Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Не рассуждать! - рявкнул комдив. И прежним монотонным тоном доба-
вил: - Оружие, раненых и убитых сдать начбою.
Старик расправил плечи. Под сердцем шевельнулось чувство, которое
впоследствии бросало его на колючую проволоку, минное поле, штыки, ство-
лы автоматов и пистолетов с неукротимой неистовостью, позволяющей всегда
достигать своей цели.
- Моя группа выполняет специальное задание и подчиняется только НКВД
СССР!
Комдив поднял голову. Глаза его ничего не выражали, как будто он был
мертв.
- Расстрелять! - без выражения сказал он и снова наклонился к тарел-
ке.
- Есть! - четко прозвучало за спиной, и тут же последовал окрик: -
Пошел!
Пригожий лейтенант схватил Старика за ворот и рывком выдернул из ком-
наты. Если бы это произошло в сорок четвертом или даже в сорок третьем.
Старик скорее всего разделался бы и с лейтенантом, и с комдивом, и со
всяким, кто встал на пути, - импульсивно, ничего не взвешивая и не заду-
мываясь о последствиях. Но сейчас то чувство, которое и сделает его зна-
менитым Стариком, а впоследствии - Сыскной машиной, еще не успело окреп-
нуть и заматереть, потому он подчинился и пошел к выходу, ощущая через
пальто упершийся в спину дульный срез нагана.
- Постой, брат, куда... - Он попытался обернуться, но кусок стали
больно ударил между лопаток.
- Не слышал, что ли? - зло отрезал лейтенант. - Хватит за нашими спи-
нами отсиживаться! Мы немца гоним, а они спирт жрут! Ловко устроились!
Нет, не хочешь воевать - к стенке!
- Да ты что, чокнулся? Где комиссар?!
Они проходили через заполненные штабным людом сени, и выкрик был ус-
лышан.
- В чем дело? - поднял голову небритый, взлохмаченный человек в шине-
ли без знаков различия. - Я комиссар. Кто вы такой?
Старик сбивчиво рассказал свою историю и спросил, кому он может пожа-
ловаться на самоуправство комдива.
Комиссар выслушал его внимательно и вроде бы с сочувствием, даже
иногда согласно кивал головой, но в конце отвел взгляд.
- Кому тут жаловаться?.. Здесь самый главный начальник - командир ди-
визии. Если он сказал: расстрелять, значит, расстреляют...
- Точно! - подтвердил пригожий лейтенант, который не спрятал наган в
кобуру, а только опустил ствол к полу. - Сейчас построим комендантский
взвод, и готово!
- Что же делать? - отупело спросил Старик.
- Выполнять приказ! - Комиссар пригладил волосы. - Занять Светловск,
проявить мужество и героизм, одним словом, искупить вину!
Через тридцать минут десять оставшихся в строю бойцов специальной
группы в кузове полуторки второй ударной дивизии ехали освобождать от
фашистов город Светловск. Раненых Старик на свой страх и риск отпустил,
решив, что вряд ли они сыграют решающую роль в разгроме неизвестного по
численности немецкого гарнизона. Вместо них группу усилили пожилой рядо-
вой-водитель и принявший командование капитан Петров - тот самый небри-
тый очкарик, который колдовал в штабе над картой.
Перед выездом их энергично напутствовал комиссар:
- Самое главное - решительность и смелость! Не давайте им опомниться!
С ходу врывайтесь в город, фашисты не выдерживают внезапного напора!
Закрепитесь - дадите сигнал зеленой ракетой.
Грузовик довольно ходко шел по укатанному снегу. Дорога имела вполне
мирный, довоенный вид, на развилке аккуратный указатель сообщал: "Свет-
ловск - б км".
Проехали небольшой хуторок. Несколько женщин заполошно выскочили на
дорогу:
- Куда, там немцы, вертайтесь назад!
Одна, размахивая руками, побежала следом, истошно крича:
- Нельзя, немцы! Немцы в Светловске!
На подъезде к городу их обстреляли из миномета. Видно, дорога была
хорошо пристреляна - столбы разрывов встали перед самым капотом, звякну-
ло стекло, кто-то вскрикнул. Водитель резко вывернул руль, полуторка вы-
летела на обочину и застряла в сугробе. Все залегли в редком кустарнике.
Капитан Петров был ранен в руку. Смеркалось. Больше в них не стреляли.
Когда стемнело, Петров передал командование Старику:
- Я ранен, пойду в санбат. Вот ракетница с зеленой ракетой. Когда
закрепитесь в городе, дадите сигнал.
Петров отвернулся и выругался.
- А я что? - спросил водитель. - Я без машины чего? Может, мне тоже
вертаться? За подкреплением, а?
- Давай, отец, возвращайся, - разрешил Старик.


Группа лежала в снегу еще минут десять. К Старику подобрался Гром со
своим вечным вопросом:
- Ну, чего делать будем?
- Выполнять свое задание. - Старик потер снегом начавшее терять
чувствительность лицо. - Только теперь нам надо опасаться и своих. Попа-
демся - расстреляют за дезертирство и неисполнение приказа.
В эту ночь группа наконец перешла линию фронта.
Две недели они, по выражению Старика, "шкодили" на дорогах: подрывали
машины, обстреливали пешне колонны, минировали транспортные развязки.
Как ни странно, на вражеской территории группа потерь не понесла: немцы
боялись углубляться в лес и не организовывали серьезных погонь.
Когда группа вернулась в отряд, Грызобоева там уже не было: ушел с
повышением в наркомат. Новый командир - лейтенант госбезопасности
Гуськов, веселый молодой мужик с внимательными серыми глазами, тепло
поздравил всех с выполнением гаданий и сказал:
- Это, ребята, была закалка, проба сил. Теперь все, кто там побывал,
подучатся еще кое-чему и займутся более важной и сложной работой.
Так и получилось.
- Здесь, что ли? - спросил хмурый водитель, и Старик вынырнул из
смертельной зимы сорок первого.
По залитой водой Красногорской улице "рафик" подкатывал к большому
кирпичному дому, построенному известным в Тиходонске табачным фабрикан-
том еще до революции и, судя по виду, с тех пор ни разу не ремонтировав-
шемуся.
- Заезжай во двор, - сказал Крылов и первым выпрыгнул у высокой двери
среднего подъезда.
- Как пойдем? - Гусар расстегнул пиджак и цапнул себя под мышкой. Он
знал Медузу только по картотеке, а тот выглядел на фотографии действи-
тельно грозно.
- Постой под окном для страховки, а мы зайдем, - понизив голос, ска-
зал Крылов.
Рейд начался.

Глава шестая
РАССЛЕДОВАНИЕ
Поквартирный обход домов ничего не дал. Практически все хозяева ут-
верждали, что в интересующее нас время находились дома и занимались су-
губо мирными делами: чаепитие, телевизор, лото и т.д., и т.п. Возможно,
кто-то и лгал, но реальных основании предполагать это не имелось.
Одна квартира вызвала подозрения: хозяин уезжал в командировку, а
ключ одолжил приятелю. Но дальнейшая проверка показала - то, чем он в
ней занимался, могло заинтересовать только его собственную жену да еще
полицию нравов, если бы таковая у нас имелась.
Я занялся подругами потерпевшей, ее мать назвала трех, и я побеседо-
вал с каждой.
Марта Еремина - крашеная блондинка, старающаяся, и небезуспешно, быть
красивой, элегантной. Если бы не едва заметная фривольность манер, про-
бивающаяся время от времени сквозь броню внешнего лоска, она бы произво-
дила совсем неплохое впечатление.
Шура Яковлева - эта выглядела не так эффектно: погрузнела, потеряла
фигуру, морщины - рано, не следит за собой, одета попроще, да и держится
менее уверенно, но кажется искренней, хотя кто знает...
Вера Угольникова - откровенно вульгарная, манерная, но с претензией,
хотя косноязычность и ограниченный словарный запас не позволяли сохра-
нять на ее счет каких-либо иллюзий. Во время беседы меня отвлекало одно
обстоятельство - деталь, легко объяснимая, если бы передо мной сидел
мужчина, да еще из нашего постоянного контингента, но совершенно не впи-
сывающаяся в конкретную ситуацию и оттого раздражающая, как всякая неу-
веренность в правильности собственных ощущений. Показывая, где подписать
протокол, я перегнулся через стол и убедился, что не ошибся: от Угольни-
ковой чуть заметно пахло спиртным.
Свидетельницы не прояснили дела Нежинской, скорее добавили вопрос:
что связывает столь разных людей с потерпевшей?
Еремина и Угольникова разведены, Яковлева не была замужем...
Единственный общий признак? Нет, вот еще. Все трое практически ничего не
рассказали о Нежинской: с мужем разошлась, растит сына, работает - вот и
все, что знают лучшие подруги, точнее, вот и все, что они рассказывают.
А знают, конечно же, гораздо больше. Такое характерно для людей, связан-
ных круговой порукой: чрезмерная откровенность любого из них неизбежно
обернется против него самого. "Омерта - закон молчания". Почему в памяти
вдруг всплыло название давней книжки "Подсознательные процессы ассоциа-
тивной связи" Соединение гипотезы Зайцева с позицией свидетельниц и вы-
дали конечный результат? Что ж, еще пару раз схватить воздух вместо до-


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Акунин Борис - Нефритовые четки
Акунин Борис
Нефритовые четки


Посняков Андрей - Око Тимура
Посняков Андрей
Око Тимура


Прозоров Александр - Демон
Прозоров Александр
Демон


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека