Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Утром следующего дня он улетел в Хьюстон. В самолете он сумел заснуть и
ему приснился... Кемаль Аслан, которого он впервые увидел в софийской
больнице.

Глава 8
Сначала его привезли в маленький городок с таким смешным названием
Елин-Пелин. Вместе с ним в Болгарию прилетели несколько сотрудников восьмого
и одиннадцатого отделов ПГУ. Если специалисты восьмого отдела проводили
отработки по дальнейшей переправке будущего "Кемаля Аслана" в Турцию, то
сотрудники одиннадцатого отдела, занимавшиеся контактами с социалистическими
странами, отрабатывали легенду Кемаля Аслана, прожившего в Болгарии двадцать
лет.
Им повезло даже больше, чем они предполагали. Из небольшого городка в
Софию на учебу Кемаль Аслан уехал в семнадцать лет и затем лишь несколько
раз приезжал сюда повидать свою мать. После смерти матери он здесь больше не
появлялся, а близких родственников у них не было. Поэтому многие из тех, с
кем Кемаль рос и ходил в школу не помнили своего бывшего одноклассника.
Его водили по городку, знакомя с местными достопримечательностями и
наиболее известными местами. Ему рассказывали местные легенды и слухи,
вспоминали истории, происшедшие с жителями городка в
пятидесятые-шестидесятые годы. Нашли даже бывшего школьного учителя Кемаля,
который охотно рассказывал о своем бывшем ученике.
Вместе с группой Кемаля прилетел подполковник Трапаков, отвечавший за
подготовку и переброску агента в Турцию. Он и привез с собой
профессионального гримера КГБ, который каждый утро гримировал старшего
лейтенанта Амира Караева, превращая его в уже пожилого лысоватого человека с
красными, слезящимися глазами. Последнее достигалось путем наложения
специальных линз и было наиболее убедительным штрихом во всем облике
Караева. Сотрудники научно-исследовательского института КГБ еще задолго до
коммерческого освоения линз научились готовить их на довольно приличном
уровне.
Перед каждым выходом в город он получал специальную одежду, дабы никто не
мог даже заподозрить в этом пожилом человеке молодого парня, способного
заменить Кемаля Делана. Ему показывали старый дом матери Кемаля, знакомили с
сохранившейся обстановкой и вещами, предметами мебели и кухонной посуды. По
ночам он читал любимые книги своего двойника, пытаясь постичь динамику его
мыслей, эмоциональный заряд этих книг, влиявший на подсознание
формирующегося юноши.
Попутно он совершенствовался в болгарском. Здесь его ждали некоторые
разочарования. Несмотря на одинаковые корни, болгарский и русский язык все
же отличалось друг от друга довольно сильно и приходилось заучивать тысячи
незнакомых слов, не похожих на их русское звучание.
А днем его продолжали водить по маленькому городку, показывая и называя
каждую улицу, каждый дом.
В результате через три недели он знал в городке почти каждую собаку,
каждого более или менее известного жителя, каждое событие, традиционно здесь
отмечаемое. Он даже стал здороваться со многими жителями и те приветливо
отвечали на приветствие, успев узнать и полюбить этого пожилого русского
этнографа, приехавшего сюда со своей экспедицией и так пытливо
расспрашивающего о местных обычаях и нравах. Некоторые, наиболее
наблюдательные, правда, удивлялись, почему этнографов интересует именно
последняя четверть века. Но ученые из Советского Союза терпеливо объясняли,
что они собирают данные о развитии именно социалистической Болгарии и их
меньше интересуют события, происходившие при царском режиме, если они никак
не отразились на развитии городка за последнее время.
Через три недели ему разрешили поехать в Софию и впервые увидеть
лежавшего там Кемаля Делана. Он запомнил этот день в мельчайших
подробностях. Кроме Трапакова полностью в замысел операции не был посвящен
ни один из сотрудников ПГУ. Они считали, что просто отрабатывают обычный
вариант данных на неведомого Кемаля Делана, еще не подозревая, что
работающий с ними в гриме молодой человек призван заменить в будущем так
кстати попавшего в катастрофу настоящего Кемаля.
В больницу они приехали втроем - подполковник Трапаков, полковник Стоянов
из болгарской службы безопасности, приданный советским товарищам для
координации действий обоих разведслужб и сам Караев, загримированный как
обычно.
Им выдали белые халаты и они поспешили к палате, где столько месяцев
боролся со своей судьбой несчастный Кемаль Делан. У дверей палаты находились
двое сотрудников болгарской милиции, посаженных сюда по просьбе
представителя советского посольства. Увидев подходивших, они вскочили,
отдавая честь. Их предупредили о сегодняшнем визите, но старший по наряду
капитан милиции внимательно прочел удостоверение Стоянова, прежде чем
пропустил всех троих в палату. Караев вошел третьим. Его бил непривычный
озноб, словно сегодня впервые он должен был так зримо сойтись со своей



судьбой. Казалось, в отличие от остальных людей, он имел право выбирать себе
подобную судьбу сам. Но это только казалось. Он слишком далеко зашел и пути
назад уже просто не было.
Он вошел и посмотрел на кровать. Сначала он увидел только нагромождение
аппаратов вокруг тела под белой простыней. И лишь затем увидел закрытые
глаза, бледное, плохо выбритое лицо, и трубки, соединяющие носоглотку
больного с подключенными к нему аппаратами.
- Он может нас слышать? - почему-то спросил шепотом Караев.
- Не знаю, - пожал плечами Стоянов, - думаю, нет. Хотя наука допускает
такое.
- Даже в таком состоянии? - удивленно повернулся к ним Трапаков.
- Да. Считается, что в таком состоянии они тоже могут слышать.
Трапаков пожал плечами, а Караев, как зачарованный, стал подходить ближе.
Словно между ними установилась некая невидимая связь, протянувшаяся от души
несчастного к его беспокойной душе. И он, забыв про сопровождающих, забыв
обо всем на свете, просто встал перед кроватью и произнес:
- Здравствуй, Кемаль.
- Вы что-то сказали? - спросил Стоянов.
- Нет, - обернулся к нему Караев, - ничего.
С этого дня Караеву разрешили навещать больного, словно он мог узнать
что-то новое или получить представление о характере человека, лежавшего
почти бездыханным на больничной койке. Но самому Караеву эти встречи были
очень нужны и поэтому с разрешения подполковника Трапакова он раз в
несколько дней приезжал сюда и оставался с больным наедине, словно прося у
него совета и поддержки для предстоящей поездки в Турцию.
Его выздоровление должно было начаться через полтора месяца. По взаимной
договоренности, за полмесяца до этого события настоящего Кемаля Аслана с
величайшими предосторожностями должны были перевести в другую палату и
поместить его туда под чужим именем, несколько изменив дату приема.
Еще целый месяц Караева готовили по специальной программе. Они вернулись
в Москву, и лучшие психологи, бывшие разведчики-нелегалы, специалисты по
Болгарии и Турции, и все, кто нужен был для его сложной работы, снова и
снова встречались с ним, отдавая свои знания и опыт этому молодому человеку.
К концу месяца он был напичкан чужими знаниями почти до предела. Он уже
забыл о собственных воспоминаниях, ошибках, собственном жизненном опыте,
который начинал казаться нереальным и придуманным. Теперь он помнил лишь
раннее детство в Филадельфии, и свою многолетнюю жизнь в городке с таким
смешным названием - Елин-Пелин.
Наконец, в последний день перед отъездом он узнал, что с ним хочет
встретиться сам Председатель КГБ СССР. Был готов к визиту столь высокого
гостя, но Андропов появился неожиданно, когда он только начинал бриться. Они
говорили недолго, минут пять-десять, после чего Председатель уехал.
На следующий день начались активные мероприятия по внедрению Караева в
Турцию. Он прилетел вместе с Трапаковым в Киев. Именно там должны были
сделать операцию на его черепе и ноге, имитируя попадание в автомобильную
катастрофу. И он, здоровый молодой человек, никогда прежде не лежавший в
больницах, и даже не болевший, лег на больничную койку и вдохнул сладковатый
аромат, исходивший из этой непонятной маски. Об уколах в семьдесят четвертом
году еще всерьез не говорили.
Он проснулся через сутки с непривычным ощущением сухости во рту. Болели
голова и все тело, словно он совершил многокилометровый кросс Как ни
странно, но левая нога, над которой потрудились специалисты-хирурги из
больницы КГБ, совсем не болела, а вот правая, до которой никто не
дотрагивался, почему-то болела довольно ощутимо. Дотронувшись до
перевязанной головы, он с удивлением отметил, что голову ему выбрили, как
это сделали с настоящим Кемалем Асланом в Болгарии.
Он пролежал в больнице три дня. После этого повязки сняли и он обнаружил
у себя на черепе глубокие шрамы. Правда, голова уже не болела, если не
считать иногда привычных головных болей, которыми отстрадал с раннего
детства.
Через день он прилетел в Софию. Здесь ему предстояло дальнейшее
"излечение" от травмы. В больнице его сначала переодели, затем отвезли в
операционную, где снова забинтовали голову, вставили трубки в нос и в рот, и
в таком виде отвезли в палату, откуда за полчаса до этого незаметно был
перевезен подлинный Кемаль Аслан.
Бригаду болгарских врачей, которые вели больного Кемаля Аслана, срочно
премировали путевками в Советский Союз на озеро Байкал, а заменившие их
специалисты были врачами КГБ, уже предупрежденными обо всем. Сотрудникам
больницы объяснили, что это советские специалисты, приехавшие для обмена
опытом. Через два дня вся больница знала, что в результате применения новых
методов лечения комы, один из тяжелейших больных, на которого давно все
махнули рукой, начал постепенно выходить из коматозного состояния. Но в
палату к больному никого не пускали. Через десять дней больной начал даже
произносить первые слова и пробовать шевелить конечностями. Об этом случае
немедленно написали все болгарские газеты, прошла специальная телевизионная


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Каменистый Артем - Сердце мира
Каменистый Артем
Сердце мира


Шилова Юлия - Никогда не бывшая твоей
Шилова Юлия
Никогда не бывшая твоей


Перумов Ник - Алиедора
Перумов Ник
Алиедора


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека