Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора


VII
Посадник Михаил Федорович в эти дни едва поспевал справляться с
делами. Со дня на день должен был вернуться из Заволочья сын посадника
Обакун с дружиной, привезти дань, меха. Опозднились. Поспеют ли теперь к
торгу?
Мужики из Череншанского погоста жаловались на ключника, просили
заменить кем другим. Морщась, он перечитывал не очень грамотное послание
своих крестьян: <Господину своему Михаилу Федоровичу хрестьяне твои
Череншана чело бию те што еси отода деревенску Клименцу Опарину. А мы его
не хотимо, не суседней человеко. Волено бо деиты>.
Следовало бы побывать на месте, разобраться, как и что. Может, и
верно, своеволит Клименец? А может, лукавят мужики?
Из Рагуилова писал Сергий, что тати покрали ржаной стог четвертной -
овинов пять свезли. Тоже надо бы самому быть. Что за тати? Не соседнего ли
села мужики? Земля там век худа, ничего не родит.
А дела посадничьи не выпускали из города. Только что отпустил
мастера-городника, наряжал чинить стену меж Бежицкой и Славенской воротней
башнями. Сидели втроем, с кончанским старостой, считали, сколько народу
нужно звать из волости, каковы расходы города и конца.
Теперь ждал мостников, что перемащивали улицы. Снова сделают не ладом
водостоки подземные, начнет заливать амбары на Торгу, с кого спрос? С
посадника. Даве мастер объяснял не очень понятно. Михаил Федорович велел
принести чертеж и малое подобье сделать...
Не старый человек, Михаил Федорович и до того посадничал в Ладоге, а
там и перевалка ладейная, и гости заморские, и ратная угроза. Ничего,
справлялся! Да десятое лето уже в Новом Городе. И не трудна работа, да вот
ладить с князем Ярославом, а паче с наместником его, задабривать вече,
уговаривать разом и Прусскую улицу и торговый пол, привечать иноземных
купцов, теснимых княжеским тиуном, - это порою долит.
- Ну, где ж они! - подосадовал на запоздавших мостовых мастеров.
Хмуря брови - будто облако отуманило лицо, прошелся в мягких сапожках,
шитых жемчугом, глянул в окно: птиц-то, птиц! Обдернул рубаху, придвинул
точеное кресло к налою, достал костяное изогнутое писало, с головой зверя
на рукояти, лист бересты положил на налой. Спасибо государыне матери, на
седьмом десятке не устает следить за хозяйством! Подумал, начал писать:
<Поклон оспожи матери. Послал есмь с подсаницким Мануилом двадцеть
ногат к тоби, а ты, в Торжок приехав, кони корми добрым сеном, а к житници
свой замок приложи. А рожь и ячмень давай, кому надобе. Да пошли Прочиця,
пускай купит коня два и идеть семо. Да пришли с Прочицем воску петь пудов,
да полсти, скотинных две, да меду пуда три либо цетыре, а протчее до воды
оставь...>
Протьша заглянул в горницу, хотел сказать, что пришли мостники, да
увидал склоненную голову посадника, с расчесанными, блестящими, без
единого седого волоска, заплетенными в косу, ради удобства, волосами -
пишет! - вышел тихонько. Но Михаил Федорович услышал. Окликнул негромко:
- Протьша? Что, пришли мостники?
- Пришли.
- Постой, - докончил грамотку, встал. - Пошли паробца на коне вборзе
к Мануилу, он поедет в Торжок. Передай бересто и двадцеть ногат ветхими
кунами. Пусть отвезет заодно!
Накинул шелковый домашний зипун.
- Зови!
Вошли мастера. Смотрели чертежи водоотводов, подобье, тонко
сработанное из кусочков дерева и бересты. Принесли чан, проливали водой.
Посадник остался доволен.
- Кто делал?
Старик мастер указал на высокого светловолосого отрока.
- Смышлен. Добрый будет мостник!
- Я в порочные* мастера хочу! - осмелев, подал голос тот.
_______________
* П о р о к и - стенобитные осадные машины.
Улыбнулся Михаил Федорович:
- Сделай мне побольше гульбище в саду под кровлей и водоводные трубы
к терему. Посмотрю работу - помогу.
- Уводишь парня, - недовольно возразил старый мастер, - он еще своего
не отработал!
- Сговоримся, не обижу.
Постучал Михаил Федорович. Явилась девка, обнесла с поклоном
мостников чарою.
- Добро сделаете, за платой не постою. Кроме ряженого, прибавлю из
своих!


Шумно благодаря, мостники двинулись к выходу.
Протьша проводил мостников до ворот и тотчас явился снова:
- Иконный мастер!
Принесли заказанную икону. Два подмастерья втащили большой, в три
четверти роста человеческого, поясной образ Николы.
Пока развязывали вервие, разворачивали портна и устанавливали,
мастер, взлысый, угрюмый, сердито хлопотал, не глядя по сторонам, то и
дело строжа своих учеников. Установил. Без робости указал посаднику:
- Ты тамо стой!
Улыбнулся Михаил Федорович, послушался: хороший мастер всегда свое
дело знает! Хотел улыбнуться вновь, взглянул... да и забыл.
Освобожденный от своих холщовых риз, Никола-угодник строго глядел на
него. Жесткий хрящеватый нос; большие глаза под взлетающими, изломанными
дугами бровей смотрят внимательно и сурово; тонкими плавями прописанные
линии лба являют волю и ум; худые чуткие пальцы сильно и бережно стиснули
переплет книги.
- Не блестит? - обеспокоился мастер долгим молчанием посадника, но
всмотрелся в его лицо, успокоился. Застыл Михаил Федорович, замер, рука
ущипнула бородку, да так и осталась. Силою мастерства, что почти уже
спорило с божественным, веяло от иконы. Сам Господин Великий Новгород,
ратный и книжный, ремесленный и торговый, смотрел строго, глазами угодника
Николы, с тяжелой составной доски.
Почему-то заговорил вполголоса Михаил Федорович, захлопотал, усадил
всех трех; выйдя из покоя, послал отнести мастеру, сверх установленного,
полоть* мяса и чашу масла, воротясь, сам налил заморского фряжского вина в
серебряную чеканную чару.
_______________
* П о л о т ь, п о л т ь - половина туши, разрубленной вдоль.
Выходя, изограф бросил на икону сожалеющий взгляд. Сроднился с нею,
постился перед тем, как взяться за кисть, делал, творил, горел, веря и не
веря себе, взирал с восторгом, а отдал, и пусто в душе - до новой работы,
до нового труда. Рука поднялась перекреститься на свою икону, не донес,
вспомнил, что еще не освящена. Михаил Федорович заметил движение мастера:
- Погоди, в Никольском соборе намолишься! Самому владыке Далмату
святить пошлю.
Полюбовавшись вдосталь один, велел вынести образ в иконный покой.
Затем Михаил Федорович написал еще два письма: ключнику в Рагуилово и
деловое - ладожскому посаднику. Он еще раз пробежал глазами жалобу корел,
переданную утром корельским данником Григорием: <Биют челом корела
(перечислялось, каких погостов) Господину Нову-городу, приобижени есмь с
немецкой стороны, - писали они, - отцина наша и дидена...> А вот: <...мехи
имали и крецете, и вержи пограбиле, а сами стоят на Ладозе...>
Давече отложил было - распутица, а тут решился, хмуря красивые брови,
отписал в Ладогу, чтобы послали, пока путь, дружину на Усть-Нево:
разбойников похватать, товар и полон отбить. Пусть знают, что не дает
Великий Новгород в обиду ни свои волости, ни друзей своих!
Он еще дописывал, когда доложили, что приехал тысяцкий. Михаил
Федорович прошел переходами, встретил Кондрата на сенях. Поздоровались,
прошли в покой.
- Елферий еще не был? - спросил Кондрат, подозрительно оглядывая
углы.
Михаил неприметно усмехнулся. Тысяцкий и воевода недолюбливали друг
друга.
- Не был. Нам с тобой, Кондрат, прежде уведаться надоть. Князь
Ярослав мыслит на Литву поход.
- Вот как!
- Вот так. Руками Великого Новгорода свои споры с Литвой решать
хочет.
Всегда спокойное лицо Михаила свело судорогой. Он встал, сдерживая
волнение, сжал в руке тисненый чехол посадничьей печати.
- Хоть бы то подумал прежде, что без нашей заморской торговли и
Переяславль, и Тверь, и Москва пропадут! Сами немцам поклонятся тогда:
придите и володейте!
- Вот как! - повторил Кондрат, не поспевая уследить за быстрой мыслью
посадника.
- Что говорят купцы? - уже спокойно, взяв себя в руки, спросил
Михаил.
- Приобижени суть от колываньских да раковорских немець.
- А сына Товтивилова на отцов стол сажать не хотят?
- Мало кто.
- И то добро!
- Вот чего еще, Михаил! Обижены купцы и на тебя и на меня. Почто
позволил Ратибору виру дикую брать! Прошают: я ли купцам голова али
Ратибор?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Прекрасный новый мир
Злотников Роман
Прекрасный новый мир


Самойлова Елена - Путешественница
Самойлова Елена
Путешественница


Андреев Николай - Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть
Андреев Николай
Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека