Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

влажном челе спящего печать призрачных, пережитых в нем терзаний.
Или же ее можно было скорее сравнить с дочерью Иаира, которая воскресла
на своем смертном ложе и встала с него уже очищенная от грехов и готовая
войти в царство небесное.
Словно очнувшись от забытья, молодая женщина обвела вокруг себя взглядом
столь ласковым и кротким, что Анри, легковерный, как все влюбленные,
вообразил, что в ней заговорили наконец признательность и жалость к нему.
Когда после своей скудной трапезы военные уснули, разлегшись как попало
среди обломков, и даже Реми задремал, откинув голову на деревянную ограду
насыпи, к которой была прислонена его скамья, Анри подсел к молодой женщине
и произнес голосом тихим и нежным, как шелест ветерка:
- Сударыня, вы живы! О, позвольте мне выразить ликование, которое я
испытываю, глядя на вас здесь, вне опасности, после того, как там я видел
вас на краю гибели.
- Вы правы, сударь, - ответила она, - я осталась жива благодаря вам и, -
прибавила она с печальной улыбкой, - радовалась бы, если бы могла сказать,
что признательна вам за это.
- Да, сударыня, - сказал Анри, силою любви и самоотречения сохраняя
внешнее спокойствие, - я ликую даже при мысли, что спас вас для того, чтобы
вернуть вас тем, кого вы любите.
- Сударь, те, кого я любила, умерли, тех, к кому я направлялась, тоже нет
в живых.
- Сударыня, - прошептал Анри, преклоняя колена, - обратите взор на меня,
кто так страдал, кто так любит вас. О, не отворачивайтесь! Вы молоды, вы
прекрасны, как ангел небесный! Загляните в мое сердце - и вы убедитесь, что
в нем нет ни крупицы той любви, которую другие мужчины называют этим словом.
Вы не верите мне? Вспомните часы, пережитые нами вместе, переберите их один
за другим; разве хоть один из них дал мне радость? Или надежду? И тем не
менее я упорствую. Вы заставили меня плакать, - я глотал слезы. Вы заставили
меня страдать, - я даже виду не показал, что терзаюсь. Вы толкали меня к
гибели, - я, не жалуясь, шел на смерть. Даже сейчас, в эту минуту, когда вы
отворачиваетесь от меня, когда каждое слово мое, даже самое жгучее, ледяной
каплей падает на ваше сердце, моя душа заполнена вами, и я живу единственно
потому, что вы, сударыня, живы. Разве несколько часов назад я не готов был
умереть рядом с вами? Чего я просил тогда? Ничего. Дотронулся ли я хоть раз
до вашей руки? Только ради того, чтобы вырвать вас из когтей смерти, я
держал вас в объятиях, когда не давал волнам поглотить вас, но прижался ли
хоть раз грудью к вашей груди? В моих чувствах сейчас нет ничего плотского,
все это отпало от меня, сгорело в горниле моей любви.
- О сударь, пощадите, не говорите так со мной!
- Пощадите меня и вы, сударыня, не осуждайте меня на смерть. Мне сказали,
что вы никого не любите. О, повторите это сами! Не правда ли, я прошу вас о
странной милости: любящий хочет услышать, что он не любим? Но я предпочитаю
это, - ведь оно означает, что вы бесчувственны и к другим. О сударыня,
сударыня, вы, единственная в жизни, кого я обожаю, ответьте мне!
Несмотря на все мольбы Анри, единственным ответом ему был вздох.
- Вы не говорите ни слова, - продолжал граф. - Реми, по крайней мере,
испытывает ко мне больше жалости: он-то пытался меня утешить. О, я понимаю,
вы не отвечаете, так как не хотите сказать мне, что ехали во Фландрию
встретиться с человеком, который счастливее меня, а ведь я молод, надежды
моего брата связаны и с моей жизнью, а я умираю у ваших ног, и вы не хотите
сказать мне: "Я любила, но больше не люблю", или же: "Я люблю, но перестану
любить".
- Граф, - торжественно произнесла молодая женщина, - не говорите мне
того, что обычно говорят женщинам, - я существо иного мира и давно уже не
живу в этой юдоли. Если бы вы не выказали мне такого благородства, такой
доброты, такого великодушия, если бы в глубине моего сердца не теплилось
нежное чувство к вам - чувство сестры к брату, я сказала бы: "Встаньте,
граф, не утомляйте больше мой слух, ибо слова любви внушают мне ужас". Но я
не скажу вам этого, потому что мне больно видеть ваши страдания. Более того:
теперь, когда я вас знаю, я взяла бы вашу руку, прижала бы к своему сердцу и
охотно сказала бы вам: "Видите, сердце мое не бьется. Живите подле меня,
если хотите, и будьте со дня на день, если вам это будет радостно,
свидетелем того, как в муках погибает тело, умирающее от терзаний души". Но
эту жертву с вашей стороны, которую вы, я уверена, принесли бы, как
счастье...
- О да! - вскричал Анри.
- Так вот, эту жертву я принять не могу. С сегодняшнего дня в моей жизни
наступил перелом, я уже не вправе опираться даже на руку великодушного
друга, благороднейшего из людей, который дремлет тут неподалеку от нас,
вкушая блаженство недолгого забвения. Увы, бедный мой Реми, - продолжала
она, и впервые в голосе ее Анри уловил нотки теплого чувства, - пробуждение
и тебе сулит печаль. Ты не знаешь, куда устремлены мои помыслы, ты не читал
в моих глазах, ты не подозреваешь, что, проснувшись, останешься один на
земле, ибо в одиночестве должна я предстать перед богом.


- Что вы сказали? - вскричал Анри. - Неужто и вы хотите умереть?
Разбуженный горестным возгласом молодого человека, Реми поднял голову и
прислушался.
- Вы видели, что я молилась? Не так ли? - молвила молодая женщина.
Анри кивнул головой.
- Эта молитва была прощанием с земной жизнью. Та великая радость, которую
вы, несомненно, прочли на моем лице, так же озарила бы его, если бы ангел
смерти явился ко мне и сказал: "Встань, Диана, и следуй за мной к подножию
престола господня".
- Диана, Диана!.. - прошептал Анри. - Теперь я знаю, как вас зовут...
Диана, дорогое, обожаемое имя.
И несчастный лег у ног молодой женщины, повторяя ее имя в опьянении
какого-то невыразимого блаженства.
- Молчите! - произнесла размеренным голосом молодая женщина, - забудьте
это вырвавшееся у меня имя. Никому из живущих не дано право вонзать мне
клинок в сердце, произнося его.
- О, сударыня, - вскричал Анри, - теперь, когда я знаю ваше имя, не
говорите мне, что решили умереть.
- Я и не говорю этого, сударь, - все так же твердо ответила молодая
женщина. - Я сказала, что готовлюсь покинуть этот мир слез, ненависти,
земных страданий, низменной алчности и непроизносимых желаний. Я сказала,
что мне больше нечего делать среди подобных мне тварей божиих. Слезы в
глазах моих иссякли, кровь уже не бьется в моем сердце, в голове моей не
шевелится больше ни одна мысль, с тех пор как та мысль, которая владела
мной, умерла. Я сейчас всего-навсего жертва, не имеющая никакой ценности,
ибо сама я уже ничем не жертвую, отказываясь от света, - ни желаниями, ни
надеждами. Но все же я отдаю себя господу такой, какая я есть, и уповаю, что
он смилосердствует надо мной, ибо дал мне так много страданий и не пожелал,
чтобы я от них погибла.
Услышав эти слова, Реми встал и подошел к своей госпоже.
- Вы покидаете меня? - мрачно спросил он.
- Да, чтобы посвятить себя богу, - ответила Диана, воздев к небу руку,
исхудалую и бледную, как у кающейся Марии Магдалины.
- Вы правы, - молвил Реми, снова понуря голову. - Вы правы.
В момент, когда Диана опускала руку, он охватил ее обеими своими руками и
прижал к груди, как если бы это были мощи какой-нибудь святой мученицы.
- Как я ничтожен по сравнению с этими двумя сердцами! - произнес со
вздохом Анри, трепеща от благоговейного ужаса.
- Вы единственный человек, - ответила Диана, - на котором глаза мои
дважды останавливались с того дня, как я дала обет навеки отвратить их от
всего земного.
Анри преклонил колени.
- Благодарю вас, сударыня, - прошептал он, - ваша душа раскрылась передо
мной, благодарю вас: отныне ни одно слово, ни один порыв моего сердца не
выдадут того, что я исполнен любви к вам. Вы принадлежите всевышнему, да не
осмелюсь я ревновать к богу.
Едва он произнес эти слова и встал, весь проникнутый тем благостным
чувством духовного обновления, которое возникает всякий раз, когда
принимаешь великое и непреклонное решение, как с равнины, еще окутанной
туманом явственно донеслись звуки труб.
Онисские кавалеристы схватились за оружие и, не дожидаясь команды,
вскочили на коней.
Анри прислушался.
- Господа, господа! - вскричал он. - Это трубы адмирала, я узнаю их,
узнаю. Боже великий, да возвестят они, что мой брат жив!
- Вот видите, - сказала Диана, - у вас есть еще желания, есть еще люди,
которых вы любите. К чему же, дитя, предаваться отчаянию, уподобляясь тем,
кто ничего уже не желает, никого не любит?
- Коня, - вскричал Анри, - дайте мне ненадолго коня!
- Но как же вы поедете? - спросил офицер. - Ведь мы окружены водой!
- Однако вы сами видите, что по равнине ехать можно: они же ведь едут,
раз мы слышим трубы!
- Поднимитесь на насыпь, граф, - предложил офицер, - погода проясняется,
может быть, вы что-нибудь увидите.
- Иду, - отозвался Анри.
Анри направился к возвышенности, на которую ему указал офицер. Трубы
время от времени продолжали звучать, не приближаясь и не удаляясь.
Реми опустился на прежнее место рядом с Дианой.

Глава 8

ДВА БРАТА
Через четверть часа Анри вернулся. Он увидел, - впрочем, и все могли
видеть то же самое, - что на отдаленном холме, которого в ночной мгле видно


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 [ 128 ] 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Посланник
Прозоров Александр
Посланник


Андреев Николай - Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть
Андреев Николай
Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть


Журавлев Владимир - Неудачная реинкарнация
Журавлев Владимир
Неудачная реинкарнация


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека