Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Кузнецова внезапное разоблачение не слишком - огорчило. Он и не рассчитывал, что при весьма скромных актерских данных ему удастся долго морочить голову такому хитрому и коварному человеку, как Иванов.
- Вы теперь понимаете, Аркадий Семенович, почему ларчик все-таки не открылся?
- Не совсем.
- Просто на вашем месте следовало быть мне. Только Глинский и Друбич способны открыть этот сундук с золотом, если он вообще имеется в наличии. Именно этого на протяжении многих дней от нас добивается компьютер, сводя и разводя нас самым причудливым образом.
- Но почему именно эти двое?
- Не знаю,- честно признался Ярослав.- Но, не исключаю, что дело здесь в этом самом сумасшедшем графе-призраке, получившем от оракула бессмертие, заключив с ним новый договор.
- Хотите сказать, что он перепрограммировал компьютер?
- Именно,- подтвердил Кравчинский, выбираясь из шкафа.
Иванов прореагировал на его появление, как и на появление Рябушкина, довольно спокойно, то есть вздрогнул было от неожиданности, но очень быстро овладел собой.
- Что вы от меня хотите? - спросил Иванов, настороженно разглядывая непрошеных гостей.
- Нам нужен перстень,- пояснил Рябушкин.- Пора прекращать безобразие. Еще одна подобная выходка этого оракула, и область лишится своих руководителей. Воскресшие покойники - это уже слишком даже для нашей много чего повидавшей страны.
- А вы уверены, Анатолий Сергеевич, что господа Глинский и Друбич способны воздействовать на оракула в нужном направлении? Что, если ваш эксперимент приведет к обратному результату?
- Я ни в чем не уверен, Аркадий Семенович, но у нас просто нет другого выхода. Оракул, судя по всему, не успокоится, пока не добьется своего и не станет вовлекать в орбиту своей деятельности все новых и новых людей. Чем все это закончится, одному богу известно.
- Хорошо,- сказал после недолгого раздумья Иванов.- Но при одном условии - я тоже участвую в эксперименте. Как и в разделе найденных сокровищ, если таковые будут.
- Нет вопросов,- возликовал Кравчинский.- Поделим найденное поровну.
Кажется, Аполлон не очень верил в существование клада. Ярослав тоже считал слухи о сокровищах или выдумкой, или приманкой, но в любом случае они ничем не рисковали, деля шкуру неубитого медведя. Риск для детектива заключался в самом таинственном перстне, который ему почему-то не хотелось надевать на палец. Кузнецов вспомнил о неожиданном превращении вполне вменяемого Коляна Ходулина в графа Глинского, что произошло во дворце почти что на глазах его удивленных друзей.
- Ты хочешь сказать, что он нашел перстень и надел его на палец?
- Перстень лежал скорее всего в кармане алого кафтана. Колян, отправившись за вином, надел его на палец и мгновенно потерял память,- пояснил Ярослав.- Точнее, превратился в графа Глинского. Думаю, что здесь и вино повлияло, недаром же Костя Кривцов и Ванька Митрофанов охотились за самогонным аппаратом Ефросиньи. Судя по всему, они были наслышаны о таинственном напитке, который должны пить люди, жаждущие встречи с богом Йо.
- Это обычай древний,- продемонстрировал свои познания в области языческих культов Аполлон.- Перед непосредственным контактом с богом люди вводили себя в экстатическое состояние с помощью спиртного или наркотиков. Наше пристрастие к спиртному изначально носило религиозный характер. Кстати, вероятно, именно поэтому у нас столь терпимо относятся к пьяным.
Иванов снял с пальца перстень и протянул его Ярославу. Детектив перстень взял, но на палец надевать не спешил, хотя скорее всего превращение ему пока что не грозило. Во всяком случае, Ходулин и с перстнем на пальце оставался в городе все тем же Коляном, а в Глинского превращался только в непосредственной близости от оракула.

Ехать в Горелово решили немедленно, ибо откладывать разрешение проблемы в долгий ящик не имело смысла. Кузнецов сомневался, брать ли с собой Катюшу, но Кравчинский настаивал на ее участии. Да и сама девушка горела желанием вернуться в родные места. Ярослав это ее желание счел подозрительным, но вслух высказывать свое мнение не стал. Ивановский "форд" вместил всех пятерых. За руль сел сам Аркадий Семенович, весьма взволнованный предстоящим приключением. Ярослав Иванова очень даже хорошо понимал. Черт с ним, с кладом, голову бы не потерять и в прямом, и в переносном смысле во время всех этих перипетий. Путешествие проходило в напряженном молчании. "Форд" лихо промчался по асфальтированной трассе, но вынужден был сбросить скорость, свернув на проселочную дорогу. Кузнецов ждал уже привычной вспышки и гадал, какую форму решит придать машине Иванова оракул. В этот раз Йо явно поскупился. Во всяком случае, позолоты на карете могло быть и побольше. Кравчинский высказал эту претензию вслух, но она услышана не была. А Рябушкин в это время с удивлением разглядывал синий кафтан, в который превратился его добротный двубортный пиджак, судя по всему, обошедшийся следователю недешево.
- Не расстраивайтесь, Анатолий Сергеевич, пиджак вам вернут на выходе,- усмехнулся Калиостро. Ярослав был, как и положено по уставу, в преображенском мундире, Катюша прямо-таки радовала глаз в дорожном платье екатерининской эпохи, и только Иванов почему-то остался в своем костюме
- Но с какой стати? - продолжал возмущаться Рябушкин.- В прошлый раз ведь ничего подобного не было!
- В прошлый раз вы были следователем прокуратуры, а ныне ваш статус повышен до чиновника Тайной розыскных дел канцелярии, занятого расследованием убийства его императорского величества,- пояснил Кравчинский.- Меня только удивляет, почему у нас фон Дорн без мундира.
- Вероятно, для оракула он уже не фон Дорн и не Доренко, а просто Иванов,- предположил Ярослав.- Тех двоих он окончательно вычеркнул из своей памяти.
Иванов, между прочим, выступал в непривычной для себя роли кучера и, возможно поэтому, столь нервно реагировал на окружающую действительность. Все-таки, что там ни говори, а управление четверкой лошадей не слишком привычное занятие для человека двадцать первого века. Тем не менее бывший фон Дорн с задачей справился и благополучно доставил пассажиров кареты к крыльцу дворца графа Глинского. Граф был дома, хотя и сильно навеселе. Здесь же была и императрица, встревоженная слухами из столицы. Кажется, внезапная кончина императора возбудила излишние страсти в народе. Поползли слухи один нелепее другого. Ну, в частности о том, что к смерти царя причастны люди из окружения его супруги. А тут еще прибывший граф Калиостро подлил масла в огонь, заявив, что где-то в оренбургских степях зашевелились казаки под водительством Емельки Пугачева. И этот локальный бунт имеет тенденцию к перерастанию в полномасштабное восстание с весьма неприятными для властвующих в стране особ последствиями.
Государыня была настолько любезна, что пригласила гостей к столу. Прибывшие чиниться не стали и с благодарностью приняли монаршую милость. Калиостро начал по своему обыкновению пересказывать петербургские сплетни двухвековой давности, нервируя и без того обеспокоенную восстанием Пугачева императрицу. Граф Глинский слушал заезжего мага и чародея с большим вниманием, а когда тот весьма прозрачно намекнул, что ситуация требует действий неординарных, мрачно кивнул и, повернувшись к императрице, сказал:
- Я вас предупреждал, государыня, что без Его помощи нам не обойтись.
Императрица подавленно молчала, судя по всему, ей не хотелось прибегать к помощи сомнительных во всех отношениях сил. Граф Калиостро выразился в том смысле, что государыне вовсе не обязательно взваливать тяжесть переговоров с Ним на свои хрупкие плечи, здесь присутствуют лица, готовые взять ответственность на себя. После чего без всяких церемоний указал на графа Глинского и полковника Друбича.
- Перстень при вас, Ярослав? - спросил "призрак".
Детектив достал драгоценную вещицу из кармана и показал ее алхимику. Ярослав, конечно, понимал, зачем Аполлон завел разговор о Пугачеве. Надо было расшевелить сумасшедшего графа, хоть и находившегося в порочащей связи с существами астрального мира, но все-таки испытывавшего некоторые опасения по поводу высочайшего неодобрения своих темных делишек. И в принципе, он был прав: если уж тебя подталкивают к ссоре с силами небесными, то хотелось бы иметь хоть какие-то гарантии от владык земных. Однако ее величество давать гарантии Глинскому как раз не спешила, опасаясь, видимо, за собственную душу. Последним аргументом Калиостро стала княжна Тараканова, мнимая наследница русского престола, с которой он якобы имел удовольствие встречаться в Риме. Аполлон выразил глубочайшее сомнение в том, что графу Алексею Орлову удастся справиться с самозванкой. В данном случае поэт совершенно сознательно грешил против истины, поскольку даже плохо знающему историю Ярославу было отлично известно, что Орлов свою миссию выполнил с блеском. Но императрица была пока еще не в курсе этой исторической драмы, а потому испытала настоящий шок.
- Хорошо, Николай,- проговорила она глухо.- Я не возражаю.
Решение было принято явно вопреки ходу исторических событий, но Аполлона Кравчинского это обстоятельство нисколько не смущало:
- Это же театр, Ярослав. Искусство, которое не должно безропотно следовать за правдой жизни.
- Но ведь в той реальности Друбич убил Глинского и убил, скорее всего, по приказу императрицы,- возразил детектив.
- А почему ты решил, что та реальность вообще существовала,- пожал плечами Кравчинский.- Ведь мы имеем дело с компьютером и не можем знать, каким образом вся эта история попала в его мозги. Может, это просто сплетня, возможно, просто легенда. Не исключено, что это интерпретация действительных событий, сделанная сумасшедшим графом Глинским. Но в любом случае по меньшей мере часть этих событий, если они вообще имели место, происходила не здесь, а в Санкт-Петербурге. У тебя есть уникальная возможность, Ярослав, побывать в шкуре давно умершего человека и насладиться духом восемнадцатого века. Ну, ни пуха тебе, ни пера.
Ярослав хотел было уже послать Кравчинского к черту, но вовремя сообразил, что к черту предстоит пойти как раз ему, а точнее, полковнику Друбичу, в недобрый для себя час связавшемуся с этим сумасшедшим графом Глинским. Правда, у Друбича было оправдание - он действительно любил Катюшу и ради нее был готов на все.
Широкая спина Глинского маячила впереди, и Друбич боялся потерять ее в полумраке и заблудиться в бесчисленных переходах подземного царства, где оборудовал свое логово проклятый чернокнижник. Если бы Друбич знал, что причиной внимания к нему графа еще там, в Петербурге, было кольцо, доставшееся от предков, он предпочел бы держаться от Глинских подальше. Но граф поначалу был так любезен, а Катюша так мила... Глинский жил в Санкт-Петербурге на широкую ногу. Истинный вельможа. Он был обласкан умершей императрицей и сумел угодить императрице будущей, тогда еще бывшей безвластной женой самодура-мужа. Бедный Петр, он так и не сумел разобраться в характере своей жены, за что и поплатился жизнью. В убийстве императора Друбич, слава богу, не участвовал, но руку к его низвержению с престола приложил. Точнее, приложил не руку, а родовой перстень. Глинский соблазнил императрицу на откровенное языческое безумство, а Друбич, ослепленный любовью к Катюше, согласился в нем участвовать. О Глинском ходило много слухов, но им не очень верили ни Друбич, ни, наверное, императрица. Иначе вряд ли она рискнула столь безоглядно пускаться в эту авантюру. Впрочем, у нее хватило ума не ехать в пошехонскую глушь, и Глинскому пришлось вызвать ведьму Ефросинью в Петербург. Друбич очень ) хорошо помнил ту ночь тайного и порочного безумства. А уж встреча с оракулом и вовсе потрясла его до глубины души, но, в отличие от императрицы, он не захотел увидеть свое будущее и сейчас почти жалел об этом. После смерти мужа государыня вроде бы опомнилась. Она решила не только разорвать свои отношения с чернокнижником, но и устранить его. Во всяком случае, Друбич услышал из ее уст совет, равносильный приказу. Участь безумного Глинского была решена, но в последний момент императрица почему-то изменила свое решение...
- Сюда - произнес с натугой Глинский, с трудом открывая тяжелую дверь.
Друбичу уже довелось как-то раз побывать в кабинете алхимика, но это было в Петербурге. Тогда его поразил запах, похожий на запах из преисподней. Но в столице все видится по-иному. Слишком молодой, слишком легкомысленный город. Здесь же в родовом гнезде Глинских, во всяком случае, в его подземной части все дышало стариной. Подземелье было построено во времена баснословно давние, возможно еще при Иване Грозном, к которому и поступил на службу приехавший два века назад в Россию предок Друбича. Говорят, что во времена царя Ивана вся Святая Русь была испещрена подземными ходами. А об опричных схронах до сих пор ходят легенды. Много тогда было разграблено боярских усадеб и много ценностей было припрятано до лучших времен. Но лучшие времена для русских бояр так и не наступили, вот и остались клады в сырой земле поджидать своих новых счастливых обладателей. Если бы речь шла о поиске сокровищ, то Друбич, пожалуй, рискнул бы разделить с графом его труды, но Глинский, по всему видно, замахнулся на нечто большее.
- Взгляните, Ярослав, это вас позабавит.- Глинский протянул гостю лист бумаги, испещренный старославянской вязью.
- Договор с дьяволом? - хмуро спросил Друбич, пробегая глазами бумагу.
- Я бы не поручился за то, что мой предок Михайло Глинский был примерным христианином, но вы преувеличиваете степень его падения, Друбич. Не забывайте, что он был потомком ведунов, на протяжении столетий верой и правдой служивших богу Йо. Создателю Йо. Даждьбогу. И до пришествия Христа оракул был посредником между Создателем и его гайосарами.
- Прошу прощения, а кто они такие эти гайосары,- влез в разговор вертлявый иностранец Калиостро, которого императрица зачем-то навязала Друбичу в попутчики. Нет слов, итальянец был человеком неглупым, но уж больно подозрительным. В Петербурге его считали то ли масоном, то ли вольтерьянцем, то ли шпионом папского престола. Но чернокнижником он, во всяком случае, был - это точно.
- Праведники, идущие путем Йо.
- Йороды, в общем,- проявил осведомленность итальянец, чем, кажется, удивил графа Глинского.- Гайо Юлий гайосар, так, кажется, звали человека, который был верховным жрецом храма Йопитера в Риме. Храм исчез, зато на его месте вырос собор Святого Петра. Но все правители с тех пор заимели претензию называться цезарями, то бишь гайосарами, а И может, гайосарами они назывались всегда?
- Вы поразительно осведомленный человек, господин Калиостро,-усмехнулся Глинский.
- Положение вольного каменщика обязывает,- отозвался нахальный итальянец.
Друбич первый раз видел человека, который, глазом не моргнув, признавался в принадлежности к тайной организации, о которой в Петербурге ходило множество весьма негативных слухов. Но, возможно, итальянец решил, что в логове российского чернокнижника можно не стесняться. И, похоже, он не ошибся в своих расчетах. Во всяком случае, его признание не произвело на графа Глинского ровным счетом никакого впечатления.
- Вы не будете возражать, граф, если я приглашу в вашу келью двух наших спутников, господ Иванова и Рябушкина?
- Они тоже масоны?
- Да,- спокойно сказал Калиостро.- Этих людей не испугаешь тайнами мироздания. Глинский не возражал, и через пять минут к обосновавшейся в подземелье компании присоединились еще двое типов, которых Друбич знал постольку, поскольку они были его попутчиками на пути из Петербурга в село Горелово, но он никак не предполагал, что прибыли они сюда с тайной целью и, скорее всего, по заданию императрицы. Господин Рябушкин очень скоро подтвердил это предположение Друбича. Во всяком случае, представитель Тайной канцелярии намекнул Глинскому, что именно его мнение будет решающим для сомневающейся государыни.
- Когда появились первые сведения об оракуле? - полюбопытствовал неугомонный Калиостро.
- Боюсь, что очень давно,- вздохнул Глинский.- Так давно, что точной даты история не сохранила.
- А кто из ваших предков первым догадался, что из связи с оракулом можно извлечь практическую пользу?
- Мои предки знали это всегда,- надменно вскинул голову Глинский.- Они были гайосарами, не забывайте этого, милейший. А гайосар тем и отличается от обычного смертного, что знает, как получить от бога нужный результат.
Друбича самоуверенность чернокнижника раздражала. Он не верил, что граф Глинский добьется успеха там, где терпели поражение все его предшественники. Друбич всерьез опасался за свою бессмертную душу. Не говоря уже о том, что у присутствующих имелись все шансы угодить на дыбу за связь с дьяволом. Возможно, во времена языческие этот оракул и помогал своим жрецам обрести власть над соплеменниками, но сейчас его возможностей вряд ли хватит на то, чтобы обеспечить безопасность и процветание своим новым адептам.
- Вы разрешите взглянуть на ваш перстень, господин Друбич?
Ярославу не очень хотелось передавать семейную реликвию в руки подозрительного итальянца, но и отказать в просьбе повода не нашлось. Перстень медленно сполз с пальца Друбича и перешел в руки Калиостро. Вспышка едва не ослепила Ярослава, но, похоже, эту вспышку видел только он. Память возвратилась к Кузнецову не сразу, и он некоторое время пребывал в промежуточном и весьма болезненном состоянии, не совсем понимая, каким образом здесь оказался и что это за люди собрались за уставленным подозрительными склянками дубовым столом. Наконец, Кузнецов зацепился взглядом за Кравчинского, одобрительно ему подмигнувшего. В мозгах прояснилось. Ярослав не только обрел себя, но и сохранил в памяти все пережитое в образе Друбича. В том числе и страх бывшего поручика, а ныне полковника перед оракулом. Будучи человеком неверующим, Кузнецов за свою душу не очень волновался, но и становиться игрушкой в руках бездумного компьютера ему тоже не улыбалось.
А Глинский тем временем приступил к новому опыту, тем более что теперь в его руках были все необходимые компоненты, то есть диадема и два перстня.
- Откуда взялся второй перстень? - спросил шепотом у Кузнецова Кравчинский.
- Семейная реликвия Друбичей,- также шепотом отозвался Ярослав.
- А диадема?
- Диадема, видимо, находилась в императорской сокровищнице.
Опираясь на сведения, полученные в образе Друбича, Кузнецов теперь мог реконструировать события, происходившие более двухсот лет назад. Глинский, безусловно, знал, что полную власть над оракулом дают диадема и два перстня. Тогда как в роду Глинских сохранился только один необходимый компонент. И когда он увидел перстень на пальце Друбича, то приложил массу усилий, чтобы с помощью своей сестры соблазнить простоватого поручика. Но необходима была еще и диадема. К счастью для безумного графа, обнаружилась и она. Основные события разворачивались в Петербурге. Оракул, как уже убедился Ярослав, способен действовать и пророчествовать на расстоянии. Но, к сожалению, он не мог гарантировать жизнь Глинскому в Северной столице. Напуганный настойчивостью чернокнижника и понукаемый императрицей Друбич нанес-таки смертельный удар "бессмертному". Не исключено, правда, что он убил его дважды. Сначала здесь, в окрестностях села Горелово, а потом и в Петербурге, куда безумный граф заявился после "воскрешения из мертвых". То-то он наделал там переполоха! Немудрено, что слухи об этой истории докатились до ушей Терентия Филипповича Доренко спустя почти полтора столетия.
- Скорее всего, верен второй вариант,- предположил Кравчинский.-Думаю, что поединок состоялся именно здесь, в этом подвале, когда напуганный Друбич понял, что чернокнижник втягивает его во что-то нехорошее. Согласись, вся эта обстановочка способна произвести впечатление на неискушенную душу. Мой тебе совет, не надевай пока перстня, дабы не помешать нашему другу в его героических усилиях.
Ярослав вынужден был согласиться, что метаморфозы, происходящие в подвале, способны напугать кого угодно. Ибо стены кабинета чернокнижника стали расползаться самым неподобающим образом. Стол с колбами тоже словно бы растворился в воздухе, а все находившиеся в помещении люди переместились каким-то непостижимым образом внутрь храма Йо, где Ярослав уже успел побывать дважды. Причем здесь оказались не только четверо мужчин, но и Катюша с "императрицей". Перстень вновь перешел в руки Ярослава, но надевать его на палец он не спешил. Что же касается диадемы, то она украшала голову Катюши. Глинский остановился подле кристалла, занимающего центральное место в огромном зале. Кристалл висел над массивной плитой, испещренной не то иероглифами, не то пиктограммами. На этой плите Ярослав без труда обнаружил два изображения летучей мыши, как две капли похожие на те, что были на перстнях. Глинский приложил свой перстень к пиктограмме и вопросительно посмотрел на детектива, Ярославу не оставалось ничего другого, как надеть перстень на палец и последовать его примеру. Последовал странный щелчок, и кристалл поменял свою окраску, превратившись из голубоватого в ярко-оранжевый. Никаких особых перемен в себе Ярослав не обнаружил, он по-прежнему оставался Кузнецовым. Очень может быть, что оракулу отыгравший свою роль Друбич стал уже не нужен. Детективу показалось, что и Колян Ходулин избавился наконец от своего родового проклятия и вновь превратился в самого себя. Такому исходу приключения можно было бы только порадоваться, но как раз в эту минуту в мозгах у Ярослава всплыла мысль о миссии, для выполнения которой он якобы был предназначен. Что это была за миссия, он не знал, поскольку мысль была явно чужая, пришедшая откуда-то извне и потому чрезвычайно детектива напугавшая. Он поспешно отдернул руку с перстнем от плиты, но это ровным счетом ничего не изменило ни в нем самом, ни в окружающем мире. Стены храма раздвинулись, открывая путь, ведущий в неизведанное. Возможно, это и был путь Йо, о котором так много говорил граф Глинский. Впрочем, чернокнижнику на эту божественную дорогу ступить так и не довелось - по ней решительно пошел его потомок, Колян Ходулин. Следом за ним двинулась Катюша. А Ярослав притормозил только потому, что его схватил за рукав Аполлон Кравчинский:
- Ты уверен, что это так необходимо, Ярослав?
- Миссия должна быть доведена до конца,- пожал плечами детектив, чем, кажется, сильно удивил поэта.
Стена сомкнулась за спиной Ярослава, не пропустив на дорогу ни Кравчинского, ни Рябушкина, ни Иванова, ни "императрицу" Светлану Хлестову. Кузнецов без труда догнал Катюшу и пошел рядом с ней. Шедший впереди Ходулин обернулся и спокойно спросил:
- Кажется, нам опять предстоит играть чьи-то роли? В глазах Ходулина не было испуга. Очень может быть, ему понравилось играть роль безумного графа-чернокнижника, мотающегося по окрестным лесам в сопровождении ошалевших от безнаказанности холопов. А вот Кузнецову этот затянувшийся спектакль уже изрядно поднадоел. Он уже жалел, что, поддавшись непонятному порыву, пошел не знаю куда. Впрочем, путь, предначертанный оракулом, закончился запертой дверью уже через пять минут после начала путешествия. Дверь была надежной, во всяком случае, на удар ходулинского кулака она отреагировала возмущенным гулом, но не дрогнула и не открылась. И Ярослав решил, что такой оборот событий даже к лучшему. В конце концов, он понятия не имел, для какой миссии его предназначил оракул. И судя по недоуменным лицам Катюши и Ходулина, они тоже имели обо всем этом смутное представление.
- Поворачиваем назад? - спросил Колян, с усмешкой глядя на Ярослава.
Кузнецову оставалось только плечами пожать. Возможно, оракул в последний момент передумал. Не исключено, что он догадался о подмене. Ибо отважная троица в лице Кузнецова, Ходулина и Катюши не имела никакого отношения к тем инопланетным существам, которые должны были решать неведомые землянам задачи.
- Так ты считаешь, что это все-таки инопланетяне? - обратилась к Ярославу Катюша.



- Земная техника таких высот еще не достигла,- усмехнулся детектив.
Кузнецову показалось, что он наконец нашел разгадку этой запутанной истории. Много столетий тому назад на Землю прилетел космический корабль с экипажем из трех человек. Скорее всего, прибыли они сюда с разведывательной целью. Оракул должен был обеспечить им безопасность, но исследователи, увлеченные загадками неведомой планеты, вышли за пределы зоны, контролируемой компьютером, и погибли. Но проблема заключалась в том, что компьютеру неведомо, что такое смерть, и он продолжал настойчиво искать своих "заблудившихся" подопечных. Скорее всего, он перепробовал невероятное количество комбинаций, пока наконец ему не удалось добиться своего. Или, точнее, почти добиться. И перстни и диадема вернулись на борт корабля, вот только принесли их сюда совсем другие люди.
- А они выполнили свою миссию? - поинтересовалась Катюша, с любопытством выслушавшая рассуждения Ярослава.
- Вероятно, нет,- пожал плечами детектив,- иначе зачем бы компьютеру открывать для нас эту дорогу?
- Логично,- согласился Ходулин.- Жаль, что такое забавное во всех отношениях приключение закончилось пшиком. Я лично рассчитывал, что оракул как относительно честное существо, вернет мне сокровища моего предка Михаилы Глинского, взятые на хранение еще во времена монголо-татарского нашествия.
- Запросы у тебя, однако,- усмехнулся Ярослав.
- Нет уж, извини, Ярила,- запротестовал Ходулин.- За этими сокровищами охотились все мои предки. Тот же граф Глинский, можно сказать, почти продал душу дьяволу. И кто нам теперь компенсирует моральные страдания?
Кузнецов возмущение Ходулина очень даже хорошо понимал, поскольку и сам был слегка разочарован прозаическим окончанием столь многообещавшего приключения. Правда, его вдохновляли не сокровища. Детектив очень рассчитывал получить знания о мире, создавшем совершенный аппарат, как этот оракул. К сожалению, узнал он немного. Оракул надежно хранил свои тайны, и лишь однажды явил земному миру лик, который можно было бы считать инопланетным.
- А может быть, сокровища хранятся как раз за этой дверью? - Присевший было на корточки Ходулин вскочил на ноги и, прежде чем Ярослав успел хотя бы слово молвить, снял с головы Катюши диадему и приложил ее к запертой двери.

Последовавшая за этим вспышка ослепила всех троих. Когда детектив открыл глаза, препятствия перед ним уже не было, зато он опять очутился в зале с кристаллом, но в этот раз заполненном народом.
Кто были эти люди, он не понял, но то, что перед ним отнюдь не современники, как-то сразу бросилось Ярославу в глаза. Одежда на присутствующих не блистала изысканностью, зато их оружию и защитному снаряжению мог бы позавидовать любой исторический музей. Судя по решительным лицам и насупленным бровям, они пришли сюда по весьма важному делу и не собирались уходить, не разрешив всех своих вопросов. К сожалению, человек, к которому они предъявляли свои претензии, не обладал необходимыми знаниями, это Ярослав знал абсолютно точно. Аполлон Кравчинский, облаченный в белый длинный балахон, стоял перед голубоватым кристаллом и растерянно разводил руками в ответ на глухое ворчание рассерженных вождей. А то, что в зале храма Йо собрались не простые воины, детектив уже успел сообразить. По бокам от верховного жреца, в которого неожиданно для себя превратился Аполлон Кравчинский, стояли в таких же балахонах жрецы рангом пониже, господа Рябушкин и Иванов. А уж за их спинами испуганно хоронилась Светлана Хлестова, которая, похоже, неожиданно для себя оказалась предметом домогательств этих воинственных типов. Между прочим, сам Ярослав тоже был облачен в доспехи, так же как и Колян Ходулин, растерянно оглядывающийся по сторонам.
- Пусть скажет! - прорвался хриплый голос сквозь общий недовольный ропот.- Пусть она скажет!
Что должна сказать этим вооруженным до зубов обормотам Светлана Хлестова, не знали ни Кравчинский, ни Рябушкин с Ивановым, ни она сама. Ситуация, что ни говори, была щекотливая, тем более что в храме собрались люди, отнюдь не расположенные ждать.
- Слово оракула,- вскинул вдруг руку к потолку Аполлон Кравчинский.- Как он скажет, так и будет.
- Он молчит! - Вперед выступил широкоплечий мужчина с бычьей шеей и налитыми кровью глазами.- Бог Йо отвернулся от нас. И виной всему эта женщина, пренебрегающая своим долгом.
Слова широкоплечего были встречены одобрительным гулом. Впрочем, как вскоре выяснилось, одобряли оратора далеко не все. Из дальнего угла выступил еще один человек, тоже нехилого телосложения, но с очень нервным, хитрым и подвижным лицом. На широкоплечего он смотрел с откровенной неприязнью.
- Ты, как всегда, торопишься, Садок. Никто еще не объявил тебя саром, ты еще не стал олицетворением нашей земли, но уже жаждешь властвовать и повелевать ведунами. Не может женщина говорить, пока молчит Йо. А Йо не скажет своего слова, пока не увидит пред собой истинного Йорода, достойного звания гайосара. Кудесник Вадимир прав. Я, Будимир сказал.
Человек, назвавшийся Будимиром, отступил в тень, а физиономия типа, названного им Садком, из бурой стала прямо-таки фиолетовой. Садку явно хотелось обнажить меч и опустить его на голову своего оппонента, но он сдержался. Очень может быть, что убийство в храме было святотатством такого рода, которое не прощалось даже йородам.
- Будимир сказал вам истину,- приободрился Аполлон Кравчинский, предпринимавший героические усилия, дабы уяснить наконец суть спора, который разделил всех присутствующих на два непримиримых лагеря.- Оракул донесет до нас мнение Йо, но для этого нужно время.
Судя по всему, слова Кравчинского не удовлетворили ни Садка, ни его многочисленных сторонников, ропот все нарастал, а в дальнем углу бряцали мечами.
- Скажи, кудесник, когда Йо изречет свое слово? - прорычал Садок, потрясая огромным волосатым кулаком чуть ли не у самого носа несчастного поэта.
- Завтра,- быстро ответил пацифист.- У меня такое предчувствие.
- Пусть будет по-твоему, ведун,- рявкнул на весь зал Садок.- Но если оракул промолчит и завтра, я объявлю миру, что ты не кудесник Вадимир, а жалкий самозванец.
Возбужденная толпа наконец покинула храм, оставив Кравчинского в полуобморочном состоянии, а всех остальных искателей приключений в глубокой задумчивости.
- Это куда же мы попали? - спросил после непродолжительного молчания следователь Рябушкин.- И что все это означает? Чего от нас хотели эти люди?
- От нас ничего,- отозвался Аркадий Семенович Иванов.- Претензии у них были к Светлане Алексеевне, которая, похоже, и в этом мире числится правительницей.
- Точно,- хлопнул себя ладонью по лбу Кравчинский,- в древние времена был довольно странный обычай престолонаследия. Помните сказку про Иванушку-дурачка, сиречь Ивана-йорода, так вот сказка слегка искажает истину - Иванушка-дурачок получал не полцарства, а все царство целиком в придачу к руке своей избранницы. Так что этот бычеголовый Садок явно метит в сары-гайосары, ибо древние правители объединяли в своих руках как политическую, так и религиозную власть.
- Ну а мы-то тут при чем? - возмутился Рябушкин.- Какое отношение та же Светлана Алексеевна имеет к этому баснословному миру?
- Спросите что-нибудь полегче, Анатолий Сергеевич,- возмутился Аполлон.- Я хоть и числюсь здесь кудесником, но кудесник - это еще не пророк. Во всяком случае, я в себе провидческого дара не чувствую. А вы что молчите, избранники оракула, это ведь по вашей милости мы все здесь оказались?
Вопрос Аполлона был обращен к Кузнецову и Ходулину, однако, не спешившим с ответом. Детектив анализировал ситуацию, Колян чесал репу. Хотя репу ему следовало почесать перед тем, как сорвать диадему с головы Катюши и приложить ее к двери. Ведь нынешняя ситуация и возникла в результате безответственных действий бывшего графа-чернокнижника, охотящегося за сокровищами.
- Я думаю, что оракул ищет здесь исследователей, которых потерял много веков тому назад,- высказал наконец свои соображения Ярослав.- Возможно, эти исследователи слишком удалились от компьютера и в критический момент он не смог их защитить. Теперь же он пытается исправить свою и их ошибку.
- Но позвольте,- возмутился Иванов,- они же давно покойники?!
- Компьютер не знает, что такое смерть, поэтому он и пытается их реанимировать. То есть переиграть ситуацию так, чтобы они остались живы. Видимо, компьютер так запрограммирован, что он не сможет покинуть нашу планету без исследователей.
- Ну а мы-то здесь при чем? - удивился Рябушкин.
- Вы действительно ни при чем, а вот мы с Ходулиным и есть те исследователи, которые должны выполнить порученную нам оракулом миссию и вернуться живыми.
- Ты хочешь сказать, что мы находимся в прошлом? - почему-то возмутился Колян.
- Это вряд ли,- возразил Кузнецов.- Скорее всего, компьютер смоделировал ситуацию, дабы исправить ошибку. Это тот же самый театр, просто компьютер написал для нас новые роли.
- Правильно,- поддержал детектива Кравчинский.- Компьютеру не удалось реализовать заложенную программу в реальности, и он пытается исправить ошибку в искусственно созданном мире. Меня смущает только то, что ошибка все-таки была. Был сбой в работе компьютера, повлекший за собой гибель людей. Видимо, оракул ошибся в оценке ситуации и неправильно сориентировал исследователей.
Пораскинув умом, Ярослав пришел к выводу, что скорее всего поэт был прав. Исследователи наверняка были весьма жестко привязаны к искусственному созданию. Следовательно, без разрешения оракула они просто не могли покинуть зону отчуждения. Достаточно вспомнить блуждания по кругу тех же Кравчинского и Рябушкина, чтобы понять всю мощь искусственного интеллекта. Ошиблись не исследователи- ошибся компьютер, который все минувшие века пытался эту ошибку исправить, используя имеющийся под рукой материал, то есть живущих в окрестностях Горелова людей.
- И что же нам теперь делать? - спросил Рябушкин.- Нельзя ли как-нибудь эту штуку выключить? Как хотите, господа, но не гожусь я на роль жреца.
- Это сразу же бросается в глаза, Анатолий Сергеевич,- ехидно заметил Кравчинский.- А копаться в нутре этого чудовища с целью найти выключатель, я бы не стал. Нажмем, чего доброго, не на ту кнопку и окажемся на противоположном краю Вселенной.
Рябушкин, судя по всему, к межпланетным путешествиям не был готов и потому свое предложение снял. У собравшихся на борту чужого корабля людей действительно не оставалось иного выхода, как только помочь оракулу в решении его непростой задачи. Кравчинский предложил исходить из того, что храм, где они сейчас находятся, существовал в действительности и компьютер достаточно точно его скопировал. Возможно, инопланетный агрегат какое-то время здесь исполнял роль оракула, предсказателя судеб окружающих людей. Не исключено, что подобным образом инопланетяне пытались исправить нравы аборигенов и как-то повлиять на дальнейший ход истории. В этом, возможно, как раз и кроются истоки той ошибки, которая в конечном счете привела их к гибели. Похоже, они просто переоценили возможности искусственного интеллекта.
- Оракул выдал неверный прогноз? - предположил Кравчинский.
- Именно,- подтвердил Ярослав.- В данном случае, скорее всего, он не того правителя напророчил. Как я понял, на руку Светланы Алексеевны, которая здесь исполняла роль царской дочери, претендовали два Иванушки-дурачка, в смысле два йорода - Садок и Будимир, и оба рассчитывали, что оракул выскажется именно в их пользу. Вам ваше женское сердце ничего не подсказывает, Светлана? Кто из двух претендентов на вашу руку вам более по душе?
- Я протестую! - взвился Колян Ходулин.- Это провокация с твоей стороны, Ярила!
- Тем более что и ответ нам в общем-то известен,- криво усмехнулся Аркадий Семенович Иванов.- Светлана Алексеевна устранила бы обоих, или, во всяком случае, попыталась бы устранить.
Хлестова поначалу собиралась возмутиться, но потом передумала и лишь обворожительно улыбнулась Иванову. А Ярославу в этот момент пришло в голову, что Аркадий Семенович, видимо, знает, о чем говорит. И исходит он в своих прогнозах из реальной ситуации, присутствовавшей в отношениях Светланы, Петра Васильевича Хлестова и самого Иванова. Последний, видимо, решил, что нашел в лице супруги своего конкурента на финансовом поприще наивную дурочку, но очень скоро убедился, что просчитался, и просчитался очень жестоко. Детектив не исключал, что после смерти Петра Васильевича, напророченной оракулом, пришел бы черед и Аркадия Семеновича. К сожалению, Ярослав практически ничего не знал о финансовых делах, связывающих этих трех людей, и мог лишь строить предположения на этот счет. Но в любом случае оракул, похоже, не случайно остановил свой выбор на Светлане Алексеевне, по его мнению, именно она более всего подходила на роль царской дочери в странной сказке, которая происходила много лет тому назад. И так же не случайно оракул благоволил к графу Калиостро, пропуская его без помех в святая святых. Видимо, он изначально планировал того на роль жреца Вадимира.
- С Кравчинским все понятно,- кивнул Рябушкин,- артистическая натура. Лучшего жреца оракулу действительно не найти. Но какое отношение к жреческому сословию имеем мы с Аркадием Семеновичем?
- Аркадий Семенович имеет отношение к царской дочери,- ехидно заметил Кравчинский.- По-моему, он имел на нее свои виды, но воплощению его планов помешал молодой нахал. А вы, Анатолий Сергеевич, способствовали осуществлению намерений вашего старого друга. А план, видимо, был таков - устранить Петра Васильевича руками его супруги, а потом с помощью шантажа прибрать к рукам его наследство. Вы ведь собирались жениться на Светлане Алексеевне, Аркадий Семенович, или оракул вас неправильно понял?
- Идите к черту, молодой человек,- огрызнулся Иванов, но опровергать впавшего в творческий экстаз инженера человеческих душ почел ниже своего достоинства.
Зато Анатолию Сергеевичу Рябушкину профессиональный статус не позволил отмолчаться, и он в два счета доказал присутствующим, что все слова уважаемого Аполлона Кравчинского являются злонамеренной клеветой. С юридической точки зрения речь следователя была выстроена безукоризненно, и любой суд в мире его бы оправдал, отвергнув как домысел показания поэта, но у Ярослава был еще один свидетель, не кто иной, как оракул, поведение которого наводило детектива на мысль, что Кравчинский скорее всего прав.
- Я ведь не собираюсь подавать на вас в суд, господа,- усмехнулся Кравчинский.- Возможно, у вас действительно не было никаких серьезно выстроенных планов на этот счет. Но грешные мыслишки у вас проскакивали, иначе оракул никогда не взял бы вас в свой спектакль. Я ведь к чему все это говорю? А к тому, что мы все здесь собраны далеко не случайно. И прежде чем допустить нас сюда, компьютер произвел тщательный отбор среди очень многих людей, причем этот отбор он проводил на протяжении веков, и никто вам сейчас не скажет, сколько из них погибли вслед за несчастными инопланетными исследователями.
- Но он ведь воскрешает покойников? - насторожился Иванов.
- В данном случае он этого делать не будет. Компьютер воскрешает людей не потому, что он гуманен по своей природе, а потому, что его создатели были гуманистами и заложили в него такую программу. Но поскольку исследователи погибли, то их смерть стала частью программы, и совершивший подобную ошибку тоже погибает, без всякой надежды на воскрешение. А шанс уцелеть есть только у тех, кто правильно решит поставленную задачу.
Задача, между прочим, была со многими неизвестными, но оракул почему-то не спешил к подопечным со своими подсказками. Хотя мог бы, пожалуй, хотя бы в общих чертах обрисовать суть дела. Правда, косвенными подсказками, как и указывал Аполлон, могли стать истинные взаимоотношения между собравшимися здесь людьми. Прежде всего под подозрение попадал Колян Ходулин, он был неравнодушен к Светлане Хлестовой, а, следовательно, никак не был заинтересован в браке своей возлюбленной, для которой, к слову, этот брак далеко не был желанным. И, надо полагать, царская дочка прилагала максимум усилий, чтобы его избежать, и наверняка не остановилась перед тем, чтобы соблазнить несчастного инопланетянина, который, скорее всего, был все-таки гуманоидом с большим любящим сердцем. Компьютер способен, конечно, читать мысли своих подопечных, но вряд ли он разбирается в человеческих чувствах. Ему, видимо, невдомек, что человек может думать одно, а поступать в критической ситуации совершенно по-иному, подчиняясь сердечному порыву.
- Ты хорошо знаешь историю, Аполлон, какой вердикт, по-твоему, в данных обстоятельствах должен был бы вынести оракул, дабы его пророчество не повлекло бы тяжких последствий?
- Божий суд,- пожал плечами Кравчинский.- То есть состязание между претендентами. И поскольку речь идет о власти воистину царской, то, скорее всего, это был смертельный поединок между Садком и Будимиром.
- Но ведь у Садка много сторонников, гораздо больше, чем у Будимира? Неужели они спокойно примут смерть своего вождя и признают власть абсолютно им несимпатичного человека?
- Видишь ли, Ярослав, по тогдашним понятиям гайосар должен был обладать целым набором физических и духовных качеств, подтверждавших его близость к богу. Какой же ты йород, если в критический момент бог от тебя отвернулся? Вспомни Александра Македонского. Его мать утверждала, что родила сына от бога. И этой материнской веры Александру хватило, чтобы покорить полмира. Он был, по тогдашним понятиям, истинным йородом. А его победы на поле брани заставили поверить в это не только сторонников, но и врагов.
Чего не сделаешь ради власти>но Ярослав с трудом представлял себе нынешних политиков, выходящих на поле боя, дабы с мечом в руке доказать свое йородство и право стать гайосаром своей земли. С точки зрения нынешних представлений о власти божий суд - это безусловный анахронизм, и право проливать кровь за свое величие нынешние гайосары предоставляют другим. Как ни прискорбно это сознавать, но приходится признать, что прежние цезари-гайосары были честнее нынешних.
- Так вы считаете, Ярослав, что Николай Ходулин ни в коем случае не должен вмешиваться в спор местных уродов, и все обойдется? - спросил Иванов.
- Йородов, Аркадий Семенович,- поправил предпринимателя Кравчинский.-Для жреца Йо такие ошибки просто недопустимы. Ярила прав. Светлане придется отдать руку одному из уцелевших претендентов, после чего мы можем с чистым сердцем вернуться домой пить пиво.
- Вы посмотрите на этого негодяя,- возмутилась "императрица".- Они будут пить пиво в веке двадцать первом, а я должна, видите ли, ублажать на звериных шкурах доисторического придурка.
Возмущение Хлестовой было искренним, но необоснованным, как тут же с блеском ей доказал Кравчинский. Во-первых, никаких доисторических придурков здесь нет. В роли Садка и Будимира выступают наши сограждане, мобилизованные компьютером где-то в окрестностях села Горелово. Во-вторых, правильное решение задачи приведет к тому, что живыми-здоровыми останутся все участники спектакля. А вот упрямство Светланы Алексеевны и особенно ее неразумного хахаля Николая Ходулина может стоить всем присутствующим головы.
- Да что вы, в конце концов, как дети! - возмущенно выкрикнул Рябушкин.- Надо же хоть маленько шевелить извилинами. Из-за ваших капризов и амбиций мы рискуем застрять в памяти этого компьютера навсегда.
Собравшийся было обидеться на "хахаля" Колян в последний момент, под воздействием критики передумал. Более того, заверил присутствующих, что не собирается вмешиваться в споры местных Иванов, поскольку не считает себя настолько дураком, в смысле юродивым.
- Предлагаю вздремнуть,- окончательно примирил всех спорщиков Кравчинский.- Последуем совету наших знающих предков, которые всегда в таких случаях говорили - утро вечера мудренее.

Долго спать исследователям поневоле, впрочем, не пришлось. Во-первых, сон на каменных плитах не слишком большое удовольствие, чтобы предаваться ему сколько-нибудь долго, а во-вторых, нетерпеливые аборигены подхватились на ноги ни свет, ни заря. Им, видите ли, кто-то сказал, что оракул начнет свои пророчества с первыми лучами солнца. Робкие протесты жреца Вадимира по поводу того, что речь вообще-то шла не о восходе, а о закате, не произвела ровным счетом никакого впечатления на собравшихся в храме Йо воинственно настроенных людей. Особенно усердствовал Садок, уверенный если не в благосклонности Йо, то, во всяком случае, в преданности своей многочисленной дружины. Главная сложность для жреца Вадимира и двух его подручных заключалась в том, что они понятия не имели, когда оракул надумает заговорить. Не исключалось, что это порождение инопланетного разума вообще решит отмолчаться. На этот случай Ярослав настоятельно рекомендовал Аполлону пророчествовать самому, ибо становилось совершенно очевидным, что отсутствие божественного решения может вредно отразиться на здоровье жрецов-ведунов. Ропот нарастал. Кравчинский чутко уловил настроение народа и торжественно воздел к потолку руки, призывая отозваться если не бога, то хотя бы его оракула. Зал, что называется, замер в ожидании. Пауза затягивалась. Лицо стоящего на возвышении Кравчинского стало покрываться мелкими капельками пота. Верные сподвижники ведуна Вадимира тоже имели весьма бледный вид. И только тогда, когда воистину мхатовская по своей протяженности пауза готова была уже взорваться ревом разъяренной толпы, вдруг зазвучал прямо-таки божественный голос. Более того, появился и лик, который Кузнецов с Кравчинским уже имели возможность наблюдать в лаборатории чернокнижника Глинского. Словом, выступление оракула, этого бога из машины, было более чем впечатляющим.
- Йо сам решит, кто из его сыновей достоин быть гайосаром. Суд бога выше желания женщины.
После такого недвусмысленного заявления оракула все вопросы должны были быть сняты. Во всяком случае, так считал Аполлон Кравчинский, а потому и не собирался комментировать, а уж тем более отменять принятое на самом верху решение. Однако собравшаяся в храме публика пребывала в недоумении. Видимо, от оракула ждали другого ответа. Во всяком случае, Садок смотрел на жреца Вадимира так, словно тот его предал. Тем не менее спорить с богом никто не решился. Вожди и их верные дружинники потянулись из храма, недобро поглядывая друг на друга, и вскоре в храме не осталось никого, кроме отважных исследователей. Которые, впрочем, в эту минуту испытывали сильное беспокойство, не очень уверенные, что все для них сойдет гладко.
- По-моему, мы тоже должны принять участие в божьем суде,- сделал робкое предположение Рябушкин.
- Безусловно,- подтвердил знаток древних культов Аполлон Кравчинский.- Божий суд должен протекать под присмотром жрецов.
Выходить из храма на белый свет никому не хотелось. Все-таки здесь они пребывали в относительной безопасности, и теплилась надежда, что в критической ситуации оракул придет к ним на помощь. А за стенами кипела чужая жизнь, пугающая своей непредсказуемостью. Ярослав на всякий случай проверил висевший у пояса меч и амуницию. Меч находился в хорошем состоянии и был достаточно тяжел. Что же касается защитного снаряжения, то оно состояло из металлических блях, нашитых на бычью кожу. Детектив усомнился, что подобный, с позволения сказать, доспех способен выдержать рубящий удар.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Никитин Юрий - Проходящий сквозь стены
Никитин Юрий
Проходящий сквозь стены


Злотников Роман - Леннар. Книга Бездн
Злотников Роман
Леннар. Книга Бездн


Самойлова Елена - Ключи наследия
Самойлова Елена
Ключи наследия


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека