Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

гофрированными затылками, с американскими усиками, и о чем-то
перешептывались между собой. Председатель, в черной косоворотке, лобастый
и кареглазый, положил растопыренную пятерню на какую-то бумажку и перебил
Халабуду:
- Подожди, Сидор. Скажи прямо: обещал одеяла?
Халабуда покраснел и развел руками:
- Ну... разговор был такой... Мало ли что!
- Перед строем колонистов?
- Это верно... в строю были мальчишки?
- Качали?
- Да, мальчишки!.. Качали... что ты им сделаешь?
- Плати.
- Как?
- Плати, говорю. Одеяла нужно дать, так и постановили.
Судьи улыбнулись. Халабуда повернулся к окружающей среде и что-то
забубнил угрожающе.
Мы подождали несколько дней, и Задоров поехал к Халабуде получать
одеяла или деньги. Сидор Карпович не пустил Задорова к себе, а его
управляющий разьяснил:
- Не понимаю, как могло прийти в голову вам судиться с нами? Что это за
порядок? Ну вот, пожайлуста, у меня лежит постановление арбитражной
комиссии. Видите, лежит?
- Ну?
- Ну и все. И пожайлуста, сюда не ходите. Может быть, мы еще решим
обжаловать. В крайнем случае мы внесем в смету будущего года. Вы думаете,
как: поехали на базар и купили четыреста одеял? Это вам серьезное
учреждение...
Задоров возвратился из города очень растроенный. В совете командиров
кипели и бурлили целый вечер и решили обратиться с письмом к Григорию
Ивановичу Петровскому. Но на другой день нашелся выход, такой простой и
естественный, такой даже веселый, что вся колония от нелжиданности
хохотала и прыгала и мечтала о той счастливой минуте, когда в колонию
приедет Халабуда и колонисты будут с ним разговаривать. Выход состоял в
том, что судебный исполнитель наложил арест на текущий счет помдета.
Прошло еще два дня: меня вызвали в тот самый высокий кабинет, и тот же
бритый товарищ, который в свое время интересовался, почему мне не нравятся
сорокарублевые воспитатели, сидел в широком кресле и наливался веселой
кровью, наблюдая за шагающим по кабинету Халабудой, тоже налитым кровью,
но уже другого сорта.
Я молча остановился у дверей, и бритый поманил меня пальцем, с трудом
удерживая смех:
- Иди сюда... Как же это? Как же это ты, брат, осмелился, а? Это не
годится, надо снять арест, а то... вот он ходит тут, а его в собственный
карман не пускают. Он пришел на тебя жаловаться. Говорит: не хочу рабоать,
меня обижает заведующий горьковской.
Я молчал, потому что не понимал, какая спираль закручивается бритым.
- Арест надо снять, - сказал серьезно хозяин. - Что это еще за новости,
аресты какие-то!
Он вдруг снова не удержался и закатился в своем кресле. Халабуда зало-
жил руки в карманы и смотрел на площадь.
- Прикаеже снять арест? - спросил я.
- Да ведь вот в чем дело: приказывать не имею права. Слышишь, Сидор
Карпович, не имею права! Я ему скажу: сними арест, а он скажет: не
хочу! У тебя, я вижу, в кармане чековая книжка. Выыпиши чек, на сколько
там: на десять тысяч? Ну вот...
Халабуда отвалился от окна, вытащил руку из кармана, тронул рыжий ус и
улыбнулся:
- Ну, и народ же сволочной, что ты скажешь?
Он подошел ко мне, хлопнул меня по плечу:
- Молодец, так с нами и нужно! Ведь мы кто? Бюрократы! Так и нужно!
Бритый снова взорвался смехом и даже платок вытащил. Халабуда,
улыбаясь, достал книжку и написал чек.
Первый сноп праздновался пятого июля.
Это был наш старый праздник, для которого давно был выработан порядок и
который давно сделался важнейшей вехой в нашем годовом календаре. Но
сейчас в нем преобладала идея сдачи колонии после военной операции. Эта
идея захватила самого последнего колониста, и поэтому подготовка к
празднику проходила "без сигналов", в глубоком захвате страсти и крепкого
решения: все должно быть прекрасно. Недоделанных мест почти что и не было:
на кроватях теперь лежали красные новые одеяла, пруд блестел чистым
зеркалом, на склоне горы протянулись семь новых террас для будущего сада.
Было сделано все. Силантий резал кабанов, сводный отряд Буцая развешивал
гирлянды и лоузнги. Над воротами на белом фоне свода Костя Ветковский
старательно расположил:



И ВОДРУЗИМ НАД ЗЕМЛЕЮ КРАСНОЕ ЗНАМЯ ТРУДА!
а на внутренней стороне ворот коротко:
ЕСТЬ!
Второго числа разряженный тринадцатый сводный под командой Жевелия
развез по городу приглашения.
В день праздника с утра намечнный к жатве полугектар ржи обнесен рядами
красных флагов, дорога к этому метсу украшена также флагами и гирляндами.
У вьездных ворот маленький столик гостевой комиссии. Над обрывом у пруда
поставлены столы на шестьсот мест, и праздничный заботливый ветерок
шевелит углы белых скатертей, лепестки букетов и халаты столовой комиссии.
За воротами, внизу на дороге, дежурят верхом на Молодце и Мэри одетые в
красные трусики и рубашки, в белых кавказких шляпах Синенький и Зайченко.
За плечами у них развеваются белые полуплащи с красной звездой,
отороченные настоящим кроличьим мехом. Ваня Зайченко в неделю изучил все
наши девятнадцать сигналов, и командир бригады сигналистов Горьковский
признал его заслуживающим чести быть дежурным трубачом на празднике. Трубы
повешены у них через плечо на атласной ленте.
В десять часов показались первые гости - пешеходы с Рыжовской станции.
Это представители харьковских комсомольских организаций. Всадники
подняли трубы, развесив по плечам атласные ленты, крепче уперлись в
стремена и три раза протрубили привет.
Начался праздник. В воротах гостей встречает гостевая комиссия в
голубых повязках, каждому прикалывает на груди три колоска ржи,
перевязанные красной ленточкой, и передает особый билетик, на котором
написано, к примеру:
11-й отряд колонистов
приглашает вас обедать за его столом.
К-р отряда Д. Жевелий
Гостей ведут осматривать колонию, а снизу уже раздаются новые звуки
привета наших великолепных всадников.
Двор и помещения колонии наполняются гостями. Приходят представители
харьковских заводов, сотрудники окрисполкома и наробраза, сельсоветов
соседних сел, корреспонденты газет, на машинах подьезжают к воротам
Джуринская, Юрьев, Клямер, Брегель, и товарищ Зоя, члены партийных
организаций, приезжает и бритый товарищ. Приезжает на своем форде и
Халабуда. Халабуду встречает специально для этого собравшийся совет
командиров, вытаскивает из машины и сразу же бросает в воздух. С другой
стороны машины стоит и хохочет бритый. Когда Халабуду поставили на землю,
бритый спрашивает:
- Что они из тебя сейчас выкачали?
Халабуда обозлился:
- А ты думаешь, не выкачали? Они всегда выкачают.
- Да ну? А что?
- Трактор выкачали! Дарю трактор - фордзон... Ну, черт с вами, качайте,
только теперь уже все.
Пришлось Халабуде еще полетать по воздуху, и его немедленно куда-то
утащили хлопцы.
Во дворе колонии становится людно, как на главной улице города.
Колонисты, украшенные бутоньерками, широкими нарядными рядами ходят по
дорожкам с приезжими, улыбаются им алыми губами, освещают их лица то
смущенным, то открытым сиянием глаз, на что-то указывают, куда-то
увлекают#46.
В двенадцать часов во двор вьехали Синенький и Зайченко, наклонившись с
седел, пошептались с дежурным командиром Наташей Петренко, и Синенький,
разгоняя смеющихся гостей и колонистов, галопом ускакал на хозяйственный
двор. Через минуту оттуда раздались поднебесные звуки общего сбора,
который всегда играется на октаву выше всякого другого сигнала. Ваня
Зайченко подхватил. Колонисты, бросив гостей, сбегались к главной
площадке, и, не успел улететь к Рыжову последний трубный речитатив, они
уже вытянулись в одну линию, и на левый фланг, высоко подбрасывая пятки и
умиляя гостей, пронесся с зеленым флажком Митя Нисинов. Я начинаю каждым
нервом ощущать свое торжество. Этот радостный мальчишеский строй,
сине-белой лентой вдруг выросший рядом с линией цветников, уже ударил по
глазам, по вкусам и по привычкам собравшихся людей, уже потребовал к себе
уважения. Лица гостей, до этого момента
доброжелательно-покровительственные, какие бывают обыкновенно
у взрослых, великодушно относящихся к ребятам, вытянулись вдруг и
заострились вниманием. Юрьев, стоящий сзади меня, сказал громко:
- Здорово, Антон Семенович! Так их!..
Колонисты озабоченно заканчивали равнение, то и дело поглядывая на
меня. Я уверен, что везде все готово, и не задерживаю следущей команды:
- Под знамя, смирно!
Из-за стены собора, строго подчиняя свое движение темпам салюта, вышла


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 [ 129 ] 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Куликов Роман - Связанные зоной
Куликов Роман
Связанные зоной


Земляной Андрей - Один на миллион
Земляной Андрей
Один на миллион


Посняков Андрей - Разбойный приказ
Посняков Андрей
Разбойный приказ


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека