Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

типа.
Потом кто-то заслонил их спиной, а уже в следующее мгновение, когда все
сели за столик, фрау Гугельхейм констатировала (просто констатировала,
зафиксировала без всякой эмоциональной оценки), что этот третий -
смугловатый, подтянутый, средних лет господин в черном смокинге и с белой
хризантемой в петлице - есть не кто иной, как господин Аарон Блюмберг, ее
жилец (хотя это и не совсем верно, ее работодатель - более коряво, но
точнее).
И этот господин Аарон Блюмберг свободно болтает с красавицами испанками
на каком-то иностранном языке, дает прикурить от тонкой золотой зажигалки,
делает распоряжения официанту и вообще ведет себя, как...
Как английский лорд, вот как!
И все у него получается не хуже, чем у английского лорда!
Или даже лучше.
Фрау Гугельхейм не имела объекта сравнения, не пришлось ей в жизни
познакомиться с английским лордом. Но то, что манеры господина Блюмберга
были не хуже манер любого родовитого отпрыска какого угодно дворянского
рода, а лучше, - в этом фрау Гугельхейм могла бы присягнуть на Библии. Не
нужно иметь в знакомых королевскую кузину, чтобы в таких вещах разбираться.
Достаточно посмотреть, как ведут себя с человеком официанты и метрдотель.
Только нужно уметь смотреть.
Фрау Гугельхейм умела.
И очень быстро сделала выводы.
* * *
Есть ситуации, в которых проявляется какое-то главное психологическое
различие между мужчиной и женщиной. Увидев в толпе знакомого, мужчина
обязательно заорет на всю площадь: "Эй, Мишка! Это я! Это же Мишка, Мань, не
видишь, что ли?.."
Женщина поступает совершенно иным образом. Она незаметно кивает на
человека, который показался ей знакомым, и спрашивает спутника: "Тебе не
кажется, что он чем-то похож на твоего приятеля Мишку?"
Фрау Гугельхейм поступила еще тоньше. Она очень незаметно, быстрым
взглядом показала мужу на заинтересовавшую ее троицу и небрежно спросила:
- Тебе никого не напоминает этот господин? По-моему, он похож на
какого-то известного актера.
И только минут через пять, когда до ее супруга дошло наконец, что он
видит перед собой в черном смокинге не известного актера, а жильца из дома
по Нордер-Эльбе, фрау Гугельхейм приказала быстрым, но четким шепотом:
- Мы не видели ничего. Тебе ясно? Ничего мы не видели. Это не он.
Трудно сказать, чем она в тот момент руководствовалась, но в глубине души
фрау Гугельхейм понимала, что делает правильно. И не ошиблась. Недели через
три ее супруг получил должность господина начальника линейных теплосетей в
обход нескольких более перспективных своих коллег. Без труда удалось
выяснить, что назначение это произошло по просьбе господина Блюмберга,
который в свое время оказал господину мэру кое-какие услуги и сейчас тоже
оказывает содействие бурно развивающемуся городскому хозяйству.
Господин новоиспеченный начальник теплосетей рвался купить шампанского и
завалиться к благодетелю с дружескими объятиями. Но фрау Гугельхейм удержала
супруга. Она выждала до среды, произвела уборку и в конце ее, как всегда
бывало, вернула ключи господину Блюмбергу.
- Я хочу сказать вам огромное спасибо за все, что вы для нас сделали, -
произнесла она заранее заготовленную фразу, чувствуя, что краснеет, как
школьница на выпускном экзамене.
Блюмберг удивленно посмотрел на нее и покачал головой:
- Понятия не имею, о чем вы говорите. Ни малейшего понятия. - Он чуть
подумал и добавил на другом языке, возможно - на испанском: - Ни хрена не
врубаюсь!
* * *
Фрау Гугельхейм поняла, что все сделала правильно. Она и понятия не
имела, какую услугу оказала этому человеку, не узнав его в ресторане. Она
вообще не думала, оказала ли ему услугу, но внутренним женским чутьем
понимала: все правильно.
II
Офис господина Аарона Блюмберга (официально его фирма называлась
Коммерческий аналитический центр) располагался в мансарде того же старого
дома на Нордер-Эльбе, что и его квартира.
Эти две сдвоенные комнаты с наклонными мансардными стенами и окнами
назвать офисом можно было только с очень большой натяжкой. Если бы не два
суперсовременных компьютера, подключенных ко всем существующим в мире
телекоммуникационным системам, эту мансарду правильней было бы назвать
старой библиотекой, а еще вернее - чуланом, где нашли свой последний приют
самые разные старые веши.
Заваленные книжными томами старые шкафы, развалы книг и пыльных журналов
по углам, заляпанное воском зеленое сукно ломберного стола, чудом уцелевший
кусок бильярда с одной ногой и совершенно целой лузой - всего этого старья в



мансарде было так много, что среди него терялись и два современных офисных
стола, а сами компьютеры с мониторами, принтерами и сканерами казались
странными экспонатами, еще не нашедшими своего места в этом музее вечности.
Разве что потолок хозяин не смог оставить в первозданном виде.
Современные машины требовали кондиционирования воздуха, поэтому пришлось
старые балки затянуть современным пластиком с многочисленными
вентиляционными отверстиями. Старый корабль дал крен, но все еще оставался
на плаву. И это был еще большой вопрос, кто победит в этой схватке: хрупкая
пластмасса или мореный дуб и кожа старинных переплетов.
Сотрудников Аналитического центра Блюмберга только в первые дни смущало
несоответствие антуража мансарды и суперсовременной ее начинки.
Потом смущаться стало некогда.
А еще позже - незачем.
* * *
Их было двое.
Николо Вейнцель, один из самых талантливых молодых ученых Берлинского
университета, 24 лет, похожий в своих очках и с космами плохо причесанных
волос на студентов-отличников всего мира. И Макс Штирман, один из лучших
аспирантов профессора Майнца из Гейдельбергского университета. Это был
здоровенный розовощекий крепыш, в любое время суток жующий какую-то жвачку.
Сам Аарон Блюмберг не умел пользоваться компьютером даже на уровне самого
зеленого юзера, но эти двое ребят были лучшими хакерами Германии или даже
всего Старого Света.
Блюмберг почти год присматривался и едва ли не принюхивался к тому и
другому, прежде чем сказал прямо:
- У меня есть деньги на две суперклассные машины - лучшие из всех, что
существуют в мире. Больше ни на что у меня денег нет. Зато у меня есть
голова, цену которой я знаю. У вас тоже нет денег, но есть головы, цены
которым вы пока не знаете. А узнать можно только одним способом:
попробовать. Это я и предлагаю вам - попробовать. Судьбы мира сегодня решает
информация. У нас есть к ней доступ. И самое главное - я знаю, к какой
именно информации этот доступ нам нужен.
Макс Штирман выдул из своей жвачки классный, просто для "Книги рекордов
Гиннесса", пузырь и спросил:
- Мы можем подумать?
- А как же! - охотно отозвался Блюмберг. - Кто же такие решения принимает
с бухты-барахты?! Думайте, ребята, думайте! У вас есть примерно по две с
половиной минуты.
Пузырь на губах Макса от изумления лопнул.
- А если мы скажем: "нет"? - спросил он.
- Или попросим на раздумья сутки? - добавил Николо на своем берлинском
диалекте. Блюмберг посмотрел на свои часы.
- У вас осталось по две минуты. Или я услышу "да", или вы меня больше
никогда не увидите. У вас в жизни будет много увлекательных предложений. Но
вы всегда будете помнить о моем. Не хотелось бы вас шантажировать, но это не
очень хорошая перспектива. Потому что в жизни что самое противное? Упущенные
возможности.
* * *
Уже первые опыты показали, что Блюмберг не переоценивал свою голову. Как
и головы своих компаньонов - а они действительно с самого первого дня стали
не сотрудниками, а компаньонами. В отличие от консалтинговых фирм, которые,
в сущности, торговали прогнозами, он сам вмешивался в дела или вел биржевую
игру через третьих лиц. И не было случая, чтобы он оказался в проигрыше. У
него был поразительный, крысиный нюх на запах рынка. У Николо и Макса иногда
возникало ощущение, что шефу и не нужно просматривать материалы, собранные и
подготовленные для него во время круглосуточных дежурств у компьютеров. Он
просто кладет руку на папку, а потом извлекает из груды бумаг нужную - самую
важную.
При этом характер Аарона Блюмберга был вздорным до невозможности, любая
мелочь могла привести его в неописуемую ярость. Правда, у него хватало ума и
такта позже извиняться за свои вспышки, но на первых порах это вносило в
отношения компаньонов немалую нервозность.
Однако по мере того, как росли банковские счета Макса и Николо, они все
меньше внимания обращали на сумасбродства шефа. У него на плечах была
голова. А остальное неважно. Молодое поколение выбирает не эмоции, нет.
Оно выбирает мозги.
* * *
Коммерческий аналитический центр Аарона Блюмберга не имел ни приемной, ни
парадного входа. Почта поступала на абонентский ящик, городской телефон был
кодирован и известен лишь чрезвычайно узкому кругу деловых знакомых
Блюмберга, были засекречены и личные телефоны - как самого Блюмберга, так и
его компаньонов.
Подняться в офис можно было только из подземного гаража, причем лифт был
единственный, а ключи от него были лишь у самого Аарона, Макса и Николо. А
ключи от квартиры Блюмберга - вообще лишь у него. Только перед уборкой он


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Сэр Забияка в Волшебной стране
Володихин Дмитрий
Сэр Забияка в Волшебной стране


Бажанов Олег - Пришедшие отцы
Бажанов Олег
Пришедшие отцы


Панов Вадим - Ребус Галла
Панов Вадим
Ребус Галла


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека