Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

неукоснительно. Они не снимают свои длинные одежды даже во время
двухчасового полуденного сна. Мочатся и испражняются они за пределами
деревни, но подозреваю, что и тогда они не снимают своих балахонов.
Похоже, они никогда не моются. Казалось бы, это повлечет за собой
некоторые проблемы (попросту говоря, от них начнет пованивать), но у этих
дикарей нет никакого запаха, за исключением легкого, сладковатого запаха
челмы.
- Ты когда-нибудь раздеваешься? - спросил я как-то Альфу (вопрос был
неделикатен, но любопытство пересилило).
- Нет, - ответил Ал и отправился куда-то сидеть в полном облачении и
ничего не делать.
У них нет имен. Сначала это показалось мне невероятным, но теперь я
уверен.
- Мы все, что было и что будет, - сказал самый маленький бикура,
которого я считаю женщиной и мысленно называю Эппи. - Мы Трижды Двадцать и
Десять.
Я порылся в архиве комлога и получил подтверждение тому, в чем, в
общем-то, не сомневался: среди шестнадцати тысяч известных человеческих
сообществ нет ни одного, где бы полностью отсутствовали личные имена. Даже
в ульях Лузуса индивидуумы откликаются на категорию их класса, за которой
следует простой код.
Я сообщаю им свое имя, а они тупо смотрят на меня. "Отец Поль Дюре,
Отец Поль Дюре", - твердит переводное устройство комлога, но они даже не
пытаются повторить.
Каждый день перед закатом они все вместе куда-то исчезают, а в
полдень два часа спят. Помимо этого они почти ничего не делают совместно.
Даже в том, как они размещаются по жилищам, нет никакой системы. Сегодня
Ал спит в одном доме с Бетти, завтра с Гамом, на третий день - с Зельдой
или Петом. Никакого порядка или расписания, видимо, не существует. Раз в
три дня все семьдесят отправляются в лес за съестными припасами и приносят
ягоды, коренья и кору челмы, плоды и вообще все, что годится в пищу. Я был
уверен, что они вегетарианцы, пока не увидел Дела с маленькой тушкой
древопримата. Должно быть, детеныш свалился с высокого дерева. Очевидно.
Трижды Двадцать и Десять не испытывают отвращения к мясу как таковому, они
просто слишком глупы и ленивы, чтобы охотиться.
Когда бикура испытывают жажду, они ходят к ручью, который каскадами
спадает в Разлом метрах в трехстах от деревни. Хотя это довольно неудобно,
у них нет ни бурдюков, ни горшков, ни кувшинов. Я держу свои запасы воды в
десятигаллоновых пластмассовых контейнерах, но обитатели деревни не
обращают на это внимания. При всем моем уважении к этим людям я не
исключаю, что за несколько поколений они так и не додумались, что воду
можно держать под рукой.
- Кто построил дома? - спрашиваю я (у них нет слова для обозначения
деревни).
- Трижды Двадцать и Десять, - отвечает Виль. Я отличаю его от других
по сломанному пальцу, который неправильно сросся. У каждого из них есть,
по меньшей мере, одна такая отличительная черта, хотя иногда мне кажется,
что проще отличать друг от друга ворон, чем этих людей.
- Когда они построили их? - продолжаю я, хотя мне давно следовало бы
уяснить, что на все вопросы, которые начинаются со слова "когда", ответа
не последует.
Не последовало его и сейчас.
Каждый вечер они спускаются в Разлом. Спускаются вниз по лианам. На
третий вечер я попытался понаблюдать за этим исходом, но у самого обрыва
меня остановили шестеро бикура и, действуя не грубо, но настойчиво, отвели
назад в хижину. Это было первое активное действие бикура, которое мне
довелось увидеть, и первое, содержащее намек на агрессивность. Опасаясь
выходить, я еще некоторое время просидел в хижине.
На следующий вечер, когда они уходили, я спокойно направился к себе
домой и даже не выглядывал наружу. Однако я заранее установил у края
обрыва треногу с имидж-камерой. Таймер сработал идеально. Голопленка
запечатлела, как бикура хватаются за лианы и ловко - точно маленькие
древоприматы, обитающие в челмовых лесах, - спускаются вниз. Затем они
исчезли под скальным карнизом.
- Что вы делаете по вечерам, когда спускаетесь вниз со скалы? -
спросил я Ала на следующий день.
Туземец посмотрел на меня с ангельской улыбкой, от которой меня уже
тошнит.
- Ты принадлежишь крестоформу, - сказал он так, словно это был ответ
на все вопросы.
- Вы молитесь, когда спускаетесь со скалы? - спросил я.
Никакого ответа.
Я подумал минуту.
- Я тоже следую кресту, - сказал я, зная, что это будет переведено
как "принадлежу крестоформу". (Я уже мог обходиться без переводного



устройства, но эта беседа была чрезвычайно важна, и я постарался исключить
всякую случайность.) - Значит ли это, что я должен присоединиться к вам,
когда вы спускаетесь со скалы?
На какую-то секунду мне показалось, что Ал думает. На лбу у него
появились морщинки. Я осознал, что впервые вижу, как один из Трижды
Двадцати и Десяти нахмурился. Затем он сказал:
- Ты не можешь. Ты принадлежишь крестоформу, но ты не из Трижды
Двадцати и Десяти.
Видимо, чтобы прийти к этому выводу, ему потребовалось напрячь все
свои нейроны и синапсы.
- А что бы вы сделали, если бы я спустился со скалы? - спросил я, не
ожидая ответа. Гипотетические вопросы почти всегда оставались без ответа,
как, впрочем, и многие другие.
На этот раз он ответил. На непотревоженном лице снова сияла
ангельская улыбка, когда Альфа негромко произнес:
- Если ты попытаешься спуститься со скалы, мы положим тебя на траву,
возьмем острые камни, перережем тебе горло и будем ждать, пока вытечет вся
твоя кровь и твое сердце перестанет биться.
Я ничего не сказал. Интересно, слышит ли он сейчас биение моего
сердца? Что ж, по крайней мере, мне не нужно теперь беспокоиться, что меня
принимают за Бога.
Молчание затянулось. Наконец Ал добавил еще одну фразу, о которой я
размышляю до сих пор.
- А если ты сделаешь это снова, - сказал он, - мы снова убьем тебя.
Некоторое время мы молча смотрели друг на друга, причем каждый из
нас, без сомнения, был уверен, что его собеседник - полный идиот.

День 104.
Чем больше я узнаю, тем больше все запутывается.
С первого дня жизни в деревне меня смущало отсутствие детей. Я нахожу
немало упоминаний об этом в своих ежедневных отчетах, которые наговариваю
на комлог, но в тех чисто личных и весьма сумбурных записях, что именуются
дневником, на сей счет ничего нет. Видимо, подсознательно я боюсь этой
темы.
На мои частые (и, надо сказать, довольно неуклюжие) попытки
проникнуть в эту тайну Трижды Двадцать и Десять реагировали в своей
обычной манере. Они блаженно улыбались и несли в ответ такую околесицу,
рядом с которой бормотание последнего деревенского дурачка в Сети
показалось бы образчиком мудрости и красноречия. Чаше же не отвечали
вовсе.
Однажды я остановился перед бикура, которого про себя звал Делом, и
стал ждать. Когда наконец он соизволил заметить мое присутствие, я
спросил:
- Почему у вас нет детей?
- Мы Трижды Двадцать и Десять, - сказал он негромко.
- Где ваши дети?
Никакого ответа. И никаких попыток увильнуть от ответа. Лишь пустой
взгляд.
Я перевел дыхание.
- Кто из вас самый молодой?
Дел, казалось, задумался, пытаясь разрешить эту проблему. Он явно был
в тупике. Быть может, подумал я, бикура полностью потеряли ощущение
времени, и подобный вопрос для них вообще не имеет смысла. Однако,
помолчав с минуту. Дел указал на Ала (тот, усевшись на солнцепеке, работал
на ткацком станке) и сказал:
- Это последний из возвратившихся.
- Из возвратившихся? - спросил я. - Но откуда он возвратился?
Дел посмотрел на меня ничего не выражающим взглядом, в котором не
было раздражения.
- Ты принадлежишь крестоформу, - сказал он. - Ты должен знать путь
креста.
Я понимающе кивнул. К тому времени я уже достаточно изучил их и знал,
что дальше разговор пойдет по порочному кругу. За какую же ниточку
ухватиться, чтобы распутать этот клубок?
- Значит, Ал, - и я указал на него, - последний из родившихся. Из
вернувшихся. Но другие... вернутся?
Я не был уверен, что сам понял свой вопрос. Как можно спрашивать о
рождении, когда твой собеседник не знает слова "ребенок" и не имеет
понятия о времени? Но сейчас, похоже, Дел меня понял. Он кивнул.
Ободренный, я спросил:
- Так когда же родится следующий из Трижды Двадцать и Десяти? Когда
он вернется?
- Никто не может вернуться, пока не умрет, - сказал он.
Внезапно мне показалось, что я понял.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Белогорский Евгений - Во славу Отечества!
Белогорский Евгений
Во славу Отечества!


Русанов Владислав - Ворлок из Гардарики
Русанов Владислав
Ворлок из Гардарики


Куликов Роман - Чистое небо
Куликов Роман
Чистое небо


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека