Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

— Повтори, я сказал! — брызнул слюной Тарас.
Я повторил. И даже еще кое-что добавил.
— Ты чего материшься?
— А чего мне не материться?
— Ты кого, тварь, послал?
— Тебя я послал.
— Ты, олень, совсем охренел, — начал вставать из-за стола Тарас.
Я поднялся ему навстречу и с размаху опустил на голову бутылку. Во все стороны полетели осколки стекла, а парень осел на стул и вместе с ним завалился на пол.
Вопреки распространенному мнению, человеческий череп отличается весьма завидным запасом прочности, и удар бутылкой по голове к летальному исходу обычно не приводит. Если только бутылка не из-под шампанского или донышком в висок не целиться. Я ударил обычной бутылкой без всяких хитростей, а поэтому, когда обежал стол, Тарас уже начал подниматься на четвереньки. Не особо сильный пинок по его многострадальной голове, вновь отправил парня на пол. Убедившись, что вставать он больше не собирается, я пошел к танцполу.
— Все в порядке. — Продемонстрировав служебный жетон засуетившимся вышибалам, я начал высматривать Дениса.
И куда он мог свалить? Сколько его ждать можно?
Мне повезло: почти сразу же я приметил Селина в компании крепко подвыпивших парней и выдернул его из-за стола:
— Ну, ты куда, блин, пропал?
— Куда, куда… Дела твои решал, — ничуть не смутился тот.
— Да ну? Так это ты с Джоном целовался?
— В смысле? — забеспокоился Денис.
— Помаду со щеки вытри. — Не выпуская рукав его джинсовки, я оттащил парня к стене. — Что со стволом?
— Выйдешь из "Берлоги", обойди здание — там свалка будет. — Денис принялся усиленно стирать следы поцелуя. — Увидишь белую электроплиту, смотри в духовке. Все там.
— Конспиратор… — Я припомнил, что на заднем дворе, действительно, валялся стащенный со всей округи всякий хлам. — Слушай, а что за пацанчики, к которым мы за стол подсели?
— Андрей Рыльский и Тарас Мартынюк.
— Рыльский? Родственник?
— Сынуля.
— А Тарас?
— Простой прилипала.
— Давай, побегу я. — Пожав Денису на прощание руку, я направился к выходу. Теперь понятно, почему Селин этого хлюпика терпел. Папа у него тот еще волчара.
— Счастливо. — Денис огляделся по сторонам и поспешил к танцполу. Все, зацепило пацана. Теперь до утра колбаситься будет.
Я поднялся по лестнице, вышел на задний двор и в нерешительности остановился перед заваленным всяческим хламом пустырем. Да ешкин кот! Тут этих электроплит штук десять, не меньше! Хотя нет, вон тот — это холодильник.
И что делать? Обходить их все по очереди, надеясь на удачу? Или попробовать пошевелить мозгами? Не мог же Селин в самую середину завала забраться? Или мог? Кто его знает? Как бы он еще плитку с холодильником по пьяни не спутал.
Все же я решил начать с остовов бытовой техники у края свалки и, как выяснилось, не ошибся. Чудом не пропоров ноги о торчащие ржавые обломки, мне удалось подобраться к электроплите с вырванными конфорками. Духовка со скрипом открылась, и я вытащил из нее увесистый целлофановый пакет. Развернув его, достал два свертка промасленной оберточной бумаги: в одном оказался пистолет, во втором глушитель и патроны.
На улице еще только начало темнеть, и я, не решившись возиться с пистолетом на всеобщем обозрении — мало ли кто на свалку завернет? — зашел во внутренний двор "Берлоги". Место глухое, сюда мало кто заглядывает. Тем более, по вечерам. А если что — шаги услышу.
Ну, и что Селин смог достать? Обшарпанный ТТ и глушитель самые обычные, а вот четыре упакованных в отдельные целлофановые пакетики патрона отнести к рядовым боеприпасам было бы большой ошибкой. Нет, конечно, гильзы, капсюли и порох ничем особенным отличаться не должны, в глаза бросался лишь желтоватый и слегка светящийся металл пуль, которые к тому же покрывали мелкие, почти неразличимые в плохом освещении колдовские письмена.
В гостинице получше рассмотрю. Снарядил пистолет, привинтил глушитель, дослал в ствол патрон. И куда его убрать? За пояс засунуть? Ага, и отстрелить себе чего-нибудь. Провалится в штаны — тоже хорошего мало. В карман куртки фиг засунешь. А если стволом вверх попробовать? О, так уместился. Куртка у меня просто замечательная — даже глушитель не высовывается.
Я вышел со двора и остановился у входа в "Берлогу". Надо до гостиницы валить, а то еще на Тараса нарвусь. Мне лишние приключения сейчас ни к чему. Нет, ну что это за заведение такое? Как ни приду, обязательно с кем-нибудь поцапаюсь.
Подняв воротник куртки — к вечеру похолодало, — я развернулся и пошел в сторону "Гавани". Точнее, пройти удалось лишь несколько метров, а потом прислонившийся к стене дома на противоположной стороне улицы мужчина подхватил стоящую рядом дубинку и вышел мне навстречу.
Высокий, сутулый, лысоватый. Одежда как на вешалке болтается. Вроде раньше где-то видел.
— Ты? — со странной смесью презрения и радости в голосе протянул сутулый, и тут я его узнал.
Стрига! Жив курилка! И даже не в штрафном отряде.
— Тебя с дисбата уже выпустили, что ли? — Я сунул руку в боковой карман куртки и подцепил указательным пальцем спусковую скобу ТТ.
— Выпустили. И теперь, сволочь, я с тобой за все поквитаюсь. — Дубинка в руках Стригунова начала выписывать замысловатые узоры.
Я огляделся по сторонам. Есть кто на улице? Вроде не видать. Значит, придется Стригу кончать. Жалко, конечно, на него такие пули тратить, но ничего не попишешь. До пистолета в наплечной кобуре дотянуться не успею, да и шума много будет, а схватиться с ним в рукопашную верная дорога в крематорий.
— Стой! — Выскочивший из-за угла дома мужик, на ходу застегивая ширинку, подбежал к Стригунову. — Ты чего?
— Это тот гад! Ну, я тебе про него рассказывал. Из-за него Димка погиб.
— А! — Приятель Стриги смерил меня внимательным взглядом, от которого не укрылись ни засунутая в карман рука, ни выражение лица. — Пошли отсюда.
— Ты чего? Это же он!
— Да пошли ты.
Ничего не понимающий Стригунов позволил утащить себя во двор дома, и я сразу же быстренько оттуда смылся. Значит, Стрига срок уже отмотал. И нового кореша, скорее всего, в штрафном отряде нашел. Для законопослушного обывателя тот слишком быстро скумекал, что еще чуть-чуть, и я их обоих там положу.
Ладно, эти кадры свалили и мне бежать пора. А то так еще на кого-нибудь из старых знакомых нарвусь — это зимой как стемнеет, так все по норам. Сейчас народ на год вперед отрывается.
На соседних улицах взрывались петарды, в небо взлетали разноцветные огоньки сигнальных ракет, где-то неподалеку саксофонист не всегда попадал в ноты, но очень старательно выводил полузабытую мелодию из старого французского фильма. Со дворов постоянно доносились взрывы хохота. Веселуха, одним словом…
Пока подходил к гостинице, ждал стрелу в спину. Аж взмок весь. Нет, так жить нельзя. Надо что-то с этими покушениями делать. Ну, какой мне толк от бляхи, если все так и норовят на тот свет до сроку отправить? Илье пожаловаться? А он чем поможет? Нет, с этой напастью самому справляться придется. Ничего, как-нибудь этот вопрос улажу. А почему как-нибудь? Известно как — не зря, небось, четыре червонца за патроны выложил.
Кивнув портье, я поднялся себе в номер, запер дверь и зажег свечи. Темновато, конечно, для чтения, но ничего не поделаешь. Так, куда я записки кондуктора сунул? Ага, вот они. Ну что, приступим, пока меня еще окончательно сон не сморил? Приступим…

Глава 5

Проснулся я совершенно разбитым. Болела голова, глаза слезились, да еще ко всему прочему совершенно не выспался. А что б со мной было, если б свечи так быстро не сгорели? Вообще бы не проснулся.
Я налил в стакан минералки и, неспешно выпив ее, развалился на кровати. Ну и что вчера удалось разобрать? Не густо — прочитать получилось только четыре листа из более чем пятнадцати. В плюсе: под конец корявый почерк почти перестал создавать проблемы. В минусе: на этих листах ничего полезного не оказалось.
Полезного — в смысле о способах перехода через Границу. Конечно, иногда попадались интересные моменты, но не более того. Вот и получается, что каторжный труд по разбору непонятных закорючек, сокращений, математических символов, не говоря уже о словах, написанных на латинице, оказался если и не бесполезен, то уж точно не принес ожидаемого результата.
Да, теперь мне известны предположения, что алхимические артефакты работают за счет движения текущей откуда-то энергии. И что? Оно мне надо? Нет, если бы здесь имелось нормальное описание принципов их работы, то это было бы просто замечательно. А мы что имеем? Одни измышлизмы. Как выкачивается энергия, откуда… Много вопросов и слишком мало толковых ответов. Как бы и по интересующей меня теме ситуация такой не оказалась.
Хотя есть и моменты, над которыми стоит поразмыслить. Очень уж не понравились мне намеки на возможные негативные последствия нагнетания вокруг алхимического амулета отработанной энергии. Надо с ними поаккуратней.
Интересно, а зачем мне сектанты вообще эти бумаги всучили, вместо того, чтобы отдать только те листы, где теория перехода записана? Вряд ли им в ломы эти закорючки расшифровывать было. Или они хотели довести до меня что-то еще? Может, какую дезинформацию всучили? Или мозги промывают? Не знаю, но эти ребята без серьезной причины ничего делать не станут. И ходы вперед просчитывать должны, будь здоров…
В дверь постучали, я спрятал ТТ под матрац и вытащил из висевшей на кресле кобуры "Грач". Никого, вроде, не жду… Или это уже Гриша приперся?
— Кто там? — спросил я, не подходя к двери.
— Григорий. От Линева.
— Проходи, — переложив пистолет в левую руку, отпер я дверь и впустил Гришу в номер.
На Конопатом оказалась все та же синяя спортивная куртка и в тон к ней штаны с тремя белыми полосками лампас. С плеча на длинном ремне свисала адидасовская сумка. Ну чистый спортсмен. Ему б еще вместо тяжелых ботинок кроссовки и хоть сейчас на рекламу здорового образа жизни.
— Оружием, я смотрю, ты уже разжился, — огляделся, остановившись на пороге, Гриша. — Это хорошо.
— Да уж, неплохо. — Я убрал в кобуру пистолет.
— Тебя как, Льдом можно звать? — Григорий поставил сумку на пол рядом с кроватью. — Меня по-простому — Гришей.
— Зови. — Подхватив брошенную в кресло куртку, я взял выложенные на стол метательные ножи и засунул в нашитые на подклад петли. — Какие планы на сегодня?
— На юго-востоке в пару мест заглянем. К обеду, думаю, управимся.
— Что за места? — Управимся, ага, как же. Это ж через весь Форт пилить придется.
— Попробуем дилеров протрясти. У меня наметки давно были, а тут такое дело…
— Там перекусить будет где? Я позавтракать не успел.
— Перекусим. Тебе талоны на питание выдали уже?
— Нет.
— Тогда обед с меня. Есть там одна рыгаловка. — Гриша повесил сумку на плечо и вышел из номера. — Ты идешь?



Да чтоб тебя! Сам-то наверняка позавтракал, а мне полдня слюной давиться придется.
Я запер дверь и поспешил вниз по лестнице за Конопатым. Стоявшая на улице хорошая погода настроение улучшила мало. Кого волнует это синее небо и ясное солнышко, когда впереди рабочий день? Одна радость — тепло и сухо. Подул не по-июньски теплый ветер, и я решил не думать о проблемах, а постараться получить удовольствие от прогулки. Изменить все равно уже ничего нельзя. Думаю, Илья не поймет, если Гришу подальше послать.
Пока отходили от гостиницы, я постоянно вертел головой по сторонам, но ничего подозрительного не заметил. Соответственно, ничего подозрительного в округе и не было. С чего взял? Все просто: никто продырявить не попытался, значит, тех, кому нужен мой скальп, рядом нет. Логично? На мой взгляд, логичней просто некуда. Все правильно, даже неуловимые мстители не могут круглые сутки караулить жертву.
Но успокоился я, только когда мы вышли на перекресток Красного и Кривой. В это время там шла импровизированная проповедь: молодой сектант излишне театрально, на мой взгляд, размахивал руками и постоянно срывался на крик, пытаясь привлечь внимание спешащих по своим делам людей. Единственными его постоянными слушателями были дежурившие на перекрестке дружинники. И не опухли они еще от его криков? Или для них это, наоборот, бесплатный цирк?
— Силы зла, заточенные в вечном мраке и холоде, ежечасно и ежеминутно пытаются отыскать лазейки в души людей и обратить их в своих рабов! И чем тяжелее груз грехов, тем проще слугам стужи вить гнезда свои в сердцах наших. Покайтесь! Грешники сами вручают тьме и стуже ключи от своих душ. Запомните: как нет малых и больших прегрешений, так нет наркотиков легких и тяжелых. Любые дурманящие разум зелья — это ступени лестницы, опускающей вас на самое дно ледяного ада! Опомнитесь! То, что калечит разум, во сто крат опасней причиняющего вред только телу. Это так же верно, как и то, что солнце всходит на востоке, а садится на западе.
Я только усмехнулся, когда проповедник протянул руки туда, где, по его мнению, должно ежевечерне садиться наше светило. Как раз там в небо поднимался столб черного дыма. Совпадение или сектанты сами для пущего эффекта покрышки автомобильные запалили? А что? Доминик — дядька с креативным мышлением, запросто мог аутодафе паре-тройке грешников организовать.
Мы прошли несколько кварталов по Кривой, потом свернули на Вольную. Блин, Гриша так и будет всю дорогу молча идти? Я и сам человек не шибко разговорчивый, но затянувшееся молчание начинало серьезно напрягать. А этому хоть бы хны.
— Слушай, а ты Колю Ветрицкого знаешь? — наконец не выдержал я. — Он, вроде, в Дружине одно время работал.
— Это у которого Илюхин брат подругу отбил?
— Ага. Как ее, Оксана? — До подруги Ветрицкого мне не было ровным счетом никакого дела, но самого Колю отыскать требовалось как можно быстрее. И не в полученном им у Гонзо выигрыше дело. Просто, если Тарас не по пьяной лавочке чушь порол, то не так давно похожий на меня человек — или я сам? — общался с Колей. — Ничего так девчонка.
— Не то слово, — усмехнулся Григорий. — Я бы и сам такую отбить не отказался.
— Это точно. Ты, кстати, не знаешь, где Колю найти можно?
— А тебе зачем? — заинтересовался Конопатый. Видно же, что и самому молча идти надоело.
— А он мне денег должен, — не стал ничего придумывать я.
— Много?
— Много, немного… Тут сам принцип важен. Должен — отдай. А то так один забудет, второй…
— Принцип — это да. Попробуй вечером в "Цаплю" заглянуть. Узкоглазые ее давненько выкупили, там и собираются.
— А Коля туда как вписался?
— Дела у него с ними какие-то. А какие — даже не скажу.
— Спасибо, заскочу посмотреть.
— Да не за что.
Мы прошли мимо громады бывшего вокзала, не так давно перестроенного в городской арсенал, вывернули к пешеходному мосту через железнодорожные пути, но подниматься на него не стали и по-простому перешли через рельсы. Патрулировавшие окрестности арсенала дружинники не обратили на нас никакого внимания.
Я расстегнул куртку и ладонью провел по вспотевшей лысине. Уф-ф-ф, что-то сегодня распогодилось. Блин, спарюсь я к концу дня в своих ботинках. Пусть стельки меховые и вытащил, но от этого не легче. Надо при первой же возможности обувку по сезону приобрести. И хоть терпеть не могу головные уборы, стоит подумать о какой-нибудь бандане. Солнце сейчас активное, а сгоревшая на макушке кожа — это совсем не весело.
Сразу после вокзала город начал меняться прямо на глазах: пропали заброшенные развалины, перестали попадаться помойки, а узенькие улочки можно было бы даже назвать чистенькими, приди кому в голову организовать субботник и убрать нанесенный ветром мусор. Но, по сравнению с другими районами Форта, выглядели улицы весьма впечатляюще.
Двухэтажные домики еще довоенной постройки тесно жались друг к другу, их дворики прятались за высокими заборами. Большинство домов были отремонтированы и поштукатурены и вполне могли служить фоном для съемок фильма о середине прошлого века, если бы не возвышавшаяся над ними грязно-серая коробка ТЭЦ, из трех труб которой по случаю теплой погоды валили совсем не такие густые, как обычно, клубы дыма.
Встречавшиеся на улицах люди казались куда спокойней и уверенней в себе, а намозолившие за последнее время заторможенные движения наркоманов и вовсе пропали из виду. И это при том, что дружинников не видать. Все правильно: Гимназия в своем районе порядок сама наводит.
Из-за крыш домов показались высокие тополя — единственные, пожалуй, нормальные деревья в Форте, — из-за которых проглядывало серое пятиэтажное задание бывшей городской гимназии №1. Теперь, понятно дело, уже просто Гимназии.
На небольшой площади кучковались слушатели курсов. Почти по-летнему одетые девушки, сбившись в стайки, о чем-то шушукались и поглядывали на парней. А в основе своей серьезные молодые — и не очень молодые — люди с распиханными по пакетам и сумкам конспектами курили и обсуждали преимущество заклинания "Фантомной боли" над "Всадником без головы". Самая актуальная, стало быть, тема в этом сезоне. Это молодняк. Тем, кто проучился несколько курсов, болтаться без дела некогда — им отрабатывать вложенные в них Гимназией средства приходится.
— И как в Дружине по деньгам получается? — Подул прохладный ветерок, и я вновь застегнул куртку.
— У всех по-разному, — ушел от прямого ответа Григорий. — Тебе жалование Илья закрывать будет, так что думаю, не обидит.
— Ну, а в среднем сколько получается?
— Да как тебе сказать? Ну, назову я тебе среднепотолочный доход, но это все равно что средняя температура по больнице.
В этот момент дверь лавки с вывеской "Ремонт часов" со стеклянным звоном распахнулась, из нее выскочил молодой парень и, отшвырнув с дороги лотошника, побежал по улице. Он уже проскочил расположенную на первом этаже углового дома закусочную и немного замешкался на перекрестке, когда появившийся в дверях лавки часовщик с широкой ссадиной на лбу выстрелил ему в спину из пневматической винтовки. Парень несся прямо на нас и поэтому мы увидели, как из груди у него ударила тоненькая струйка крови, будто заряд старенькой воздушки прострелил его насквозь. Ноги у беглеца заплелись и, запнувшись, он упал на брусчатку.
— Ну и что здесь происходит? — ткнув бляху в лицо переломившему ИЖ-38 часовщику, ледяным тоном поинтересовался Григорий.
— Грабитель это. — Невысокий мужичонка сплюнул кровавую слюну на камни мостовой и спокойно объяснил: — Дал мне по морде, сволочь, сгреб часы подороже и тикать. Ну, я его вот…
— Разрешение на оружие, — уже спокойней попросил Конопатый, но руку от пояса не убрал.
— Чем ружье заряжали? — полюбопытствовал я, глядя на растекающуюся под телом грабителя лужу крови.
— Энергоиглой. — Часовщик достал из переднего кармана синего фартука замызганную книжицу. — Да вы не сомневайтесь, все разрешения оформлены. И кристаллы сертифицированные, все как положено…
Даже не посмотрев документы, Григорий забрал у часовщика коробочку с кристаллами и провел над ней бляхой.
— За трупом присмотрите, пока дружинники не появятся, — вернул он коробочку часовщику. — Им все объясните.
— Вон наш околоточный уже идет, — указал тот на спешившего к перекрестку дружинника.
— Вот и замечательно, — кивнул Гриша, вкратце пересказал увиденное околоточному, и мы отправились дальше.
Вскоре вместо чистеньких домиков потянулись обшарпанные бараки с пустыми провалами окон, а потом и вовсе показался железнодорожный мост, за которым возвышались серые развалины промышленных корпусов.
Я остановился под мостом завязать шнурок, а, догнав Григория, решил прояснить один весьма интересовавший меня вопрос:
— Те энергоиглы против нас не сработали бы?
— Нет, блокировка бы не позволила.
— Да я в курсе. Блокировка в артефакты прошивается, деактивирующий код в бляху. А что мешает взломать код и начать запихивать в левые амулеты?
— Ну, ты спросил! Я такими тонкостями никогда не интересовался, — почесал Григорий затылок под повязкой. — Это тебе с гимназистами поговорить надо.
Скрипя колесами, нас обогнала остановившаяся у ворот ближайшего цеха телега. Во всю стену двухэтажного здания красовался плакат с надписью: "Колбасные заводы Освальда Штейнберга". Сразу же открылись ворота, и грузчики начали перегружать на телегу картонные ящики.
Как ни странно, по мере углубления в промзону количество обжитых зданий не уменьшалось. Там цех, тут мастерская. Я и не знал, что здесь столько народу работает. Интересно, чем они все занимаются?
Блин, да здесь не только цех по производству мозговертов, здесь и заводик по обогащению урана разместить можно. Хотя лично я бы поставил на какой-нибудь глухой уголок северной промзоны.
Целая вереница нагруженных кусками серого мха телег свернула в тупичок между двумя высокими заборами. Проходя мимо, я заглянул туда и покачал головой: перед закрытыми воротами скопилось уже возов двадцать. Не только с серым мхом, но и незрелыми снежными ягодами и какими-то водорослями. Приемщики внимательно оценивали качество товара и только после этого пропускали телеги внутрь.
— Это что еще такое? — покрутил головой по сторонам я.
— А вон то здание видишь? Вон, из труб дым идет. Это Ферма.
— Что?
— Птицефабрика. Птичники отсюда не видать.
— И эту гадость им в корм привезли?
— А ты как хотел? Бройлерных цыплят за три недели без престартеров никак не откормить, — видимо профессионально разбираясь в теме, просветил меня Гриша.
— Не, я это не ем. — Я почесал затылок. Все же мои познания о сельском хозяйстве оставляют желать лучшего. Над лошадьми Мишки Ряхина смеялся, а, оказывается, серый мох и снежные ягоды и в Форте в качестве пищевых добавок применяют.
— Зря. На вкус от обычных не отличить. Вот говядину и свинину есть невозможно. А курятина вполне…
Ферма осталась уже далеко позади, когда в воздухе запахло химикатами. Аж в горле запершило. Неудивительно, что здесь даже трава почти не растет — юго-восток традиционно считался промышленным районом. Это уже дальше к югу начинался небольшой спальный район.
— И куда нам теперь? — спросил я у Григория, когда мы остановились на развилке между тремя огороженными высокими заборами площадками.
— Третья Металлургов, дом двенадцать.
— Это где? — Лично мне название улицы ни о чем не говорило.
— Почти у перекрестка со Сталелитейной.
— Ты хоть знаешь, куда идти? — тяжело вздохнул я.
— Знаю. Сейчас до развилки на Польскую, а оттуда рукой подать, — уверенно заявил Гриша. — Вроде. Я туда только с проспекта Терешковой заходил.
Мне б его уверенность. И точно — ни через пятнадцать минут, ни через двадцать нужного поворота найти не удалось. Плюнув на гордость, Гриша пошел узнавать дорогу у охранников заводика по производству заготовок для колдовских амулетов — понятно, что сами колдуны здесь появлялись крайне редко, а чары накладывались в лабораториях Гимназии в куда более комфортных условиях.
Пока Гриша разговаривал с охранниками, ветер подул от цехов, и я чуть не задохнулся от пронзительной вони химикатов. И как там только люди работают?
— Что говорят? — Я прикрыл лицо ладонью и дернул за рукав Григория, который, натянув на нос ворот свитера, бегом возвращался от проходной.
— Раньше свернуть надо было, сейчас срежем.
— Может, не надо? — заволновался я.
Гриша меня не послушал. А стоило бы. Следующие двадцать минут мы потратили, пытаясь переулками выйти на соседнюю улицу, но всякий раз упирались в стены складов, завалы, закрытые ворота и заборы с колючей проволокой поверху. Не знаю, сколько бы мы так еще бродили, если бы охранявшие закрытый цех братья не объяснили, что напрямик прохода нет.
Пришлось вернуться обратно на дорогу.
— А чего это у Братства цех остановился? Они же здесь прессовкой и отливкой амулетов занимались?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Молния Баязида
Посняков Андрей
Молния Баязида


Злотников Роман - Империя наносит ответный удар
Злотников Роман
Империя наносит ответный удар


Шилова Юлия - Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника
Шилова Юлия
Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека