Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Новоторжскую волость. Андрей Полоцкий шел мимо Твери. Дорогою литвины
пакостили, грабили деревни, уводили скот и полон.
Онисим, воротясь домой, узнал, что проходящая литва разорила Загорье.
В ихнюю деревню союзники, к счастью, не добрались. Он всю дорогу страшился
разору, пока увидал непорушенные кровли и своих на дворе. Тогда отлегло от
сердца. Опустив поводья, Онисим шагом подъезжал к дому. Вот Федя выбежал
встречу, девки высыпали на крыльцо. Вышла, всплеснувши руками, Таньша. Он
тяжело слез, кинул поводья сыну, примолвил: <Поводи!> Сказал, обнимая
уткнувшуюся ему в грудь супружницу:
- Ну, здравствуй, мать!

ГЛАВА 51
У Мефодия, Сергиева ученика, что поселился на Песноше, невдали от
Дмитрова, на Фоминой неделе тверские ратные сожгли монастырь. Жечь там,
собственно, как и грабить, было нечего. Крохотная часовенка, которую, в
подражание учителю, Мефодий срубил сам, да келья с деревенскую баню
величиной - вот и все хоромное строение. Правда, осенью к Мефодию
подселились два брата-инока и срубили себе вторую келью, более просторную,
разделенную на две половины: поварню, с черною глинобитною печью, и
молельню, холодную, зато чистую горницу, где братья поместили принесенную
с собою икону святителя Николая новгородского письма и крохотный, в
ладонь, образ Богоматери.
<Что там было жечь, и зачем? - думал Сергий, вышагивая по мягкой от
весенней влаги дороге. - Не наозоровал ли местный боярин в страхе за свои
угодья, чая свалить пакость на тверичей?> Он устремился в путь, по обычаю
никому и ничего не сказав, только захватив с собою мешочек сухарей,
несколько сушеных рыбин и хорошо наточенный плотницкий топор. Мефодию
следовало помочь. Будут и еще разорения и поджоги, но днесь, сейчас, -
Сергий чувствовал это душою, - Мефодий был в обстоянии и нуждался в
дружеском одобрении учителя.
Всюду пахали. Светило солнце, орали грачи, и худые, измученные
голодною зимой мужики почти бегом, погоняя таких же худых, спавших с тела
лошадей, рыхлили землю. На него взглядывали бегло, без любопытства.
Бродячий монах, да еще в лаптях и с топором за поясом, был такою же
привычной картиною, как и погорельцы, согнанные со своих мест войной и
бредущие с детьми и голодными собаками в поисках хлеба. У иного из мужиков
на насупленном лице так и было написано в ответ на незаданную еще просьбу
о милостыне ответить угрюмо: <Бог подаст!> Но Сергий милостыни не просил и
не останавливал разгонистого дорожного хода. За спиною у него болтались на
веревочке сменные лапти, вода была во всех ручьях, а он, присевши на
удобную корягу, сосал сухарь, запивая понемногу студеной водой, иногда
грыз сухой рыбий хвост, подымался и шествовал дальше.
Один лишь раз, завидя, как пахарь, осатанев, бьет по морде ни в чем
не повинную животину, запутавшуюся в упряжи, подошел, молча и властно
отстранил мужика (тот поднял было кнут стегануть монаха, но поперхнулся,
увидя взгляд Сергия и, невольно крестясь, отступил посторонь). Сергий
успокоил и распутал брыкавшуюся лошадь, поднял ее на ноги, живо разобрался
со сбруей, и пока кляча, дрожа всею кожей и расставя трясущиеся ноги,
шумно дышала, отходя от давешнего ужаса, он связал порванную шлею хорошим
двойным узлом, передвинул погоднее ременные петли на обрудях и, утвердив
рогатую соху в борозде, строго и спокойно сказал мужику:
- Никогда не бей того, кто тебя кормит!
Он умело прошел один загон, что-то пошептав лошади такое, что она,
тотчас и радостно вильнув хвостом, пошла, натужно и старательно упираясь
копытами в еще вязкую землю, красиво повернул, обтерев о землю прилипшую к
сошнику грязь, и, вновь приблизив к пахарю, вручил тому рукоять сохи,
примолвив:
- И к труду всегда приступай с молитвою, внял?!
Пахарь совсем оробел и, неуверенно принимая из рук Сергия
отполированный мужицкими мозолями рогач, поклонил, косноязычно выговаривая
отвычными от иных, кроме ругани, слов устами что-то вроде: <Спаси тя
Господин Христос>, - перепутав с молитвою господское, боярское обращение.
Сергий уже выбирался с поля. Не взглянувши назад, он обтер лапти о сухую
прошлогоднюю траву, принял посох, воткнутый им в землю на краю поля, и так
же неспешно, но споро устремил далее. Мужик, прокашлявшись, отверз было
мохнатые уста, чтобы изречь матюк, но поперхнулся, вымолвив вместо того
непривычное для себя: <Ну, ты! Со Христом Богом!> И конь пошел, пошел, на
диво старательно и ровно, не выдергивая больше сошников из борозды.
Где-то уже близ Дмитрова (тут беженцы текли по всем дорогам, кто
уходя на Москву, кто возвращаясь к разоренным пенатам) Сергий заметил
шевеление в кустах и услышал натужные стоны. Навстречу ему выбежал мальчик
в огромной шапке, валящейся ему на глаза:
- Дедушко, дедушко! Помоги! Мамка телится!


Сергий, не улыбнувшись, зашел за кусты, сбросил мешок с плеч. Быстро
и споро устроив все потребное - у бабы уже отошли воды и начинала
показываться головка, - он положил роженицу погоднее, завернув подол,
молча, не морщась, принял дитятю, обтер ветошкой (мальчонка, опомнившись,
помогал довольно толково), дождал, пока выйдет послед, обмыл бабу,
перевязал пуповину и тут же (у него с собою всегда была крохотная
посудинка с миром) помазал и окрестил младенца - во имя Отца, и Сына, и
Святого Духа!
Вымытый и завернутый малыш перестал орать и только помавал
головенкою, ища сосок. Опроставшаяся баба, застенчиво взглядывая на
старца, расстегнула рубаху и сунула малышу набухшую коричневую грудь.
Сергий кончал мыть руки и платье. Строго, дабы не смущать бабу,
расспросил ее (хозяина и старшую дочерь у нее свели литвины), дав
отдохнуть, проводил роженицу с сынами до ближайшей деревни, устроил на
ночлег, а потом велел добираться до владычной Селецкой волости, где
находился странноприимный дом и можно было перебыть первые, самые трудные
месяцы, нанявшись хотя бы в портомойницы, ежели ее мужика к той поре не
воротят из Литвы по перемирной грамоте.
Уже распростясь, уже вновь выйдя на дорогу, он вдруг улыбнулся сам
себе, помыслив, что ныне совершил для безвестной бабы то, чего, как
высочайшей награды, добиваются от него видные бояре московские и даже сам
князь, и что малыш сей вряд ли когда узнает, что его восприемником был
знаменитый радонежский игумен.
Пахло весной, мокрой хвоей. Повсюду густо лезли из земли подснежники,
и солнце, снизившись, почти цепляя за игольчатые вершины дальнего леса,
золотило ему лицо.
Речка, раздувшаяся по весне, весело урчала, ворочая коряги и
колодины. Прибрежные кусты стояли по колено в воде. Сергий долго искал
переправу. Наконец, ловко пройдя по поваленному дереву и замочив лишь
лапти, выбрался на тот берег.
Пустыньки не было. На месте часовни и келий валялись головни да
высило несколько обугленных, сваленных друг на друга бревен. Он осмотрелся
по сторонам, вынул топор, постучал обухом по дереву, будя лесное дремучее
эхо, втянув носом, пошел на запах дыма.
Братья-иноки, завидя Сергия, встали и растерянно поклонили ему, не
ведая, кто перед ними, но по незаметным для невегласа приметам угадав, что
путник - не простой мних, но муж в высоком сане. А когда Сергий, не
называя себя, вопросил о Мефодии, почти уже и догадали, с кем говорят.
Часовня для спасенных икон была устроена братьями в дупле дерева. Для
себя они соорудили шалаш из лапника и хвороста, куда заползать надо было
ползком. Хлеба у братьев не было, питались толченою корой, кислицей и
прошлогоднею клюквой, а Мефодий, сообщили они, ушел в Москву за подаянием.
Сергий дал братьям по сухарю и одну рыбину на двоих, сам отведал сладкой
прошлогодней клюквы и, сотворив молитву, залез вместе с братьями в шалаш.
С утра принялись за работу.
У братьев нашелся еще один топор и большой нож-косарь. Сваленные
дерева шкурили косарем, ворочали вагами. Сергий работал не тратя лишних
слов и остановил помолиться и пожевать хлеба только в полдень. Оба брата
были толковые, дельные мужики. Сергий после дня работы с ними молча
одобрил выбор Мефодия. Келью рубили в укромности и ближе к воде, как
указал Сергий. Часовню, как он же объяснил братьям, надобно было поставить
подалее, бережась от огня. В первый день повалили сорок дерев и устроили
катки. К тому часу, когда воротился Мефодий, притащивший с собою два мешка
аржаных сухарей, несколько сыров, мешок сушеной рыбы и горсти четыре изюму
- почти насильный дар кого-то из сурожских гостей (ему дали коня и
провожатого довезти даренья до места), келья стояла доведенная почти до
потеряй-угла, ладно и красовито срубленная, опрятно промшенная, хоть и из
сырого лесу, а Сергий вырубал курицы и переводы для будущей кровли.
Они троекратно расцеловались с Мефодием. Снедное пришлось-таки
кстати, сухари и рыба у них давно уже кончились, а собирать клюкву на
дальнем болоте было недосуг. Серебро же Сергий велел убрать в кожаный
кошель и больше не разговаривал о том, пока не окончили келью и не одели
охлупень на крышу. Вчетвером - это было как раз необходимое число
тружающих для всякой плотницкой работы - дело пошло много резвее.
Поставивши келью, заложили основание для новой часовни, и тут Сергий,
постигнув, что работа теперь будет доведена до конца, повестил Мефодию,
что уходит и надеется, что тот ныне успешно довершит устроение обители.
- А серебро, брате, отдай тому, кому оно нужнее! - сказал он на
прощанье Мефодию. - В годину бедствий инок сам должен помогать тружающим!
Мефодий только тут понял вполне урок Сергия и, стыдясь, опустил
голову.
- Каждый из нас слаб, ежели одинок! - задумчиво изронил Сергий. -
Пото и надобен общежительный устав!
Мефодий не спросил, почто тогда учитель, начиная свой подвиг, долгое
время жил в лесу в одиночестве и водил дружбу с медведем. Это было


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 [ 122 ] 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть
Шилова Юлия
Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть


Суворов Виктор - Последняя республика
Суворов Виктор
Последняя республика


Шилова Юлия - Жить втроем, или Если любимый ушел к другому
Шилова Юлия
Жить втроем, или Если любимый ушел к другому


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека