Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

арьергардом.
Но вскоре отстало еще две-три тысячи человек - одни ослабели от ран,
других изнурила усталость: они ложились врастяжку на траву или под сень
деревьев, всеми покинутые, отчаявшиеся, томимые мрачным предчувствием.
Позднее отстали те всадники, чьи лошади уже не могли тащиться дальше или
были ранены в пути.
Вокруг герцога Анжуйского осталось самое большее три тысячи человек,
крепких и способных сражаться.

Глава 3

ПУТНИКИ
Меж тем как совершались эти страшные события, предвещавшие бедствие еще
более жестокое, два путника, верхом на отличных першеронах, в прохладный
ночной час выехали из городских ворот Брюсселя на дорогу в Мехельн.
Они ехали рядом, не держа на виду никакого оружия, кроме, впрочем,
широкого фламандского ножа, медная рукоятка которого поблескивала за поясом
одного из них; свернутые плащи были приторочены к седлам.
Путники ни на шаг не отставали друг от друга; каждый из них думал свою
думу, быть может, одну и ту же у обоих, но ни один не произносил ни слова.
Одеждой и повадкой они напоминали тех пикардийских коробейников, которые
тогда ездили из Франции во Фландрию и обратно, бойко торгуя в обеих странах;
своего рода коммивояжеры, немудрствующие предшественники нынешних
краснобаев, они в ту далекую эпоху, по сути дела, выполняли ту же работу, не
подозревая, что подготовляют современную, огромного размаха коммерческую
пропаганду.
Видя, как они мирно трусят по освещенной луной дороге, любой встречный
принял бы их за простых людей, озабоченных тем, как бы поскорее найти ночлег
после дня, проведенного в трудах.
Но если б ветер донес до этого встречного хоть несколько фраз - обрывков
тех разговоров, которые путники изредка вели между собой, - это ошибочное
мнение, основанное на внешности, круто изменилось бы.
Самыми странными из всех были первые замечания, которыми они обменялись,
отъехав приблизительно на пол-лъе от Брюсселя.
- Сударыня, - сказал более коренастый более стройному, - вы в самом деле
были правы, когда решили выехать ночью; мы на этом выгадали семь лье и
прибудем в Мехельн именно тогда, когда, насколько можно предвидеть, исход
нападения на Антверпен уже будет известен. Там упоение победой будет в самом
разгаре. За два дня небольших переездов, - они должны быть совсем
небольшими, иначе вы не отдохнете, - за два дня таких переездов мы достигнем
Антверпена, как раз к тому времени, когда, по всем вероятиям, принц
опомнится от своего восторга и, побывав на седьмом небе, соблаговолит
обратить взор долу, на землю.
Спутник, которого именовали "сударыней" и который, несмотря на мужскую
одежду, ни единым словом не возражал против этого наименования, голосом
одновременно тихим, нежным и твердым ответил:
- Друг мой, поверь мне, - господь бог вскоре истощит свое долготерпение,
перестанет охранять этого презренного принца и жестоко покарает его; поэтому
мы должны как можно скорее претворить наши замыслы в дело, ибо я не
принадлежу к числу тех, кто верит в предопределение; я считаю, что люди
свободно распоряжаются своей волей и своими поступками. Если мы не будем
действовать сами, а предоставим действовать богу, - не стоило терпеть такие
муки, чтобы дожить до нынешнего дня.
В эту минуту порыв северо-западного ветра обдал их ледяным холодом.
- Вы дрожите, сударыня, - сказал старший из путников, - накиньте на себя
плащ.
- Нет, Реми, благодарю тебя; ты знаешь, я уже не ощущаю ни телесной боли,
ни душевных терзаний.
Реми возвел глаза к небу и погрузился в мрачное молчание. Время от
времени он придерживал коня и оборачивался, стоя в стременах; тогда его
спутница, безмолвная, словно конная статуя, несколько опережала его.
После одной из таких минутных остановок она, когда спутник нагнал ее,
спросила:
- Ты никого уже не видишь позади нас?
- Нет, сударыня, - никого.
- А всадник, который нагнал нас ночью в Валансьене и расспрашивал про
нас, после того, как он долго с изумлением нас разглядывал?
- Я его не вижу больше.
- Но мне кажется, что я его мельком видела, когда мы въезжали в Монс.
- А я, сударыня, уверен, что видел его, когда мы въезжали в Брюссель.
- В Брюссель - так ты сказал?
- Да, но, должно быть, он там сделал привал.
- Реми, - сказала дама, подъехав к своему спутнику вплотную, словно
опасалась, что кто-нибудь ее услышит на этой пустынной дороге, - Реми, а не



сдается ли тебе, что он напоминает собой...
- Кого, сударыня?
- Во всяком случае - ростом и сложением, лица его я не видела, -
напоминает того несчастного молодого человека...
- О! Нет, нет, сударыня, - поспешно заверил ее Реми, - я не уловил ни
малейшего сходства; к тому же - как бы он мог узнать, что мы покинули Париж
и едем этой дорогой?
- Совершенно так же, Реми, как он узнавал, где мы, когда мы в Париже
переезжали с места на место.
- Нет, нет, сударыня, - продолжал Реми, - он не следовал за нами, он
никому не поручал нас выслеживать, и, как я уже вам говорил перед отъездом,
у меня есть веские основания полагать, что он принял отчаянное решение, но
что это решение касается только его самого.
- Увы, Реми! Каждому из нас в этом мире уготована своя доля страданий; да
облегчит господь долю этого несчастного юноши!
На вздох своей госпожи Реми ответил таким же вздохом, и они молча
продолжали путь; вокруг них тоже царило безмолвие, нарушаемое лишь цоканьем
копыт по сухой, звонкой дороге.
Так прошло два часа.
Когда путники въезжали в Вильворд, Реми обернулся. На повороте дороги он
услыхал топот коня, мчавшегося галопом.
Он остановился, долго вглядывался в даль, но ничего не увидел. Его зоркие
глаза тщетно пытались пронизать ночной мрак; ни один звук не нарушал
торжественной тишины, - и он вместе со своей спутницей въехал в городок.
- Сударыня, - сказал он ей, - уже светает, примите мой совет, остановимся
здесь; лошади устали, да и вам необходимо отдохнуть.
- Реми, - ответила дама, - вы напрасно стараетесь притворяться передо
мной. Вы чем-то встревожены.
- Да, состоянием вашего здоровья, сударыня: поверьте мне, не по силам
женщине такое утомительное путешествие. Я сам едва...
- Поступайте так, как найдете нужным, - ответила Диана.
- Так вот, давайте въедем в этот переулок, в конце которого мерцает
фонарь; это - знак, по которому узнают гостиницы; поторопитесь, прошу вас.
- Стало быть, вы что-нибудь услыхали?
- Да, как будто конский топот. Правда, мне думается, я ошибся, но на
всякий случай я чуть задержусь, чтобы удостовериться, обоснованы ли мои
подозрения или нет.
Не возражая, не пытаясь отговорить Реми от его намерения, Диана
пришпорила своего коня и направила его в длинный извилистый переулок. Реми
дал ей проехать, спешился и отпустил поводья своего коня, который,
разумеется, тотчас и последовал за конем Дианы.
Сам Реми притаился за огромной тумбой и стал выжидать.
Диана постучалась в дверь гостиницы, за которой, по стародавнему
фламандскому обычаю, бодрствовала или, вернее, спала широкоплечая служанка с
мощными дланями.
Служанка уже услыхала цоканье конских копыт о мостовую переулка,
проснулась, не выказывая ни малейшего недовольства, отперла входную дверь и
радушно встретила путешественника или, вернее, путешественницу. Затем она
открыла лошадям широкую сводчатую дверь, куда они тотчас вбежали, почуяв
конюшню.
- Я жду своего спутника, - сказала Диана, - дайте мне посидеть у огня; я
не лягу, пока он не придет.
Служанка бросила соломы лошадям, закрыла дверь в конюшню, вернулась в
кухню, придвинула к огню табурет, сняла пальцами нагар с толстой свечи - и
снова заснула.
Тем временем Реми в своей засаде подстерегал всадника, о присутствии
которого его предупредил конский топот на дороге.
Реми видел, как всадник шагом, прислушиваясь к каждому шороху, въехал в
поселок; как, доехав до переулка и завидев фонарь, он еще замедлил шаг,
видимо, колеблясь, продолжать ли ему путь или направиться к гостинице.
Он придержал лошадь так близко от Реми, что тот ощутил ее дыхание на
своем плече.
Реми схватился за нож.
- Да, это он, - сказал себе верный слуга, - он здесь, в этом краю, он
снова следует за нами. Что ему нужно от нас?
Путник скрестил руки на груди; лошадь тяжело дышала, вытягивая шею.
Он безмолвствовал; но по тем огненным взглядам, которые он устремлял то
вперед, то назад, то в глубь переулка, нетрудно было угадать, что он
спрашивал себя, повернуть ли ему назад, скакать ли вперед или же постучаться
в гостиницу.
- Они поехали дальше, - вполголоса сказал себе путник. - Что ж, надо
ехать!
И, натянув поводья, он продолжал путь.
- Завтра, - мысленно решил Реми, - мы поедем другой дорогой.
Он пошел к своей спутнице, с нетерпением ожидавшей его.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 [ 121 ] 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Патриций
Посняков Андрей
Патриций


Шилова Юлия - Предсмертное желание, или Поворот судьбы
Шилова Юлия
Предсмертное желание, или Поворот судьбы


Посняков Андрей - Черный престол
Посняков Андрей
Черный престол


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека