Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Я кивнул и посмотрел на нее сверху вниз. — Да, — ответил я.
Взгляд у нее был почти застенчивый, когда она посмотрела на меня снизу вверх.
— Мы знакомы почти три недели, но мне кажется, что я знала тебя всю жизнь.
Я улыбнулся. У меня было такое же чувство. Мне было хорошо, когда она была рядом. Это было так же приятно, как возвращение домой.
— Ты меня любишь, Нелли? — забросил я удочку.
Глаза у нее теперь сияли. — Люблю ли я? — тихо прошептала она. — Да я с ума схожу от любви. Я люблю тебя, Дэнни. Я так люблю тебя, что мне даже страшно.
Я прижал свои губы к ее. — Я тоже люблю тебя, — прошептал я в ответ Она тихо вскрикнула горлом, а руки ее притянули меня к себе. — О, Дэнни, — воскликнула она. — Как жаль, что мы слишком молоды и не можем пожениться!
Все это показалось мне сначала очень забавным. Губы у меня расползлись в улыбке. Она отвернулась. — Ты смеешься надо мной!
Я покачал головой, стараясь подавить улыбку. — Да нет, куколка ты моя. Правда. Я просто подумал, что сказал бы твой старикан, если бы узнал об этом.
Она снова притянула вниз мою голову. — Да кому какое дело, что он скажет после того, как мы поженимся, отчаянно прошептала она.
Я снова поцеловал ее и крепко обнял. Она задрожала у меня в руках.
— Держи меня, Дэнни, — беззвучно воскликнула она. — Держи меня. Мне так это нравится. Мне так нравятся твои руки, обнимающие меня. И плевать на то, что говорят, что это грех!
Я удивленно посмотрел на нее. — Грех? — спросил я. — Кто это сказал?
Она прижимала мои руки себе к груди, а своими большими черными глазами смотрела на меня. — Да мне действительно наплевать, Дэнни, — искренно сказала она. — Даже если Отец Келли скажет это. Я готова на любую жертву, только бы ты не разлюбил меня.
Я задумался. — А какое отношение имеет к этому Отец Келли? — Тут я впервые задумался о том, что мы исповедуем разные религии.
Она доверительно поглядела на меня. — Я не должна говорить об этом, но каждую неделю после исповеди он читает мне из-за тебя мораль.
— Ты рассказываешь ему о нас? — с интересом спросил я. — И что же он говорит?
Она положила мне голову на плечо. — Он говорит, что это грех, и что мне надо это прекратить, — тихо ответила она. — И что в твоем случае это еще хуже.
— С чего бы это? — спросил я, начиная сердиться.
— Потому что ты даже не католик. Он говорит, что мы никогда не сможем пожениться. Ни одна церковь не примет нас. Он говорит, что мне и думать не стоит о тебе, что мне нужно найти хорошего парня-католика.
— Вот негодяй! — горько сказал я. Посмотрел через дорогу на ее дом.
И какое ему дело до того, что она делает? Я снова перевел взгляд на нее.
— А что, если он скажет отцу? — встревожено спросил я. Она удивилась моему вопросу.
— Он никогда этого не сделает! — быстро ответила она испуганным голосом. — Священник никогда не скажет. То, что ему говорят — это только для ушей Господа-Бога. Он лишь посредник в твоей вере. Я думала, что тебе это известно.
— Я не знал этого, — признался я. Я все еще удивлялся ее взаимоотношениям со священником.
— И что он заставляет тебя делать, когда ты рассказываешь ему о нас?
— Мне нужно молиться и просить искупления у Девы-Богородицы. А после этого — все в порядке.
— Он не наказывает тебя? — спросил я.
Она, казалось, растерялась. — Ты не понимаешь, Дэнни, — ответила она.
— Он просто старается дать тебе понять, что ты согрешил и должен раскаяться. Если раскаялся, тогда ты уже достаточно наказан.
Я задумался. Это еще ничего. — И ты раскаиваешься? спросил я.
Она виновато посмотрела на меня. — Нет, я вовсе не раскаиваюсь, — удивленно произнесла она. — Может быть, именно в этом-то вся и беда.
Наверное, мне никогда не простят этого.
Смеясь, я притянул ее к себе. — Ну и не бери тогда в голову, — заверил я ее. — Ничто не может быть не правильным, коль мы любим друг друга. — Я хотел было поцеловать ее, но тут услышал приближающиеся к нам шаги. Мы торопливо отстранились друг от друга. Мимо прошел какой-то мужчина даже не взглянув на нас.
Я посмотрел на часы. — Боже! Двенадцатый час! Тебе надо идти, а то твой старикан затеет бучу!
Она улыбнулась. — Не хочется уходить, Дэнни. Мне хочется стоять тут с тобой всегда!
Я ухмыльнулся ей в ответ. Мне тоже не хотелось уходить, но сегодня у меня были кое-какие дела. Мы, наконец-то, решили, что сегодня мы все-таки провернем свое дело. Спит и Солли будут ждать меня у магазина в половине двенадцатого. — Иди, — с принужденной легкостью сказал я. — Тебе, может, и не надо, а мне надо идти домой.
Она прижалась ко мне. — Хорошо, Дэнни. — Она поцеловала меня. — Завтра, вечером?
Я улыбнулся. — Завтра вечером.
Она перешла через дорогу. Я видел, как она подошла к дому и остановившись в подъезде, помахала мне. Я махнул ей в ответ, и она исчезла.
Я снова посмотрел на часы. Было двадцать пять минут двенадцатого. Мне придется поторопиться, чтобы успеть вовремя. Я затрусил было, но затем вдруг сбавил ход. Слишком многим бросилось бы в глаза, если бы по улицам в такое время бежал какой-либо парень.
Солли стоял на углу через дорогу от магазина.
— Где Спит? — спросил я слегка запыхавшись.
Солли сделал жест рукой. — Вон там. — На другом углу, ухмыляясь, стоял Спит.
Через дорогу г-н Гоулд стоял посреди аптеки и разговаривал с отцом..
Отец слушал его с испуганным выражением лица. Сукин сын, наверное, опять отчитывает старика, огорченно подумал я. Снова повернулся к Солли.
— Надеюсь, старина не пойдет с ним на этот раз, иначе придется отложить до следующей недели.
Именно поэтому у нас так затянулось это дело. Иногда отец сопровождал г-на Гоулда до самого банка. Уже два раза мы совсем было собрались сварганить дело, но каждый раз приходилось откладывать.
Взгляд у Солли был бесстрастным. — Посмотрим, сдержанно произнес он.
Я глянул на него. Солли молодец, он не очень разговорчив, но на него можно положиться. Я повернулся спиной к стенке и, мы спокойно продолжали ждать.
Г-н Гоулд все еще разговаривал с отцом. При этом он размахивал руками. Они все время были в движении, то указывали в одну сторону, то в другую. Он, казалось, был очень раздражен. Отец терпеливо стоял и слушал, плечи у него были безвольно опущены. Да, его отчитывали. Я это понимал.
Губы у меня сердито сжались. После того, как мы с ним сейчас разделаемся, он не будет таким разговорчивым.
Солли тронул меня за руку. — Он собирается уходить.
Я повернул голову, чтобы посмотреть, что делает Гоулд. Он отошел от отца и посмотрел на кассу. Он показал пальцем на кассу, а губы у него быстро зашевелились. Отец медленно подошел к нему, кивая головой. Гоулд вышел из-за прилавка и направился к двери, а отец остался стоять у кассы.
Выражение лица у него было усталое.
Я быстро повернулся к Солли. — Помнишь, что я тебе говорил? — В голосе у меня прозвучало легкое возбуждение.
Солли кивнул. — Помню.
— Хорошо, — торопливо произнес я. — Дай-ка мне эту штуку. — Я протянул руку, и Солли быстро протянул мне колотушку. Я сунул ее в карман и пошел через дорогу.
— Пошли, парень, — сказал я, прихватив Спита на другом углу. Мы свернули на улицу и пошли в противоположном направлении к маршруту Гоулда, дошли до следующего угла и посмотрели назад.
Гоулд как раз поворачивал на Эссекс-стрит. Солли, следуя за ним, казалось, возвращался домой с позднего сеанса. Я понял, что он видит, что мы наблюдаем, так как он сделал нам знак рукой, сложив колечком большой и указательный пальцы. Порядок.
Я сделал ему ответный знак, и минуту спустя мы быстро пошагали по Ладлоу-стрит, которая идет параллельно Эссекс. Мы двигались быстро, дыханье от волненья участилось.
Я глянул на Спита. — У тебя все в норме?
— Да, Дэнни. Все есть. — Лицо у него было мокрым от пота до самого подбородка. Он обтер его рукавом, и мы пошли дальше.
Я сделал знак головой, и мы поспешили дальше. Время поджимало. Мы прошли три квартала и вышли на пустырь перед Хаустон-стрит. Я глянул на Спита. Здесь. Пустырь был до самой Эссекс. Тут мне стало страшно. Напрасно я затеял это дело. Затем я вспомнил, как Гоулд разговаривал с отцом.
— Оставь его мне, — сказал я. Голос гулко отдался у меня в ушах. Спит усмехнулся. — Счастливо.
Я толкнул Спита и попытался улыбнуться. Не знаю, как это получилось, но он свернул и пошел дальше к углу. Я видел, как он скрылся за углом, затем нырнул в тень пустыря.
Я стоял в темноте, прижавшись спиной к стене дома. Сердце у меня стучало так, что его было слышно за полквартала. Я затаил дыханье, пытаясь приглушить шум. От этого стало как будто хуже. Я сунул руку в карман, вынул колотушку и похлопал ей, примеривая ее к руке. Раздался мягкий глухой шлепок. Руки у меня вспотели, и я вытер их об штаны.
Я начал тревожиться. Что если что-то случилось? Почему их нет? Мне очень хотелось выглянуть из-за угла и посмотреть, идут ли они, но стал рисковать. Глубоко вздохнул. «Перестань волноваться», — сердито приказал я себе. Ничего не может случиться. Я все очень хорошо проработал.
Все очень просто. Слишком просто для того, чтобы что-то испортить.
Солли должен идти по улице за Гоулдом. Так ему будет видно всех, кто идет к нам навстречу. Спит же идет по улице навстречу им. Он увидит любого, кто идет позади них. Если появится хоть малейшая опасность, что нас заметят, они начнут свистеть и я свободно пропущу Гоулда. Всего-навсего. И ничего тут не случится. Я прислонился к стене и стал смотреть на дальний угол дома, ожидая от Спита знак о том, что они приближаются.
Секунды, казалось, замерли. Я снова стал нервничать. Хотелось закурить. Я напряг зрение в темноте. На тротуаре послышались шаги в моем направлении. Это был Спит со своей забавной шаркающей походкой. Вдруг нервозность у меня прошла, и я успокоился. Назад пути больше но было. Я опустил руку с колотушкой, и став на цыпочки, стал ждать сигнала к действию.
Я начал медленно считать про себя. Попытался установить ритм как для боксерской груши. «Раз, два, три, четыре, раз, два...»
Спит поднял руку к щеке. Я стал быстро двигаться к краю здания. Г-н Гоулд показался с той стороны здания, и я молча скользнул за ним.
В темноте быстро промелькнула падающая колотушка. Раздался глухой противный звук, Солли подхватил падающего человека и потащил его в темноту пустыря.
Гоулд молча лежал на земле, а мы смотрели на него. Голос у Спита был испуганным, слова его посыпались потоком мне в лицо. — А может ты укокошил его?



Я почувствовал, как у меня екнуло сердце. Я опустился на колено и сунул руку за пазуху Гоулду. С облегчением почувствовал что сердце у него бьется. Я вынул руку и слегка ощупал ему голову. Вмятины нет, крови нет.
Мне повезло. Нет ни пролома, ни сотрясения.
Голос Солли раздался у меня над головой. — Кончай суетиться! — резко сказал он. — Доставай деньги. Не всю же ночь здесь торчать!
Его слова рассеяли мой страх. Солли прав. Не для того мы занялись этим, чтобы тут играть роль доктора. Я быстро обшарил ему карманы и нащупал мешочек как раз тогда, когда Спит опустился на колено рядом со мной и стал ковыряться у запястья Гоулда.
— Что ты там делаешь? — гавкнул я.
— Снимаю часы. Прелесть просто.
Я ударил его по руке. Я уже пришел в себя, теперь уже начал думать и понял, что больше не боюсь. — Брось! Оставь! Ты хочешь, чтобы полиция тут же схватила тебя, как только ты покажешься с ними?
Спит, ворча, поднялся на ноги. Я снова положил руку на грудь Гоулду.
Сердце у него билось уже сильнее. Я убрал руку и встал.
— Ладно, — прошептал я, — валим.
Но не успел я двинуться, как чья-то рука схватила меня за лодыжку.
Голос Гоулда прозвучал как фанфары на пустыре. — Помогите, полиция!
Спит и Солли бросились бежать. Я оторопело посмотрел вниз. Гоулд держал меня за ногу обеими руками и орал, что было мочи, а глаза у него были крепко зажмурены.
В отчаянье я посмотрел вокруг. Спит и Солли уже исчезали из виду за Эссекс-стрит. Сердце у меня бешено заколотилось. Я дернулся было, но не смог вырваться. От страха у меня отнялись ноги. Я посмотрел через пустырь.
Кто-то выскочил из магазина Каца и побежал к нам.
Нужно было убираться отсюда. Я ударил Гоулда ногой по руке. Под ногой у меня что-то хрустнуло, человек застонал, затем завыл от боли, а я уже освободился и бросился бежать.
Улица позади меня вдруг зашумела, но я в это время уже был за углом на Стэнтон-стрит. Инстинктивно перестал бежать и остановился на углу в нерешительности. Я быстро соображал. Мне нужно выяснить, видел ли он меня.
Я пошел обратно вдоль квартала. На пустыре собралась толпа.
Я протолкался сквозь нее. Полицейские уже были там и велели всем посторониться. Гоулд сидел на земле, держась за руку и раскачиваясь от боли.
— Что случилось? — спросил я одного из собравшихся. Человек ответил, не поворачивая головы. Он был слишком занят, разглядывая Гоулда. — Вот этого мужика ограбили.
Я протолкался поближе к Гоулду. На коленях рядом с ним стоял полицейский. Я видел, что у него шевелятся губы, но не было слышно, что он говорит. Я уже почти совсем забрался на них, когда услышал голос Гоулда.
Его слова избавили меня от страха.
— Ну как я мог видеть, кто это был? — вопил Гоулд, голос у него визжал от боли. — Я ведь был без сознания, я же вам говорил. Он снова застонал. — Ой, позовите врача. Сукин сын сломал мне руку.
Я постепенно откатился с отступающей толпой. Когда я уже был на краю, полицейские стали разгонять нас. — Проходите, — говорили они. — Расходитесь.
Толпа стала расходиться, и я пошел тоже. Я последовал их совету и направился домой. Тихонько вошел в дом, и только тогда, когда снял штаны, вспомнил, что у меня мешочек с деньгами. Я шмыгнул в ванную и закрыл за собой дверь. Затем вскрыл мешочек перочинным ножом и сосчитал деньги.
Целое состояние! Сто тридцать пять долларов!
Я сунул деньги в карман и осмотрелся. Нужно избавиться от мешочка.
Над туалетом было маленькое окошко, выходившее в вентиляционную шахту, которую никогда не чистили. Я взобрался на стульчак и выбросил мешочек в окно. Я услышал, как он, падая, прошуршал по стенкам шахты, вернулся назад к себе в комнату и лег в постель.
Я закрыл глаза и постарался уснуть, но мысли бешено роились в голове.

А что, если полицейские просто прикидывались? Что, если Гоулд вспомнит, когда боль у него утихнет? У него было достаточно времени, чтобы разглядеть меня. Пижама у меня стала влажной от пота и прилипла к телу. Я крепко зажмурил глаза в темноте и попытался уснуть. Но все бесполезно.
Нервы у меня вздрагивали при каждом малейшем звуке в ночи. Хлопнула дверь, и я сразу же сел в постели. За мной пришли.
Я соскочил с кровати, быстро натянул штаны и бросился к двери, напрягая слух, чтобы расслышать голоса. Но это были голоса отца с матерью.
Отец только что вернулся домой.
Я сбросил штаны и снова улегся в постель. Со вздохом облегчения я откинулся на подушку. Дурак я! Никто и не может подозревать меня. Я постепенно успокоился, но уснуть все-таки не мог.
Ночь, казалось, длилась, тысячу часов. Наконец я повернулся на бок и закусил угол подушки, чтобы не закричать. Молча я начал молиться. До этого я никогда сознательно не молился. Я умолял Бога, чтобы меня на поймали.
Клялся, что никогда больше такого делать не буду.
Серый утренний свет влился в комнату еще до того, как мои измученные глаза закрылись наконец. Но и тогда я все-таки не поспал по настоящему.
Поскольку в ушах моих все стоял страшный хруст ломающейся кости Гоулда и его пронзительный крик.
Глава 7
Меня кто-то тряс. Я попытался отодвинуться от державших меня рук.
Поднял свои, чтобы отвести эти трясшие меня. Почему меня не оставят в покое? Я ведь так устал.
Чей-то голос орал мне в ухо. Он снова и снова повторял одни и те же слова. — Проснись, Дэнни, Проснись!
Я отклонился на свою сторону. — Я устал, — промямлил я, зарываясь лицом в подушку. — Уходи.
Я услышал удаляющиеся из комнаты шаги и напряженно задремал. Я ждал сигнала. Вот он: Спит поднимает руку к лицу. Я быстро пошел вперед. Гоулд как раз миновал угол здания. Рука у меня поднялась. В ней ощущался вес колотушки. Она начинает опускаться. И как раз в этот миг Гоулд обернулся.
Он уставился на меня со своим бледным испуганным лицом. — Я знаю тебя! — завопил он. — Ты — Дэнни Фишер! — Как раз в это время колотушка опустилась и попала ему сбоку по голове. Он стал падать.
— Нет, простонал я. — Никогда больше. — Попытался зарыться в подушку. Но чья-то рука опустилась мне на плечо, и, обернувшись, я подпрыгнул в кровати. Глаза у меня были широко раскрыты и вытаращены.
— Дэнни! — голос матери был встревоженным. Я быстро сел в постели, глаза постепенно осмысливали реальность комнаты. Я тяжело дышал, как будто после бега.
Мать внимательно смотрела мне в лицо. Я чувствовал, что у меня бледное лицо, на нем была испарина. — Дэнни, в чем дело? Ты плохо себя чувствуешь?
Я посмотрел на нее и затем медленно опустился назад на подушку. Я очень устал. Это был всего лишь сон, но он был совсем как наяву.
— Я здоров, мама, — медленно выдавил я.
В ее взгляде промелькнула озабоченность. Она потрогала мой горячий лоб своей прохладной рукой и прижала мне голову к подушке.
— Поспи, Дэнни, — мягко промолвила она. Ты сегодня всю ночь плакал во сне.
Солнце ярко светило на улице, когда я снова открыл глаза. Я лениво потянулся, вытянув ноги до самой спинки кровати.
— Теперь лучше, русачок?
Я резко крутанул головой. Мать сидела рядом с кроватью. Я сел.
— Да, скривившись ответил я. — Интересно, что это со мной такое? — Я был рад, что мать не стала настаивать на ответе на мой вопрос.
Она лишь протянула мне стакан чая. — На, — тихо сказала она. — Выпей чаю.
Входя в комнату, я посмотрел на кухонные часы. Было уже больше двух часов.
— А где отец? — спросил я.
— Ему пришлось пойти на работу с утра, — ответила мать, не оборачиваясь от плиты. — Что-то случилось с г-ном Гоулдом.
— Ага, — безразлично протянул я, направляясь к двери и открывая ее.
Она обернулась на звук. — Куда ты? — встревожено спросила она. — Тебе нельзя выходить, раз ты так себя чувствуешь.
— Мне нужно, — ответил я. — Я обещал ребятам встретиться с ними.
— Спит и Солли уже, наверное, разыскивают меня.
— Ну и встретишься с ними в другой раз. Не так уж и важно. Иди и ложись в постель.
— Не могу, мама, — поспешно ответил я. — К тому же мне не мешает прогуляться! — Я захлопнул дверь и сбежал вниз по лестнице.
Проходя мимо кафетерия, я встретился взглядом с Солли, подмигнул ему и пошел дальше вдоль квартала. Несколько подъездов спустя я нырнул в одно из зданий и стал ждать в парадном. Мне не пришлось долго ждать. Когда они вошли, деньги были у меня в руках.
— Вот вам, — сказал я, давая им деньги. Солли быстро сунул деньги в карман не считая, а Спит стал ковыряться в банкнотах. Он подозрительно посмотрел на меня.
— Всего тридцать долларов? — спросил он.
Я выдержал его взгляд. — Радуйся, что получил хоть это, — отрубил я.
— Да за то, как вы вели себя, я вообще ничего не должен бы давать вам.
Спит опустил глаза. — Я думал, будет больше.
Я сжал кулак. — Так почему же ты не остался там и не пересчитал? — почти зарычал я на него.
Он вдруг поднял взор и посмотрел на меня прищуренными глазами. Было видно, что он мне не верит, но боится что-нибудь сказать. Я уставился на него, и он снова опустил глаза. — Ладно, Дэнни, — сказал он, окатив меня мелкой слюной. — Я не жадный. — Он повернулся и молча выскользнул из дверей.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Перумов Ник - Война мага. Эндшпиль
Перумов Ник
Война мага. Эндшпиль


Орлов Алекс - Тайный друг ее величества
Орлов Алекс
Тайный друг ее величества


Панов Вадим - Продавцы невозможного
Панов Вадим
Продавцы невозможного


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека