Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Я обернулся к Солли. Он наблюдал за нами. — Ну а ты чего? — с вызовом спросил я. Губы Солли расползлись в улыбке. — Ничего, Дэнни. У меня нет жалоб.
Я ухмыльнулся и положил ему руку на плечо, легонько подтолкнув его к дверям. — Ну иди тогда, вали, — мягко оказал я. — Я не собираюсь торчать здесь весь день.
Мы сошли с троллейбуса, и Нелли взяла меня за руку. Она посмотрела мне в лицо.
— Куда мы идем? — с любопытством спросила она.
— Сейчас увидишь, — улыбнулся я, не желая говорить ей все сразу.
Так было в тот вечер. Я встретился с ней у магазина после закрытия.
— Пойдем, — сказал я ей. — Я хочу тебе кое-что показать.
Она с удовольствием пошла со мной на площадь, и мы сели на троллейбус Ютика — Рейд. Всю дорогу мы молчали, глядя в окно, а руки у нас тесно сплелись. Я хотел было ей сказать, куда мы едем, но побоялся. Боялся, что она станет смеяться надо мной. Но теперь можно сказать, потому что мы уже приехали. Мы стояли на темном пустом углу почти в десять часов вечера в таком районе Бруклина, о котором она и не слыхивала. Я поднял руку и показал через дорогу. — Видишь?
Она посмотрела туда, затем повернулась ко мне с недоумением на лице.
— Что? — спросила она. — Там ведь ничего нет, просто пустой дом.
Я улыбнулся. — Вот именно, — счастливо кивнул я. — Красивый, не так ли?
Она повернулась и снова посмотрела туда. — Но в нем никто не живет, разочарованно сказала она.
Я тоже повернулся к дому. — Вот его-то мы и приехали посмотреть, — сказал я ей. На мгновенье я почти забыл, что она рядом. Я напряженно всматривался в дом. Я полагал, что не так уж и трудно будет вернуть дом, когда отец получит место Гоулда.
Ее голос прервал мои мысли. — Так мы сюда затем и приехали среди ночи, чтобы увидеть это, Дэнни? — спросила она. — Пустой дом?
— Это не пустой дом, — ответил я. — Это мой дом. Я когда-то жил здесь. И, может быть, вскоре мы сможем вернуться сюда.
В глазах у нее вспыхнул свет. Она быстро перевела взгляд с дома на меня. Рот у нее смягчился. — Это прекрасный дом, Дэнни, — понимающе сказала она.
Я сжал ей руку. — Отец подарил мне его на день рожденья, когда мне исполнилось восемь лет, — объяснил я ей. — В день нашего переезда я свалился в котлован и нашел там собачонку. Им пришлось вызывать полицию, чтобы найти меня. — Я глубоко вздохнул. Воздух здесь был свежий и приятный.
— Когда мы переехали на Манхэттен, она погибла. Ее задавили на Стэнтон-стрит. Я привез ее сюда обратно и похоронил здесь. Это был наш единственный дом, и я любил эту собачку больше всего на свете. Поэтому я и привез ее сюда. Только здесь она...мы можем быть счастливы.
Ее нежные глаза сияли в ночи. — А теперь ты переедешь сюда обратно, — нежно прошептала она, уткнувшись лицом мне в плечо. — О, Дэнни, я так рада за тебя!
Я глянул на нее сверху вниз. Во мне вспыхнуло теплое чувство. Я знал, что она поймет, как только узнает об этом. Я взял ее за руки и прижался губами к ее пальцам. — Ладно, Нелли. Теперь можно ехать назад. — Теперь я уж возвращался без особых возражений. Я знал, что теперь ненадолго.
Я стоял в дверях, моргая глазами в ярком свете кухни. Отец с матерью стали смотреть на меня, как только я вошел в комнату. — Ты сегодня вернулся рано, — улыбаясь сказал я ему. Может быть, у него уже хорошие вести.
Лицо у отца было напряженным и сердитым. — Зато ты — поздно, — отрезал он. — Где ты был?
Я закрыл дверь и посмотрел на него. Он вел себя совсем не так, как я ожидал. Может быть, что-то стряслось, может Гоулд узнал меня.
— Да тут неподалеку, — осторожно сказал я. Лучше пока ничего не говорить.
Несмотря на все его самообладание, гнев отца все-таки прорвался.
— Неподалеку? — вдруг закричал он. — Что это за ответ? Мать тут волнуется из-за тебя всю ночь. Ты не приходишь домой, ничего не говоришь, ты просто здесь неподалеку! Где ты был? Отвечай!
Я упрямо сжал губы. Что-то определенно случилось. — Я говорил маме, что здоров, ей незачем было волноваться.
— Почему ты не приходил ужинать? завопил отец. Мать понятия не имеет, что с тобой случилось. Да ты, может быть, уже валяешься мертвым на улице, а мы ничего не знаем. Она чуть с ума не сошла.
— Извините, — угрюмо произнес я. — Я и не подумал, что она будет беспокоиться.
— Не извиняйся! — заорал отец. — Отвечай, где ты был?
Я некоторое время молча смотрел на него. Теперь ему бесполезно что-либо говорить. Он весь покраснел от гнева. Я повернулся и пошел было из комнаты, не проронив ни слова.
Внезапно рука отца оказалась у меня на плече и развернула меня к себе. От удивления я вытаращил глаза. Отец держал в руке кожаный ремень и угрожающе размахивал им.
— Не смей уходить, не ответив мне! закричал он. — Хватит с меня твоих высокомерных манер! С тех пор, как мы переехали сюда, ты считаешь, что можешь приходить и уходить когда и куда угодно, и не давать никому отчета. Ну нет, с меня довольно. Тебе придется опуститься с небес на землю, даже если мне нужно будет для этого тебя выпороть! Отвечай!
Я плотно сжал губы. Никогда в жизни отец в гневе не бил меня. Я не мог поверить, что он это сделает сейчас. Сейчас, когда я больше его ростом, и стою здесь, глядя на него сверху вниз.
Он грубо потряс меня. — Где ты был?
Я не ответил.
Ремень со свистом прорезал воздух и попал мне по щеке. Искры посыпались у меня из глаз, и я услышал, как закричала мать. Я тряхнул головой и открыл глаза.
Мать хватала его за руку, умоляя его перестать. Он оттолкнул ее прочь, воскликнув: «С меня достаточно, говорю тебе достаточно! Человек может вытерпеть многое, но от своего собственного сына он добьется должного уважения!» Он повернулся ко мне, и ремень снова засвистел по воздуху.
Я поднял было руки, чтобы защититься, но ремень снова попал мне по лицу. Пряжка попала мне в лоб, и я как в тумане рухнул на пол.
Я глядел на отца снизу вверх, плавая в море боли. Не следовало ему бить меня. Я мог бы отобрать у него ремень в любое время. И все же я не сделал этого. Я даже не попытался увернуться от следующего удара. Ремень снова опустился, и я стиснул зубы от боли.
Мать обхватила его руками. — Перестань, Гарри! Ты убьешь его! — запричитала она.
Он тряхнул рукой, и она беспомощно упала назад в кресло. У него же, смотревшего на меня сверху вниз, глаза были красными и припухшими, как будто он плакал. Ремень поднимался и падал, взлетал и опускался до тех пор, пока, казалось, я навсегда поселился в этом странном мире боли. Я закрыл глаза.
До меня как по волнам донесся его голос. — Ну а теперь ты будешь отвечать?
Я посмотрел на него. У отца было как бы три головы и все они ходили кругами одна за другой, а затем проплывали насквозь. Я тряхнул головой, пытаясь прояснить голову. Отец снова вскинул три руки. Три ремня полетели вниз на меня. Я быстро зажмурился. — Я ездил домой!
Удар, которого я ожидал, не состоялся, и я открыл глаза. Три ремня висели в воздухе у меня над головой. Откуда-то издалека донесся голос отца. — Какой дом?
И только тогда я понял, что ответил ему. Я медленно вздохнул. Вместо ответа я просто пискнул и даже не узнал своего голоса. — Наш дом, — ответил я. — Я ездил туда посмотреть, не живет ли кто-нибудь уже в нем. Я подумал, что раз нет г-на Гоулда, отец будет управляющим в аптеке, и мы сможем вернуться назад!
В комнате установилась тишина, которая, казалось, продлится вечно. У меня в ушах раздавался лишь хриплый звук моего дыханья. Затем мать опустилась на пол рядом со мной, обхватив мне голову руками и прижав ее себе к груди.
Я открыл глаза и посмотрел на отца. Он изможденно опустился в кресло и смотрел на меня широко раскрытыми глазами. Он как-то сразу постарел и съежился. Губы у него беззвучно шевелились. Я еле разобрал, что он говорит.
— И с чего ты взял это? — говорил он. — Вчера вечером Гоулд сказал мне, что аптека закрывается в конце месяца. Она была убыточной, и меня увольняют с первого числа.
Я не мог поверить этому. Этого просто быть не может. Слезы закапали у меня из глаз и покатились по щекам. Затем я понемногу стал соображать.
Именно об этом Гоулд и говорил отцу в ту ночь, когда позвал его к кассовому аппарату. Вот почему у отца был такой вид.
Теперь мне все стало ясно. Гнев отца, тревожный взгляд матери сегодня утром, ее суета у плиты. На мгновенье я снова стал младенцем, повернул голову и уткнулся ей в грудь лицом. Все пошло прахом. Вся эта дурацкая затея пошла псу под хвост. Сколько же можно жить ребенком и по детски мечтать? Пора с этим кончать. Нет такого способа на этом белом свете, чтобы вернуть дом.
Глава 8
Я легко увернулся от вялого удара правой и резко вскинул левую.
Почувствовал, как она прорвалась сквозь защиту парня, и понял, что я его достал. Только я было поднял правую, как прозвучал гонг, и раунд закончился.
Я быстро опустил руки вниз и прошлепал в свой угол. Плюхнулся на скамеечку и ухмыльнулся мужчине, который взбирался на ринг с полотенцем и ведром воды. Я открыл рот и всосал немного воды с губки у себя на лице.
— Как ты себя чувствуешь? — озабоченно спросил он.
Я снова ухмыльнулся. — Хорошо, Джузеп, — уверенно ответил я. — В этом раунде я его возьму. Он уже выдохся.
Джузеппе Петито шикнул на меня. — Помолчи, Дэнни. — Он прошелся губкой у меня по шее и плечам. — Будь осторожен, — предостерег он. — У парня еще очень коварная правая. Не шути. Я обещал Нелли, что не позволю тебе раздражаться. Она башку мне свернет, если что будет не так.
Я ласково погладил Джузеппе перчаткой по голове. Мне нравится этот парень.
— Да на этот раз тебе, пожалуй, не о чем беспокоиться, — улыбнулся я.
Джузеппе улыбнулся мне в ответ. — Уж не подведи, — ответил он. — Она, может, и твоя девушка, но мне она сестра, и я знаю ее лучше тебя. Она еще до сих пор допекает меня за то, что я тебя втянул в это дело.
Я хотел было ответить, но тут прозвенел гонг. Я вскочил на ноги, а Джузеппе вылез из ринга. Я быстро прошел к центру и коснулся перчатками перчаток противника. Судья ударил по перчаткам, и я еле увернулся от внезапного удара слева.
Я поднял руки высоко и свободно перед собой, осторожно кружась вокруг парня, поджидая возможности нанести удар. Я слегка опустил левую руку, стараясь побудить его к удару правой. Но парень не клюнул на это, и я отступил.
Я снова стал кружить около него. Публика начала кричать и топать ногами в унисон. Я почувствовал, как завибрировал туго натянутый брезентовый пол ринга. Чего же они хотят от нас за десятидолларовые золотые часы? Чтобы мы поубивали здесь друг друга? Я озабоченно глянул в свой угол.
Шестое чувство подсказало мне нырнуть. Краем глаза я увидел, как его правая рука идет к моему подбородку. Она просвистела у меня над плечом, и я оказался внутри обороны парня.
Я вскинул правую в апперкоте, вложив в нее всю инерцию тела. Она попала точно в подбородок. Глаза у него вдруг вспыхнули, и он качнулся ко мне, пытаясь войти в клинч.
Теперь толпа снова заревела. Я быстро отступил от него и ударил левой. Кулак попал в незащищенное лицо парня, тот качнулся вперед и упал плашмя на лицо. Я повернулся и уверенно вернулся к себе в угол. Мне не нужно было говорить, что бой закончен.
Джузеппе был уже на ринге и набросил мне полотенце на плечи. — Боже!
— ухмыльнулся он. — Жаль, что тебе нет еще восемнадцати!
Я рассмеялся и вернулся в центр ринга. Подошел судья и поднял мне руку. Он прошептал мне краем рта: « Ты уж слишком хорош для таких потасовок, Фишер.»
Я снова посмеялся и вперевалку пошел к себе в угол.
Джузеппе сунул голову в раздевалку. — Ты уже оделся, пацан? — спросил он.
— Зашнуровываю ботинки, Зеп, — отозвался я.
— Пошевеливайся, Дэнни, — сказал Зеп. — Босс хочет видеть тебя у себя в кабинете.



Я выпрямился и последовал за ним в коридор. Шум толпы слабо доносился сюда.
— Что ему надо, Зеп? — спросил я. В общем, когда Скопас хотел видеть кого-либо из боксеров, это не предвещало ничего хорошего. Все знали, что Скопас служил лишь прикрытием для драчунов, хотя официально он числился управляющим арены.
Зеп пожал плечами. — Не знаю. Может он хочет вручить тебе медаль или еще что-нибудь. — Но по тону его голоса я почувствовал, что он встревожен.
Я вопросительно посмотрел на него и ответил небрежно и ядовито. Мне не хотелось, чтобы он подумал, что я тоже встревожен. — Да мне все равно, что он мне даст, только бы позволил драться за десять долларов.
Мы остановились у двери с надписью: «Личный кабинет». Джузеппе открыл ее. — Заходи, малыш.
Я с любопытством вошел в комнату. Никогда раньше я здесь не бывал.
Она предназначалась только для избранных парней, парней, которые работали за деньги, а не для нас, мелюзги, которая дралась ради ручных часов. Я неприятно удивился, увидев, что это была небольшая комната с грязно-серыми крашеными стенами с несколькими фотографиями боксеров, развешанными на них. Я ожидал чего-то более величественного.
В комнате было несколько мужчин, все они курили сигары и разговаривали. Когда я вошел, они замолчали и обернулись, чтобы посмотреть на меня. У них были проницательные, оценивающие глаза.
Я быстро осмотрелся и, не обращая внимания на их взгляды, посмотрел на человека, сидевшего за небольшим захламленным столом.
— Вы вызывали меня, г-н Скопас?
Он поднял на меня взгляд. Глаза у него были серые и невыразительные, а лысая голова блестела в свете единственной висевшей над головой лампочки.
— Ты — Дэнни Фишер? — спросил он таким же бесцветным голосом, как и глаза.
Я кивнул.
Скопас равнодушно улыбнулся мне, обнажив неровные пожелтевшие зубы. — Ребята говорят, что у тебя неплохие данные. Слыхал, что у тебя уже большая коллекция часов.
Я улыбнулся в ответ. В его словах не прозвучало ничего страшного.
Была бы, — ответил я, — если бы я оставлял их себе.
Джузеппе нервно толкнул меня локтем. — То есть, он отдает их старику-отцу, г-н Скопас, — быстро вставил он. Глаза у него сверкнули, как бы предлагая остерегаться остальных мужчин в комнате. Я сразу же понял, что он имел в виду. Один из них мог оказаться инспектором по делам несовершеннолетних.
— Скопас повернулся к Джузеппе. — А ты кто такой? — спросил он.
Теперь уже пришлось вмешаться мне. — Он мой тренер, г-н Скопас.
Когда-то он выступал под псевдонимом Пеппи Петито.
Глаза у Скопаса несколько расширились. — А, помню. Капризный пацан со стеклянной челюстью. В голосе у него проступил холодок. — Так вот чем ты теперь занимаешься — возишься о сопляками.
Джузеппе неловко замялся. — Нет г-н Скопас, я...
Скопас прервал его. — Вали, Петито, — холодно сказал он. — У меня дело к твоему другу.
Джузеппе посмотрел на него, затем на меня. Сквозь смуглую кожу у него проступила бледность. Он поколебался было, а затем с несчастным видом поплелся к двери.
Я положил ему руку на плечо и остановил его. — Погоди, Зеп, — и он снова повернулся к Скопасу. — Вы неверно его поняли, г-н Скопас, — быстро проговорил я. — Зеп — брат моей девушки. Он присматривает за мной только потому, что я просил его об этом. Если он уйдет, я уйду вместе с ним.
Выражение лица у Скопаса сразу изменилось. Он улыбнулся. — Так что же ты сразу не сказал? Это совсем другое дело. — Он вынул из кармана сигару и предложил ее Джузеппе. — Возьми, Петито, сигару и не обижайся.
Зеп взял сигару и положил ее в карман. Обиженное выражение во взоре у него исчезло, и он заулыбался.
Я уставился на Скопаса. — Вы меня звали, — прямо спросил я. — Зачем?
Лицо у Скопаса стало бесстрастным. — Ты неплохо проявил себя здесь в клубе, так что я хотел тебе об этом сказать.
— А-а, спасибо, — насмешливо отрезал я. — А что это за «дело», о котором вы только что упоминали?
На мгновенье в глазах у него вспыхнул огонь, а затем они стали такими же холодными, как и прежде. Он продолжал говорить так, как будто бы я и не прерывал его. — Ребята в центре города всегда ищут подающие надежды молодые таланты, и я рассказал им о тебе. Хочу тебе сказать, что они видели несколько из твоих последних боев, и что ты им понравился. — Он важно помолчал, сунул в рот новую сигару и пожевал ее некоторое время, прежде чем заговорить снова. — Мы считаем, что ты уже перерос эти детские игры, малыш, и отныне тобой будем заниматься мы. Хватит тебе выступать ради часов. — Он чиркнул спичкой и поднес ее к сигаре.
Я подождал, пока спичка догорит, и тогда заговорил. — И за что же теперь я буду драться? — бесстрастно спросил я. Бесполезно было спрашивать ради кого. Это я уже знал.
— За славу, малыш, — ответил Скопас. — Ради славы. Мы решили взять тебя в команду боксеров «Главз», чтобы создать тебе репутацию.
— Отлично! — воскликнул я. — А как насчет денег? Здесь я по крайней мере получаю десять долларов за часы.
Улыбка у Скопаса стала такой же холодной как и его глаза. Он выдохнул в мою сторону клуб дыма. — Мы не игроки на бирже, малыш. Ты будешь получать сотню в месяц, пока не подрастешь достаточно, чтобы стать профессионалом, а тогда уж будем делить твои заработки.
— Я посылаю в нокдаун больше чем на десять часов в месяц и здесь, горячо возразил я и почувствовал сдерживающую руку Джузеппе у себя на локте. Я сердито откинул ее, ведь стремился я вовсе не к этому. — А что, если я не соглашусь? спросил я.
— Тогда ты не получишь ничего, — просто ответил Скопас. — Но ты все-таки смышленый пацан. Тебе не следует больше возиться с мальчишками. У нас тут даже есть парень, который станет твоим менеджером, когда ты перейдешь в профессионалы.
Я хмыкнул. — Вы так уверены. А с чего вы взяли, что я вообще хочу быть боксером?
Глаза у Скопаса стали мудрыми. — Тебе нужны деньги, — малыш, — твердо произнес он. — Поэтому ты будешь боксером. Поэтому-то ты и выступаешь сейчас за золотые часы.
В этом он был прав. Мне действительно нужны деньги. Отец снова оказался без работы, и это был единственный способ достать деньгу, помимо того, чтобы треснуть кого-либо по башке. А мой опыт с Гоулдом научил меня, что такое дело мне не по нутру. Но теперь и это мне надоело. Оно годилось лишь на то, чтобы сшибить доллар-другой то тут, то там, но жить на это было нельзя. Я уже видел слишком много парней с подбитым глазом. Это не по мне.
Я повернулся к Зепу. — Ладно, пошли, — отчетливо произнес я.
Посмотрел назад на стол. — Всего, г-н Скопас. Благодарю вас, как говорится, не за что. Приятно было познакомиться с вами.
Я распахнул дверь и вышел. У двери стоял какой-то мужчина, протянувший было руку, чтобы остановить меня. Не глядя я откинул его руку и стал было обходить его, как услышал знакомый голос. — Эй, Дэнни Фишер, ты что, не хочешь поздороваться со своим новым менеджером?
Я резко поднял голову, и на лице у меня вспыхнула ухмылка. Я вскинул руку и схватил его за плечо. — Сэм! — воскликнул я. — Сэм Готткин! Как же я вас не узнал?
Голос Скопаса прозвучал у меня за спиной. Тон его был несколько извиняющимся.
— Пацан не соглашается, г-н Готткин.
Сэм вопросительно посмотрел на меня. Я сразу же решился. С улыбкой на лице я повернулся к Скопасу. — Если вы не против, г-н Скопас, — сказал я, — то можете сообщить своим друзьям, что они заполучили себе нового парнишку!
Глава 9
— Пошли, Дэнни, — сказал Сэм некоторое время спустя. — Я добуду тебе что-нибудь поесть.
Я ухмыльнулся. — Конечно, Сэм, — сказал я. — Одну только минуту. — Я подошел к столу Скопаса и посмотрел на него сверху вниз. Напряженность в комнате исчезла, и даже Скопас улыбался. Остальные внимательно наблюдали за мной. Они знали, что раз уж мной занялись ребята из центра, то я действительно на коне.
— Г-н Скопас, — с улыбкой сказал я, — извините, я погорячился.
Благодарю вас за то, что вы мне сделали.
Он улыбнулся мне снизу вверх. — Да ладно, малыш.
Я протянул руку. — Но не забудьте о моих часах.
Он громко рассмеялся и повернулся к остальным присутствующим. — Вот это паренек! — заявил он. — Он далеко пойдет. Было бы у меня пять штук, я бы сам его взял.
На лице у меня было написано удивленье, и все вокруг засмеялись. Я посмотрел на Сэма, и тот кивнул мне. Я снова вопросительно повернулся к Скопасу. Дела у Сэма, должно быть, шли неплохо, раз он в состоянии отвалить пять тысяч за меня.
Скопас выудил из кармана две банкноты и положил их мне в ладонь.
— У меня с собой сейчас нет часов, малыш, так что на этот раз обойдемся без посредников.
Я положил деньги в карман. — Ладно, г-н Скопас, — сказал я и снова подошел к Сэму, ощутив новый прилив уважения к нему. — Пойдем.
Я с сожалением посмотрел себе в тарелку. Есть такая особенность у жаркого по-румынски в ресторане у Глюкштерна: коль сумел съесть все — то ты просто герой. Я положил вилку. — Больше не могу, — признался я и повернулся к Джузеппе. — А как у тебя?
Джузеппе улыбнулся, прожевывая мясо. — Порядок, Дэнни.
Я посмотрел через стол на Сэма. Он тоже перестал есть. Он наблюдал за мной с любопытным выражением на лице. — Я вижу, и тебе не осилить этого, — произнес я.
— Слишком много, — сказал он. Мне сейчас нужно следить за весом.
Да, это верно. С тех пор, как мы виделись последний раз, он немного пополнел.
— А почему ты не ответил мне на письмо, которое я послал тебе в прошлом году? — вдруг спросил он.
Я удивленно посмотрел на него. — Я ничего не получал, — просто ответил я.
— Я искал тебя, — сказал он. — Я даже ходил к тебе в старый дом, но ни у кого не нашел твой новый адрес. — Он прикурил сигарету. — У меня была для тебя работенка.
— Прошлым летом? — спросил я. Он кивнул.
Я вытащил сигарету из пачки, которую Сэм оставил на столе. — Закурю, пожалуй, — сказал я. — Дела шли неважно.
— Ты уже кончил школу?
Я покачал головой. — Закончу в июне.
Я с любопытством посмотрел на Сэма. — А как тебе удалось разыскать меня? — спросил я. — Последний раз, когда я что-либо слышал о тебе, так это то, что ты уехал во Флориду.
— Да, действительно ездил, — ответил Сэм. — И очень даже удачно. Но не забывал и о тебе. Я всегда говорил, что когда-нибудь сделаю из тебя чемпиона, потому и попросил кое-кого из друзей поискать тебя. Я полагал, что рано или поздно ты где-нибудь объявишься. Тот, кто делает такие успехи, не может исчезнуть бесследно. — Он потянулся через стол и с улыбкой вынул у меня изо рта сигарету. — Ты этим больше увлекаться на будешь, если собираешься работать со мной.
— Я хочу работать с тобой, — ответил я, глядя как он гасит окурок. — Но что-то я никак не пойму, хочется ли мне стать боксером.
— А что же ты тогда делал в этих грошовых клубах, выступая ради часов? — строго спросил он.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Особый почтовый
Пехов Алексей
Особый почтовый


Роллинс Джеймс - Печать Иуды
Роллинс Джеймс
Печать Иуды


Посняков Андрей - Грамота самозванца
Посняков Андрей
Грамота самозванца


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека