Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Рыжий потер бровь: похоже, он всерьез обдумывал предложенный ею вариант. Дэн, после нескольких секунд оторопелого молчания, вдруг взорвался:
– Да что ты ее слушаешь! Она что угодно скажет, лишь бы мы ее отпустили! И кто мы после этого будем, если не полные идиоты?
– Может быть, и полные, зато живые, – заметила Кэт.
– Живые? Живые?! Да Темный нас отыщет даже у черта в заднице!
– Это еще бабушка надвое сказала, – возразила Кэт. – А так вы заведомые трупы.
Возмущение во взгляде Дэна сменилось яростью:
– Э, да ты что, угрожаешь?
– Вам угрожаю не я. И не подумайте, что я вас пугаю, – поверьте, все так и есть.
– Ну хватит! Осточертело слушать твою брехню! – Дэн поглядел на молчащего напарника: – Красный, передай-ка мне скотч!
Тот медленно и явно неохотно потянулся к подножию своего кресла.
– Вы могли бы и не отпускать меня, – внесла предложение Кэт. – Уходите сами, а меня оставьте здесь дожидаться Альена; ему же все известно, вот пусть и попробует сам выкрутиться. – Она не кривила душой относительно прогноза на их судьбу и при этом размышляла, что один бандит все же лучше, чем трое: от одного больше шансов убежать – не в космосе, конечно, а пока еще корабль находится здесь в ожидании заправки. К тому же, может быть, ей удастся освободиться от пут еще до его прихода. Надежду ее подкрепило то, что Красный, уже державший в руках скотч, не торопился передавать его напарнику. Кажется, он собирался что-то сказать, как вдруг...
Как вдруг один из обзорных экранов показал, что дверь ангара открывается и в нее входит Альен.
Кэт в досаде скрипнула зубами – были бы свободны руки, она бы стукнула кулаком – не по Дэновой физиономии, увы, эффект вряд ли вышел бы желаемым, а по подлокотнику: ее уговоры почти уже подействовали, по крайней мере на одного, а там он, глядишь, по-настоящему врезал бы второму. И вот, на тебе – появился этот чертов Альен и все испортил!
– Надо поговорить с Альеном, – буркнул Красный, нажимая ряд кнопок на пульте – открывал, конечно же, входной шлюз.
– Посмотрим, что ты запоешь при нем! – злобно уронил Дэн и быстро перевел взгляд на экран, от которого пленница в данный момент не отрывала глаз.
Кэт запоздало зажмурилась, внутренне кляня себя: не смогла, разиня, скрыть вспыхнувшей на лице радости! А как ей не вспыхнуть, когда вслед за Альеном в ангар ворвались Ян, Стас и Николай и бросились вперед – к открывающемуся люку корабля. Впрочем, не ее взгляд выдал их появление; Красный, к сожалению, тоже смотрел на экран и, буквально подпрыгнув, быстро пробарабанил по кнопкам еще до возгласа Дэна: «А черт!», – сопровождавшегося рывком к пульту – ненужным, поскольку люк, видимо, уже закрывался и никто из появившихся, включая Альена, не успел к нему вовремя: камера показывала их, всех четверых, вынужденных остановиться перед наглухо закрытым кораблем.
Нечего и говорить о досаде, отразившейся на лицах своих – они сейчас показались Кэт прекраснейшими в мире. И отвратительной, ввергающей в отчаяние была мрачная усмешка Альена, кривившая его губы, несмотря на то, что Николай держал у его виска тот самый шоковый пистолет, что недавно упирался в бок Кэт.
Похитители молча пялились в экран, оценивая новую ситуацию и, вероятно, прикидывая, что из нее проистекает. Наконец Дэн протянул:
– Та-а-ак...
А Красный сказал с грустной усмешкой:
– Они что же, выходит, взяли заложника?..
Дэн посмотрел на Кэт и ухмыльнулся:
– Что-что они там взяли? Сдается мне, эти козлы что-то перепутали. Погоди, сейчас мы им объясним разницу между ценным заложником и уродом, притащившим за собой такой пышный хвост. – Он протянул было руку к пульту, но его остановило спокойное предупреждение напарника:
– Только тронь излучатель, и я тебе руки оторву.
– Что-о-о? – Дэн, явно считавший себя в их паре начальником, недоуменно вытаращился на Красного.
– Кто из нас пилот, я или ты? – спросил тот. – Ты что думаешь, придурок, мы в земном гараже? Здесь за стенами не просторы Техасчины, а космос!
– Я не собираюсь стрелять по стенам! – огрызнулся Дэн.
– Конечно, никто не стреляет по стенам, им обычно достается по ходу. Да будь ты хоть снайпером! – Кэт вздрогнула и быстро перевела взгляд с одного на другого, силясь понять – это просто пример или ссылка на организацию?.. – В шлюзе наверняка стоят датчики, и, если ты откроешь стрельбу, на станции моментально поднимется тревога. А уж когда станет известно, что мы похитили залетную звезду...
– Да какая она звезда! – Дэн бросил на Кэт презрительный взгляд. – Я таких звезд в земных кабаках наберу батальон, по полсотни за штуку. Может, потому они пока и не обратились к властям, что у самих рыльце в пушку по самые уши.
Не обращая внимания на оскорбления, Кэт с надеждой глядела на экран. Свои совещались, и как раз в это время Тропилин что-то резко, явно в приказном тоне сказал Альену. Тот ответил с невозмутимым насмешливым спокойствием – было видно, что он не собирается выполнять то, что от него требуют; шокер у виска, по-видимому, ничуть его не пугал. Выслушав, капитан задал ему какой-то вопрос, затем поднял руку к лицу – на большом пальце у него был закреплен прибор, похожий на крупное, величиной с фалангу, кольцо. Тропилин вытянул из него антенку.
– Ага, приступаем к переговорам, – взвинченно сказал Дэн, цепляя клипсу наушника. Красный тоже надел наушник, хотя было ясно, что переговоры с их стороны будет вести не он.
Они не позаботились включить громкую связь, чтобы и Кэт было слышно; она видела только, как Тропилин шевелит губами. Зато она слышала ответы Дэна:
– Борт на связи. Мне наплевать, какой ты там «скр». Условия буду ставить я: вы отпускаете нашего человека и убираетесь из нашего ангара. Об остальных требованиях вам сообщат позднее.
Тропилин переглянулся с Николаем, и тот над чем-то склонился, а капитан вновь стал говорить.
Внимательно наблюдавший за ними Красный сказал напарнику:
– Эй, Дэн, по-моему, они что-то замышляют.
Тот скроил презрительную мину, затем нервно засмеялся в ответ на какие-то слова капитана:
– Заправят, еще как заправят! И ты еще, капитан КР, лично об этом похлопочешь, спорим?
Он поднялся из кресла, подошел к пленнице и, не говоря ни слова, ударил ее по лицу – раз, другой... Кэт только ахнула и задохнулась.
– Смотри-ка, а она из молчаливых, – заметил Красный, с усмешкой наблюдавший эту сцену. – Тут, видно, одним мордобоем не обойдешься. Может, намекнуть твоим друзьям, какие у тебя хорошенькие ушки?
Его дружок схватил Кэт за волосы, приблизил вплотную к ней потное лицо и прошипел:
– Визжи, сука!
Первые мгновения Кэт была потрясена и ошарашена, теперь перед глазами у нее побелело – нет, не от страха, не от отчаяния и даже не от боли. От ярости. Она и так-то была беспомощна против двоих мужчин, а уж тем более связанная...
В следующий миг внутри у нее словно распахнулась дверь – доступ к источнику сил, с которыми она уже соприкасалась когда-то, во время общения с хассами. Тогда она желала лишь взаимопонимания и остановки гибельного барьера.
Теперь вдруг пришло осознание, что физическое бессилие не имеет никакого значения.
Взять человека, похитившего Кэт, не составило особого труда. Он и впрямь находился в административном уровне – в той же приемной, где незадолго перед тем выбивал срочную заправку Тропилин. Сами они, естественно, не стали сразу показываться ему на глаза; Николай только глянул в дверь, открытую очередным посетителем, и произнес:
– Есть!
Они устроили засаду перед лифтовым холлом, укрывшись в одном из выходящих сюда коридоров, и, когда «объект» появился, вошли вслед за ним в лифт. Так что вышел он из него уже разоруженным и, можно сказать, под конвоем, хотя со стороны они выглядели как группа друзей, возможно – сослуживцев.
Яну слегка изменило его «снайперское» хладнокровие – он рвался немедленно освобождать Кэт, однако Тропилин настоял на первоначальном визите в собственный грузовик, объяснив это следующим образом:
– Если у нас возникнут проблемы, то шокера может оказаться недостаточно.
Ян знал, что капитан имеет право на ношение оружия и посерьезнее, чем шокер, но понимал и то, что вряд ли ему позволят появиться на станции со штурмовым плазменным ружьем. А ведь если они окажутся перед закрытым кораблем, для проникновения внутрь им не помогут ни обычный пистолет, ни даже лазерник. По мнению Яна, ключом к успеху была внезапность, на нее-то и следовало ставить, но Тропилин предвидел, кажется, и какие-то другие варианты. Впрочем, свой бокс они навестили очень ненадолго; капитан один зашел в корабль, оставив Яна с Николаем караулить пленника, наблюдая заодно за работой неторопливого, как броненосец, заправщика. Тут похититель, державшийся на удивление невозмутимо, впервые подал голос:
– Вам лучше оставить эту затею. Девушку вам обратно уже не получить – я понимаю, как нелегко бывает признать свое поражение, но лучше бы вам смириться с этим.
Ян с Николаем проигнорировали его слова, причем стоит ли говорить, что Яну это далось с куда большим трудом.
Тропилин появился не с чем-то солидным и огнестрельным, а всего лишь с небольшим ящиком, похожим на саквояж, при взгляде на который всем троим, включая пленного, пришла, кажется, одна и та же мысль.
– Вам не поздоровится, если вы будете что-то взрывать на космической станции, – насмешливо сказал пленник. – Даже стрелять здесь я вам не советую, если только не хотите привлечь к нашим проблемам Службу Безопасности.
Капитан мельком глянул на него и отвернулся, буркнув:
– Они нам только спасибо скажут.
– Да неужели? – Усмешка пленника стала шире: – А мне почему-то кажется, что вы избегаете внимания спецслужб.
Что ж, последнее слово осталось за ним. Хотя и его вряд ли удовлетворил итог разговора: капитан так и не сказал, что представляет собой этот ящик, а между тем и Ян был бы не прочь уяснить его предназначение. Невзирая на предупреждения пленного, капитан взял «саквояж» на операцию, так и не обмолвившись о нем ни словом.
Попытка внезапного прорыва не удалась: люк, начавший было открываться, обратно задвинулся, даже заклинить его чем-нибудь, хоть тем же шокером, они не успели, да и сомнительно, что в оставшейся таким образом щели имелся бы смысл. Обнадеживало лишь то, что излучатели корабля вряд ли откроют по ним огонь в шлюзе. И в их руках был один из похитителей – возможно, главный. Только на это и оставалось надеяться – что судьба этого типа, а также его приказания небезразличны тем, кто остался в корабле. После короткого совещания Тропилин обратился к пленному:
– Мы сейчас с ними свяжемся, и, если вам дорога жизнь, вы отдадите им команду открыть люк.
– А иначе вы что, меня застрелите? – пленный не просто пренебрегал угрозой, он еще и ухмылялся. И, что самое неприятное, был совершенно прав: даже будь у них возможность использовать огнестрельное оружие, никто бы из них не стал убивать или мучить заложника – это было прерогативой его братии.
Яну, впервые вглядевшемуся в его лицо более внимательно, показалось, что где-то он его уже видел; возможно – в кондоминиуме, где мафия вела охоту на Кэт...
– Даже если бы ваша угроза была реальной, да что там, даже если бы вы подняли на ноги всю местную Службу Безопасности – им на это плевать. Любые ваши усилия обречены на провал. Подумайте хорошенько и поймете, что это так.
Опустив голову, Ян глухо сказал:
– У них заложница.
Тропилин покачал головой – безнадежно и в то же время упрямо. Сказал пленному:
– Код для связи.
– Четыре-восемнадцать. – Взгляд его стал пронзительным, но голос звучал спокойно, когда он добавил: – Но я бы на вашем месте подумал о ней.
Капитан нахмурился, а Николай ткнул в голову бандиту шоковым пистолетом, что выглядело почти как удар
И только Ян уловил в его словах нечто большее, чем угроза или предупреждение. А может, ему лишь показалось, что в них была тревога, созвучная с его собственной.
Для связи капитан воспользовался ручной рацией, конфискованной у пленного еще в лифте. Говорил он, глядя в направлении маленького окошечка, где находилась ближайшая камера внешнего обзора:
– Борт «Призмы», слышите меня? Говорит капитан СКР Станислав Тропилин. У вас на борту находится девушка. Мы предлагаем произвести ее обмен на вашего человека. Условия следующие: при открытии входного люка мы отойдем на пять шагов. Как только она появится, мы его отпускаем. В случае вашего отказа дело будет передано Службе Безопасности.
Рация стояла в громком режиме, так что ответ бандита слышали все. Вряд ли стоило надеяться на что-то другое, но все же надежда была... И Станислав Тропилин еще не до конца ее исчерпал: он показал Николаю глазами на «саквояж»; штурман, кивнув, передал Яну шокер и стал колдовать над ящиком. А капитан продолжил переговоры:
– Уясните реальное положение дел: задание вы уже провалили; вам не уйти со станции; даже если ваш корабль не вскроют, как консервную банку, он все равно не будет заправлен.



Из рации раздалось что-то вроде хриплого тявкания, которое, вероятно, следовало интерпретировать как издевательский смех.
– Заправят, еще как заправят! И ты еще, капитан Скр, лично об этом похлопочешь, спорим?
Донеслось несколько резких шлепков, при звуке которых все вздрогнули, Николай разогнулся с какой-то частью ящика в руке, а пленный с закаменевшими скулами прикрыл глаза. Рация отчетливо и злобно прошипела:
– Визжи, сука!
Ян зажмурился, понимая – все. Провал. Он сделает все, чего потребует эта мразь. Сейчас и в дальнейшем.

Подавшись к Стасу, он схватил его за руку и крикнул в прибор:
– Прекратите! Слышите, вы?..
Вместо ответа из крохотного динамика донесся грохот, словно там что-то обрушилось. Или кто-то. Затем воцарилась тишина.
– Не надо трогать девушку, – деревянным голосом сказал Тропилин. Ответом ему было молчание. – «Призма», вы меня слышите?
Ни звука.
Тропилин покрутил что-то в приборе, вызвал еще раз и сообщил, нахмурившись:
– На сбой связи не похоже.
– Там что-то случилось, – сказал Ян и повернулся к пленному. Поглядев на шокер в своей руке, он сунул его в карман и схватил бандита за грудки: – Открывай дверь! Ты должен знать сигнал для автомата!
Пленник, вместо того чтобы испугаться, после встряски, наоборот, обрел свой прежний наглый вид:
– Так они его и оставили, увидев меня в вашей компании.
«А его дружки тем временем мучают Кэт!» Ян замахнулся с намерением врезать по этой ухмылке.
– Никольский, отставить!
Ян мгновение колебался, потом с трудом разжал руки – левую, сжимавшую в горсти ворот пленника и с куда большим усилием – правую, сжатую в кулак. Капитан перевел взгляд с него на штурмана:
– Коля, все готово? Давай!
У Николая на правой кисти был надет странный прибор – подобие металлической перчатки, составлявшей одно целое с диском, со стороны ладони настолько непроницаемо-черным, что, когда штурман повернул руку, у Яна на миг создалось впечатление, будто ее поглотила до запястья черная звезда. Он даже и сейчас не мог предположить, что это за штука, стало очевидно одно – не бомба. Гадать смысла не было, оставалось смотреть.
Николай прижал черную плоскость к поверхности люка и ткнул дважды в россыпь кнопок на перчатке. Ян узнал жест, сам он озвучил бы его так: «Задание введено, действуй!» – командует первым тычком оператор. «Ты действительно уверен?» – спрашивает система, и оператор отвечает вторым тычком: «Сто проц!»
Ян и пленник следили за действиями Николая с одинаковым пытливым интересом: оба ожидали от прибора какой-то вибрации, возможно попытки пробоя люка (что представлялось сомнительным), но ничего подобного не происходило. Николай просто водил рукой – примерно такими движениями люди моют окна, только сопровождалось это неприятнейшим звуком, напоминающим, пожалуй, скрип ржавых петель, сильно продленный во времени. Вначале ничего не происходило. Потом Яну показалось, что покрытие в области «обработки» меняет цвет – становится светлее, словно и впрямь «отмытое». А когда он вдруг понял, что происходит, то подался вперед, желая удостовериться, что его не обманывают глаза.
Люк корабля словно бы медленно уходил внутрь. Под воздействием прибора истончалась обшивка – она буквально таяла слой за слоем! Николай довольно быстро углублялся в корпус, переключая что-то со сменой составляющего его материала. Когда он решил (или прибор показал), что преграда стала уже достаточно тонка, то попросту саданул ногой и пробил ее остатки. Убедившись, что внутри никого нет, он ударил еще несколько раз для создания нормального прохода, потом обернулся и объявил:
– Готово, капитан!
– Пошли! – сказал Тропилин, подхватывая пустой «саквояж». «Стеноед» он убрал сразу же, войдя в шлюз, так ни словом и не обмолвясь о принципе его работы. Ян не стал спрашивать; может быть потом, без лишних свидетелей, – он покосился на пленного, заинтересованно провожающего прибор глазами, – капитан найдет нужным что-нибудь объяснить. А может быть, и нет.
По короткому коридору они устремились к рубке. Лишь теперь капитан достал пистолет; Ян еще на Земле заметил, что оружие у кэпа пулевое, но, по его мнению, и редкие в применении ручные лучевики обладали не такими уж грандиозными преимуществами. Сейчас больше всего тревожила гробовая тишина на корабле, не менее странная, чем внезапный обрыв связи. Примечательно, что их пленник был не менее озадачен происходящим, наверное, этим объяснялось то, что он без возражений нажал на сенсорную панель. Дверь отъехала, и они во главе с вооруженным капитаном ворвались в рубку. Тут им открылось поразительное зрелище, вызвавшее, во-первых, облегчение, а во-вторых, полное недоумение.
В одном из четырех имеющихся здесь кресел сидела Кэт – прикрученная скотчем, но, судя по всему, живая и... Нет, не совсем невредимая – когда она повернула голову, стала видна текущая из носа струйка крови. Их появление она приветствовала не то чтобы радостным возгласом, а скорее тихим вздохом:
– Ох, наконец-то!.. – и покосилась направо вниз, где на полу валялся мужчина в подозрительно неестественной позе. Второй, находившийся большей частью в пилотском кресле, перевешивался через подлокотник, что выглядело еще менее естественно, как будто в момент... Чего? Удара?.. Выстрела? Разряда? Словом, будто он в тот момент оглядывался назад.
Ян, отложив расспросы, быстро освободил Кэт, в то время как Тропилин проверял оба тела на предмет наличия в них признаков жизни.
– Пульс прощупывается, – сообщил он.
– Что они, друг друга, что ли?.. – размышлял Николай. Кэт, которую Ян, поддерживая, обнял за плечи, только вздохнула, опустив глаза.
Капитан перевернул ногой лежащего, окинул взглядом его лицо и фигуру, затем поднял за волосы голову свесившегося и, отпустив ее, сказал:
– Я не вижу никаких повреждений. – Он искоса посмотрел на Кэт и добавил: – Возможно, они действовали шокерами?
– Ну да, а потом спрятали их в карманы... – проворчал Николай, конфискуя тем временем у «тел» шокеры.
– Последним судорожным движением, – подал реплику пленный.
Тропилин, как ни странно, кивнул и, прерывая дальнейшие прения, сказал:
– Это уже неважно. Они, по счастью, как-то вырубили друг друга, а нам пора убираться отсюда – и как можно быстрее.
– А с этим что делать? – кивнул на пленного Николай.
Тропилин, почесав в подбородке, переглянулся с Яном.
– Третьим будет, – сказал Ян, доставая шокер.
По прошествии без малого десяти минут они вчетвером уже сидели в куда более тесной рубке грузовика, заправленного и готового к вылету. Как выяснилось, тропилинское выражение «нам пора убираться отсюда», относилось не только к чужому кораблю и к ангару, а к станции в целом.
– Ты успел договориться на другой рейс? – спросил он у Яна.
– Почти договорился... Тоже грузовик, порожний, летит за рыбой на Новую Океанию. – Ян уже знал – не сложится все это. Он просто отвечал на вопрос.
– Водная планета, – кивнул Тропилин. – Ни одного материка, зато островов без счету. Удачный выбор.
– Но он никуда не торопится, вылет в течение пары суток, – сказал Ян. Тропилин уже столько для них сделал, что Ян не считал себя вправе еще о чем-то просить. Он излагал обстоятельства, ожидая, что по этому поводу скажет сам капитан. И что он решит.
– Понятно. – Тропилин потер лицо ладонями. – Теперь проанализируем ситуацию. Через три бокса стоит продырявленный корабль, нуждающийся в длительном дорогостоящем ремонте. Даже если это само собой в ближайшее время не выплывет, очнется кто-нибудь из «шокированных» и заявит о нападении и порче имущества. Рыло у них, конечно, в кондовом пуху, но за ними, я так понимаю, стоит кто-то с межпланетной косматой лапой или... щупальцем. – Он вздохнул, поморщась: – И они здесь – только «первые ласточки». У вас вряд ли есть и пара часов. К тому же наша «звезда по имени Карина» успела здесь так нашуметь, что... По большому счету вам из корабля-то уже не стоит выходить.
– Значит, все-таки на Радомир? – не то чтобы спросил, а скорее констатировал Ян.
Кэт уныло вздохнула – подобными вздохами ограничивалось с недавних пор ее участие в разговорах. Мужчины реагировали на эти колебания воздуха со странной настороженностью, а Николай, самый молодой и впечатлительный, – без малого с опаской. Не дождавшись никаких добавлений, они отвели от нее взгляды.
– Возможно, это не худший вариант. По логике, вас теперь следует ждать где угодно, только не там, – сказал капитан и, связавшись с оператором, сообщил об отшвартовке.
Со станции вылетели благополучно. После выхода в космос звездная эпопея Кэт, завершившаяся порчей вражеской красавицы «Призмы», отошла на второй план перед тревогой, доставшейся от предыдущей эпопеи, именуемой «Бегство с Земли». Если уж кому-то удалось так быстро их отыскать, то не исключено появление и еще кого-нибудь, например – да что там скрывать, холодок пробегал у всех от этой мысли – корабля-призрака. Поэтому, пока грузовик удалялся от станции, готовясь к гиперпрыжку, ее безрадостные космические окрестности не страдали, как обычно, от недостатка внимания. Чем не могла похвастать серая муть, затопившая экраны, когда корабль нырнул в гиперпространство. Зато ее появление уже не впервые приветствовали в рубке грузовика общим облегченным вздохом.
– Ох! Только в гипере можно спокойно жить! – заявила Кэт, откидываясь на спинку.
– Ну, не очень-то сладко тебе в нем жилось, – заметил Ян, поглядев ей в лицо с намечающейся тревогой, словно вот-вот ожидал увидеть признаки позеленения.
– Вся беда в нашей гравитационной системе, – оправдал Николай гиперпространство. – Вот если бы на другом корабле...
– Жаль, что невозможно было улететь на «Призме», – сказал Ян.
– Да уж, с такой «дверью» только в космос, – хохотнул штурман. Хотя это исключалось, даже удайся им просто раскодировать люк: Ян не был пилотом, Кэт тем более, а у Тропилина с Николаем было задание, груз...
– Почему вы возите оружие на такой развалюхе? Конспирация?
Тропилин обернулся и поглядел на Яна:
– Когда ты догадался?
– Почти сразу. Чтобы одного из лучших офицеров СКР перевели на обычные грузоперевозки? А уж когда ты сказал о Проекте Российской Военной Академии...
– Я же говорил, что реализация проекта застряла на начальном этапе. А мы везем орудия мирного труда для первопроходцев. – Он покосился на усмехающегося Яна. – Без шуток. Прорва имеет категорию К-4С – особой сложности, поэтому принято решение испытывать на ней партии экспериментальных орудий труда.
– Послушай, но тот диск... Это же деструктор, я не прав? Он же уничтожает материю – без огня, без пыли, даже без дыма...
– Не деструктор, а дестабилизатор Калачова, или ДисК-2. У первого зона действия была всего три миллиметра от источника. У этого уже семь. Больше пока не получается, но наши ученые работают...
– Ну да, я понял, – проворчал Ян. – А Калачов, судя по названию, – это тот, кого они первым... дестабилизировали.
– Можно мне спросить? – Кэт, не видившую ДисК-2 непосредственно в действии, но внимательно следившую за разговором, волновало совсем другое. В конце концов они летели на планету под неофициальным, но очень многозначительным названием Прорва. – Что это за категория – «особой сложности»?
– Есть категория просто К-4, повышенной сложности – это когда на планете малопригодные или совсем непригодные для человека условия. А бывает так, что планета на первый взгляд обычной средней категории К-2, а при колонизации на ней вдруг начинаются проблемы очень специфического характера... – Тропилин смолк словно бы в замешательстве. Кэт переглянулась с Яном, вздохнула – ну вот, мол, опять все не слава богу. Вновь взглянула на капитана:
– Как ты думаешь, Стас, не лучше ли нам заранее знать, что такого специфического нас ждет на Прорве?
– Конечно, вам не помешает это знать – тем более что информация не секретная. Просто ситуацию с Прорвой не так легко объяснить... Если сказать, что планета нестабильна... да, это будет чистой правдой, но в людском понимании это означает землетрясения, извержения, потопы... Все это относится к повышенной сложности, но не к «особой». На Прорве все постоянно изменяется и смещается, но... спокойно. Плавно, что ли. Непредсказуемо и безо всяких сотрясений, разрушений, без стихийных бедствий и тому подобного...
– Постой! – Ян непонимающе встряхнул головой. – Как почва может смещаться без разрушений? А человеческие постройки что, совсем от всего этого не страдают?
Тропилин поморщился, словно его просили объяснить что-то, не имеющее аналогов в человеческом мире – вкус криспианских аллегришей например.
– Есть проблемы с дорогами и коммуникациями, – наконец сказал он, – про остальное не спрашивайте, сами все поймете на месте. То, что вам сейчас важно знать, – хоть Прорва и из категории К-4С, человеческой жизни там ничто не угрожает... То есть я хотел сказать, что она подвергается опасности не в большей мере, чем у среднего жителя Земли.
Ян почесал переносицу, хмыкнув, спросил:
– Редкий случай, наверное?
– Уникальный, – сказал Тропилин.
Глава 15


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Огненный дождь
Афанасьев Роман
Огненный дождь


Роллинс Джеймс - Песчаный дьявол
Роллинс Джеймс
Песчаный дьявол


Пехов Алексей - Ветер полыни
Пехов Алексей
Ветер полыни


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека