Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Тенгиз чуть заметно скривился:
- Не помню, чтобы я показывал тебе этот кинжал.
- Я вижу не только то, что мне показывают. Если тебе жалко...
- Что ты, Шаман, мне для тебя ничего не жалко. Месть за брата священна. Этот кинжал твой. Это настоящий дамасский клинок, ему четыреста лет. Его закаляли в теле живого раба, а сколько раз после этого он вонзался в живое тело - знает только Аллах.
Сейчас тебе принесут этот кинжал. - И Тенгиз хлопнул в ладоши.

* * *

Со времени последнего прихода Андрея прошло два дня. Телефон я отключила, на звонки в дверь не отвечала. Испортившиеся остатки давешнего пиршества я все же заставила себя выбросить - уж больно воняли. В остальном все в квартире осталось по-прежнему. Я лежала на диване, тупо глядя в потолок, или пила пустой чай, пока не кончилась заварка.
На третий день в дверь так звонили и колотили ногами, что пришлось открыть.
Ворвались Тамара Васильевна и Надежда.
Надежда только головой покачала и принялась убирать в квартире, а Тамара Васильевна в это время спустилась к себе и принесла какой-то еды. Потом они отправили меня в душ, а когда мы все уселись в чистой проветренной кухне, принялись впихивать в меня пищу по маленькому кусочку.
Пришлось рассказать про Андрея и про перстень. Тамара Васильевна изменилась в лице и со стыдом удалилась, посыпав голову пеплом. Ведь именно она все время уговаривала меня встречаться с Андреем, считая его вполне приличным молодым человеком.
- Можно попробовать его найти, - неуверенно проговорила Надежда после продолжительного молчания.
- Куда там! - Я махнула рукой. - Он уже толкнул перстень, кому хотел, и смылся. Сам говорил, что у него все схвачено.
- М-да-а.
- А знаете, черт с ним, с этим перстнем. Я не жалею, Лешка только расстроится, а так одной проблемой меньше.
- Ну и ладно, - Надежда махнула рукой, - а теперь вернемся к нашим делам.
Тебе надо отвлечься от грустных мыслей.
Смотри. Вот сведения из агентства "Барс": сколько заплатили парикмахеру, визажисту, фотографу - и все это для клиента N. Вместе с альбомчиком, что ты нашла у Саши, это можно считать доказательством того, что некий человек нанимал Ларису Гусарову работать двойником с помощью агентства "Барс". Дата расчетов указана: примерно месяца за два до гибели Ларисы Гусаровой.
Сведения эти глубоко конфиденциальные, не спрашивай, как я до них добралась.
- Небось опять через знакомых?
- Естественно.
- Слушайте, Надежда Николаевна. А почему, как только вам нужно что-то узнать в любой области, так сразу у вас появляется именно в этой области нужный человек?
- Не сразу, - поправила Надежда, - бывает, что не мой личный знакомый, а через вторые или третьи руки. Потому что я в этом городе родилась и всю жизнь прожила. Начнем со школьных друзей - сколько их? И я почти со всеми связь поддерживаю.
Не потому, что нужные люди среди них есть. А просто так. Дальше институт - пять лет - сколько знакомых? Правильно, много. И у всех мужья и жены работают в разных областях. Мама моя - бывший преподаватель университета - тоже очень общительная женщина, это у нас семейное. У нее пол-университета знакомых. И у всех дети тоже приличные люди. За редким исключением, конечно, но дочери их в ларьках не торгуют, а сыновья в рэкетирах не служат.
Вот и получается целая куча знакомых.
И потом, я же ведь не обращаюсь к ним, к примеру, чтобы денег занять. А так, информацию дать или нужному человеку порекомендовать - это всегда пожалуйста. Но вернемся к нашим делам. Значит, перешерстила я всех старушек, через которых к моей тетке информация пришла про инвалида Сашу. Ох и хитрый человек там орудовал, доложу я тебе! Если с моей теткой, то насчитала я в цепочке четыре старушки, и еще один престарелый Ромео там затесался. Тот тип, верно, думал, что хорошо подстраховался, что ни у кого терпения не хватит всех бабушек расспросить.
- Он же не знал, что вы за это дело возьметесь, - поддразнила я Надежду.
- Да уж, упорства мне не занимать. - Надежда предпочла не услышать ехидства в моем голосе. - И в конце концов выяснила я, что все исходило от такого непонятного человека. Он достаточно пожилой, приличный, умеет войти в доверие, но кто такой - никто не знает. Даже имя неизвестно. Единственная примета - глаза у него то кажутся зелеными, а то вдруг - голубые...
- Что-что? - Я подпрыгнула на диване. - Что-то такое говорил доктор... Все собираюсь вам сказать: к Саше как-то приходил психиатр. Сказал, что его попросил именно такой человек, и сказался он Сашиным дальним родственником. Но Павлина Ивановна Сашу знает с детства и категорически утверждает, что нет у него никаких родственников, кроме этой.., грымзы.
Я внезапно вспомнила, что обещала Лидии ходить к Саше каждый день, и вот три дня уже не была. Павлине одной не справиться... И что же теперь там творится?
- Ну так что психиатр? - торопила Надежда.
- Да, доктор Крылов...
- Дмитрий Алексеевич? - Теперь уже Надежда подпрыгнула на диване.
- Только не говорите мне, что отдыхали с ним в пионерском лагере или стояли в очереди на холодильник, - простонала я.
- Доктор Крылов? Монтгомери? - вопрошала Надежда.
- При чем тут Монтгомери?
- Монтгомери - это его кот, бирманский, пушистый, красоты необыкновенной.
У нас с доктором Крыловым взаимная симпатия на почве котов. У меня - Бейсик, рыжий, пушистый, лапочки белые. - В голосе Надежды появились воркующие нотки.
- М-да, - пробормотала я.
- Где-то у меня был его рабочий телефон, - Надежда листала записную книжку, - сейчас прямо и позвоню.
- Алло, могу я попросить Дмитрия Алексеевича? Да-да.
После взаимных приветствий и расспросов о здоровье кота, Надежда перешла к делу.
- Дмитрий Алексеевич, я совершенно случайно тут оказалась замешана в одну историю. Тот больной, Александр Терентьев, квартира на Шпалерной... - Она послушала немного, потом спросила:
- И кто этот человек? Ах, не знаете... Но все сходится, глаза разные... Да-да, странно все как-то. А в квартире тоже странно. Я бы даже сказала, криминально... Телефон? Записываю...
Так... И обратиться по поводу человека со Шпалерной... Да-да, спасибо вам... На дачу собираемся везти, а то погрустнел что-то...
Там травка, мыши... И вашему огромный привет! - Она повесила трубку.
- Ничего он про того человека не знает, но есть телефон, на самый крайний случай. И вот что я тебе скажу, Мария. Не ходи ты больше на Шпалерную, Потому что там опасно.
- Но что им нужно от беспомощного человека?
- Вот, я привезла перевод тех бумаг, что ты взяла вместе с альбомчиком.
Мы с Надеждой не владели не только деловым английским, но и юридическими познаниями, и поэтому понять все тонкости и закорючки документа не смогли, но в общих чертах он гласил, что господин Санчес, кроме прочих своих фирм и предприятий, создает некий фонд, в собственность которого передает какие-то совершенно непонятные, на наш непросвещенный взгляд, пакеты акций и депозиты, а также постоянные поступления от других фондов и предприятий.
И этот чертов фонд, то есть управление им, доходы от него и еще кучу всяких непонятных простому человеку хреновин, он завещает своей единственной дочери Долорес, а в случае ее смерти - какому-то обществу попечения о детях-инвалидах.
- Так, я думаю, что им нужен как раз этот документ, то есть не перевод, а оригинал. А вот почему именно сейчас он понадобился, не имею понятия. Возможно, дела расстроились, и нужно еще денег, а без документа деньги из фонда не получить. Возможно, как-то там было оговорено про пять лет, уж не знаю. Но деньги огромные, за такие человека убить - что комара прихлопнуть. Так что сиди-ка ты дома, пока я не придумаю, как быть. Обещаешь?
- Ладно. - Я отвернулась.
Надежда ушла, очень озабоченная, а мною овладела тоска. Я обещала Надежде не ходить на Шпалерную, но позвонить-то могу? У Саши никто не отвечал, у Павлины Ивановны тоже. Странно, Павлина-то куда делась? Она то у себя, то у Саши, на улицу ходит мало, только в магазин. Я подождала час и позвонила еще. Никаких перемен.
Сама не желая того, я представила, как на Шпалерную вламываются бандиты, бьют Сашу, пытают, а он ничего не может им сказать. Они перерыли всю квартиру, но ничего не нашли. Потому что бумаги-то унесла я.
И тогда в злобе они издеваются над беспомощным человеком. А кто его защитит? Старуха восьмидесяти лет? Ей самой много не надо. В трубке по-прежнему были длинные гудки. Я оделась, вышла из дому и побрела к автобусной остановке, преодолевая дурноту и головокружение.

* * *

К огромному удивлению Алены, после истории с открытыми кранами Марию с работы не уволили. Что ж, не прошло с первого раза - нужно предпринять еще одну попытку, благо дорожка проторена. Она снова приехала на Шпалерную, бесшумно поднялась к дверям квартиры, открыла замок и прошла на кухню. Оглядевшись, она придумала неплохой террористический акт: на месте всегда хорошая мысль придет в голову. Однако только она собралась приступить к осуществлению своей гениальной идеи, из прихожей донесся едва слышный щелчок замка.
Алена слегка запаниковала: быть пойманной в чужой квартире совсем не входило в ее планы. Конечно, если пришла эта вобла Машка, она, Алена, запросто залепит ей пару оплеух и спокойно убежит... Однако то, как тихо открылась дверь и как еле слышно вошел в квартиру неизвестный визитер или несколько визитеров, говорило о том, что пришли явно не хозяева. Алене стало страшно. Она заметалась, думая, куда бы спрятаться, но на пороге кухни уже появился человек в темном спортивном костюме и натянутой на лицо шапочке с прорезями для глаз. Не дав ей опомниться, он прыгнул к Алене, зажал ей рот ладонью, чтобы она не успела крикнуть, а затем с помощью второго такого же замаскированного бандита связал ее по рукам и ногам. Рот ей заклеили пластырем, усадили в кресло, привязали руки к подлокотникам и удалились в глубь квартиры. Судя по доносившемуся оттуда грохоту и звукам передвигаемой мебели, неизвестные злоумышленники устроили в квартире форменный обыск. Чуть позже Алена услыхала звуки глухих ударов - ее опыт подсказывал, что такое раздается, когда бьют человека. А послышавшиеся за тем стоны подтвердили ее предположение. Ясно, мальчики пытаются договориться с безмозглым кретином, здешним постоянным обитателем. Ну что ж, от него они вряд ли что узнают... Однако интересно, что такое они ищут? Думают, что дебил прячет в квартире валюту и драгоценности? Ну-ну. Хотя она лично в этом сомневается.
Спустя время бандиты явились на кухню. Совершенно не обращая внимания на Алену, они вытащили ящики из шкафов и пенала и осмотрели их содержимое.
- И здесь ничего, - произнес один, а второй подошел к Алене, достал длинный нож и отклеил пластырь, причем боль была жуткая, со словами:
- Пикни только, стерва, в момент горло перережу! Говори сейчас, где у этого козла бумаги? - Он кивнул в сторону комнаты.
- Я ничего не знаю, - жалобно проговорила Алена.
- Ты мне мозги не грузи! - рявкнул бандит. - Как ты можешь ничего не знать, если каждый день тут торчишь?
Алена поняла их чудовищную ошибку и пыталась ее исправить:
- Мальчики, это вовсе не я тут по хозяйству помогаю. Я тут случайно...
- Да-да, - хмыкнул бандит, - по хозяйству тут Папа Римский помогает, а ты зашла у него огоньку стрельнуть.
- Честное слово, ребята, вы меня совсем с другой перепутали!
- Клешня, она нас за лохов держит, думает, мы с ней в игры играть будем. Кинем ее в багажник и отвезем в Песочную, там в подвале она быстро заговорит.
- Шеф велел нам еще вторую бабу тряхнуть, Лидию. Ладно, заворачиваем ее в ковер - и в багажник, а там разберемся.
Алена похолодела от ужаса, представив, что ожидает ее в подвале у бандитов. Она пыталась закричать, но рот снова заклеили пластырем. Она пыталась сопротивляться, извивалась всем телом, но железная хватка бандитов нисколько не слабела. Ее закатали в старую дорожку из прихожей, потому что приличных ковров в этой квартире давно уже не было, и понесли вниз. Алена мычала, надеясь, что кто-то услышит ее стоны... Но все было напрасно. Она повторяла про себя: за что? И мысль насчет ямы, которую не следует рыть другому, не приходила ей в голову.




* * *

Я поднималась по лестнице дома на Шпалерной, отдыхая на каждой площадке.
Хотела позвонить к Павлине Ивановне за ключами, но вдруг заметила, что дверь Сашиной квартиры приоткрыта. Может, она там? Я заглянула в прихожую и позвала:
- Павлина Ивановна, вы здесь?
Ответом мне было сначала молчание, а потом я услышала слабый стон. Отбросив всякую осторожность, я рванулась в комнату - и мне показалось, что все это я уже видела в кошмарах. Он лежал на полу, скорчившись, как от холода, и не подавал признаков жизни. Так я и думала, все ужасы, что я представляла, происходили наяву.
В квартире был жуткий погром. Что перед ним то, что устроила в свое время Лидия! Вот теперь я действительно поняла, что здесь побывали бандиты. Саша застонал совсем тихо, как ребенок. Я подошла к нему и перевернула на спину. Все лицо было залито кровью. Я заметалась по квартире, не зная, что делать - вызывать ли "скорую", милицию, звонить Павлине Ивановне. С пола опять донеслись стон и неразборчивое Сашино бормотанье. Я так удивилась, услышав его голос, что подошла ближе. Глаза у него были открыты и смотрели на меня осмысленно. Как ни была я взволнована, я обратила внимание, что в глазах у него на этот раз не было того темного всепоглощающего огня, которого я так боялась. Я настолько поразилась этому обстоятельству, что мигом сбегала на кухню, намочила полотенце холодной водой и начала осторожно стирать кровь с того, что раньше было Сашиным лицом. Однако оказалось, что лицо его никуда не делось и даже не сильно изменилось. Пару раз выполоскав полотенце, я не обнаружила на лице у Саши никаких явных повреждений, кроме вспухшего носа, да еще на затылке была здоровенная шишка. Я помогла Саше сесть, беспрерывно приговаривая:
- Ничего, до свадьбы заживет, могло быть хуже...
Мне казалось, что если я перестану молоть чушь, Саша опять замкнется в себе.
Я ощупала его голову, Саша поморщился, очевидно, шишка появилась у него от падения. Я положила его руку себе на плечо и попыталась его приподнять, чтобы перетащить на диван. Но не с моими силами было тащить взрослого мужчину, хоть он и худой не в меру.
- Помоги мне, Саша.
- Зачем? - Чувствовалось, что, слова даются ему с трудом.
- У тебя болит что-нибудь? Куда они тебя били? - Я пыталась ощупать его руки и ноги.
Он мягко отвел мою руку, посмотрел мне в глаза и немного сконцентрировался.
- Ты вообще кто? И что тут делаешь?
Ото, какой прогресс! Неужели он очнулся и теперь все соображает?
- Где - "тут"? - спросила я с подвохом. - Где, как ты думаешь, мы находимся?
- Дома. - Он обвел глазами комнату, пару раз поднял брови в недоумении, не найдя привычных вещей, которые сперли Лидия со своим мордатым мужем Петей. - Дома, - твердо повторил Саша, - в моей квартире. Так что ты тут делаешь? И где мама?
- Сашенька, - голос мой дрогнул, - ты что, совсем ничего не помнишь?
Что же мне делать? Как я могу ему объяснить, куда делась мать и почему из его жизни выпало целых пять лет? И почему я вообще должна это делать? Да и время ли сейчас? Бандиты ушли, ничего не найдя;
Что они предпримут теперь? Сашу надо срочно забирать из этой квартиры и везти в больницу на обследование. В моей голове промелькнули мысли: звонок Надежде - ничего не даст, кто она Саше такая? Звонить доктору Крылову - придется долго объяснять ему, что тут у нас происходит.
Я вспомнила, что у Надежды был какой-то тайный телефон, по которому следовало обращаться только в экстренном случае. Очевидно, там обретался тот таинственный Сашин родственник или человек, принимающий в нем участие.
Трубку у Надежды снял муж и вежливым приятным голосом сообщил мне, что Надежды Николаевны еще нет дома и что ей передать? Я пробормотала, что перезвоню попозже.
Саша все так же сидел на полу, удивленно рассматривая свои руки и ноги. Еще бы, судя по фотографии пятилетней давности, на которой он был со своей Долорес, Саша раньше был крепким здоровым мужчиной, и теперь, видя свои тонкие, почти прозрачные пальцы, он никак не мог понять, что происходит.
Я все же набрала номер телефона доктора Крылова. Ответили, что Дмитрия Алексеевича нет и сегодня не будет.
Что ж, придется звонить Лидии. Она официальный опекун больного человека.
Пусть приезжает и разбирается, в милицию сама звонит. А мне общения с милицией уже хватило. До сих пор вызывают какие-то показания подписывать, а сами так и не могут сказать ничего определенного насчет убийства рыжего Ненько. Почему, интересно, Надежда Николаевна, обычная женщина, провела свое расследование и установила, что рыжего - предположительно, правда - убил Шпикач, а милиция, в распоряжении которой находятся служба информации, компьютеры и картотеки, до сих пор не мычит не телится? Я тут же вспомнила, что милиция не имеет представления ни о фотографии, ни об альбоме, что остался мне после бабы Вари. Но что изменилось бы, если бы я рассказала все следователю на допросе? Да ничего, никто бы мне не поверил. Так что ну. их всех к черту!
Лидия оказалась дома.
- Алло-о? - вопросительно запела она в трубку.
- Послушайте, это Маша, Тут у вас в квартире форменное столпотворение. Все вещи перерыты и переломаны. И они избили Сашу.
- Что вы такое говорите? - взвизгнула мегера. - Как вы вообще попали в квартиру? Я же велела Павлине Ивановне не давать вам ключи. И вообще, я вас уволила еще третьего дня.
- И кто же теперь вместо меня? - ехидно поинтересовалась я.
- Вас, милочка, это совершенно не касается. Так что положите трубку и ступайте себе подобру-поздорову. Да, смотрите, не прихватите случайно ничего из квартиры, у меня есть ваш адрес! Нет, как вам это понравится! Я же еще, оказывается, ворую у Саши!
- Слушай ты, выжига старая, - отчетливо произнесла я, - ты хоть слышала, что я сказала? В квартире полный разгром, Саша избит. Я вошла, потому что дверь нараспашку, а Павлина Ивановна куда-то подевалась.
- Ой, как же это, что же это! - запричитала Лидия.
Чувствовалось, что, с одной стороны, ей жалко вещей, которые она еще не успела упереть из квартиры, а с другой - неохота тащиться сейчас на Шпалерную. На Сашу, разумеется, ей было плевать.
- Нечего охать, а быстро приезжайте сюда! - приказала я. - Не надо было всякую шантрапу в, дом пускать!
- Это вы себя имеете в виду? - Мымра собралась с духом и решила поставить меня на место.
- Не себя, а тех жуликов, с которыми вы сговорились обокрасть Сашу, какие-то бумаги хотели им продать. Вы их не нашли, хоть и перерыли весь дом. Вот они и решили поискать сами. Хорошо хоть, Сашу не убили.
Про Сашу я зря сказала, его самочувствие волновало грымзу в последнюю очередь.
- А откуда вы знаете про бумаги? - возопила Лидия.
- Не ваше дело! - Мне не хотелось признаваться, что я подслушивала. - В общем, так. Если через полчаса вас не будет, я вызываю милицию. И уж будьте уверены, расскажу им все, что знаю.
Я положила трубку и пошла к Саше.
- Давай все же поднимемся и сядем на диван.
Он попытался встать, но схватился за бок и застонал. Я закатала рубашку и вскрикнула: с бока на живот шел здоровенный кровоподтек, очевидно, кто-то из бандитов, отчаявшись что-нибудь узнать у Саши, в злобе пнул его ботинком. Все-таки Саша встал на ноги и в несколько приемов добрался до дивана. Я решила дать ему чашку крепкого несладкого чая, так как сама при любых недугах спасаюсь этим средством. Нарочно провозилась на кухне подольше, мне не хотелось отвечать на его расспросы. Путь он узнает о смерти матери не от меня. И очень интересно, признает ли он Лидию?
Саша взял чашку и выпил чай сам, сумев не расплескать. Потом он сказал "спасибо" и попросил принести ему зеркало. Поколебавшись немного, я принесла ему свою пудреницу. Он долго рассматривал себя в крошечное зеркало, потом нахмурился и все оглядывался по сторонам.
- Тут было большое, мамино...
"Было тут, а теперь там", - зло подумала я.
- Саша, подожди немного, сейчас придет Лидия Мелентьевна и все тебе объяснит.
- Кто такая Лидия Мехрентьевна? - изумленно спросил он.
Наконец в замке повернулся ключ.

* * *

После звонка этой нахалки-домработницы Лидия Мелентьевна не находила себе места. Она не питала к Александру каких-либо родственных чувств, ее нисколько не волновало, что его избили и могли вообще убить. Ее взволновало совсем другое: во-первых, если какие-то бандиты устроили в квартире обыск и избили хозяина, то значит, им очень были нужны те бумаги, которые они пытались получить сначала у нее, Лидии, законным, если можно так выразиться, путем.. И если бы Лидия сумела их найти, то получила бы за них много денег.
Выходит, она столько времени таскала из дома Александра всякую ерунду, ничего не стоящее барахло (так ей, по крайней мере, теперь казалось), и настоящие ценности прошли мимо ее внимания? Да еще и пустила в квартиру эту ужасную наглую домработницу, которая вполне могла ценности найти и присвоить?
Второе, что ее волновало, - это, вполне понятно, собственная ее безопасность. Если бандиты устроили обыск в квартире у Александра и ничего там не нашли, то вполне может быть, что они доберутся и до нее, чтобы выяснить, не она ли сумела их опередить. Эта мысль была весьма здравой и привела Лидию Мелентьевну в состояние тихой паники. Что делать? Звонить в милицию? Но ведь они поедут туда, на Шпалерную, вместо того чтобы защитить Лидию Мелентьевну. А ей оттого, что милиция поедет на Шпалерную ни жарко, ни холодно. С идиотом Александром ничего не случится - ну дали ему пару раз по голове, так все равно он совершенно не соображает, извилиной больше, извилиной меньше, ему все едино. И не о чахлой же домработнице думать. Думать надо о том, как самой спастись.
Такие размышления Лидии Мелентьевны были прерваны коротким требовательным звонком в дверь. Так обычно звонят те, кто знают, что им обязательно откроют. Во рту у Лидии пересохло от страха. На едва гнущихся ногах она подошла к двери и спросила не своим голосом:
- Кто здесь?
- Откройте, милиция! - раздался за дверью уверенный бас.
Лидия глянула в глазок. Прямо перед отверстием маячило мужское лицо, так сильно искаженное линзой, что сердце у Лидии ушло в пятки.
- Покажите удостоверение, - собралась она с силами.
Мужчина подсунул к глазку какой-то документ. Но линза так исказила буквы, что прочитать что-либо было невозможно. Лидия Мелентьевна разрывалась между двумя страхами: ей было страшно открыть дверь и впустить к себе в квартиру этих людей - действительно ли это милиция? Но ей было страшно и не впустить их, остаться одной - может быть, это настоящая милиция, вызванная Машей, они приехали, чтобы отвезти Лидию на Шпалерную, и следом за ними могут появиться самые настоящие бандиты...
- Я не вижу, что у вас в удостоверении написано, - проговорила она наконец голосом жалобно-испуганным и в то же время склочно-недоверчивым.
- А вы откройте дверь на цепочку, - вкрадчиво предложил мужчина, - я вам книжечку и просуну.
Предложение показалось Лидии заманчивым, она накинула толстую стальную цепочку и открыла один за другим все замки и запоры.
Как только дверь приоткрылась на несколько сантиметров, нормальная жизнь Лидии Мелентьевны закончилась, и начался форменный кошмар или, как говорила ее приятельница Клава, дурдом со сквозняками.
В едва приоткрывшуюся дверь мгновенно протиснулась нога в крепком шнурованном ботинке, а цепочку, которая казалась такой прочной и надежной, мгновенно, как зубы бультерьера куриную ножку, перекусили огромные пружинные кусачки. Лидия не успела даже крикнуть, как в ее квартиру вихрем влетели трое молодцев в масках, схватили ее, заклеили рот какой-то гадостью и обмотали веревками, как рулет скумбрии горячего копчения. Потом ее привязали к стулу, и в ее обожаемой квартире начался погром.
Мерзавцы крушили и ломали мебель, вываливали на пол содержимое шкафов и тумбочек, перерывали комоды и серванты - все, что она собирала и копила годами, все, в чем она не чаяла души. Лидия Мелентьевна сидела связанная, беспомощная и только переводила глаза из стороны в сторону, наблюдая, как в считанные минуты уничтожается то, что она создавала всю жизнь, и по щекам ее текли злые бессильные слезы.
Наконец, по-видимому, насытившись разрушением и упившись горем беззащитной женщины, злодеи остановились и огляделись по сторонам.
- Ни черта у нее нет! - рявкнул один из них.
"Теперь - действительно ничего нет, - горько подумала Лидия Мелентьевна. - Вашими стараниями, а час назад много чего было".
Злодеи, однако, решили не останавливаться на достигнутом. Один из них расклеил хозяйке рот, при этом она попыталась укусить его за руку, но он пребольно съездил ей по уху, предупредил, чтобы она не вздумала орать, и начал форменный допрос, какие Лидия Мелентьевна часто и не без удовольствия смотрела по унесенному с улицы Шпалерной видику, никак не думая, что ей придется самой стать участницей такого допроса.
- Ты, ведьма старая, говори, приносила ли со Шпалерной какие-нибудь бумаги? - спросил злодей, подкрепив свой вопрос болезненным ударом.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Каменистый Артем - Запретный мир
Каменистый Артем
Запретный мир


Контровский Владимир - Страж звездных дорог
Контровский Владимир
Страж звездных дорог


Володихин Дмитрий - Убить миротворца
Володихин Дмитрий
Убить миротворца


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека