Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

томимый жаждой тюлень. "A lovely day for a Guinness!" [реклама пива:
"Чудный денек для кружки Гиннесса!" (англ.)] О муки Тантала! Столько соли
в окороке! Столько перца в капусте!
Чертыхаясь, возвращается Шеймус к себе, выводит велосипед из сарая и,
яростно крутя педали, выезжает со двора. О Тантал и - о воздействие ловкой
рекламы! Жарко, очень даже жарко, и гора крутая, Шеймус вынужден толкать
велосипед в гору, он обливается потом, изрыгает ругательства, однако
ругательства его не касаются сексуальной сферы, как у тех народов, которые
потребляют виноградное вино; его ругательства - это ругательства человека,
предпочитающего виноградным винам спиртные напитки, они кощунственнее и
остроумнее, чем социальные, недаром же спиритус - это дух. Шеймус ругает
правительство и, надо полагать, духовенство, упорно настаивающее на
сохранении этого непонятного закона (ибо, когда в Ирландии раздают
лицензии на содержание трактиров, назначают полицейский час или устраивают
танцевальный вечер, решающий голос принадлежит духовенству), - он, наш
вспотевший, изнывающий от жажды Шеймус, который всего лишь несколько часов
назад так благочестиво и кротко стоял в церкви, слушая воскресную
проповедь.
Наконец он взбирается на вершину горы, и здесь разыгрывается сценка, из
которой я с удовольствием сделал бы скетч, ибо здесь Шеймус встречает
своего двоюродного брата Дермота - из соседней деревни. Дермот тоже ел за
обедом пересоленный окорок с переперченной капустой. Дермот тоже не
пьяница, и ему тоже хватило бы одной кружки пива для утоления жажды, он
тоже постоял у себя в деревне перед плакатом с очень натурально
нарисованной кружкой пива и лакомкой тюленем, он тоже поразмыслил, выкатил
из сарая велосипед, тоже тащил его в гору, потел, ругался - и вот теперь
встретил Шеймуса; происходит краткий, но кощунственный диалог, после чего
Шеймус мчится вниз под гору к трактиру Дермота, а Дермот - к трактиру
Шеймуса, и оба сделают то, чего делать не собирались: оба напьются до
бесчувствия, поскольку тащиться в такую даль ради одной кружки пива, ради
одного стакана виски было бы просто нелепо. И через столько-то часов того
же воскресенья они, качаясь и горланя песни, снова будут толкать свои
велосипеды в гору и с головокружительной скоростью мчаться вниз по склону.
И они, которых никак нельзя назвать пьяницами - а может, все-таки можно? -
станут пьяницами еще раньше, чем наступит вечер.
Но, возможно, Шеймус, который стоит в третьем часу на деревенской
площади, томясь от жажды, и созерцает лакомку тюленя, решит погодить и не
станет вытаскивать из сарая велосипед; возможно - какое унижение для
настоящего мужчины! - он решит утолить свою жажду водой или пахтаньем и
поваляться на кровати с воскресной газетой. От гнетущей пополуденной жары,
от тишины он задремлет, потом вдруг проснется, глянет на часы и, вне себя
от ужаса, словно за ним гонится черт, ринется в свой трактир, потому что
на часах уже без четверти восемь и у его жажды осталось в распоряжении
всего пятнадцать минут. Хозяин уже начал монотонно выкрикивать свое
обычное: "Ready now, please, ready now!" - "Прошу заканчивать! Прошу
заканчивать!" Сердито, впопыхах, то и дело поглядывая на часы, Шеймус
опрокинет три, четыре, пять кружек пива и несколько стаканов виски следом,
потому что часовая стрелка все ближе подползает к восьми и выставленный у
дверей пост уже сообщил, что к трактиру медленно приближается полицейский,
- ведь есть же люди, на которых после воскресного обеда находит дурное
настроение и преданность закону.
Тот, кто воскресным днем незадолго до восьми часов окажется в трактире
и будет оглушен хозяйским: "Прошу заканчивать!", может увидеть, как
врываются в трактир все непьяницы, которым вдруг пришло в голову, что
трактир скоро закроется, а они еще не сделали того, к чему у них,
возможно, и не было бы охоты, не будь этого дурацкого закона, - они еще не
напились. Без пяти восемь наплыв посетителей превосходит всяческое
вероятие; все усиленно заливают жажду, которая может проснуться часам к
десяти-одиннадцати, а может и вообще не проснуться. Кроме того, каждый
чувствует себя обязанным хоть немного поднести приятелю, и тут хозяин в
отчаянии кличет на подмогу жену, племянниц, внуков, бабушку, прабабушку,
тетю, потому что за три минуты, оставшиеся до восьми, ему нужно успеть
семь раз обнести всех присутствующих, то есть налить шестьдесят кружек
пива и столько же рюмок виски, а его клиентам - успеть их выпить. В
азарте, с каким здесь пьют сами и ставят выпивку другим, есть что-то
детское - так мальчишка тайком выкуривает сигарету и тайком блюет после
нее, - а уж конец, когда ровно в восемь в дверях возникает полицейский, уж
конец - это чистейшее варварство: бледные, ожесточившиеся семнадцатилетние
юнцы, спрятавшись где-нибудь в хлеву, наливаются пивом и виски во
исполнение бессмысленных правил игры, называемой "мужская солидарность", а
хозяин... что ж, хозяин подсчитывает выручку: куча бумажек по фунту,
звонкое серебро, все деньги, деньги, и закон соблюден...
А воскресенье кончится еще не скоро, сейчас ровно восемь - еще рано, и
сценка, разыгранная в два часа пополудни Шеймусом и Дермотом, может быть
повторена с любым числом участников; итак, вечером, примерно в четверть



девятого, на вершине горы встречаются две группы пьяных: чтобы
использовать трехмильный обход закона, нужно только поменяться деревнями,
поменяться трактирами. Немало проклятий возносится по воскресеньям к небу
этой благочестивой страны, на землю которой, хоть она и католическая,
никогда не ступала нога римского наемника; кусок католической Европы за
пределами Римской империи.



ДЕВЯТЫЙ РЕБЕНОК МИССИС Д.
Девятого ребенка миссис Д. зовут Джеймс Патрик Пий. В тот день, когда
он родился, старшей дочери миссис Д., Шиван, исполнилось семнадцать лет.
Чем займется Шиван, уже решено. Она устроится на почту - будет обслуживать
коммутатор, соединять и разъединять разговоры с Глазго, Ливерпулем и
Лондоном, продавать марки, выписывать квитанции и выплачивать в десять раз
больше денег, чем принимать: фунты из Англии, обмененные доллары из
Америки, пособия по многодетности, премии тем, кто говорит по-гэльски,
пенсии. Каждый день около часу, когда приезжает почтовая машина, она будет
плавить на свечке сургуч и пришлепывать большую печать с ирландской арфой
на большой пакет, содержащий самые важные отправления. Но она не будет -
как это делает сейчас ее отец - каждый день выпивать по кружке пива с
шофером почтовой машины и заводить с ним короткий, ленивый разговор,
сдержанностью своей больше напоминающий богослужение, нежели мужской
разговор у стойки. Итак, вот чем будет заниматься Шиван: с восьми утра до
двух часов дня вместе со своей помощницей она будет сидеть за окошечком, а
вечером, с шести до десяти, сидеть на коммутаторе; у нее будет оставаться
время, чтобы читать газеты или романы и смотреть в бинокль на море,
приближать голубые острова, лежащие в двадцати километрах, до двух с
половиной километров, а купальщиков на пляже с пятисотметрового отдаления
на шестидесятиметровое: жительницы Дублина, элегантные и старомодные,
бикини и прабабушкины купальники с оборками и юбочками. Но дольше, куда
дольше, чем короткий купальный сезон, будет тянуться другой сезон,
мертвый, тихий: ветер, дождь, ветер, лишь изредка какой-нибудь приезжий
купит пятипенсовую марку, чтобы отправить письмо на континент, а то кто-то
и вовсе надумает рассылать заказные письма в три-четыре унции весом по
городам, которые называются Кельн, Франкфурт или Мюнхен, еще он заставит
ее открывать толстую книгу тарифов и делать сложные расчеты, или того хуже
- у него окажутся друзья, которые вынудят ее расшифровать азбуку
телеграмм, гласящих: "Eile geboten. Stop. Antwortet baldmoglichst" [здесь:
"Срываете сроки. Тчк. Отвечайте незамедлительно" (нем.)]. Поймет ли она
когда-нибудь, что означает "baldmoglichst" - слово, которое она
старательно выпишет своим детским почерком на телеграфном бланке, и только
вместо "o" поставит "oe".
Как бы там ни было, за ее будущее можно не беспокоиться, если только
вообще в этом мире существует хоть что-нибудь, за что можно не
беспокоиться. И уж тем более можно не сомневаться, что она выйдет замуж:
глаза у нее как у Вивьен Ли, и по вечерам один молодой человек частенько
сидит на барьере и, болтая ногами, ведет с Шиван тот неловкий, почти
безмолвный флирт, который возможен лишь при пламенной любви и почти
болезненной застенчивости.
- Хорошая погода, правда?
- Да.
Молчание, беглый взгляд, улыбка, много-много молчания. Шиван даже рада,
что загудел коммутатор.
- Вы кончили говорить? Вы кончили говорить?
Разъединяет; улыбка, взгляд, молчание, много-много молчания.
- Отличная погода, правда?
- Отличная.
Молчание, улыбка, снова на помощь приходит коммутатор.
- Дукинелла. Дукинелла слушает.
Включает. Молчание, улыбаются глаза как у Вивьен Ли, и молодой человек
почти прерывающимся голосом:
- Правда, сказочная погода?
- О да, сказочная.
Замуж Шиван выйдет, но и после этого будет обслуживать коммутатор,
продавать марки, выплачивать деньги и оттискивать на мягком сургуче
круглую печать с ирландской арфой. Но, может, и на нее вдруг найдет -
когда неделями дует ветер и люди бредут по улицам, наклонившись вперед,
чтобы легче одолеть бурю, когда неделями хлещет дождь, и в бинокль не
видны больше голубые острова, и туман прижимает к земле торфяной дым,
тяжелый и горький. Так ли, иначе ли, а она может остаться здесь, и это
невероятная удача: из восьми ее братьев и сестер здесь могут остаться
только двое. Один сможет держать маленький пансион, другой сможет ему
помогать, если не женится: две семьи на одном пансионе не прокормятся.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Белогорский Евгений - Во славу Отечества!
Белогорский Евгений
Во славу Отечества!


Акунин Борис - Детская книга
Акунин Борис
Детская книга


Шилова Юлия - Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи
Шилова Юлия
Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека