Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Помочь?- изумился Даритай-отчигин.- Он чуть было не вовлек нас в
беду...
Тэмуджин не дал ему договорить, спросил нойонов:
- Кто думает иначе?
- Мы с Джарчи,- сказал Хулдар.- Мы пристали к тебе, хан Тэмуджин, не
для того, чтобы бегать от врагов, а для того, чтобы враги бегали от нас.
Так, анда Джарчи?
- Так, Хулдар, так.
- Я тоже думаю иначе!- отодвинув плечом Алтана, от чего тот
скосоротился, вперед пролез говорун Хорчи.- Когда я увидел вещий сон, что
ты станешь ханом, ты обещал мне в жены тридцать девушек. Я все жду... И
вот сейчас думаю, если Коксу-Сабрак прикончит Ван-хана и мы останемся
одни, не видать мне тридцать жен.
- У пустоголового человека и речи пустые,- проворчал Алтан.
- Совсем не пустые!- заступился за него Боорчу.- Через кочевья
кэрэитов лежит дорога к нашим куреням. Но я не об этом... Совсем случайно
получилось так, что мы можем крепко намять бока Коксу-Сабраку. Он не
знает, что мы за его спиной. Его воины нагружаются добычей, становятся
неповоротливыми, как тарбаганы перед спячкой. Ван-хан и Джамуха попробуют
его остановить. В это время мы должны ударить.
- Шаман Теб-тэнгри, что скажешь ты?
Теб-тэнгри зажмурил глаза, словно прислушиваясь к чему-то в себе самом.
Все повернули головы к нему. Тэмуджин встревоженно подумал: этот человек с
узким лицом до сих пор не очень понятен ему, шаман, если только захочет,
все может повернуть по-своему, с ним совладать будет труднее, чем с
Алтаном и Даритай-отчигином, его слово ценят и нойоны, и простые воины.
- Духи добра,- шаман открыл глаза,- довольны тобой, хан Тэмуджин.
- Утром мы пойдем на Коксу-Сабрака. Готовьте людей, нойоны.
Теб-тэнгри, зайди ко мне в юрту.- Пропустив шамана вперед, он закрыл
дверной полог.- Ты говорил, что водить дружбу с Ван-ханом и Джамухой
опасно. Но ты не против того, чтобы мы помогли им...
Шаман разворошил жар очага, изломал через колено палку, бросил на
горячие угли, подождал, когда вспыхнет пламя.
- Тебе это не понятно? Но все очень просто, хан Тэмуджин. Из двух
врагов первым уничтожай наиболее опасного.
- Ван-хан мне не враг. Ты его не равняй с Коксу-Сабраком.
- Он-то, может быть, тебе не враг...
- Договаривай, Теб-тэнгри.
- Ты будешь его врагом, хан Тэмуджин. Нилха-Сангун уже почувствовал
это.
- Я давал Ван-хану клятву быть его сыном - разве ты забыл?
- Ты давал клятву и Джамухе... Но этот разговор преждевременный, хан
Тэмуджин. Прими мой совет и не ходи сам на Коксу-Сабрака.
- Почему?
- Будет благословение неба, найманов разобьют твои воины и без тебя.
Этим ты покажешь Ван-хану и всем другим, что не только ты сам, но и каждый
твой нукер способен на великое дело... Ты возвысился над своими нойонами -
твоя семья и твои друзья живут спокойно. Ты возвысишься над ханами -
спокоен будет твой народ.
- Так думаешь ты?
- Не один я. Так думают те, у кого есть рабы-пастухи, табуны и стада.
- А-а...- неопределенно протянул Тэмуджин.- На Коксу-Сабрака пошлю
Боорчу и Мухали. Но врагом Ван-хану я не буду!- Он протестующе двинул
рукой.
По тонким губам шамана скользнула усмешка.
- Оставайся его верным сыном. Вас трое у Ван-хана - ты, Джамуха да
Нилха-Сангун. А наследником будет кто-то один.
- Теб-тэнгри, в тебе сидит демон!
- Мне с небесного соизволения открыты тайны человеческой души.
Говорить с шаманом, как всегда, было трудно. Будто он и вправду
проникал в глубины души и видел там те, что было скрыто не только от
людей, но и от самого себя.
VIII
Мороз заставил Джамуху сойти с коня. Спешились и нукеры. Сухой снег
звучно скрипел под подошвами гутул, и стылый воздух отзывался звоном.
Джамуха был в тяжелой шубе и в теплой беличьей шапке. От дыхания на
воротнике пушился мягкий иней. Иней оседал и на бровях, на ресницах. Холод
и немота пустынной степи угнетали Джамуху. С сожалением вспоминал тепло
очага своей юрты, заботливую Уржэнэ. Зимняя пора, пора спокойного отдыха и
веселой охоты, превратилась для него в пору труда. После того как
провалился хитроумный замысел убрать Тэмуджина, он понял, что бездействие
гибельно. До тех пор, пока жив анда, ни один из нойонов не может
чувствовать себя в безопасности. Была редкая возможность уничтожить его



руками Коксу-Сабрака, казалось, никто не отвратит его гибели, но, видно,
духи зла в сговоре с ним - увернулся от смертельного удара. Мало того, что
увернулся,- извлек из всего этого великую выгоду.
Коксу-Сабрак тогда захватил почти половину улуса Ван-хана, в его руки
даже попали жена и дети Нилха-Сангуна. Собрав людей, каких только было
возможно, Ван-хан решил дать последнее сражение. Но исход битвы был
предопределен, и все знали это. Хан стал в строй простых воинов и поклялся
умереть вместе с ними.
Найманы легко опрокинули их и погнали по лощине. И тут случилось то,
чего никто не ожидал. На Коксу-Сабрака, уже торжествующего окончательную
победу, обрушились воины Тэмуджина. Они не дали найманам ни перестроиться,
ни развернуться, били в спину стрелами, кололи копьями, рубили мечами...
Боорчу и Мухали отняли пленных, стада, юрты, повозки и все это преподнесли
Ван-хану как подарок. А разбитый Коксу-Сабрак снова едва успел уйти.
Ван-хан прослезился от радости. Он плакал как старая баба, и клял себя
за легковерие, толкнувшее на отступничество. Успокоившись, приказал из-под
земли достать <наймана>, оклеветавшего Тэмуджина. Опасаясь, что обман
может открыться, Джамуха велел удавить Хунана бросить труп в реку. Тайна
осталась нераскрытой. Но Ван-хан и без этого охладел к нему. Может быть,
что-то все-таки заподозрил.
И это не все. Слава об уме, храбрости непобедимого Тэмуджина,
умножаемая молвой, облетала степь. И вновь к нему из всех улусов повалили
люди - лихие удальцы, чтобы использовать свое единственное достояние -
отвагу; владельцы стад, чтобы под его сильной рукой спокойно умножать
богатство; обиженные, чтобы обрести защитника. Теперь к анде люди шли не
только из куреней и айлов тайчиутов, но и многих других племен -
салджиутов, хатакинов, дорбэнов, хунгиратов, куруласов... Его силы росли,
увеличивались, теперь уже ни одно племя не сумело бы совладать с ним в
одиночку.
Нойоны всполошились. Джамуха как мог, подогревал страсти, запугивал
грядущими бедами. Но мало чего добился. Сильнее страха перед Тэмуджином
оказалась неодолимая гордыня. Нойоны соглашались свести свои силы, не
отказывались и от драки с андой, но никто не хотел никому подчиняться, все
подозревали друг друга в скрытом стремлении под шумок возвыситься над
другими.
Измучившись, изуверившись, Джамуха обратил свой взор на улус
Таргутай-Кирилтуха. Старый враг Тэмуджина, возможно, окажется дальновиднее
других. Джамуха направился к нему.
Стерев ладонью с бровей и ресниц иней, он сел на коня. Двадцать нукеров
тоже вскочили в седла. Передохнувшие кони пошли быстрой рысью.
В курень приехали под вечер. В мглистое небо поднимались столбы дыма,
суля желанное тепло и горячую пищу. Утоптанный снег прозвенел под
копытами, как лед, прокаленный морозом.
В просторной юрте Таргутай-Кирилтуха горел огонь, камни очага
раскалились докрасна. И только тут Джамуха почувствовал, как он промерз,
устал и как голоден. Таргутай-Кирилтух встретил его без всякого радушия.
Зажиревший, с мягким подбородком, свисающим на засаленный воротник
шелкового халата, и заплывшими угрюмыми глазами, он чуть шевельнулся,
будто хотел встать, что-то пробормотал, и Джамухе пришлось, не дожидаясь
приглашения, раздеваться, без зова идти к этому бурдюку с жиром и гнуть в
поклоне спину. Рядом с Таргутай-Кирилтухом сидел его сын Улдай, тоже
упитанный почти как отец, Аучу-багатур и два молодых воина, позднее
Джамуха узнал - сыновья Тохто-беки, Хуту и Тогус-беки. Джамуха сел спиной
к очагу, вбирал тепло, обдумывал предстоящий разговор, предчувствуя, что
он будет нелегким. Его ни о чем не спрашивали, молча рассматривали:
Таргутай-Кирилтух и его сын - равнодушно, Аучу-багатур - с откровенной
неприязнью, сыновья Тохто-беки - с любопытством. Молчание начинало
тяготить, и он задал обычный вопрос:
- Благополучно ли зимует ваш скот?
- Благополучно,- буркнул Таргутай-Кирилтух.
- Иное дело, кажется, у тебя, а?- спросил Аучу-багатур.
- Почему тай думаешь?
- Ну, как же... У кого благополучны стада и достаток пищи, тот сидит
дома.
- Ты всегда был очень догадливым, Аучу-багатур. Но на этот раз
ошибаешься. Не забота о пище гонит меня по зимней степи. Пока что у меня
есть и еда и питье. Только скоро, может случиться, ничего этого не будет.
И у меня, и у вас.
Таргутай-Кирилтух приподнял тяжелые веки, во взгляде появился интерес.
- Не мор ли идет по степи?
- Не мор. Много хуже. Хан Тэмуджин набивает колчан стрелами.
- Раньше людей пугали духами зла, теперь Тэмуджином,- буркнул
Таргутай-Кирилтух.
- Он страшный человек!
- Что он за человек, мы знаем не хуже тебя,- сказал Аучу-багатур.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Самойлова Елена - Путешественница
Самойлова Елена
Путешественница


Шилова Юлия - Отрекаются любя. Я подарю тебе небо в алмазах
Шилова Юлия
Отрекаются любя. Я подарю тебе небо в алмазах


Володихин Дмитрий - Война обреченных
Володихин Дмитрий
Война обреченных


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека