Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Старик открыл глаза.
- Да, Иоганн, заботы у тебя те же, что вчера. Делай по-прежнему все,
что надо. Но сначала преклони колена вот тут, рядом со мной, и вместе
помолимся.
Иоганн опустился на колени, наклонил голову, он кипел немым возмущением
и не стал повторять за дядей "Отче наш". Конча будет его ждать, она обещала,
что они после обеда останутся вдвоем. Он стиснул кулаки, прижал их к губам,
его ослепила и оглушила неистовая, жгучая похоть - обрушилась, как внезапный
удар неведомо откуда, удар такой силы, словно это и не наслаждение, а
смертельный недуг или иное какое-то бедствие, раньше он и не подозревал, что
так бывает, и никто его не предостерег.
- ...и избави нас от лукавого, - сказал дядя. - Аминь.
Иоганн кое-как поднялся на ноги и молча стал готовить губку, таз, все,
что надо для утреннего омовения; он не оборачивался к старику, весь горел от
ярости и страха, от того, что мятежное тело едва его не опозорило: уж
конечно, благочестивый старый лицемер прикинулся бы возмущенным, а сам отдал
бы все на свете, чтоб еще хоть раз, хоть на миг ощутить такое... Иоганн
делал свое дело и постепенно успокоился, даже немного устыдился столь грубых
мыслей о своей злосчастной обузе и, наконец, когда старику принесли завтрак,
даже довольно правдоподобно притворился, будто вовсе не спешит уйти. Но,
едва шагнув за порог, он пустился чуть не вскачь, как жеребец, и засвистал
песенку "Das gibt's nur einmal, das kommt's nicht wieder..." {Это раз в
жизни дается, это назад не вернется. (нем.)}.

В конце концов Лиззи встала и решилась выйти на палубу. Она лежала в
шезлонге, под шалью, укутанная, точно после тяжелой болезни, и прихлебывала
горячий бульон. Теперь она ни с кем не разговаривала и до конца плаванья
сидела или ходила в одиночестве; еду ей носили в каюту, лицо у нее все время
оставалось печальным и растерянным, будто она стала плохо видеть или только
что получила какое-то недоброе известие. Миссис Тредуэл с ней не
заговаривала, и они вполне естественно стали держаться как чужие, каждая
замкнулась, точно шелковичный червь в своем коконе, - обеих это вполне
устраивало. Однако Бог весть почему, по какой-то злой прихоти, миссис
Тредуэл после завтрака принесла апельсин и протянула Лиззи со словами:
- Герр Рибер сегодня уже на ногах. Похоже, он чувствует себя гораздо
лучше.
Лиззи подцепила ногтем кожуру апельсина и оторвала кусок, будто заживо
сдирала с кого-то кожу.
- Ну и пусть его, - сказала она и впилась зубами в апельсин.

Гавань Виго полна была судов, которые праздно стояли на якоре носами к
выходу. Прежде всего, как и в прошлый раз, выпустили на верхнюю палубу и
спровадили по трапу на пристань оставшихся пассажиров третьего класса. Рука
об руку сошли на берег и скрылись навсегда молодожены, ни словом ни с кем не
простясь. Ушла кубинская чета с крохой дочкой и сынишкой; на ходу муж
поклонился кое-кому из молодых помощников капитана, и жена им кивнула на
прощанье. Дэвид и Дженни отправились вдвоем получать французские визы -
наконец-то они на этом порешили. Они спускались по трапу следом за испанской
труппой; танцоры ни разу не взглянули на своих недавних сообщников -
студентов с Кубы, даже бровью не повели в их сторону; они стремительно
уходили, унося узлы и свертки, которые пополнились добычей, награбленной на
Тенерифе, трещали языками и вообще выглядели и вели себя в точности так же,
как при посадке на корабль в Веракрусе. День выдался на диво теплый,
погожий, и вся компания сразу же расположилась в тенистом скверике
неподалеку от пристани; тут они расселись на пяти или шести скамейках и,
казалось, впервые за все время почувствовали себя легко и беззаботно.
Дженни и Дэвид, радуясь минутам перемирия, пошли к французскому
консулу; этот весьма серьезный бородатый молодой человек был преисполнен
важности и только руками развел: он крайне сожалеет, но у него нет права
предоставлять визы транзитным пассажирам. Он проводил их до дверей, самым
суровым, непреклонным тоном повторяя изъявления сочувствия. Дэвид взял
Дженни за локоть, и они ушли ни с чем; пока спускались с крыльца, Дженни
старалась не выдать разочарования, потом спросила убитым голосом:
- Что ж, едем в Испанию?
- Нет, - сказал Дэвид. - Знаешь, куда мы сначала поедем?
Они опять шли по тому скверику, танцоры все еще сидели здесь, необычно
тихие, словно чего-то ждали. Дженни с Дэвидом сели на скамью поодаль, и
Дэвид ни с того ни с сего достал бумажник, раскрыл свой паспорт, взглянул на
билет.
- В Бремерхафен поедем, вот куда, - сказал он.
И тут оказалось, что на билете стоит "Саутгемптон".
- О Господи! - вырвалось у Дэвида. - Пошли...
Они помчались на корабль и кинулись к казначею, тот уже готов был



переправить Дэвида в Саутгемптоне на английский катер - от одной мысли об
этом Дэвид пришел в ужас. Казначей немного поворчал в усы насчет людей,
которые посреди океана по пять раз передумывают, куда им плыть, - что ошибка
вышла не по вине пассажира, он, конечно, не верил. Дженни хотела его
переубедить, но Дэвид решительно вывел ее за дверь; впрочем, он не успел
помешать ей на ходу чересчур горячо поблагодарить казначея.
- Наш капитан - вот кто сам не знает, куда плывет, - сказала Дженни.
И они снова вспомнили о толках, что передавались по кораблю: кто-то
слышал, будто капитан не раз клятвенно заявлял, что после Виго, где он
избавится от постылого быдла с нижней палубы, следующая стоянка будет только
в Бремерхафене. Он не зайдет ни в Хихон, ни в Булонь, а не захочет, так не
остановится и в Саутгемптоне. Если верить слухам, капитан полагал, что
плавает по вражеским водам и его долг - в целости и сохранности привести
немецкий корабль в родной немецкий порт без каких-либо международных
осложнений. Вильгельм Фрейтаг с нетерпением ждал Булони - хоть бы скорей
высадились эти студенты, и век бы их больше не видать, не говоря уже о
миссис Тредуэл. Но и сейчас корабль, казалось, почти обезлюдел. Кроме Дэвида
Скотта и Дженни, никто не сходил на берег - пассажиров предупредили, что,
если у них нет в Виго неотложных дел, следует оставаться на борту, так как
"Вера" должна до темноты снова выйти в море; что тому причиной: портовые
правила, погода или забастовка докеров - им не объяснили. От казначея Дэвид
узнал! что дальше от Виго до любого порта билетам одна цена и что теперь
капитан вправе высадить пассажиров, где пожелает, или всех скопом отвезти в
Бремерхафен.
- Если уж наш добрый капитан отдал приказ, он не потерпит, чтоб ему
кто-то там возражал, - благодушно прибавил казначей. - Но уж в
Саутгемптон-то, я так считаю, мы наверняка не зайдем.
- Что ж, я все равно собираюсь в Бремерхафен, - сказал Дэвид.
И Дженни мигом подхватила:
- Да, а там мы сможем получить испанские визы.
Дэвид промолчал. Они вышли на палубу, оба внутренне как-то странно
смягчились, будто они незнакомы, встретились впервые и каждый сразу открыл в
лице другого что-то очень милое. Недавняя вспышка ярости довела до белого
каления все привычные мысли, взгляды и чувства, какие вызывала в Дэвиде
Дженни, все это расплавилось, смешалось и теперь отливалось в какие-то
совсем иные формы, до того новые, до того неожиданные, что он и сам себе
показался другим, незнакомым; и та прежняя Дженни, которую он, как ему
казалось, знал, вдруг исчезла. Молча он следил, как у него на глазах она
превращается в совсем другое, неведомое существо - эту женщину он прежде не
знал, быть может, он ее и не узнает никогда, и однако перед ним - та, кого
он сам создал для себя, как раньше создал ту, прежнюю: из клочков и обрывков
всего, о чем так сбивчиво, так бестолково мечталось. Они оперлись рядом на
борт, руки их скользнули по перилам, нашли и тихо сжали одна другую.
- Как же мы решаемся вступить в этот недобрый мир без хранителей? -
сказала Дженни. - Право, не знаю, кого на этот раз клясть, кто виноват -
паршивенький мошенник-агент в Мехико говорил, что я могу получить
французскую визу в любом порту, а этот старый враль казначей в Веракрусе,
когда было еще не поздно, уверял, что мы не зайдем в Булонь, но не беда,
мол, вы только поговорите в Виго с французским консулом...
- А я ничуть не огорчаюсь, - сказал Дэвид. - Мне все равно, где нас
высадят, лишь бы рано или поздно нам с тобой где-нибудь высадиться вместе.
Мне только этого и надо, Дженни, ангел, и ты ни о чем не беспокойся.
- А может, я сама виновата, - с притворно покаянным видом сказала
Дженни и на минуту блаженно прижалась щекой к его рукаву. - Дэвид, лапочка,
когда ты такой, я готова забраться на исконное место и опять сделаться твоим
ребром!
- Ты мне больше нравишься такая, как есть, - сказал Дэвид.
Хоть я и не могу помешать тебе забираться в темные углы с другими
мужчинами, прибавил он мысленно. Но когда-нибудь и это станет неважно,
только поможет со всем покончить... А пока переменим тему.
- Да, тут мы явно не задержимся, - сказал он. - И здешний лоцман пойдет
с нами до самого Хихона.
- Интересно, а тот лоцман благополучно вернулся на Тенерифе? - сказала
Дженни.
- Лоцманы всегда возвращаются благополучно, - сказал Дэвид.
Между Виго и Хихоном, как оно здесь и положено, разыгралась непогода.
Огромные валы вздымались, круто изгибались, громоздились гневными зелеными
горами, внезапно рушились, за ними разверзались новые бездны. Еще не дойдя
до Бискайского залива, "Вера" едва не сбилась с курса. Дженни не могла
уснуть, почти до утра она просидела у иллюминатора, смотрела, как
вспыхивают, кружатся и снова вспыхивают яркие огни огромных маяков на
побережье. Да, Испания прекрасна, ей и во сне не снилась такая красота:
суровый скалистый мыс, потом встает из вод огромное плоскогорье, дальше
невысокие горы, словно зеленые-зеленые мшистые кочки, потом опять гневно
вздымаются скалы, будто чьи-то яростные кулаки, но окрашены они мягко,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 [ 129 ] 130 131 132
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Сценарий "Шербет"
Сертаков Виталий
Сценарий "Шербет"


Головачев Василий - Огнетушитель дьявола
Головачев Василий
Огнетушитель дьявола


Соломатина Татьяна - Акушер-ха!
Соломатина Татьяна
Акушер-ха!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека