Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Он со всех сторон обдумал новую мысль.
Нужно сделать так, чтобы рента перестала быть ценной для кого-то, кроме него.
Орбита. Челнок. Поля кренча. Искусственный климат, запрограммированные дожди...
Дождь.
- Когда челнок должен опуститься сюда? - спросил Бет-Зана.
Выслушав ответ, он приказал донцу:
- Теперь включи вот это. И расскажи еще, я хочу знать.
Он не ожидал, что донец так легко согласится показать ему, и насторожился, когда тот стал нажимать на кнопки, ровными рядами тянувшиеся под экранами, и говорить тихим голосом, заставляя пиччули внимательно вслушиваться в свои слова.
Пульт, вспоминал он по мере того, как словоформы достигали сознания.
Ионы...
Команды и подкоманды...
Перенастройка...
Корреляция...
Объясняя, жрец стал обходить стол, пиччули поворачивался вслед за ним и в какой-то момент выпустил из виду креншикка.
Он понял, о чем шептал избранному донец, только когда тот выкрикнул:
- Итар, давай!
Бет-Зана вообще не ожидал от избранного какой бы то ни было агрессии и не успел отреагировать, когда трезубец стрелы ударил его в шею сзади. В нормальной ситуации такой удар мог бы стать причиной быстрой болезненной смерти, но это был первый удар в жизни перепуганного и растерянного Итара.
Трезубец проколол кожу, но не пробил позвонки. Бет-Зана, взревев и развернувшись всем телом, взмахнул рукой. Кулак ударил избранного в висок и опрокинул на пол. Донец сбоку набросился на пиччули, колотя по голове и плечам, но тот сшиб его и прыгнул сверху.
Убить - ВРАГ! - Убить, уничтожить! - Ненависть, которую он тщательно подавлял в себе все последнее время, заглушала голос рассудка. Он опомнился, лишь услышав крик ренши, пытавшейся оттащить его от жреца.
Бет-Зана вскочил, поднял донца, изо рта которого текла кровь, согнул его, почти прижав головой к тумбе с экранами и кнопками, рыча:
- Ты сейчас объяснишь мне все это еще раз! Иначе умрешь, понял, низший?!
Позади него ренша, положив к себе на колени голову Итара, гладила избранного по щекам и что-то шептала, не понимая, почему креншикк не шевелится и молчит, не осознавая пока, что он не заговорит уже никогда.
Пиччули отпрянул, все еще держа донца за шиворот. Он увидел, как в глубине третьего экрана, того, что показывал дверь и неподвижного дрона, что-то мелькнуло. На краю изображения виднелось отверстие в потолке пещеры, и теперь там показалась голова с лицом, на котором блуждала бессмысленная улыбка.
Снаружи Берами еще раз осмотрел неожиданно обнаруженную пещеру и остановил взгляд на аспидно-черной фигуре под стеной. Потом взглянул на широкую дверь.


ТРИ
Изменения гравитационных сил нарушали координацию.
Иногда Динасу казалось, что он не поднимается вдоль вертикального колодца, а движется внутри горизонтальной трубы и переплетения кабелей расположены не сбоку, а над ним. Но затем, когда рассудок справлялся с иллюзией, вся картина мгновенно переворачивалась - ствол становился вертикальным, "сзади" превращалось в "низ", а "спереди" - в "верх". Каждый раз после этого кружилась голова и его начинало подташнивать.
Когда очередной приступ прошел, монитор встал на колени и глянул вниз - сознательно думая об этом направлении именно как о низе, пытаясь закрепить в себе именно такую метрику. Элеватор вознес его на половину высоты стержня, теперь вверху - да, вверху, подумал Форте, то, что находится над моей головой, и есть верх - обозначилась круглая площадка, огибающая кабели. Системы жизнеобеспечения здесь не действовали, воздух, проникающий из внешнем полости стержня, был спертым, "техническим" - он пропах кислотой и резиной, пластиком и металлом. Люминофорные трубки, преобразующие случайные излучения в свет, тлели, словно желтые угли. Стояла тишина, лишь изредка нарушаемая поскрипыванием и щелчками пауков-ремонтников. Они передвигались по стволу, длинными щупами-усиками проверяли изоляцию и снимали показания с контрольных датчиков. Динас дал себе слово пройти полное обследование у Клубка лекарей, когда покончит со всеми этими проблемами. И отметил, что несмотря на то, с чем ему вскоре придется столкнуться, думал именно так: "когда", а не "если".
Ковш элеватора медленно прополз мимо кольца огней, обозначавших шлюзы одного из уровней внешних посадочных площадок. Здесь были широкие люки, скрытые мягкими лепестковыми сегментами. Если бы он сумел достаточно далеко отпрыгнуть от ствола, то ощутил бы очередное изменение гравитационного вектора. Его притянуло бы к люкам, выполнявшим еще и роль своеобразной системы безопасности; возле стены колодца "над головой" вновь превращалось в "спереди", колодец из вертикального становился горизонтальным.
От этого можно было свихнуться. Динас открыл сумку и заглянул в нее, снова и снова перепроверяя содержимое. Фонарик, чойзен, два силовика, выполненный в виде массивного перстня датчик органики, терминальный блок, который можно подстроить к скафандру, - с него находящийся в космосе гуманоид мог управлять группой беспилотных модулей.
Терминальный блок устаревшей конструкции - у монитора просто не нашлось времени поискать что-нибудь поновей, - его нельзя прикрепить на запястье, как браслет. Динас повесил его на грудь, перекинув через шею узкий кожаный ремешок, надел на безымянный палец левой руки датчик органики, достал силовик и застегнул сумку.
Над ним что-то сдвинулось. Монитор различил два симметрично расположенных люка и манипуляторы, сгребающие туши с ковшей элеватора. Он ощутил легкий сквозняк, дующий к люкам. Совсем рядом проплывали решетки, ступени и перила. Все это было перекрученным и создавало впечатление лабиринта, но не обычного, расположенного в одной плоскости, а объемного, такого, где можно ходить по потолку и перешагивать с пола на стены.
Голова вновь закружилась. Форте пожалел, что слишком мало времени проводил в открытом космосе, который быстро примирял ум с относительностью любых пространственных привязок и направлений. Но его непосредственная работа - настройка приборов и систем связи, причем, как правило, тех частей, которые располагались внутри кораблей.
Динас дождался, когда люки и манипуляторы станут отчетливо видны, примерился и прыгнул. На мгновение все узловатое протяжение ствола открылось ему, показалось даже, что далеко внизу мелькнул огонек шлюза, ведущего к нижней взлетно-посадочной платформе. Затем пальцы сжали шершавую трубу перил. Он подтянулся и перелез на узкую полосу решетки, серпантином поднимавшейся вдоль круглой стены колодца.
Сердце колотилось чуть громче и чуть чаще, чем обычно. Монитор несколько раз глубоко вздохнул и медленно пошел вверх, поглядывая на датчик органики. Плоская золотистая поверхность - на самом деле миниатюрный круглый экран, покрытый специальным желтым составом и разбитый на семь невидимых пока секторов. Большее количество объектов этот датчик улавливать просто не способен, а расстояние до них обозначалось лишь яркостью мерцания.
Он преодолел три витка, сделал еще несколько шагов, остановился, услышав тонкий, еле слышный сигнал, донесшийся от терминала на груди, и увидел мерцание, проступившее сквозь золотистую поверхность экрана на "перстне".
То, ради чего он пошел тогда за ханом во флора-заповедник, началось.
Динас постоял, прислушиваясь к своим ощущениям. Он был совершенно спокоен, чувствуя лишь холодную уверенность в своих силах, своем физическом и психологическом превосходстве, он готов ко всему и способен на все...
Он чувствовал, как в груди его покалывают ледяные иголочки страха и волны нервной слабости пробегают вдоль позвоночника.
Монитор с легким удивлением, словно взглянув на себя со стороны, осознал, что боится. Это было оскорбительно. На протяжении всей не такой уж пока и длинной жизни его ни разу не покидала полная, абсолютная уверенность в себе.
А что же происходило действительно опасного на протяжении моей не такой уж и длинной жизни? - спросил себя Динас Форте в приступе самоуничижения. Всякое случалось во время службы, но ни разу ему не противостоял настолько серьезный противник.
Они могут убить меня походя. Не задумываясь, раздавить, словно мошку.
Прекрати. Негативное мышление способствует проигрышу. Мысли о смерти приближают ее.
Это игра. Я умнее. Хитрее. Проницательнее. Могу переиграть всех.
Я могу переиграть Бога.
Утвердившись в этом мнении, он прошел еще один виток серпантина. Миниатюрные квадраты на экране датчика органики замерцали ярче. Динасу пришлось полностью отключить динамик терминала - издаваемый им тонкий писк становился все громче.
Еще один виток. Он миновал люки, куда манипуляторы отправляли груз со спрута Унии. Разгрузка завершена, и люки уже закрылись. Металлические ящики с клонами Форте давно потерял из виду, но, как он понимал, они-то как раз не покинули стержня.
Решетчатый серпантин закончился, над ним оказалась еще одна круглая площадка, кольцом окружавшая ствол кабелей. В этом месте стержень расширялся, примыкая к Шлему. Конструкция, при помощи которой Перья соединялись с базовым корпусом платформы, напоминала раструб-насадку: один широкий конец, "надетый" на вершину Шлема, три более узких ответвления, и к каждому примыкает конец стержня. Если раньше монитор мог окинуть одним взглядом почти все пространство вокруг себя, то теперь появилось множество выступов и скрытых областей, не освещенных люминофором углов и закоулков. Их монитор с этой точки просто не видел и, что там находится, мог лишь догадываться.
Динас еще раз взглянул на "перстень", Квадраты мерцали. Он точно знал, что где-то неподалеку находятся объекты, улавливаемые датчиком, но вот где именно...
Он сунул оружие в наплечную кобуру, вцепился в изгиб трубы, идущей вдоль круглой стены, и подтянулся. Терминал качался на ремешке, мешая ползти, но Динас ухитрился, не зацепив им ни за что и не издав ни звука, перелезть на другую трубу, а с нее - на решетчатую полку. Ячейки ее были настолько частыми и узкими, что различить сквозь них что-нибудь можно было, лишь прижавшись к ним лицом.
Над его спиной висела широкая изогнутая перемычка, в противоположной стороне виднелся ряд отверстий старой вентиляционной системы. Форте точно знал, что это именно старая, не действующая теперь вентиляция, потому что успел изучить схему перемычки и примыкающих к ней помещений. Большая часть сложного лабиринта вытяжек и вентиляционных труб пришла в негодность из-за отсутствия профилактики после того, как в действия были введены мощные вентиляторы принудительного воздухозабора.
Он прополз по полке, два раза останавливаясь, чтобы лечь и сквозь узкие ячейки глянуть вниз. Нигде ни малейшего движения, даже пауки-ремонтники не поднимались сюда. Рассеянный свет, направленный снизу вверх и расходящийся широкими конусами, создавал сюрреалистическое ощущение, что он ползет по потолку. Тянувшийся вниз колодец стержня исчез: над головой Форте далеко ввысь уходили внутренние стены фантастической башни, построенной вокруг еще более фантастического древесного ствола.
Тихий, тяжелый гул достиг его ушей. Монитор нахмурился, но тут же сообразил, что это. Он пополз дальше, придерживая ладонью терминал, который все норовил качнуться и ударить по решетке. Форте достиг места, где заканчивался один стержень и начинался другой. Перед ним вертикальная стена волнисто изгибалась, темнели отверстия бездействующей вентиляции. Динас ухватился за края одного из них, подбородком прижал терминал к груди и полез, цепляясь плечами. Стало темно, в поле его зрения периодически попадал лишь датчик органики, семь квадратов на котором наливались багрянцем. В узком пространстве гул звучал громче, он пронизывал стены - монитор чувствовал, как вибрация передается его телу.
Впереди замаячило пятно света. Динас схватился за края выходного отверстия и бесшумно спрыгнул на очередную решетку.
Это была широкая плоскость, словно навесной потолок, расположенный под основным, сплошным и монолитным.
Монолит изгибался, образуя полость в форме колокола. В верхней части виднелось отверстие действующей вентиляции, а ниже, на уровне второго решетчатого потолка - в котором на этом месте имелось круглое отверстие, - медленно вращался вентилятор с широкими лопастями, огромными, почти как выдвижные кили приспособленных для полетов в атмосфере кораблей.
Присев, монитор сделал несколько коротких шагов и лег, вновь прижимая терминал подбородком. Силовик он держал в руке дулом вверх, хотя и понимал, что оружие вряд ли поможет ему. Динас полз настолько медленно и осторожно, насколько вообще был способен. Ячейки решетчатого потолка были так узки, что позволяли смотреть точно вниз, не давая разглядеть того, что находилось по сторонам. Гул от вентилятора шел волнами, они накатывали и опадали, наполняя воздух тяжелой, давящей на барабанные перепонки вибрацией. Монитор полз сквозь этот гул, как сквозь какую-то густую материальную субстанцию, и остановился, лишь заметив край круглого отверстия прямо перед собой.
Концы лопастей проносились возле его лица, набухающая каждый раз тугая воздушная волна шевелила волосы на голове и выдавливала слезы из глаз. Динас чувствовал, как гул и дрожь пронизывают тело, входят в позвоночный столб, подергивают диски, заставляя их вибрировать.
Он качнул головой вперед, затем, через мгновение, назад.
Под ложечкой засосало, ледяные иголки страха вновь кольнули в груди.
Прекрати. Мысли о смерти приближают ее. Ты лучший. Ты умнее их всех. Ты хитрее. Ты можешь переиграть Бога.
Бога. Но не их. Потому что они не играют. Их мозги не приспособлены для этого. Для них весь твой интеллект, эрудиция, хитрость, изворотливость, все твои амбиции и самоуверенность - ничто; для них все это значит меньше, чем капли пота, которые текут по твоей спине. Все самые тонкие ходы и комбинации не стоят одного их умения: убивать расчетливо и беспощадно. И очень быстро. Мгновенно.
Мгновенно, потому что, когда они начинают действовать, их время движется быстрее твоего.
Для тебя хватит и одного.
А их там должно быть семь. Достаточно для того, чтобы разгромить роту дзенов.
Его шея уже затекла, потому что он все еще прижимал подбородком терминал. Динас подался вперед и вновь выглянул в то узкое пространство, которое оставалось между краем решетчатого потолка и вращавшимися лопастями.
Затем стал пятиться, двигаясь медленнее, чем ледник, столетия сползающий с гор на континентальное плато.
Значит, до этой партии клонов тут уже были другие! -в панике подумал он.
Теперь их даже не семь.
Какая там рота - они могут одолеть армию.
Теперь их двенадцать.

Шея ныла, словно по ней с силой ударили тяжелым оружейным прикладом. Монитор пятился, стараясь не делать резких движений, холодея при одной мысли о том, что какая-то из сидящих внизу на корточках неподвижных фигур поднимет голову и сумеет различить сквозь ячейки решетки того, кто ползет по ней. Рукоять силовика он держал двумя пальцами, чтобы направлять ствол оружия вверх.



Все попытки позитивного мышления вылетели из его головы. Он был способен думать лишь о том, чтобы какая-нибудь твердая часть - рукоять оружия, угол прижатого к груди терминала, пряжка ремня, пронизанные жилками металла подошвы армейских ботинок не соприкоснулась с решеткой и не издала звук, пусть даже совсем тихий, но способный привлечь внимание тех, кто находится внизу.
Сетчатка глаз все еще хранила изображение картины, которая открылась его взгляду.
На самом деле их там оказалось даже не двенадцать, а тринадцать, но последний был обычным низшим халганином - почему-то сознание самостоятельно сделало такой вывод, сориентировавшись по мелким деталям, на которые он вроде бы не обратил внимания. На краю пространства, которое успел охватить его взгляд, стояло компактное устройство, нечто вроде металлического ящика с широкой тарелкой.
Термальный излучатель, подумал Динас, а попросту говоря - нагреватель. Да их же таким способом размораживают, как заледеневшее мясо перед приготовлением. И их ткани выдерживают подобное надругательство!
Ему казалось, что шея сейчас сломается и голова со стуком упадет на решетку. Подбородок, крепко прижимавший терминал к груди, уже дрожал, левая щека подергивалась от тика.
Ты гордишься тем, что способен предусмотреть все? А такую мелочь - очень важную, жизненно важную сейчас - не предусмотрел. Надо было как-то закрепить терминал. Вот тебе урок, монитор. Учти на будущее. Если, конечно, оно у тебя будет...
Его ноги были согнуты в коленях, и ступни, приподнятые над решеткой, чтобы подошвы не касались ее, уперлись в стену. Динас пока не видел этого, но точно знал, что совсем невысоко находится то самое отверстые, через которое он влез сюда.
Теперь надо развернуться. Это самое трудное, монитор. Это труднее, чем просто ползти.
Рука с силовиком согнулась в локте, который опирался о решетку. Оттопыренный большой палец нащупал гладкую поверхность кобуры, затем, изогнув кисть под прямым углом, Форте сумел засунуть оружие в кобуру.
Так, а теперь...
Раскрыв рот, он глубоко и бесшумно вздохнул, помедлил еще мгновение и поднялся на колени.
Ни звука. Над решеткой не прозвучало ни единого шороха, и внизу тоже было тихо. Динас позволил легким выпустить воздух и стал поворачиваться, двигая только ногами, сгорбившись и сохраняя шаткое равновесие. Его голова была все еще наклонена, и глаза видели лишь решетку. Шею теперь наполнял огонь, словно ее жгли плазменной горелкой.
Осталось немного. Как только заберусь в вентиляцию, можно будет...
Правая рука, отведенная в сторону, уткнулась в стену, пальцы шевельнулись, ощупывая край отверстия. По лбу от линии волос потекла капля пота. Он продолжал поворачиваться, теперь уже почти обратившись согнутой спиной к гудящему вентилятору.
Если бы не вентилятор, они бы услышали меня. Я почти не издавал шума. Почти.
Шею жгло нестерпимо, боль от нее распространялась по плечам. Каждый мускул, каждый сустав и позвонок ныл, требуя, чтобы Динас выпрямился и расправил плечи.
Вот чем отличаются гуманоиды от клонов-спичи. Те могут пребывать практически в любом положении какое угодно время. Там они сидят на корточках, привалившись спинами к стене. Те семь, которых только что доставил спрут Унии, - недавно. А остальные пятеро? Сколько они находятся здесь? И сколько ты бы смог выдержать так, как они?
Пальцы обеих рук сжали края вентиляционного отверстия.
Ну, теперь почти все. Теперь можно перехватить терминал рукой, снять и положить в глубь вентиляции. Потом залезть туда и снова взять терминал, он ведь пока что не выполнил свою роль до конца, он нужен еще для одного дела, самого важного.
Динас стал осторожно выпрямлять спину.
Когда его голова приподнялась, капля пота, застывшая на кончике носа, потекла вниз, по губам и подбородку, щекоча кожу.
Судорога, словно молния, пронзила мышцы шеи. От спазматической боли пот мгновенно проступил по всему телу. Пронизанное падающим снизу рассеянным светом пространство наполнилось фейерверком разноцветных искр. Тяжелый гул вентилятора набух, сдавливая барабанные перепонки, и лопнул, когда тело монитора пошатнулось сначала назад, потом вперед.
Он все-таки не закричал. Самоконтроль Динаса Форте превышала лишь его самоуверенность.
Но даже самоконтроль не смог помешать терминальному блоку выскользнуть и, качнувшись на тонком ремешке, удариться о край вентиляционного отверстия.
Лязг... Не такой уж и громкий, но для него прозвучавший оглушительно, как грохот столкнувшихся в атмосфере космических кораблей.
И сразу же после этого время, до того казавшееся застывшим, тягучим, словно патока, рванулось вперед в трассирующих вспышках сменяющих друг друга мгновений.

Ударяясь головой, но не замечая этого, Динас Форте пополз в темноте, преодолел обратный путь через вентиляционное отверстие, выпал на решетчатую полку, прокатился мимо волнообразных закруглений стены, перемахнул через перила и рухнул на круглую площадку. Он вскочил, сжимая в одной руке силовик, а в другой терминал, ремешок которого все еще был перекинут через шею, и начал поворачиваться. При этом он прижимался боком к низким перилам, которые тянулись вдоль внутреннего края площадки и отгораживали ее от ствола и бездны внутреннего колодца. Одновременно он перекидывал через эти перила ногу.
Монитор не сумел различить детали, лишь смазанное движение, шелест, серую полосу, начавшуюся вдалеке, извилисто пронесшуюся между конусами света, заставившую некоторые из них мигнуть.
Динас выстрелил наугад, перекидывая через перила вторую ногу. Силовой поток загудел, незримым веером рассек воздух - а движение уже завершилось, и серая полоса исчезла, контуры тела мелькнули перед глазами Форте. Он ощутил удар, когда клон-спичи со всего размаху налетел на него.
Динаса смело с перил, силовик вылетел из руки, он кувыркнулся и влип в ствол кабелей.
Часть их была соединена металлическими скобами и изогнутыми прутами. Ударившись плашмя, всем телом, Динас начал соскальзывать, и тут ремешок терминала зацепился за выступающий конец прута.
Он до крови прикусил язык, когда его шея подверглась еще одному болевому удару, и повис. Лицо прижалось к кабелям, терминал прижался к затылку. Чувствуя, как кровь течет по подбородку, монитор вслепую зашарил вокруг, обдирая кожу, просунул пальцы одной руки в щель между кабелями, второй схватился за крепежную скобу, уперся во что-то согнутой ногой и, только лишь выпрямив ее, смог наконец вздохнуть. Удерживаясь с помощью одной руки и ноги, он вытянул шею, ослабляя удушающие объятия ремешка, сплюнул кровью на черную изоляцию и посмотрел назад.
В этой плоскости вектор гравитации располагался вдоль вертикальной оси колодца, и монитор увидел над собой - именно над собой - клона, замершего возле перил круглой площадки. Он смотрел на Форте без всякого выражения. Хотя лицо его имело правильные, даже красивые черты, оно казалось лишь маской из пластиплоти, неумело наживленной хирургом-косметологом.
Гудения теперь не было слышно, но с площадки доносился звук быстрых шагов. Зная, кто покажется наверху, Динас начал поворачиваться, с трудом удерживаясь на поверхности ствола. Ковши элеватора далеко, он не мог дотянуться до них. Ремешок терминала натянулся.
Рядом с клоном возник халганин. Он окинул взглядом прилепившуюся к кабелям фигуру, и в этот момент что-то задело руку монитора. Вздрогнув, увидел паука-ремонтника, длинным щупом оглаживающего его пальцы.
- Прочь! Пошел прочь! - зашипел Динас.
Конец щупа ткнулся в пальцы, они выскользнули из щели, вслед за этим нога его тоже соскользнула. Динас, скрипнув зубами от боли, вновь повис на затрещавшем ремешке.
Рядом с халганином появился еще один клон. Низший что-то сказал, оба клона достали оружие.
Ремешок порвался.
Цепочка огненных фонтанчиков, прожигающих изоляцию и кабели, устремилась за ним сверху, на волосы монитора упали капли горящего пластика.
Динас летел между круглой стеной внутреннего колодца и стволом. Отдельные кабели превратились в смазанную скоростью темную поверхность, ставшую похожей на кору, покрывавшую ствол циклопического дерева.
Монитор, расставив руки и ноги, перевернулся перпендикулярно к тому направлению, в котором падал, глядя вниз, на тонкое кольцо огней, отмечавшее первый ряд шлюзов внешних площадок.
Ему показалось, что внизу на мгновение мелькнуло темное пятнышко терминального блока, летящего впереди, но игра света и теней, мелькание желтых огней и отблески не позволяли разглядеть точнее.
Форте вытянул нош, планируя. Воздушный поток мягко отнес его в сторону от ствола как раз тогда, когда это и было нужно, - через мгновение стало светлее от огней, по кругу очерчивающих колодец. Они обозначали тот уровень, на котором находились люки шлюзов.
Динаса отнесло еще дальше. Его желудок чуть ли не вывернулся наизнанку, когда стремительно несущееся вверх пространство в какой-то неуловимый момент поменяло оси координат.
Монитор перестал падать в глубину колодца, то есть он все еще падал, но теперь уже по-другому: с небольшой высоты летел на горизонтальную стенку широкой трубы, в которой подрагивающие мягкие лепестки сегментов обозначали отверстие круглого люка. С такой скоростью это становилось опасным. На долю секунды он попал в две разные гравитационные постоянные, его тело рвануло в противоположные стороны, хрустнули суставы, и мышцы взорвались вспышкой боли, затопившей сознание...
Коротко прошелестев, лепестки вдавились и разошлись, когда он пронесся сквозь них, и покатая стенка узкой трубы приняла на себя бесчувственное тело.

Он открыл глаза и увидел, что над ним кто-то стоит. Динас перевернулся на живот и отполз в сторону. Он решил, что сейчас его стошнит, но спазмы так и не заставили желудок извергнуть содержимое.
Упершись ладонями в пол, он встал сначала на колени, потом на ноги.
Узкое пространство жилой полости стержня ограничивали закругленный пол и низкий, тоже закругленный потолок. Здесь векторы гравитации создавали ощущение, что ты стоишь на поверхности трубы, которая вдета еще в одну трубу, и диаметр наружной ненамного превышает диаметр внутренней. Внутреннюю трубу можно было обойти по кругу, поверхность под ногами напоминала покатый пол.
Терминал! - вспомнил Динас, пошатнувшись, шагнул в сторону, но тут же остановился, оглушенный новой мыслью.
Он спровоцировал их. Неважно, когда по плану халган должен наступить срок, - теперь он наступил. Они не знают точно, разбился ли монитор, и не могут позволить себе рисковать.
Терминал. Он ударился о "дно" стержня, упал в том месте, где ствол распадался, образуя подобие корней. Там кабели, изгибаясь, входили в стены стержня - или в пол, на котором он теперь стоял, - самые сильные излучения были именно там, внизу. Там даже пауки-ремонтники появлялись редко, потому что их электронные элементы не способны долго противостоять жестким излучениям.
- Ты кто такой? - спросил голос позади него.
Монитор оглянулся. Дородный купец, но не тот мальт, который провез на Плюмаж клонов, а коренной землянин. Рядом возвышался транспортный караван на воздушной подушке, он состоял из открытой кабины с двигателем и трех небольших прицепов, доверху загруженных тюками и пластиковыми ящиками. Динас увидел треугольное клеймо Унии - значок "третейского соглашения". Караван сторожили два приземистых киборга-охранника на гусеницах, вооруженные обычными силовиками.
Необходимо было срочно связаться с Болий-Каппом, Немедленно, потому что властный хан уже сейчас должен получить сообщение о том, что группа спичи раскрыта.
Монитор шагнул к купцу, с презрительным недоумением разглядывавшему его, и осмотрелся.
Кабинок информационной паутины он здесь не увидел. Да и не так-то легко выйти на гидроника через паутину. Болий-Капп слишком важная персона, чтобы каждый желающий - пусть даже это штатный монитор космопола - мог бы запросто связаться с ним.
Терминальный блок. Надо найти ею.
- Слушай, а ну-ка давай отсюда, - сказал купец. - Ты мешаешь погрузке. Я сейчас прикажу своим ребятам, и они...
Монитор быстро взглянул на землянина, перевел взгляд на "ребят", один из которых стоял не шевелясь, поблескивая фотоэлементами глаз, а второй крутился на одной неподвижной гусенице, медленно вращая другую. Наверняка безымянные, старой модели, самая дешевая охрана, которую только смог найти купец, - а зачем тратить лишние средства на Плюмаже, где сейчас слишком много сорвиголов для того, чтобы всерьез опасаться грабежа?
Динас, оттолкнув купца плечом, шагнул к кабине и вспрыгнул в нее. Он окинул взглядом пульт, не обращая внимания на крики землянина, на киборгов, в растерянности кружащих вокруг. Купец полез было к нему, Динас пнул его в лоб, пошарил в своей сумке и, не глядя, вытянул руку со вторым силовиком. Другая рука опустилась на пульт, позади кабины завращались лопасти пропеллеров.
Стало очень тихо, купец и киборги медленно пятились.
Монитор включил сирену, переведя ее в регистр "опасности". Высокий пронзительный сигнал, тональность которого вызывала подспудное беспокойство, огласил жилую полость. Увлекая за собой прицепы, кабина поехала вперед.

Вагоны магнитной дороги, следуя бесконечному изгибу периметра базового корпуса, двигались по овалу. На всем пути имелась одна условно-конечная остановка - в самой узкой части Шлема, там, где к нему примыкали Перья. Здесь каждый вновь подъехавший вагон отправлялся на короткую профилактику в полностью автоматизированное депо, а на его место выкатывался другой, эту профилактику уже прошедший. Несколько гуманоидов, идущих по площади перед депо, шарахнулись в разные стороны, когда, оглашая металлические своды пронзительной сиреной, из коридора вылетела открытая кабина на воздушной подушке. Позади нее три прицепа, лишившиеся к тому времени большей части сложенных в них ящиков, с лязгом опустились на пол.
Динас Форте одним быстрым взглядом окинул площадь, спрыгнул и побежал к пункту общественного питания. Дверь, звякнув, распахнулась, он влетел внутрь и остановился посреди помещения.
Здесь присутствовал лишь один посетитель, тощий дзен, сидевший за столом в ожидании своей порции. Киборг-официант, дожидавшийся, когда автокухня выплеснет из раструбов в тарелку стандартный паек, повернулся, услышав шум. Его нагрудный экран загорелся изумрудным светом.
- Аким! - громко сказал Форте. - Помнишь меня? Я чинил тебя недавно. Хочешь снова говорить?
После паузы на экране возникло:
"Не снова. Я не говорил никогда. Ошибка при сборке".
- Я знаю, в чем там проблема. Я специализируюсь именно на этом, на сигнальных системах. Это можно исправить. Но мне нужно, чтобы ты кое-что сделал.
"Говори", - буквы налились багрянцем.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Неверная, или Готовая вас полюбить
Шилова Юлия
Неверная, или Готовая вас полюбить


Злотников Роман - Принцесса с окраины Галактики
Злотников Роман
Принцесса с окраины Галактики


Майер Стефани - Затмение
Майер Стефани
Затмение


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека