказано: любой ценой! Любой! Нельзя лишь трогать Палатина - и Кея. Чего же он ждал?
- Приговор будет исполнен по возвращении в Валин. Такова моя воля!
- Ты ошибаешься, Палатин! - Улада резко вскинула голову. - Сотник Згур - альбир Кеевой Гривны! Его может судить только Светлый! А ты не Светлый и никогда им не станешь!
- Правильно! - Черемош махнул рукой. - Згур, не сдавайся!
- Ты... У тебя Кеева Гривна?
Палатин явно растерялся, и Згур внезапно почувствовал уверенность. Чернявый прав, сдаваться рано. Он быстро оглянулся. Слева и справа - кметы, тот, что справа, держит в руке гочтак...
- Почему... Почему ты не сказал, Згур?
Хотелось ответить что-то резкое, обидное, но Згур лишь усмехнулся и пожал плечами. Сейчас это неважно. Важно то, что в руке у "коловрата" гочтак, и, кажется, заряженный. Кмет стоит всего в одном шаге...
- Тогда... Ты можешь потребовать суда у Светлого...
Згур уже не слушал. Медленно, еле заметно он сдвинулся вправо. Надо успеть! "Коловраты" тоже не глухие, слышат - и уже переглядываются. Он успеет! Ивор сын Ивора, слишком рано празднует победу...
Внезапно вспомнилось - ночь, маленькая каморка, холодные губы, целующие его. "Ты ведь не женишься на мне? Тебе запретят, правда?" Но тут другой голос, тоже знакомый, проговорил холодно и властно: "Всех! Всех, кто выше тележной чеки!" Тогда рука его не дрогнула... Прости, Улада!
Он прыгнул, еще в полете выбросив руку вперед. Промахнуться нельзя - на "коловрате" стальная кольчуга, значит, бить нужно в узкую щель между стальным воротником и подбородком. Есть!
Тело еще не успело упасть, а гочтак был уже в руках - тяжелый, теплый. Пять "капель" - пять смертей. Миг - и приклад уже у плеча. Впереди, заслоняя шатер, мелькнуло чье-то перепуганное бородатое лицо. Згур выстрелил, упал, откатился в сторону, вновь вскочил и быстро оглянулся.
Вокруг кричали, возле виска свистнула тяжелая "капля", но Згур не обращал внимания. Улада! Где она? Еще один "коловрат" оказался рядом - и "капля" попала прямо в раскрытый от изумления рот. Згур отскочил, прыгнул вперед, оттолкнул стражника - и тут увидел девушку. Улада стояла перед ним - спокойная, невозмутимая. Темные глаза смотрели в упор.
- Стреляй!
Она поняла - все поняла. "Я с тобой рассчиталась! Сполна! Или ты еще чего-то хочешь?"
Да, он хотел. Но не ее смерти...
Рука дрогнула. Гочтак упал на землю. Губы Улады искривились знакомой усмешкой.
- Трус!
Згур улыбнулся в ответ и вдруг понял, что означает "связать души".
ЧАСТЬ ВТОРАЯ ИЗГНАННИК
альний лес желтел густыми кронами, на траве серебрился иней, белые камни стен слезились влажной сыростью. Солнце ушло, скрывшись за низкими серыми тучами, с близкой реки дул холодный ветер - предвестник скорой зимы. Над черными крышами Савмата медленно опускался сизый вечерний туман.
Згур закутался в плащ и невольно поморщился - мысль прогуляться по стенам Кеева Детинца оказалась не из самых удачных. Впрочем, в город идти тоже не хотелось. Никто не ждал там сотника из Коростеня. В Палатах тоже было скучно. Назавтра предстоял отъезд, и Згур мог лишь жалеть, что не довелось уехать раньше. Его задержали - ответ на послание Государыни Велги обещали вручить лишь наутро.
Да, здесь его не ждали. Светлый вместе с Кейной Танэ-лой уехали на полночь, к сиверам, Сварг еще не вернулся из-за Денора, а Светлой Кейне Челеди было не до гонца из далекого Коростеня. В Детинце все говорили о войне - той, что догорала в Харпийских горах, откуда недавно вернулся Кей Велегост, и о новой, которой того и гляди суждено разгореться уже в самой столице. Пришлось скучать целых два дня, пока о Згуре не вспомнили и не позвали к Кейне. Еще дольше довелось ждать ответ. Огромный дворец был почти пуст, и только гулкие шаги сторожевых кме-тов нарушали тишину.
Згур бросил взгляд на желтые вершины далеких деревьев и вновь, в который уже раз пожалел, что он не в Ко-ростене, среди товарищей по Учельне. Что ему делать в Савмате? Поглядеть - и то нечего. После Валина столица Великой Ории смотрелась бедновато и даже неказисто.
Пора было возвращаться. Згур глубоко вдохнул холодный влажный воздух и тут только заметил, что он на стене не один. Кто-то невысокий, плечистый, в таком же сером плаще, стоял неподалеку, глядя на тонущий в сумерках город. Згур было насторожился, но тут же успокоился. Кто бы ни стоял здесь, на холодном ветру, ему нет никакого дела до гонца из Края.
Оставалось пройти мимо. Згур запахнул плащ, поправил фибулу...
- Сотник?
Голос звучал негромко, но Згур отчего-то вздрогнул. Странно, неизвестный и не думал оборачиваться.
- Спустись вниз и поверни налево, там дверь. Подождешь меня.
Полагалось удивиться, быть может, даже возмутиться, но Згур лишь пожал плечами. Почему бы и не подождать? Делать нечего, а если братья-сполоты решили втихаря разделаться с сотником из Коростеня, то для этого не нужны такие сложности.
На лестнице было темно - нерадивая стража позабыла зажечь светильники. Згур больно ткнулся плечом о какой-то выступ, оступился и наконец нащупал рукой массивную дубовую дверь. Почему-то подумалось, что сейчас он услышит скрип, но дверь отворилась бесшумно. Похоже, кто-то озаботился заранее смазать петли.
В маленьком коридорчике было темно, как в могиле, и Згуру вновь стало не по себе. В прятки они здесь играть вздумали, что ли? Послышались негромкие шаги.
- Иди за мной, сотник. Через три шага - направо.
И вновь Згур не стал спорить, решив, что в Кей-городе так принято. Кому-то понадобилось без лишних свидетелей переговорить с гонцом из Коростеня. Ну и ладно!
Поворот, вновь поворот, ступени, ведущие сначала вниз, потом вновь наверх. Неизвестный шел впереди, тихо подсказывая, куда поворачивать. Згур уже понял: ход, которым они двигались, тайный. Впрочем, и это не удивило. Если и быть где-нибудь потайному ходу, то, конечно, в Ке-евых Палатах.
Незнакомец прошептал: "Стой!" Послышался негромкий скрежет - в замке проворачивали ключ. В отличие от двери, смазать замок явно не догадались.
- Здесь порог. Иди!
Згур вновь пожал плечами и шагнул вперед. В глаза ударил свет, на мгновение ослепив и заставив зажмуриться. За спиной глухо хлопнула тяжелая дверь.
- Чолом, сотник!
На этот раз голос был знаком. Еще ничего не сообразив, даже не успев открыть глаз, Згур резко выпрямился, правая рука взлетела вверх.
- Чолом, Кей Велегост!
Наконец удалось открыть глаза. В маленькой комнатке было светло, под ногами лежал красный огрский ковер, и таким же красным был плащ на том, кто стоял перед ним.В первый миг Згуру показалось, что он ослышался. Человек, говоривший голосом Кея, мало походил на Велегос-та. И рост тот же, и стать, и даже лицо... Нет, с лицом что-то не так! Згур на всю жизнь запомнил страшную, изуродованную шрамами маску. У этого же человека лицо было. каким-то другим...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Подводник
Прозоров Александр
Подводник


Белогорский Евгений - Во славу Отечества!
Белогорский Евгений
Во славу Отечества!


Шилова Юлия - Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях
Шилова Юлия
Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека