Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

время Великой Отечественной войны. У меня материальный
загребинизм ослабел. Это вызвало в свое время огорчение моего
отца, который (один из немногих) высоко ценил мои практические
способности и иногда вздыхал: "Эх, если бы Саша мне помогал, мы
бы пол Новгородской губернии скупили". Эти вздохи выражали
единственную ноту протеста против избранной мною научной
карьеры, которой он не только не препятствовал, но всеми силами
содействовал. После революции ему, конечно, не пришлось жалеть
о сделанном мной выборе. Интеллектуальный загребинизм у меня
сохранился полностью в смысле неослабевающего интереса к
разнообразным и все более широким знаниям. Наконец, в моем
генофонде имеется несомненный ген филантропизма. Об этом
свидетельствует моя фамилия - Любищев. Основателем ее, кажется,
был мой прадедушка Сергей Артемьевич, который любил говорить
при обращении: "Любищипочтеннейший", отчего и произошла наша
фамилия. Отец мой был исключительно благожелательный человек и
всегда думал о людях лучше, чем они того заслуживали; и только
тогда верил какому-нибудь порочащему слуху, когда все сомнения
исчезали.
Вот какова моя генеалогия: как видите, мои качества я
получил от моих предков, в первую очередь от моего незабвенного
отца, но, видимо, многое заимствовал от моего дедушки, Дмитрия
Васильевича, который меня особенно любил с раннего детства,
хотя вообще детей особенно не жаловал.

Самооценки Любищева позволяют выяснить некоторые его
нравственные критерии, может быть наиболее существенное в этом
характере. Потому что, когда сталкиваются наука и
нравственность, меня прежде всего интересует нравственность. Не
только меня. Пожалуй, большинству людей душевный облик Ивана
Петровича Павлова, Дмитрия Ивановича Менделеева, Нильса Бора
важнее деталей их научных достижений. Пусть противопоставление
условно - я согласен на любые условности, чтобы подчеркнуть эту
мысль. Чем выше научный престиж, тем интереснее нравственный
уровень ученого.
Научная работа Игоря Курчатова и Роберта Оппенгеймера,
вероятно, сравнима, но людей всегда будет привлекать
благородный подвиг Курчатова, и они будут задумываться над
мучительной трагедией Оппенгеймера. Среди высших созданий
человека наиболее достойные и прочные - нравственные ценности.
С годами ученики без сожаления меняют себе наставников,
мастеров, учителей, меняют шефов, меняют любимых художников,
писателей, но тому, кому посчастливится встретить человека
чистого, душевно красивого - из тех, к кому прилепляешься
сердцем, - ему нечего менять: человек не может перерасти
доброту или душевность.
Время от времени в письмах Любищева попадаются самооценки.
Как правило, он прибегал к ним для сравнения. Они открывают
нравственные, что ли, ландшафты и самого Любищева, и его
учителей, и друзей.
Член-корреспондент АМН Павел Григорьевич Светлов, один из
друзей Любищева, занимался биографией замечательного биолога
Владимира Николаевича Беклемишева. По этому поводу Александр
Александрович писал Светлову:

"...Ты упустил одну черту, чрезвычайно важную: совершенно
феноменальный такт Владимира Николаевича и его выдержку... Так
как у меня эта черта как раз в минимуме, то я всегда поражался
ею у В. II. Я очень резок, и моя критика часто больно ранила
людей, даже мне близких. Правда, это ни разу не разрушило
истинной дружбы, и часто критикуемые становились моими
друзьями, но нередко после обильного пролития слез.
...В. Н. знал хорошо латинский язык (но, кажется, плохо
знал греческий) и для отдыха любил читать сочинения римских
авторов, хотя, помню, читал и Геродота, но, кажется, не в
оригинале. Это у него было занятие для отдыха, не связанное с
его научной работой... Помню наши разговоры о Данте. Он был
восторженнейший дантист, если можно так выразиться, - считал,
что Данте недооценивают... Я признавал красоту стихов Данте, но
не видел высоты его мировоззрения. Напротив, многие места Данте
меня глубоко возмущали. Например, его знаменитое начало
вступления в ад (цитирую по памяти, не уверен в точности):





Per me si va nella citta dolente,
Per me si va nell' eterno dolore,
Per me si va tra la perduta gente.
Giustizia mosse il mio alto fattore,
Fecemi la divina potestate,
La somma sapienza e il prima amore.
Dinanzi а me non fur cose create,
Se non eterne; ed io eterno duro.
Lasciate ogni speranza voi ch'entrate... *


* Я увожу к отверженным селеньям,
Я увожу сквозь вековечный стон,
Я увожу к погибшим поколеньям.
Был правдою мой зодчий вдохновлен:
Я высшей силой, полнотой всезнанья
И первою любовью сотворен.
Древней меня лишь вечные созданья,
И с вечностью пребуду наравне.
Входящие, оставьте упованья.
(Перевод М. Л. Лозинского.)

Или - в другом месте:


Chi e piu scelleranto' chi colui
Chi a giustizia divin compassion porta...

...Вторая фраза звучит так: кто может быть большим
злодеем, чем тот, кто сострадает осужденным Богом. И эта фраза
следует за таким местом, где Данте встречает какого-то своего
политического противника, и тот просит чем-то облегчить его
страдания. Данте обещает ему это сделать, но в самый последний
момент изменяет своему обещанию и злорадно смеется над муками
врага... - Это даже не суровое доминиканство, беспощадное к
друзьям и родным, а нечто гораздо худшее... Вся его "Комедия"
отнюдь не божественная, а самая земная, человеческая... Это и
многое другое непонятно с религиозной, прежде всего
христианской точки зрения. Для В. Н. же Данте был не только
выдающийся поэт (этого я не отрицаю), но и провидец, видевший
"умными" очами то, что невидимо обычным людям. Тут, очевидно,
проходит грань между мной и мне подобными - многими людьми,
видящими в Шекспире не только выдающегося драматурга и в
Пушкине не только выдающегося поэта, но и лидеров человеческой
мысли, что я вовсе отрицаю. Та моральная высота, которая была
уже достигнута в древнегреческих трагедиях учениками Сократа,
Платона и Аристотеля, совершенно отсутствует у Данте. Так по
поводу Данте, мы с Владимиром Николаевичем договориться не
могли,
...Я думаю, что то разделение своих интересов, которое В.
Н. провел, было оптимальным, а кроме того, от его работы с
комарами было огромное нравственное удовлетворение, что эти
работы непосредственно полезны народу. А что касается того, что
многие планы остались невыполненными, так я думаю, что у
всякого человека широкого диапазона планов столько, что их
выполнить невозможно.
...Если бы моя резкость была связана с нетерпимостью, то я
нашел бы много личных врагов. Мое сильное свойство, что в
полемике я никогда не преследую личных целей. В. Н. же умел
столь же строгую критику преподносить безболезненно. Я,
конечно, веселее В. Н. и люблю трепаться и валять дурака. Я в
детстве совсем не дрался и не любил драться, вообще был очень
смирным внешне, но интеллектуальную борьбу люблю, и в этой
борьбе веду себя подобно боксеру: я не чувствую сам ударов и
имею право наносить удары. Эта практика оказалась совсем не
вредной, я не нажил личных врагов и, живя в разных странах,
великолепно ладил с разноплеменным населением.
...В чем я считаю себя сильнее В. Н. и что он тоже
признавал, это, как он выражался, большая метафизическая
смелость, истинный нигилизм в определении Базарова, т. е.
непризнание ничего, что бы не подлежало критике разума... Ввиду
наличия у В. Н. непогрешимых для него догматов, он был


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Проснувшийся Демон
Сертаков Виталий
Проснувшийся Демон


Злотников Роман - Звездный десант
Злотников Роман
Звездный десант


Лукин Евгений - Бытие наше дырчатое
Лукин Евгений
Бытие наше дырчатое


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека