Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

паки научается вере православной и благочестию. Но верховой езде и
воинскому искусству, обхождению с чинами двора и думы, истории и законам,
прехитрым извивам политики учат его Вельяминовы. Василий Василич взял на
себя воинскую науку подрастающего князя, его брат Тимофей, книгочий и
книжник, - изучение <Правды русской>, <Амартола> и Несторовой начальной
летописи. Писаная мудрость, впрочем, дается Дмитрию с трудом. Со слов, по
изустному речению постигает он больше, чем из строгих, пахнущих кожею и
чем-то отпугивающим его книг. Лениться, однако, отроку не позволяет
Алексий, успевающий доглядывать за всем, что касается воспитания и обихода
наследника. Есть еще, правда, второй княжич, младший, Ванята. Шура успела
родить двоих мальчиков от князя Ивана. Но тот, хоть и разумом светел и
добр, но какою-то, юною беззащитностью слишком напоминает отца своего,
несчастливого Ивана Иваныча Красного, и потому все надежды Алексия
сосредоточиваются пока на старшем, на Дмитрии...
Вот вереница красиво разряженных всадников, вытягиваясь, скачет по
лугу. Звенят птицы над головою, текут в промытом весеннем молодом небе
белые облака. И лес свеж, и сверкает молодая яркая листва, и у Дмитрия уже
высохли слезы обиды на лице, он улыбается, понукает коня, и жеребец с рыси
переходит на скок, и отрок с упоением взлетает в седле, выпрямляясь и чуть
откидываясь назад, как учил его Микула.
Трубят рога. Загонщики гонят дичь в открытое поле. Вот уже первый
сокол, освобожденный от колпачка, взмыл в небеса и оттуда, пореяв немного,
озираясь и расправляя крылья, рушит стремглав вниз, сбивая с полета
отчаянно орущую крякву. Вот вельяминовский сокол подбил зайца. Митя, кусая
губы и уже гневая, оглядывается на своего сокольничего: ну же, да ну,
скорей! Но княжеский красный кречет, дорогой челиг, привезенный аж с
Терского берега, пошел кругами, только еще примериваясь к добыче, меж тем
как сокол Ивана Вельяминова опять ринул вниз у него под клювом и уже
взмывал ввысь с пестрою куропаткой в когтях. Маленький Дмитрий стал в
ярости бить кулаками по конской шее, жеребец встал на дыбы, едва не
выронив княжича из седла. И опять Микула, не мысля худого пред братом,
помог Дмитрию, промчавши мимо и указав плетью в сторону, к просвечивающей
меж стволов воде. Дмитрий, уразумев, совсем по-княжески, повелительно,
кивнул своему сокольничему и помчал вослед за Микулой. Не снимая шапочку с
глаз своего сокола, младший Вельяминов пропустил князя вперед, и тут же
целая стая уток с кряканьем и оглушительным хлопаньем крыльев вырвалась из
камышей.
- Пускай!
Челиг вновь взмыл и ринул в середину стаи. Крупный селезень, теряя
перья и кувыркаясь, полетел вниз, а челиг, сделав немыслимый прыжок в
воздухе, подбил утку и успел, настигнув стаю, ухватить вторую, которую и
понес в когтях, снижаясь на призывный свист сокольничего. Дмитрий, позабыв
давешнюю обиду, хлопал в ладоши. Микулин доезжачий по знаку господина
скинул порты и борзо сплавал за двумя подбитыми челигом птицами. Княжич,
счастливый, привязал уток к седлу и гордо, разгорясь лицом, огляделся
кругом. Охота продолжалась.
Сколько мелких обид и уколов самолюбия, сколько промахов, допущенных
не очень внимательным к юности Иваном Вельяминовым, понадобилось, чтобы
совершилась трагедия, разыгравшаяся спустя много лет, уже после смерти
тысяцкого Василия Василича! И думал ли о том, мог ли подумать Иван?
Дмитрий? Микула? Да ни один из них! Но годы проходят...
Солнце уже пошло на закат и стало свежо, когда охотники, увешанные
битой птицей, разгоряченные, покрытые пылью, возвращались к дому. У
загородного терема Вельяминовых стоял крытый митрополичий возок. Молодые
боярчата невольно подтянулись. Юный князь меж тем весело побежал
здороваться со своим духовным отцом.
В покое, темном после солнечного дня, сидели друг против друга
тысяцкий Василь Василич и митрополит Алексий. Дмитрий без стука ворвался в
палату и остоялся, понявши, что что-то происходит меж ними важное и
непонятное ему. Василь Василич был необычайно хмур, а владыка Алексий
необычайно торжествен: в палевом, летнего дня ради, облачении и в белом
клобуке с воскрылиями и шитым золотою нитью изображением серафима надо
лбом.
Алексий благословил Дмитрия, на миг припавшего к его сухой, горячей
длани; княжич затараторил было об охоте, но, видя, что оба замолкли,
словно пережидая, смешался, умолк, вопросительно взглядывая то на дядю, то
на духовного отца. Алексий напомнил ему о трудах духовных и книжных,
слегка, кратко пожурил и вновь благословил, отпуская. Дмитрий, опустив
голову, дошел до двери, обернулся было с легкой обидою: почему ему, князю,
не говорят, о чем идет речь? Но встретил строго-внимательный и чуть-чуть
лукавый взор Алексия и, смешавшись, устыдясь неведомо чего, выбежал вон.
Дядька уже искал юного князя, чтобы вымыть и переодеть перед трапезою.
Когда за наследником престола закрылась дверь, Алексий, продолжая
прерванный разговор, вымолвил:
- Серебро надобно! Много серебра! Дают, по слову моему, все!


- Но ведь Дмитрий Костянтиныч имеет в руках ордынский выход! Он и
поболе возможет заплатить!
- Ты забываешь, Василий, что суздальского князя поддерживали эмиры
покойного Хидыря, а Мурут с ними во вражде!
- Мурут зимой разбил Кильдибека!
- Да! А нынче ему предстоит сразиться с Мамаем!
Василь Василич, потемневши ликом, трудно склонил голову, думал.
Наконец, остро и хищно глянувши на Алексия, вымолвил хрипло:
- Ежели... Великий стол... Сундуки выверну! Не обманет Мурут?
- Обещал. Ему нас обмануть... Хидыревы эмиры прирежут! Муруту, дабы
победить Мамая, надобно иное серебро, окроме царева выхода, о коем не знал
бы никто из вельмож татарских. Такова нынче ордынская власть!
- А потом, после, - вопросил тысяцкий с затруднением, - так и станем
платить повдвое обычной дани?
- О <после> знаю только я, Василий! И не скажу никому, даже тебе.
Веришь ты мне, духовному своему отцу и местоблюстителю московского
престола?!
Василий Вельяминов поднял голову, встретил темно-прозрачный строгий
<невступный> взор митрополита русского, круто согнул выю, вопросил хрипло:
- Когда нать серебро?
- Сейчас!
В Москву, не задерживаясь, Алексий вместе с Вельяминовым выехали
ночью.

ГЛАВА 14
Иван Вельяминов по собственному почину поскакал в Москву следом за
родителем. Василий Василич встретил старшего своего хумуро. <Не звал!> -
сказал Ивану остраненный отцовский взор.
Вместе спустились в погреб, где хранилась казна. Молчаливые холопы
носили кожаные мешки с русскими гривнами, с иноземным - немецким и
арабским - серебром, увязывали связки соболей, чаши, достоканы, блюда,
сосуды фряжской и арабской работы. Василий Василич, горбатясь под низким
тяжелым сводом из глыб грубо околотого белого камня, немо смотрел, как
утекает накопленное двумя поколениями тысяцких добро. Иван, подрагивая
носком сапога, остановился прямь родителя. Испуганно колебалось свечное
пламя.
- Для Митьки все? - вымолвил наконец Иван, прямо глядя в лицо
родителю. - Думаешь, сделат ево Олексий великим князем?
- Олексий возможет все! - тяжко ответил отец. И, помолчав, добавил,
отводя взор от ограбленных, разверстых сундуков, ларей, укладок и скрыней:
- И не зови Митькой наследного князя московского!
- Не заслужил ищо...
- Заслужит! И помни: князей не выбирают, князем родиться надобно! А
иного князя нету у нас на Москве!
- У тетки Шуры Иван ищо!
- Так уж важно...
- Иван молодший!
- Да! - жестко обрезал сына Вельяминов. - И полно молвить о том! У
суздальского князя, как и на Рязани, тысяцким ты никогда не станешь!
Иван посвистал, оглядывая разволоченные сундуки. Холопы вышли, они
были одни в покое. Заложивши ладони за кушак и покачиваясь с носка на
пятку, он снова посвистал, сожалительно повел головою. Сказал негромко.
- Жалко добра!
- Все дают! - угрюмо ответил отец.
Серебро давали действительно все. Да и как не дать, когда требует не
просто правитель страны, глава боярского совета, но и отец духовный, но и
митрополит, в воле которого все завещания, поминания души, требы,
церковный и частный обиход, имущественные споры - сама жизнь, по сути! Да
и слишком при нынешней трудноте надобна была всем и каждому та власть,
которую потеряли москвичи со смертью Ивана Иваныча. А в Алексия верили. И
потому давали без спору. И мало кто догадывал даже про толикое опустошение
боярских сундуков. И мало кто (избранные токмо) ведал, что за купеческий
караван ладит отойти в Сарай от коломенских вымолов, что за паузок подошел
ночью к Коломне с нарочитою стражею на борту и о чем наставлял накануне
духовный владыка Руси необычно серьезного сына покойного Андрея Кобылы
Федора Кошку, вручая тому запечатанную вислою митрополичьей печатью
грамоту. Лодьи отплывали и послы отбывали в Сарай в полной тайне.
С Феофаном Бяконтовым, с Дмитрием Афинеевым, с молодым Федором Кошкой
отбывал в Орду невидный маленький монашек, вовсе незаметный в дорожной
сряде своей рядом с нарочитыми боярами московскими. Но именно его сугубо
напутствовал накануне Алексий, и именно ему поручено было довести до конца
дальний владычный замысел и даже <полуизменить>, сообщивши ненароком Мамаю
о получении ханом Мурадом московского серебра...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Воин Добра
Афанасьев Роман
Воин Добра


Черепнин Владимир - Свирепый черт Лялечка
Черепнин Владимир
Свирепый черт Лялечка


Шилова Юлия - Душевный стриптиз, или Вот бы мне такого мужа
Шилова Юлия
Душевный стриптиз, или Вот бы мне такого мужа


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека