Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

набрюшники, чуни, колпаки. Единый стиль, едрена мать,
сценический имидж. На вате, с натуральной опушкой, а в зале-
то жарища, Ташкент. Зато и на сцене теперь вонища, не
продохнуть, сразу чувствуется, что все прекрасное рождается
в муках.
- А нам, татарам, все равно. - Тимофей рукавом ватника
вытер пот со лба, квакнул пару раз, проверяя педаль.
Настроен он был, несмотря на праздник, мрачно - вспотел
как мышь и личная жизнь конкретно дала трещину. Цвета
вареной сгущенки. И виной тому была Ритуля Толмачева, бойкая
Тимофеева докурсница. Еще на сельхозработах, куда с ходу
загнали новоиспеченных студиозов, она положила бесстыжий
карий глаз на ладного Тимофея и, не откладывая в долгий
ящик, с завидной сноровкой лишила его невинности прямо в
борозде под завистливое фырканье Ласточки, кроткой и пожилой
колхозной кобылы. Роман продолжился в городе и отличался как
физической приятностью, так и эмоциональной
необременительностью. Ритуля оказалась партнершей грамотной,
не загружала избранника лишними проблемами - в частности,
несмотря на свойственную им обоим нелюбовь к изобретению
мсье Кондома, ухитрилась ни разу не "залететь". Целую
вечность - год и три месяца! - жил Тимофей обласканным
любовником и давно уже считал это состояние чем-то само
собой разумеющимся. Но... Ритуля, подлая изменщица, вдруг
взяла и выскочила замуж. Уже с неделю как отчалила с каким-
то лейтенантом. Захотелось ей, видите ли, семейной жизни.
Даже не объяснилась по-человечески, только-то и сказала на
прощание: "Прости, так надо!" Кому надо? Лейтенанту? Ну и
дура!
Настроив швеллер, Тимофей кивнул Левушке, тот палочками
задал ритм, и песня грянула - забойно, мощно, корежа и
будоража волнующуюся толпу.
Доиграли путем, перевели дыхание и с ходу заделали
"Мясоедовскую", знай наших. И пошло-поехало - "Дядя Ваня с
тетей Груней", "Девочка НаДя", "А как на Дерибасовской",
"Семь-сорок", "Хайм, добрый Хайм". Как и было заказано,
d.+l*+.`, родные напевы. Оц-тоц-перевертоц, бабушка здорова!
Наконец красный, как в бане у дяди Вани, Левушка выбил
на барабанах "Вперед, ура, в атаку" и с чувством объяснил в
микрофон:
- Ша! Рука бойцов колоть устала! Тайм-аут минут на
двадцать. Перерыв.
Девочка Надя, а чего тебе надо... Народ рванулся кто в
буфет, кто покурить, кто просто тяпнуть из горла, девушки
образовали длинную очередь в туалет, музыканты же подались
на отдых, в маленькую комнатку за кулисами.
- На, папе передай! - С остервенением Левушка стянул
зловонные пимы, швырнул их Володе Будину и с наслаждением
пошевелил пальцами ног. - Пусть носит, музыкантские.
Ухмыльнулся, сбросил ватник и, оставляя на полу влажные
следы, вытащил из заначки бутылку портвешка.
- Гуадеамус, бля, игитур, ювенус дум, сука, сумус. Ну,
вздрогнули, что ли!
Однако же пустить бутылочку по кругу не пришлось. На
сцене послышались шаги, дверь без церемоний открылась, и в
каморку пожаловало начальство в лице кэн Твердохлеба.
- Что, отдыхаем, ребятки? А Глотов все еще не
появлялся?
Не один пришел, привел с собой рыжеволосую, сразу
видно, весьма самоуверенную девицу. Еще бы, все при ней -
фигуристая, с фэйсом, с ногами, на каждую буферину можно по
бутылке водки поставить. Очень аппетитная девица, а уж
прикинута-то, отпад, Барбара Брыльска в сортире удавилась.
- Здравствуйте, товарищи музыканты, - сказала она с
улыбкой, изящно покрутила носом и остановила взгляд на
нижних конечностях Левушки. - Лева, ну и амбре тут у вас.
Очень смахивает на запах буржуазного разложения.
Потом она повернулась к Тимофею, и ее зеленые, под
густейшими ресницами глаза потеплели.
- Здорово у тебя получается, про портрет-то Пикассо.
Знаешь, есть такое место под Ленинградом, Белогорка, так там
в клубе тоже все про него поют. Как услышала сегодня, сразу
лето вспомнила, дачу, пение соловьев. На душе теплее стало.
Даже сквозь пелену зловония до Тимофея доносился аромат
ее духов, горьковатый, ни на что не похожий.


- Белогорка? Как же, как же. - Он хотел было наладить
приватный разговор с прекрасной незнакомкой, но парткомовец
Твердохлеб распорядился:
- Появится Глотов, пусть меня найдет. И с перерывом,
ребятки, не тяните, пусть уж лучше пляшут, чем по коридорам-
то шататься. Ну что, Леночка, пойдемте на воздух, а то здесь
атмосфера специфическая. - Хмыкнул, косо посмотрел на
Левушку и картаво сострил:
- Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!
Паскудная шпилька со свистом пролетела мимо цели.
Левушка лишь нагло оскалил кривые зубы, зато в углу пунцово
покраснел проректорский сынуля Будин. Ох, старший
преподаватель, старший преподаватель, теперь не скоро
станешь доцентом....
Впрочем, на Левушке прокалывались зубры покруче
ec$.a.g-.#. Твердохлеба. Чернокудрый, смуглый, носатый, а уж
имя-фамилия, что твой индийский боевик - Лев Напал. При всем
при том по национальности был Левушка чистокровным
ассирийцем-айсором и нисколько не переживал, что его сплошь
и рядом принимают за еврея. Привык, знаете ли, а кому надо -
разберутся. И действительно, характерная внешность ничуть не
помешала Левушке преспокойно обучаться на журфаке, самом
закрытом, после юридического, факультете.
А вот проректорский сынуля, краснощекий и раскормленный
Володя Будин по тому же поводу ком-плексовал изрядно и, в
отличие от Левушки, имея к тому все основания, хотя и
числился по паспорту белорусом. Первое время Тимофей все
никак не мог понять, а какого хрена он тут делает - слуха
ноль, на ухо не медведь, динозавр наступил, играет невпопад,
да еще и мимо. Потом все же постиг истину - все дело было не
в сыне, а в папе, проректоре по хозчасти Александре
Адамовиче Будине. Это он платил за любовь наследника к
музыке, хоть и по безналу, но без проволочек. Аппаратуру?
Пожалуйста! Конечно, не "Голливуд", "Саунд Сити" или там
"Рок-Таун", но "Солист", "Регент-60" и "УЭМ-100" со всем
нашим удовольствием. Опять-таки извольте "Музимок" с
полдюжины, ударную установку "Трова", орган электронный
"Вермона" со швеллером, тридцативаттным комбиком и всеми
прочими прибамбасами. Лишь бы сынок Володечка мог
повыпендриваться на сцене - в кожаных штанах, в черных
очках, с верной гитарой, болтающейся чуть ниже промежности.
Ладно, ладно, пусть порадуется, не жалко, один фиг, джек из
усилителя вынут, а Володечка даже не врубается, мнит себя
великим музыкантом.
Тимофей еще в прошлом году, зеленым первокурсником,
закрепился в коллективе и стал Тимом. Ему выделили
чехословацкую "пятую звездочку", облагодетельствовали кучей
цифровок и предоставили полную возможность плавно вливаться
в репертуарную струю. Главное - не гнать волну.
Назывался ансамбль "Эх, ухнем!" и официально им
руководил композитор Виктор Глотов, он же Глот, молодой, из
ранних, но уже дважды лауреат премии Ленинского комсомола.
Видели его на репетициях нечасто, потому как большую часть
времени маэстро отнимали разнообразные утехи. В основном
плоти. Пиво холодное да бабы горячие. А за старшего в
ансамбле оставался ударник Левушка, он же басист, он же
гитарист, он же органист, он же единственный знающий нотную
грамоту. И жнец, и швец, и на дуде игрец...
Между тем гости недолго обоняли специфическую атмосферу
закулисной каморки. Прихватив роскошную незнакомку под ручку
и что-то нашептывая ей на ухо, парткомовец Твердохлеб увел
ее в зал.
- Кто это был? - хмуро спросил Тим и показал размеры
буферов фигуристой девы. - Я бы такой отдался с криком.
- Не советую! Всеми фибрами больной души. - Левушка,
открыв портвейн, мастерски сделал бульк, крякнул,
прислушался и передал бутылку Тиму. - Это же Ленка
Тихомирова, комитетчица.
- В каком смысле комитетчица? - По хребту сквозанул
-%/`(ob-k) холодок. - Из Большого дома, что ли?
- Из Большого комитета. Университетского.
Идеологическая комиссия, КМС по коммунизму, весной мне
Болгарию срезала! Сука еще та!
"Конечно, сука, - сразу поверил ему Тим и, сдержанно
глотнув, передал сосуд Будину, который по примеру Левушки,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Посланник
Прозоров Александр
Посланник


Якубенко Николай - Испытание огнем
Якубенко Николай
Испытание огнем


Андреев Николай - Второй уровень. Власть и любовь
Андреев Николай
Второй уровень. Власть и любовь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека